Чупа-чупс +189

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
EXO - K/M

Пэйринг или персонажи:
Сехун/Лу Хань
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Ангст, Повседневность
Размер:
Мини, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Лу Хань был не из тех, кто просто так давал волю эмоциям и чувствам.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Это то, что в англофэндоме называют word vomit. Меня приложило, и всё это просто выплюнулось в документ микрософт ворд.
15 июня 2012, 17:19
Когда Лу Хань только присоединился к SM Entertainment, он подумал, что шепелявый трейни О Сехун – очаровательный ребёнок, которому хочется купить чупа-чупс. Младший смотрел на него с огоньками в глазах, постоянно повторял, как хорошо хён говорит по-корейски, и явно хотел подружиться. Лу Хань всегда был общительным, он был не против.

Они ещё не успели толком подружиться, когда Лу Хань стал ловить на себе такие странные и двусмысленные взгляды младшего. Сехун и правда был ребёнком, слишком понятным и очевидным, и не только для него. Лу Хань не был уверен, что кореец выбрал для себя правильную профессию. Но ведь при желании себя можно изменить, как сделал когда-то он сам.

После очередной практики в обычный осенний день, Лу Хань схватил Сехуна за капюшон худи. Младший заметно напрягся. Он не только не мог контролировать себя, но и слишком хорошо чувствовал других. Наверняка, он уже знал, что разговор будет не о вкусной мороженке в соседнем кафе.

- Сехун-а, нужно поговорить.

Он послушно отправился со своим хёном в пустую раздевалку.

- Ты… смотришь на меня, - это был не вопрос, а утверждение. Сехун сгорбился, сидя на лавочке. Лу Хань нависал над ним, - Постоянно.

- Я-я…

- Не говори, - прервал его китаец, - Что бы там ни было, не выворачивай себя в объяснениях. Я хочу быть и буду твоим другом. Я помогу тебе. Мы выбрали этот путь и должны стать айдолами. Твоё будущее не должно пойти под откос из-за меня, и наоборот тоже. Давай же постараемся вместе.

Сехуна передёрнуло. Лу Хань казался отвратительно добрым, и в то же время жестоким. Возможно, если бы он смог облачить свои чувства в слова, ему стало бы легче.

Лу Хань замер в дверях, ещё раз взглянув на младшего. Тот сидел, не поднимая головы, будто желая таким образом скрыть всё, что отражалось сейчас на лице. «Глупый», - подумал китаец, ему ведь и так всё было понятно. Сехун всё же не такой открытый, каким показался. Он мог бы просто довериться старшему. Он правда не обидит его, он правда хотел помочь.

Или он возомнил себя слишком умным для своих лет и жизненного опыта?

Лу Хань был не из тех, кто просто так давал волю эмоциям и чувствам. Он слишком долго шёл к тому, что было у него сейчас. Он не стремился заводить друзей (правда, это получалось само собой), мало фотографировался вместе с другими людьми, просил однокашников из Ёнсе обозначать его в публичных местах как LH. Он очень хотел стать звездой. И, естественно, не мог пуститься во все тяжкие из-за какого-то глупого мальчишки. Пусть даже теперь ему хотелось сделать для него больше, чем купить чупа-чупс.

Он наблюдал за тем, как Сехун учится контролировать себя. Он ободряюще улыбался корейцу и иногда хлопал по плечу, хотя где-то в глубине души ему было жаль, что всё так получается.

Когда они оставались наедине, младший снова ничего не скрывал. Он впивался в Лу Ханя взглядом, немного пугающим, осматривая его с головы до ног, а потом шумно вздыхал и уходил. Лу Хань не знал, что сказать или сделать в такие моменты. Он сам удивлялся тому, как терялся под этим взглядом.

Тренеры хвалили Сехуна за упорную работу, и, внезапно даже для самого себя, он стал делать успехи и в классе актёрского мастерства. Честно говоря, Лу Хань не думал, что этот ребёнок так смело последует его совету. Он вообще не был уверен, что Сехун запомнит его слова, что всё получится так, как получилось. Но это был своего рода тест. Никто из них не ошибся с выбором профессии, а точнее будет сказать, что скауты SM Entertainment не ошиблись, выбрав именно их. Они наверняка обладали какой-то сверхспобностью вроде сканирования мозга или предсказания будущего.

Было уже поздно, когда Лу Хань осознал, что слишком сильно беспокоится за Сехуна.

- Хён, нужно поговорить, - это выглядело, как повторение прошлой ситуации, только теперь они поменялись местами. Сехун слабо, но уверенно держал его за рукав просторной куртки.

Они прошли в ту же самую раздевалку, но оба остались стоять.

- Сехун-а, ты молодец, правда. Я слышал, тебя хвалят почти все наши учителя, - китаец бы никогда не признал, что испугался. Снова открытый Сехун всем видом не оставлял Лу Ханю сомнений в правильности своих мыслей, - И я предполагаю, зачем ты меня сюда позвал.

Младший лишь наградил его очередным взглядом с ног до головы. «Вот и сам говори», - читалось в его глазах, когда они встретились с глазами китайца.

- Хочешь, сходим за мой счёт в китайский ресторан? Или в кафе-мороженое? А, может, парк развлечений? – Лу Хань звучал заботливо, как мамочка. Сехуну и это было отвратительно.

- Хён, ты обещал, что поможешь мне. Но мне не нужна твоя родительская опека, раз уж мы на чистоту.

- Я знаю, Сехун, - Лу Хань вздохнул, и почему-то так резко стало заметно, каким он был уставшим. Он пропустил руку через свои и без того растрёпанные волосы. Под глазами чернели синяки, - Но ты молча согласился следовать моему плану. Не испортить друг другу жизнь и стать айдолами.

- Всего один поцелуй.

Лу Хань боялся именно этого. Но в то же время ждал.

- Хорошо.

И он знал, что такой ответ мгновенно выбьет младшему землю из-под ног.

Китаец сделал шаг к Сехуну, от чего тому захотелось попятиться. Слишком неожиданно, хоть и было так давно желанно. Ноги подкосились, он облокотился на стену, ища опоры, когда Лу Хань взял его лицо в свои ладони и в момент сократил расстояние между ними.

Сехун с готовностью приоткрыл рот и обеими руками прижал к себе старшего, чуть опуская голову, чтобы сравняться с ним ростом. Лу Хань и не собирался быть нежным, по первому приглашению толкнув свой язык в рот Сехуна.

Младший хочет стонать, но Лу Хань глотает все звуки, не давая им вырваться наружу, как не даёт Сехуну никакой инициативы в поцелуе.

«Просто принимай» - говорит тёплая ладонь, которая гладит его щёку.

Всё заканчивается также неожиданно, как и началось. Сехун задыхается, едва сдерживаясь, чтобы не съехать вниз по стене. Его щёки горят, и в том месте, где к ним прикасались пальцы старшего - почти вишнёвые отметины.

Лу Хань смотрит на него из-под растрёпанной чёлки своими огромными тёмными глазами, которые будто затянуло дымкой. Младший на вкус как все те чупа-чупсы, что он ему покупал.

- Продолжай стараться, Сехун. Обязательно дебютируй в следующей группе, - чуть хрипло произносит он.

- Только вместе с тобой, - еле слышно бормочет в ответ младший, и всё-таки садится, прямо на пол.

- Тогда, до дебюта, - говорит Лу Хань прежде, чем за ним закрывается дверь.

Он не может дать Сехуну больше, чем надежду. Но надежда дарует младшему силы исполнить мечту, а уж после они как-нибудь разберутся. Лу Хань искренне верит в это, как и в то, что в итоге они окажутся в разных группах.