Лес +38

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Футбол

Основные персонажи:
Марко Ройс, Роберт Левандовски, Чиро Иммобиле
Пэйринг:
Марко Ройс/Чиро Иммобиле, Марко Ройс/Роберт Левандовски
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Ангст, Драма
Предупреждения:
OOC
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Молния попала трижды в одно место. И такое, как оказалось, в природе бывает. И написано это у Марко в судьбе.

Посвящение:
Марко. Лечись, пожалуйста. И никогда-никогда-никогда не травмируйся. У меня не железное сердце.
И той, которая поймёт. Даже такое странное и безумное - поймёт.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Честно, я сама не знаю, что это такое. Ни сюжет, ни выверенная от начала до конца мысль. Что-то средненькое вперемешку.
Это родилось на одном дыхании сквозь боль, это было спонтанно и необдуманно.
На сей выхлоп больного мозга можно даже не обращать пристального внимания, мне просто нужно было куда-то деть боль.

Начала плясать от Placebo - Bosco (что с итальянского в переводе - «лес»), закончилась же вот с этим:
Я тебя отвоюю у всех земель, у всех небес,
Оттого, что лес - моя колыбель, и могила — лес.
Марина Цветаева
23 ноября 2014, 01:33
Вдох за вдохом один тяжелее другого. Противный свет больничной лампы, к которой Марко привык. Горько усмехаясь, он осознает, что привык ко всему. Перед глазами тёмный лес, тучи сгущаются, он заходит все дальше и дальше в чащу, сухие ветки слегка трещат под ногами. Деревья кажутся нескончаемым строем солдат. Марко — загнанный зверь. С минуты на минуту опытный охотник его пристрелит.

– Боюсь, год для Вас завершён... По приезде в Дортмунд нужно пройти ещё одно обследование у клубных врачей, - металлический голос доктора рассеивается в шуме отравленных мыслей.

Трудно принять тот факт, что он сломался в третий раз. Сломался так, что даже не смог встать. Нет совершенно никакой внешней реакции — лицо словно у каменной статуи. Силы бороться? Запас иссяк пару часов назад. Ноль на датчике.
Молния попала трижды в одно место. И такое, как оказалось, в природе бывает. И написано это у Марко в судьбе.

Смеяться в лицо дьяволу? Простите, лимит исчерпан, выдача минут лишь в следующем году.
Улыбнуться назло коварной судьбе? Выбьет все зубы эта тварь, с неё станется.

Марко пытается понять, кому это нужно, кому, чёрт возьми, выгодно ставить его на колени каждый раз, когда он поднимается. Заговор на небесах, не иначе. И в преисподней демоны не дремлют.

Некуда бежать. Чаща, родной дом зверя, станет его могилой. Зверь не выдержит. Зверю больно. Зверь не может больше терпеть. И никто не отвечает ни на какие вопросы. Этот никто упивается больной тишиной по капле и не спешит нарушать обед молчания.

На лес тихо опускается туман. Марко словно делает всё на автомате. Смотрит сквозь людей, кивает, еле слышно говорит, будто бы кто-то внутри сидит и тянет за голосовые связки.
Поздней ночью Марко возвращается в Дортмунд вслед за командой. Прервали череду неудач? Очень смешно. Смотрите на табло. Фанаты черно-жёлтых поют ещё громче и неистовей, при такой поддержке стыдно опускать руки. Стыдно, не правда ли?

Мир вокруг гудит. Стоит на ушах. Марко Ройс — снова возмутитель спокойствия всего футбольного сообщества. Было бы чему радоваться.

Здравствуйте, костыли.

Сопротивляться всем назло? Притворяться живым, когда сердце уже пропустило не один и даже не два удара? Был бы хоть кто-то, кто заставлял делать шаг вперед, удержаться на плаву даже в самых трудных обстоятельствах. Кто заставлял вытерпеть три удара под дых.

Как ни странно, он есть. Только он такой же загнанный зверь.

Чиро стоит лицом к окну, света в комнате нет, он успел выучить, что Марко не любит свет. Иммобиле — призрак этого города. Как нужно было умудриться дебютировать в команде, чтобы через три месяца уже пошли слухи об уходе? Он призрак, через которого Марко сложнее всего смотреть.

Им тяжело поодиночке каждому и тяжело вдвоем. Марко лёгких путей не ищет. Не научили искать.
В темноте лучше всего прятать свои образы. Чиро сразу это понял. Он принял правила игры, лишь бы Марко позволил ему быть рядом. Он зашёл в комнату, и будто оставил за дверью всё свое прошлое, свой характер, память, близких людей, всю свою жизнь до последнего дня. Здесь он чистый лист, холст сумасшедшего художника, который творит с ним всё, что только придумает больной разум.

– Вижу, дубликат ключей понадобился?

Иммобиле оборачивается на голос.
Звук по одинокому лесу бежит особенно хорошо.

Храбрится Марко из последних сил, берет их взаймы у себя-будущего для себя-настоящего.

Они цепляются взглядами, пытаясь высмотреть в глазах друг друга намёк на умирающую надежду.
Рука в руке — я помогаю тебе, ты помогаешь мне. Это же ведь помощь, правда?

– Я вернусь лишь в следующем году.

Один зверь попался в капкан. В который раз умудрился, раньше всегда удавалось ускользать от судьбы, зализывать раны и вновь продолжать жить. Второй зверь помогает избавиться от причиняющих боль железяк — сам в них попадает.
Целуя друг друга вслепую, они пытаются спастись. Мокро на щеке от наконец-то появившихся слёз или небо расщедрилось на дождь? Кажется, ещё чуть-чуть, и оковы будут сняты, можно будет убежать, там впереди светлая поляна, там нет ни тумана, ни темноты.

Охотник расставил капканы по всему лесу.

В тишине двух печалей раздается звонок.
«Вызывает Роберт Левандовски».

Выстрел.
В спину.
Навылет.
Одной пулей обоих.

Стая черных воронов разом срывается с ветки и разлетается по сторонам, противным карканьем призывая к всеобщему бегству.

Загнанный зверь больше никогда не сможет подняться с земли.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.