Нарушители +103

Смешанная направленность — несколько равнозначных романтических линий (гет, слэш, фемслэш)
Гарри Поттер, Haikyuu!! (кроссовер)

Основные персонажи:
Асахи Азумане, Рюноске Танака, Юу Нишиноя
Пэйринг:
Азумане Асахи / Нишиноя Юу (преслэш); мельком Танака Рюноске
Рейтинг:
G
Жанры:
Фэнтези, Повседневность, Hurt/comfort, AU
Предупреждения:
Элементы слэша
Размер:
Драббл, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Нишиноя мотнул головой и улыбнулся — не той фирменной улыбкой во все тридцать два. Просто кривил рот широко и как-то смущённо. Асахи этого не видел, но оно, наверное, даже хорошо.

Посвящение:
Кто шипперит, накуривает и этим вдохновляет. Лизон, тебе ;D

Кто шипперит, ждёт, приободряет и оценивает. Викль, моё почтение <3

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
я ничего не курила
но теперь Асахи и Нишиноя на метлах не дают мне покоя!
©

Собственно, я тут не при чём. Мне просто взбрело в голову исполнить прихоть автора цитаты)
Вполне возможно, что это будет сборником, но пока лишь одна невнятная и упоротая часть.

пы.сы.: Аналогия Асахи с Джисусом вышла случайной, правда :D
7 ноября 2014, 21:31
— Ноя, это была плохая идея, — прошипел Танака вслед рванувшему вперёд Нишиное. — Она изначально не отличалась гениальностью, но сейчас принимает обороты всё хуже!

— Да мне бы просто оглядеть, — донеслось вполголоса из-за ближайшей полки с книгами.

Нишиноя нырял из стеллажа в стеллаж, тихо и пронырливо мелькая в лунном свете комнаты, совсем как кот — до Танаки даже шагов не доносилось. Но нервничать он от этого не переставал.

Они сейчас и без того нарушали режим и находились на волоске от того, чтобы лишить свой факультет порядочного количества баллов. Но даже их потеря не была сравнима со страхом напороться на Филча. С этим пройдохой у Танаки даже было очень ёмкое сравнение — ещё до своей учёбы в Хогвартсе парень был наслышан об одной компьютерной игре, в которой главный герой бродит по тёмному помещению с фонарём, собирая какие-то записки на стенах. Был там, помимо всей этой романтики, некий персонаж — бледный, безликий, невесть с чего одетый в костюм-тройку. Собственно, именно на это сравнение в данный момент нарывался Филч — того и гляди возникнет из ниоткуда и зашипит, как его же кошка.

— И здесь нет, — полушёпот из-за спины едва заставил Танаку подскочить на месте, на что Ноя лишь захлопал глазами. — Ты чего?

— Не пугай так больше, — вполголоса гаркнул Танака и зашагал к выходу из библиотеки. — Раз и здесь его нет, то он наверняка уже в спальне. Пошли.

— Не мог же он пройти мимо нас! — возмущённо заблеял Нишиноя. — Осталось ещё одно место — сад…

— Так, камикадзе, — если бы у Танаки были волосы, он бы устало запустил ладонь в чёлку. Сейчас он просто ограничился шлепком по лбу. — Если тебе надоело жить — то валяй, можешь даже сгонять в Запретный лес. Но я пойду. Не сочти уж трусом…

— Да, прости, — Ноя вовремя понял, что со своими потугами найти чёрт знает куда запропастившегося Асахи, он подвергает опасности ещё и приятеля. — Возвращайся в спальню. Я скоро вернусь.

— Не напорись на дежурных! — услышал Нишиноя вслед, уже пробежав несколько метров вдоль коридора.

Он ухмыльнулся: с его проворностью он бороздил окрестности Хогвартса в комендантский час не раз. И ещё ни разу не был пойманным.

___



Зайдя за арку, ведущую во внутренний двор, Нишиноя вдруг почувствовал, как в нём после долгой спячки пробудился романтик. Всё же ученики теряли очень многое, лишившись возможности бывать в саду по ночам. Лунный свет лениво лизал траву на пару с камушками, выложенными в дорожки, при этом он даже успевал играть бликами в серебристой воде фонтана. Словом, в его слабом свечении сад был чарующе красив — чарующе скорее от природы, чем от населявшей эту природу магии.

— Асахи-сан? .. — неуверенный шёпот потонул в тишине; казалось, даже сверчки стрекотали громче.

Ноя сделал ещё несколько неуверенных шагов, и только выглянув из-за высокого куста, остриженного в форме гриффиндорского льва, дрогнул взглядом.

Метрах в пяти от него сидел Асахи — на скамье, свесив локти с расставленных колен. Ладони его были сжаты в замок, плечи расслабленно опущены, а глаза, да и всё выражение лица отражали грусть. Спокойную, почти утихающую, но слишком уж карябающую по сердцу притаившегося за кустом Нишиною. Хотя на границе с печалью, на задворках его сознания пронеслась ироничная, почти забавная мысль. Где-то в Библии описывалась сцена, шедшая в аналогию с нынешней: когда за несколько часов до своей смерти Христос приходил в Гефсиманский сад, молиться.

Промотав в голове эту же глупую мысль ещё раз и не к месту улыбнувшись, Ноя выглянул из своего мнимого убежища и медленной поступью зашагал к Асахи. Тот, надо признать, встрепенулся сразу, несмотря на врождённую способность Нишинои передвигаться максимально незаметно. Шестым чувством Асахи его заметил, что ли…

— Нишиноя?

— Режим нарушаешь? — невозмутимо парировал Нишиноя на реакцию Асахи. — Скажи кому — не поверят…

Ноя произнёс это с улыбкой, не с недовольством, чем и заставил Асахи повторить этот немудрёный жест — слегка приподнять уголки губ и шумно выдохнуть.

— Я просто…

— Молишься? — со смешком прервал ловец.

— Нет, — Асахи вскинул брови и чуть позднее — потупил взгляд. — Волнуюсь перед завтра.

На этот раз шумно выдохнул Нишиноя — причём настолько шумно, что даже заглушил этим выдохом трели сверчков.

— Асахи-сан, к каким мне ещё способам прибегнуть, чтобы избавить тебя от твоей мнительности?

— Это не мнительность, реализм! — попытался оправдаться Асахи. — Мы — команда новичков, а наши соперники гоняют мячи уже три или четыре года…

— Да хоть десяток лет! — нахмурил брови Нишиноя, чем заставил Асахи ненадолго замолчать.

— Их команда трижды брала кубок Хогвартса.

— Да хоть кубок чемпионата мира.

— У них Нимбусы новейшей модели…

— Да хоть летающие пегасы, Асахи-сан! Какая к чёрту разница, что они из себя представляют? Ты должен думать о том, что собой представляем мы!

Тишина повисла снова, не прерываясь с минуту. Асахи снова опустил взгляд к носкам ботинок. Нишиноя не решился снова раскрыть рот — сжал его в тонкую полосу.

— Ноя… Присядь рядом.

Голос у Асахи был мягкий, почти тёплый, даже несмотря на серьёзные нотки. Нишиноя не раз слышал такой — начиная с приободряющих реплик и заканчивая житейскими разговорами. Но почему-то именно сейчас этот голос заставил вздрогнуть — неощутимо и приятно.

— М? — только и выдавил из себя Нишиноя, едва сел по левую от Асахи сторону. Он сам удивился тому, что его дар речи канул в спячку.

Асахи шумно вобрал в лёгкие воздух и, не сводя глаз с клочка земли под ногами, закинул за Нишиною руку, ладонью сжав плечо.

— Спасибо тебе.

Нишиноя мотнул головой и улыбнулся — не той фирменной улыбкой во все тридцать два. Просто кривил рот широко и как-то смущённо. Асахи этого не видел, но оно, наверное, даже хорошо.

— Спасибо завтра скажешь, когда я поймаю снитч, — эту фразу он уже сонно мямлил, прижимаясь виском к плечу Асахи. Тот, однако, только спустя минуту понял, что играет роль подушки.

— И что мне тебя, на руках нести в спальню?

Подавив в себе тихий смешок, Асахи спонтанно поймал себя на мысли, что совсем не против этой идеи.