Хранители Средиземья - 4: Война и Любовь +29

Смешанная направленность — несколько равнозначных романтических линий (гет, слэш, фемслэш)
Толкин Джон Р.Р. «Властелин колец»

Основные персонажи:
Арагорн (Странник, Колоброд, Эстель, Дунадан, Элессар), Боромир, Леголас, Фарамир
Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст, Драма, Экшн (action), Психология, POV, Hurt/comfort, AU
Предупреждения:
Смерть основного персонажа, ОЖП, Элементы гета
Размер:
Миди, 43 страницы, 13 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Иногда своего часа приходится ждать очень долго. Не то, что годами - столетиями... И что будет потом - не знает никто.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
События пролога начинаются через год после окончания "Хранителей Средиземья - 2".

Всё больше вопросов

21 января 2015, 15:31
На западе ещё виднелись последние бледные звёзды, а на востоке всё ярче разгорался рассвет. Отсюда, с высокого холма у самой южной окраины Большого Сада, было хорошо видно зубчатые громады гор Мордора, над которыми алели огромные густые облака. Дубравиха смотрела на небо, ощущая своей старой корой едва заметное напряжение в воздухе, в ветре, слабо веявшем с востока. Энтесса прекрасно знала о том, что Саурон уже давно зарится на чудесную страну по соседству, но пока не решается что-то предпринимать, не зная, чем ему могут ответить. Впрочем, Дубравиха нисколько не сомневалась в том, что однажды он всё-таки рискнёт и нанесёт настоящий удар. Возможно, это случится достаточно скоро, ведь сейчас Тёмный Лорд очень силён, и его мощь только растёт с каждым днём. Как же не вовремя замолчало и исчезло Лесное Сердце!..
- Я слышала гром барабанов сегодня ночью.
Дубравиха медленно обернулась и посмотрела на стоявшую позади неё Ветвяницу, высокую, красивую, одну из самых молодых энтесс. Кора у этой девушки была ещё очень нежной, светло-коричневой, а её ветви-руки – длинными, сильными и гибкими.
- Где ты его слышала, дитя? – негромко спросила Дубравиха. Её молодая собеседница едва заметно поморщилась на мгновение, она не любила, когда к ней так обращались. Впрочем, рядом со второй энтессой она и вправду была совсем ещё юной девочкой.
- Он доносился с вершин Чёрных гор. А над Ородруином всю ночь бушевало страшное пламя, и из долины где живут люди, был слышен плач детей.
- Я, кажется, запретила приближаться к границе Мордора, - Дубравиха пристально посмотрел на Ветвяницу. Та упрямо встряхнула головой.
- А как иначе мы узнаем, что замышляет Тёмный Лорд? Ты сама говорила, что рано или поздно ему надоест такое соседство. Мы должны делать хоть что-то! Лесное Сердце, может, и хранит нас до сих пор, но…
- Не рассуждай о том, чего не понимаешь, - довольно резко перебила её старуха. – И не бери на себя слишком многое. Предоставь это более мудрым и опытным.
Молодая энтесса молча развернулась и покинула холм. Дубравиха, глядя ей вслед, лишь медленно тяжело вздохнула. Молодость может быть так нетерпелива… Не понимая, что может навлечь на себя большую беду, она стремится рисковать, стремится познавать… Впрочем, не совсем так. Конечно, строптивая Ветвяница знает, чем для неё может закончиться поход к Чёрным горам, прекрасно знает. И всё равно пойдёт туда.
Куда, куда пропало Лесное Сердце?..

- Я так понимаю, это ты говоришь о том дне, когда Саурон нанёс удар по Садам?
- Именно. На следующее утро от них остался только пепел.
- Ясно. Но чьими глазами это видели вы двое? И что это за Лесное Сердце, о котором шла речь?
- Конкретно это видел только я, Леголас появился позже. Что до Сердца… Я не знаю, что это. Хотя потом мы ещё о нём не раз услышали, и мне кажется, что оно играет немалую роль во всём этом.
- То есть?
- Сейчас объясню…


Ощущения были очень странными. Голова кружилась, но свежий ветерок помогал понемногу прийти в себя, и теперь Фарамиру было уже поспокойнее. В первый момент рухнув на траву, а потом увидев в сотне метров от себя великанш-энтесс, он, мягко говоря, перепугался. Сейчас страх прошёл, и вернулась способность нормально мыслить, чем рэйнджер и решил воспользоваться, честно попытавшись понять, что происходит.
- Это был не первый наш разговор.
Гондорец вздрогнул, услышав этот голос, прозвучавший словно со всех сторон сразу. Он покрутил головой, но никого не увидел, кроме старой энтессы, одиноко стоявшей на вершине, и Ветвяницы, которая уже скрылась внизу за деревьями.
- Разве ты ещё не понял, куда попал?
- А должен был? Я вообще не представляю, что происходит, - проговорил гондорец и тут же настороженно покосился на Дубравиху, но та не шелохнулась.
- Она не знает, что ты здесь, и не слышит тебя. Ты сейчас не более чем призрак. Призрак, попавший в Сады Энтесс, как называли их люди.
- Хочешь сказать, что всё это – прошлое? – догадался Фарамир и мысленно саркастически фыркнул. А чем ещё могли быть Сады Энтесс и Саурон? – А ты тогда кто? И как и зачем сюда попал я?
Позади послышался шум, и из-за деревьев снова появилась Ветвяница. Подойдя к Дубравихе, она спросила:
- Но что мы будем делать, если Саурон нападёт неожиданно?
- Увидим, - последовал негромкий ответ. - Я ещё пытаюсь найти Сердце. Оно должно помочь нам. Но если мне не удастся его отыскать, то нам остаётся только ждать, - она тяжело вздохнула.
- Я так понимаю, ни к чему хорошему это всё не привело, - медленно произнёс Фарамир, глядя на замолчавших энтесс, которые теперь вместе смотрели на восток.
- Ты прав, - послышался тихий голос. – Мы не были готовы. То, что ты видишь, - последние часы наших садов.
- Понятно, - кивнул Фарамир. Он и на самом деле уже начал догадываться, что произошло. – Ты энтесса, так? Помнится, многие из вас после уничтожения этого места бежали на юг. Тебя, я так понимаю, привело в Итилиен, где ты до сих пор и оставалась, ничем внешне не отличаясь от самого обычного старого дерева. А теперь почему-то проснулась и зачем-то куда-то утащила меня и моего друга, когда мы оказались поблизости. Я прав?
- Да.
Дубравиха и Ветвяница тем временем отправились вниз по холму, и рэйнджер не спеша двинулся следом. Он не понимал пока полностью, что произошло, но в данный момент его это не так уж и беспокоило. Интересно было другое – куда делся Леголас? Фарамир очень хорошо помнил, что эльф успел выйти на поляну, но вот что потом… Может, он успел сбежать?
Внезапно в глазах гондорца потемнело, и он почувствовал, что падает. Голова закружилась, и Фарамир рухнул на колени. Странный голос пронзительно вскрикнул, словно от боли, а затем мир снова обрёл краски. Рэйнджер немного ошеломлённо огляделся и обнаружил, что находится уже где-то совсем в другом месте, среди высоких деревьев с прямыми гладкими стволами и густыми кронами, а рядом лежит Леголас. Гондорец поспешил к другу и склонился над ним. Чернолесец с трудом разлепил веки и сел. Вид у него был сильно потрёпанный, словно эльф только что вернулся с большой битвы – он тяжело дышал, а каждое движение давалось ему с явным усилием.
- Ты в порядке? – спросил удивленный столь неожиданным появлением Леголаса Фарамир. – Что случилось?
- Как ты это сделал? – вопросил голос, и гондорцу послышались в нём какие-то странные нотки. – Впрочем, не важно…
- Да уж, - буркнул, кое-как поднимаясь на ноги, эльф. Взглянул на друга. – Всё нормально. Просто пришлось немного поднапрячься, чтобы более-менее очнуться.
- От чего?
Рядом послышался шум, и из леса появилась Дубравиха, прошла мимо и направилась куда-то дальше, откуда слышался плеск воды.
- Мы с тобой находимся в памяти кого-то из энтесс, - направившись в ту же сторону, проговорил Леголас. Фарамир пристроился рядом. – Это древнее колдовство… Управление памятью… Сначала она залезла в наши головы, чтобы увидеть наши воспоминания, не знаю, зачем. Потому я и не появлялся дольше, чем ты, я, всё-таки, старше. Даже если здесь прошло всего несколько минут, в моей памяти успели пройти годы. Но я знаю, как можно выгнать кого-то из своей памяти. А теперь меня, как и тебя, забросило сюда. Мы находимся в Садах Энтесс. Подозреваю, что в день их гибели. Правда, не понял пока, что мы здесь забыли.
- Я хочу, чтобы вы это увидели, - проговорил голос. Леголас покрутил головой, но рядом никого не было, только впереди медленно шла Дубравиха. – Чтобы вы поняли, зачем мы это делаем. Зачем мы мстим.
- Это ты о чём? – вскинул брови эльф. – Кому вы собрались мстить?
- Ты увидишь, - в ответе прозвучали злые нотки. – Через несколько часов многие из моих сестёр погибнут, хотя часть из них я с помощью силы Лесного Сердца успею спрятать под землю и спасусь сама с теми, кто ушёл. Ты увидишь, кто откупился от Саурона нашими жизнями!
Фарамир нахмурился и вопросительно посмотрел на Леголаса. Тот только головой покачал. О ком шла речь, он не понял. Люди? Но их поселения вокруг Садов тоже были уничтожены. Эльфы? Зачем?! Но кто тогда?

- Ты так и не понял причин?
- Нет, если честно. Да и тогда мне там быстро стало не до этого. Дальше начинается самая запутанная часть всей этой истории. Вопросов будет достаточно, но ответить на них сейчас ни я, ни Фарамир, не можем. Так что пока довольствуйся тем, что есть.
- Ладно.


Мир внезапно снова потемнел, а когда всё вернулось, Фарамир и Леголас мгновенно одновременно схватились за оружие и попятились к ближайшим зарослям. Они оказались на краю широкой поляны, посреди которой стояла Дубравиха…
И Саурон. Закованный в чёрные доспехи, со своей страшной палицей в руке, он неприятно напомнил обоим об их жутком приключении в Мории год назад. Снова видеть его вблизи было не слишком здорово.
- Зачем ты пришёл? – прозвучал голос Дубравихи. На другом краю поляны стояла Ветвяница, напряжённо следившая за Тёмным Лордом, который не обращал на неё никакого внимания, а молодая энтесса приблизиться не решалась. И правильно.
- Я собираюсь уничтожить это место, - проговорил Саурон, и энтесса заметно вздрогнула.
- Мы ничем не угрожаем Мордору!
- Вы угрожаете уже тем, что вы есть.
- Отличная причина, - пробормотал Фарамир, вместе с Леголасом укрывшийся в густых кустах. Они оба понимали, что никто их в этом мире не видит, но всё-таки не решались выйти на открытое место.
Дубравиха стиснула кулаки. Затем резко вскинула руку, и в сторону Саурона из-под земли вздыбились корни ближайших деревьев. Извиваясь словно змеи, они угрожающе потянулись к владыке Мордора.
- Мы будем защищаться! – звенящим голосом произнесла энтесса.
- Сколько угодно, - гулко рассмеялся Тёмный Лорд. Коротко махнул палицей – и корни обратились в пепел. – Я знаю, что вы ничего не можете. Ваша магия оказалась совсем не такой сильной, как я считал. Но, спасибо верным друзьям, теперь мне известна правда.
- У тебя не может быть друзей!
- Ты так думаешь? Ошибаешься! Как, по-твоему, я узнал, насколько вы слабы? Кто рассказал мне, как уничтожить вашу магию? Почему вы так ослабели за последние десятилетия?
- Это он о тех, кто тут всех, якобы подставил? – выдохнул Фарамир, напряжённо всматриваясь в энтессу и Тёмного Лорда и одновременно замечая, что вокруг стало заметно холоднее, а издалека доносится гром.
- Похоже на то… - пробормотал Леголас. – Кто это?! Не люди же, откуда им было знать?!
Дубравиха тем временем ещё раз попыталась призвать корни, но на этот раз у неё вообще ничего не вышло.
- Напрасные попытки, - проговорил Саурон. Небо внезапно налилось кровью, и на всё вокруг легли алые отблески, откуда-то издалека уже гораздо послышался гром. – Я выжгу дотла ваши сады! А затем… Затем я уничтожу Лесное Сердце.
- Что?! – Ветвяница мгновенно оказалась рядом с Дубравихой. – Как ты узнал о нём?!
- Отойди, - сказала ей старшая энтесса. – А ты – отвечай! Как ты узнал о Лесном Сердце?!
- Спроси об этом у своих сородичей из Фангорна. А заодно о том, как я узнал, как отравить корни ваших садов. Кстати, я ведь и лес на западе хотел уничтожить. Но раз уж они пообещали мне силу Лесного Сердца в обмен на жизнь своего дома…
Леголас закрыл глаза. Нет, он много чего ожидал, даже того, что Саурон как-то выведал тайны энтесс у эльфов. Правда, что такое Лесное Сердце, чернолесец тоже понятия не имел, но зато понял другое. Саурон решил напоследок поглумиться над энтессами и сказать, что их предали собственные мужья.
- Это энты рассказали мне о Лесном Сердце, - продолжал тем временем Саурон. Его голос звучал гулко и раскатисто, вокруг заметно потемнело от надвинувшихся на небо туч, поднимался холодный ветер. – Рассказали, как можно до него дотянуться, и что оно значит для вас и для Фангорна. Сохранили свою жизнь – и отдали вашу.
- Нет… - послышался голос Ветвяницы. – Ты лжёшь!
Ответом ей был громкий хохот…а затем всё вокруг вспыхнуло. Жадное пламя вмиг сожрало большую часть травы на поляне и охватило деревья. Леголас схватил Фарамира за руку и потащил в сторону, уходя от пожара.
- Надо выбираться отсюда, - выдохнул он на бегу.
- Это ещё не всё! – прогремел голос. – Я хочу, чтобы вы увидели, как умирали мои сёстры!
- А потом – как умираем мы? – хмыкнул Леголас. – Обойдёшься!
- Что?! – выдохнул Фарамир. Чернолесец остановился сделал глубокий вдох. Лес заволакивал дым, и дышать стало ощутимо сложнее, хотя огонь пока не дошёл до эльфа и гондорца.
- Энтессы проснулись. В тот день, когда утащили нас. И, если я всё правильно понимаю, теперь они жутко злые на энтов и собираются идти туда, в Фаногорн. Мы должны уйти отсюда как можно скорее и предупредить их, чего нам дать совсем не хотят. Дубравиха или Ветвяница, у кого мы в памяти находимся, запросто могут нас уничтожить!
- Они не должны узнать, что происходит! – прогремел голос. – Иначе мы не сможем найти… - слова резко оборвались.
Леголас стиснул зубы и зажмурился, пытаясь собрать все имевшиеся у него силы, и вокруг него и Фарамира возникло слабое зелёное свечение эльфийской магии. Раздался рёв, мир потемнел, а затем друзья внезапно снова переместились. Фарамир узнал ту самую поляну в Итилиене. Вот на краю появились он и Леголас. Эльф прошёл к дереву, гондорец замешкался, и неожиданно вокруг его горла обвился корень, свалил на землю, которая на миг раскрылась под ним, мгновенно поглотив. Чернолесец, увидев это, хмыкнул.
- Вот почему я не понял, куда ты делся, всё произошло слишком быстро, - проговорил он, наблюдая уже за тем, как на него самого обрушивается стена корней. Мир снова начал темнеть, а земля содрогнулась. Внезапно Леголас вскрикнул, словно от боли, и друзья снова оказались посреди горящих деревьев. Хорошо не в самом огне.
- А Элберет Гилтониэль!.. – почти простонал, морщась от боли, чернолесец.
- Эй, что вообще происходит?! – почти прокричал Фарамир, чуть не упав от сильного головокружения из-за дыма.
- Я пытался перебороть силу энтессы, но не смог, - задыхаясь, ответил Леголас, которого вообще свалило на землю. Вокруг слышался страшный шум и треск, откуда-то издалека доносились жуткие крики. – У меня почти получилось!..
Зелёное сияние стало усиливаться. Из-за дыма стало труднее дышать, жар огня ощущался всё ближе, пламя оглушительно ревело вокруг. Внезапно у гондорца возникло ощущение, что он слышит биение огромного сердца. Одновременно с этим раздался пронзительный вопль голоса.
- Нет!
Леголас стиснул зубы и полностью сосредоточился на своём колдовстве, отчего зелёный свет стал ещё ярче. Как получилось его разбудить после того, как чернолесец истратил всю свою силу в Мории, он не знал, но сейчас ясно было одно: если ему не удастся перебороть силу энтессы, то это конец. А так – стоило попытаться. Вот только у него возникло очень неприятное ощущение, что своими действиями он её убивает…
Может, обойдётся…
Жар нарастал. Биение огромного сердце ускорялось, а крики голоса становились громче и пронзительнее, переходя в непрерывный жуткий вой.
- Нет! Нет, нет, нет, нет! Я не могу умереть! Я должна повести своих пробудившихся сестёр! Я должна повести их! Мы должны забрать Лесное Сердце из Фангорна! Нет! Нет! Не-е-е-е-е-ет!..
А затем она умерла.

- Я не совсем понимаю, чего они теперь хотят… И почему поверили Саурону… Это же полнейшая чушь! Как они вообще в такое поверили?!
- Я тоже считаю, что это бред. Но, с другой стороны, посуди сам. Никому, кроме самих энтов, не были известны секреты их магии. Даже эльфы знали и знают далеко не всё о тайнах Фангорна. Мне кажется, что Саурон обманул и тех, и других. Что-то там произошло тогда… И, думаю, я смогу выяснить, что именно.
- Как?
- У Древоборода.


По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.