Зачёт +54

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Katekyo Hitman Reborn!

Основные персонажи:
Занзас (X/10), Скуало Суперби (S)
Пэйринг:
Занзас(X)/Скуало(S)
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
PWP, Учебные заведения
Предупреждения:
Изнасилование
Размер:
Драббл, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Скуало - молодой талантливый студент, идущий на красный диплом.
Занзас - преподаватель философии, чей предмет ну никак не даётся Суперби...

Посвящение:
Акулка-тайчо, Illusionist Fran

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
PWP практически без сюжета

Ненавижу популярные фанонные фамилии персонажей, у которых их не должно быть. Но в этом фанфике это просто необходимо.
16 ноября 2014, 21:25
Преподаватель философии в Центральном Юридическом Университете Рима всегда пользовался большим успехом у молодых студенток. Молодой мужчина лет 27, может чуть старше, а может и чуть моложе, выглядел привлекательно даже тогда, когда не хотел этого. Шикарное телосложение качка, приглаженные тёмные волосы, всегда равнодушный, строгий и спокойный взгляд хищных алых глаз. И даже многочисленные шрамы на теле, оставшиеся, видимо, от какой-то давней детской травмы, никого не пугали.

Его стальной безразличный голос, которым он монотонно и лениво читал лекции, то, как он лежал на своём кресле, закинув ноги на письменный стол, то, как медленно и властно он всегда оглядывал аудиторию в поисках новой жертвы, которой можно устроить опрос. Всё это характеризовало Занзаса Скайрини как человека самовлюблённого и излишне в себе уверенного. Всё это на протяжении всего года учёбы так бесило и одновременно заводило Скуало.

Скуало Супербиа - молодой человек двадцати пяти лет от роду. Плохо учился в школе, постоянно прогуливая уроки, так же лояльно отнёсся и к своему первому высшему образованию - образованию инструктора, на которое он потратил пять лет своей жизни.
Решив поступать в Юридический, Скуало твёрдо для себя решил, что всё. Хватит с него девушек, пьянок и ночных тусовок в общежитии. "Я получу красный диплом и всем вам утру носы, отбросы!" - сказал он тогда своим друзьям, а те лишь посмеялись. И вот теперь он в течение всего года усердно учился, посещая все лекции и уча все конспекты. Ну, почти все.

Философия - сложный для понимания предмет. Здесь не достаточно простых знаний, здесь, в первую очередь, нужна логика! Ещё на самом первом занятии Супербиа подумал о том, что в такой науке делает такой человек как Занзас? У него же на лице написано, что он бандюга! С таким взглядом, с таким темпераментом.
С самого начала Скуало невзлюбил этого преподавателя и его предмет. Философия - единственное, что парень прогулял. И не раз, и не два, и даже не десять раз. Трижды за весь год Супербиа был не аттестован. Первую сессию еле закрыл, а теперь нужно было закрывать и вторую.

Как и в первый раз, он безупречно сдал все основные предметы. Основы экономики, психология и прочие предметы дались парню слишком легко, а вот философия…


Скуало стоял в уже опустевшем коридоре и разглядывал картины, весящие на стенах кафедры философии. Время уже подходило к вечеру и аудитории постепенно пустели. Середина июня, а значит, не только студенты хотели быстрее избавиться от экзаменов, и только Ску приходилось сидеть и ожидать своей очереди на очередную пересдачу.

Вот, его, наконец, позвали. Сев за последнюю парту, Скуало достаёт двойной листок и ручку. Медленно и важно проходя от своего стола к нему. Занзас так же медленно и задумчиво подбирает нужный вариант теста, кладёт листочек перед студентом и так же медленно уходит. Как же это бесит. Все его действия. Бесят и заводят.

Возможно, причина постоянных прогулов заключается вовсе не в незнании. Скуало давно замечал, как этот молодой препод, мечта всех девчонок университета, смотрит на него - парня с длинными, всегда аккуратными и ухоженными волосами, и вечным недовольным выражением лица. И самое забавное то, что Скуало нравился этот взгляд. Этот подчиняющий взгляд алых глаз, который хотел забрать что-то себе.
А Скуало, как оказалось, очень хотелось подчиниться.

Время на решение теста закончилось. Скуало сдал листок и остался терпеливо ждать, наблюдая, как быстро движутся зрачки Занзаса, как он быстро шаркает своей красной ручкой, перечёркивая неправильные ответы один за другим.
Закончив, мужчина отклонился, сложил руки на груди и поднял свой взгляд на студента Супербию.


- Ты являешься на пересдачу третий раз, и вновь ничего не написал. Как это понимать?
- Воои! Я просто не понимаю Ваш предмет, - недовольно фыркает Скуало, отворачиваясь от преподавателя.

Только для того, чтобы не смотреть на его глаза.

- Ты бы всё понимал, если бы являлся на лекции чуть чаще, - недовольно пробормотал Зан, всё так же смотря на стоящего перед собой парня.
- Я не виноват, что твой предмет слишком скучный, - он даже не заметил, как перешёл на "ты". А зря.

Занзас хмурится. Медленно встаёт со своего места, от чего кресло противно скрипит. Затем обходит свой стол, становясь сзади Скуало.

- Слишком скучный? - он берёт в руку длинные волосы, наконец, разглядывая их достаточно близко. Скуало хочется поддаться этому тихому зовущему голосу, но его гордость не даёт. Резко разворачиваясь, он вырывает свои волосы из руки препода и сердито смотрит на него.
- Да, скучный. Я никогда в жизни не выучу все эти билеты.
- Билеты ты не ответил прошлые два раза, сегодня был тест. Почему ты не написал и его?
- Потому что не знаю, - всё так же сердито и дерзко отзывается Супербиа. Он чувствует, как Занзас злится. Ему не нравится такая наглость.
- Я слышал, что ты идёшь на красный диплом. Будет обидно, если одна только философия тебе всё поломает. Но что мне делать с тобой, раз ты не можешь написать элементарный тест, мусор? - "мусор". На этот жаргон Скайрини переходит только в крайних случаях. Когда уже совсем взбешён. Взбешён. Но почему на его лице всё тоже холодное спокойствие?
- Что хочешь, - Скуало чувствовал, что вот зря он произнёс эту фразу.
- Отличная мысль, мусор.

Губы Занзаса дёргаются, образуя хищную ухмылку. В глубине холодных алых глаз сверкает огонёк. От такого зрелища тело Супербии покрывается мурашками. Вновь хватая парня за волосы, Зан с силой дёргает их, заставляя Скуало подойти ближе. Тот практически наваливается на брюнета, но тут же его толкают вниз, заставляя сесть на пол, на колени.

- Воои! Что ты делаешь?
- Дерзить учителю - против правил. За это можно и вылететь, мусор, - холодно шепчет Занзас, одной рукой крепко сжимая длинные патлы, а второй быстро расстёгивая свои брюки. - Но ты же хочешь, чтобы я поставил зачёт? А если "отлично"? Тогда тебе нужно очень постараться, чтобы мне понравилось.
- Воои! Я не собираюсь этим заниматься, чёртов препод. Я тебе не какая-нибудь шлюха-первокусница!
- А мне кажется, ты как раз таки она, - с силой сжав волосы на затылке Скуало, Занзас резко пихает парня лицом себе в пах. Невольно, патлатый касается губами горячей набухающей, но пока ещё всё же расслабленной, плоти.

Пробормотав что-то невнятное и недовольное, Скуало аккуратно берёт член в рот. Сперва не полностью, только головку и одними губами. Тихо причмокнув, Супербиа разжимает губы, проводя по уретре языком. Затем вновь берёт в рот, но на сей раз полностью. Он активно двигает головой, хотя в большинстве своём ему помогает Занзас, столь сильно сжимающий его волосы на затылке. Скуало водит языком вниз и вверх, по основанию члена, от головки и до самой мошонки. Постепенно половой орган набухает сильнее, показывая нарастающее возбуждение своего хозяина.
Скуало нажимает кончиком языка на каждую венку, то осторожно, то излишне грубо. Занзас покусывает нижнюю губу, чуть прикрыв глаза от наслаждения. Наконец, чувствуя, что приближается самый пик удовольствия, мужчина резко двигается, упираясь студенту в самые гланды, и разжимает руку. Тот отстраняется, заливаясь кашлем. Но это не всё.

- Поднимайся, - голос Скайрини сейчас по-настоящему властный. Чувствуя своё собственное возбуждение, Скуало поднимается на ноги, довольный тем, что его волосы, наконец, отпустили. Тут же его разворачивают спиной и кладут на стол.

Синие новые джинсы, купленные на часть небольшой стипендии, уже не нужны. Грубо разорванный ремень отлетает в сторону, куда-то под стол, штаны спадают вниз.
Остатки гордости кричат Скуало вырываться и уходить, но желание лишь сильнее приковывает его к письменному столу.

Сперва в него входит один палец, затем второй. Резкая боль прожигает анус и быстро доходит до поясницы. Скуало мычит, плотно сжимая зубы, пока Скайрини медленно и терпеливо растягивает его.
Вскоре пальцы заменяет кое-что в разы крупнее. Пока член находился во рту, Скуало казалось, что он вовсе не такой огромный. То, какую боль приносила растяжка даже рядом не стояла с той, которую он почувствовал сейчас. Занзас вошёл резко, начал двигаться сразу, не давая привыкнуть. Он входил в полную длину, далеко не сразу найдя простату и попав по ней, потому до того, как почувствовать кайф, Супербиа натерпелся многой боли.

Вот так, ещё вчера он был прилежным студентом, посещаемым все лекции, кроме философии. А теперь этот самый преподаватель философии, тот, на которого сам того не ожидая, Скуало положил глаз, отыгрывается на нём, жёстко имея его в зад.

Блондин цеплялся взглядом за всё что можно. Вот ручки, аккуратно стоят в стаканчике, вот куча бумаг, вот его недавно решённый тест. Ногтями парень царапал деревянную поверхность стола, постанывая от наслаждения, чередуемого с резкой сильной болью. Занзас быстро забрался руками под белую рубашку, водя холодными пальцами по горячему телу, грубо сжимая нежные соски и царапая живот. Сладкие стоны двух совершенно разных голосов смешивались между собой.

Скуало не знает, сколько это продолжается. Он уже не чувствует боли, лишь то, что его собственный уже давно затвердевший член, уже напряжён до упора.

Они кончают почти одновременно, с разницей буквально в долю секунды. С письменного стола медленно стекает сперма, измученное тело без сил падает на холодный пол, который только с утра так тщательно мыла уборщица.

Занзас Скайрини, преподаватель философии в элитнейшем Юридическом Университете Рима, честный и всегда спокойный мужчина, никогда не срывавшийся на своих учениках, медленно прячет свой член обратно в штаны, застёгивает ширинку, затем ремень. Брезгливо вытирает руки о влажную салфетку с запахом мяты, целая коробка которых стоит на краю стола. Не спеша обходя письменный стол, он с важным видом садится в своё кресло, закидывая ноги на стол, комкает салфетку и бросает её в мусорное ведро, стоящее возле входной двери. Вытащив из стаканчика синюю шариковую ручку, Скайрини наконец обращает внимание на лежащую без сил тушку на полу.

- Тебе повезло, я сегодня добрый. Давай зачётку, - лениво зевает он.

Он всем своим видом показывает, что ему всё равно. Он ведёт себя так, будто так и надо, что ничего не произошло. Это холодное спокойствие и безразличие. Как же это бесит... и заводит.
Скуало тихо усмехается, удивляясь своим собственным извращённым мыслям.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.