Но я не хочу лечиться. 29

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
EXO - K/M

Пэйринг и персонажи:
Сехун, Лухан, HunHan
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Ангст, Драма, Психология, POV, ER (Established Relationship)
Предупреждения:
Смерть основного персонажа, OOC
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Но я не хочу лечиться от этой зависимости. Ты - мой личный наркотик.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Жизнь, она такая.
3 декабря 2014, 19:11
Холодно. Остывшая, почти ледяная вода заставляет тело покрыться мурашками. Бледные плечи чуть подрагивают от внутренней дрожи, а по щекам стекают дорожки горьких на вкус, горячих слез.

Хватит.

Они давно не греют замерзшие щеки, скатываясь по вычерченым черным полосам на лице и горстью собираясь у подбородка. Мокрые пряди русых волос противно прилипают к коже, а разбитые вкровь костяшки бледных пальцев до сих пор плачут кровавыми каплями по кафелю.

Почему я не могу остановиться?

Натягиваю полотенце и сажусь на бортик ванной, продолжая беззвучно кричать и звать на помощь - голос безжалостно сорван, и с губ срывается лишь редкий надрывной хрип. Непроизвольно вытягиваю правую руку вперед, хватая в тонкие пальцы воздух. Пусто. Как же пусто. Дверь напротив сильно трясется, перенося удары тяжелых ладоней. "Стучат" - проносится мысль в моей голове, которую тут же поглощает черная пелена отчаяния.

Такое бывает.

Надоедает работа, вечно веселые друзья, крики семейной пары, живущей по соседству, учащенное сердцебиение каждый раз, завидев в далеке твой силуэт, расспросы родителей... Надоедает жизнь. Просто на смену ярким фантазиям и чудесным снам приходит чернота и вечные кошмары. Вся доброта, честность, любовь...скрываются за маской лицемерия и презрения. Работа как-то сама по себе отходит на задний план. Друзья бросают тебя в ту же минуту, как слышат что-то, несовпадающее с их мнением, их суждениями, их правилами. А сердцебиение...все звуки стираются из памяти, и желание слушать что-либо пропадает. Остается лишь ломка. Переломы, что паутиной опутывают мое тело. Желание продолжать. Желание держать это все в себе, умирая на твоих глазах...

Все просто.

Я жалок. Я болен. И нет, далеко не эта чертова зависимость сведет меня в могилу. Я скорее сам переступлю порог дубового ложа, если захочу. Если пойму, что иначе никак. Что не смогу бросить...свой личный сорт наркотиков.

Опираясь о бортик, встаю на ноги и плетусь пару метров, ступая босыми ногами по кафелю. Мокро. Кругом мелкие лужи воды, смешанной с кровью и грязью. Ставлю руку перед собой, касаясь ладонью ледяной стены. И нет, не холодно. С минуту смотрю в зеркало, разглядывая ужаснейшую картину этого гребанного мирка - свое отражение. Ничего кроме отвращения оно не вызывает. Черные дорожки подводки, размазанные слезами, опухшие глаза, посиневшая скула, подрагивающий мертвецки-фиолетовый бантик губ и бледная, будто обсыпанная побелкой кожа. Прижимаюсь лбом к прохладой поверхности зеркала, смотря "глаза в глаза" своему отражению. Губы расползаются в улыбке, открываются багровые трещинки, пуская на кожу алые капли. Сумасшедше. Когда я стал таким? Когда я перестал смотреть на свое отражение? Когда...когда позволил себе влюбиться?

Это, наверное, входит в норму. Это обыденность. Моя...

Отчаянно прижимаюсь губами к зеркалу, будто последний раз, будто ты тоже чувствуешь приближающийся конец. Жмурюсь от неприятного покалывания. По стеклу течет крупная красная капля, окрашевая ветвистые линии разбитого стекла цветом моей боли. Цветом моей любви. Моей больной зависимости.

Ничего страшного. Я стану исключением.

Отпрянув от зеркала, оседаю на мокрый пол, обвивая колени руками. Дверь продолжают трясти, вновь и вновь чуть не снося с петель. И даже кажется, будто я слышу крики. Голоса выкрикивают что-то невнятное, вроде бы прося открыть. Но это очередная история, подброшенная моим дебильным сознанием. Никого там нет. Я никому не нужен. Ручку дергают, но резная дверь никак не поддается.

- Нет... - тихо шепчу в пустоту помещения с одной, догорающей лампой. Собственный голос звучит сквозь пелену. Почти неслышно. Слишком тихо. - Не входи...

Я не хочу, чтобы меня нашли. Я не хочу, чтобы меня видели. Чтобы увидел Он. Увидел Такого меня. Не могу больше. Не хочу смотреть, не хочу слушать его нотаций. Жить не хочу.

Перед глазами плывет, и я в ужасе хватаюсь за тумбу, валя ее на красно-белый кафель. Опять. Все снова повторяется. Не надо...

***

- Доктор, что скажете? - вопрошающе посмотрел на блондина ассистент.

- Это его очередной приступ, и мы...не в силах ничего больше сделать. Бедняга либо убьет сам себя, либо будет медленно умирать от передоза. - Глаза блондина защипало, а сердце напополам разрезали собственные слова. "Его больше нет" - прошептал разум, поглащая в себе это нещадное "Спаси!" откуда-то слева. От сердца.

"Я боюсь. Я больше не хочу видеть твой силуэт в темноте больничного коридора, О СеХун" - одними губами шепчет ЛуХан, протягивая изрезанную осколками руку и хватая бледными пальцами воздух:"Подумать только, сам наркотик лечил меня от зависимости! Неэффективно. Мне не стало лучше, и я больше не выдержу твоего сердитого взгляда. Но и лечению моя болезнь не поддается... Я не хочу лечиться , дорогой"

Так жить нельзя, и, значит, я не буду.


Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.