Новый Мир

Смешанная
NC-17
В процессе
47
Размер:
386 страниц, 61 часть
Описание:
После встречи с девушкой Региной в жизни заядлого бабника Криса происходят большие перемены и далеко не в лучшую сторону. Хотя, кто знает, в какую.
Примечания автора:
Все персонажи данной работы являются совершеннолетними!

Вступительное интро: https://www.youtube.com/watch?v=ngBThslzpdU

(Ред.) - Небольшая редактура предыдущих частей. (Добавление описаний и пр...) Просто небольшая "косметика", сюжет на месте, так что не пугайтесь)
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
47 Нравится 48 Отзывы 7 В сборник Скачать

ОТЕЦ И СЫН

Настройки текста
Примечания:
Сорян, что так долго, но уж так сложились обстоятельства. Надеюсь, вам понравится)

***

      На следующий день. Нью-Йорк. Бруклин. Кладбище Грин-Вуд. 17.46       На карте Бруклина есть большое серое пятно почти правильной геометрической формы — это старинное кладбище Грин-Вуд. Оно занимает огромную территорию и значительно превосходит по своим масштабам многие Нью-Йоркские городские парки. Понадобится не менее половины дня, чтобы просто пройти по всем его дорожкам и тропинкам, а на мало-мальски внимательное его изучение может уйти далеко не один день. И здесь же, среди мрачных фигур мраморных памятников и семейных склепов, можно заметить одинокого молодого человека в дорогом черном костюме, молча стоящего у одной из свежезакопанных могил.       — Крис… Крис?       — Что? — нехотя откликнулся Редфилд, не отрывая взгляда от надгробия.       — Дождь начинается, — раздался за спиной тихий голос Джил. — Пойдем, а то простудишься.       — Подожди в машине. Я сейчас.       Мисс Валентайн понимающе кивнула и, открыв большой черный зонт, направилась по тротуарной дорожке к выходу. Постояв еще немного, Крис уже собрался уходить, как вдруг его окликнул еще один знакомый женский голос:       — Крис!       — Эйприл?       — Фух! — уставши выдохнула девушка, переводя дыхание.— Думала, что не застану тебя. Мои соболезнования.       — Спасибо, — кивнул парень. — Что-то случилось?       — Мастер Сплинтер куда-то пропал. Уже двое суток дома не появляется. Я думала, может, он с тобой?       — Нет, — хмуро ответил Крис, переведя взор обратно на могилу матери.       — Ты уверен? Может, он где-то прячется?       — Уверен. Его здесь нет.       — Это не к добру. С ним явно что-то случилось!       Быстро сбежав по ступенькам на тротуар, Эйприл, видимо, решила, что парень тут же спустится вслед за ней, однако тот даже не пошевелился с места.       — Крис? Ну что ты стоишь?! Пошли! Надо что-то делать!       — А что должен делать? — с безразличием хмыкнул Редфилд. — Помойки обзвонить?       — Да что ты такое говоришь?! А если он попал в беду?!       — А я не служба спасения! — грубо перебил Крис. — Что смотришь? Его есть кому спасать. У него есть сыновья.       — Вот именно! И ты один из них!       — Моя мама умерла из-за него! Это всё его вина! Я не желаю его видеть и знать, ясно?! А теперь оставь меня в покое!       С этими словами Редфилд быстро зашагал к своей машине, стараясь не оборачиваться на провожающую его молчаливым взглядом рыжеволосую девушку. Громко хлопнув дверью автомобиля и скомандовав Джил «домой», парень угрюмо уткнулся лбом в пассажирское стекло. Пусть где-то в глубине души мысли о Сплинтере и не давали ему покоя, сейчас Крису хотелось лишь одного. Поскорее забыть всё, что произошло сегодня. Автомобиль тронулся, и Крис, измотанный за весь этот кошмарный день, даже не заметил, как уснул у окна и как незнакомый женский силуэт в черном одеянии оставил свежие орхидеи на могиле его матери.       Немного позже. Где-то под Нью-Йорком…       Сплинтер проснулся от ужасного холода и сильной головной боли. Приоткрыв свои черные глаза и с трудом перевернувшись на спину, старик попытался подняться с места, но у него ничего не получилось. В спину как будто вонзили нож. Когда очередная попытка встать закончилась провалом и адской болью в позвоночнике, старый крыс из последних сил закутался остатками от своего халата, попутно пытаясь вспомнить, что произошло в гостинице. Ему ничего не оставалось, кроме как лежать и ждать. Спасения… или смерти. Он уже и сам не знал. Он не узнавал место, где сейчас находится, и не потому, что там было темно, а потому, что здесь все было в руинах, как после бомбардировки, и лишь отголоски знакомых запахов, смешавшихся в воздухе, напоминали о чем-то былом, но Сплинтер никак не мог понять, откуда он их помнит.       Вдруг откуда-то из темноты появился ослепительный луч карманного фонарика, продвигающегося всё ближе и ближе. Сплинтер замер. Чудом нащупав рядом с собой острый камень размером с кулак, старый крыс крепко сжал его в лапах, молча молясь о том, что ему не придется его использовать, как вдруг…       — Леонардо?       Полчаса спустя…       — Вот, отец, это суп. Ешьте, — умилялся черепаха, смотря, как старый крыс трясущимися от холода лапами с жадностью выпивает горячее из чашки термоса. — Простите, что пришлось ударить вас, но у меня не было другого выбора.       Надо сказать, Лео потрудился на славу. Развел костер, разогрел еду, сделал мастеру перевязку и даже помог тому сесть. Всё-таки жесткие тренировки Сплинтера в полевых условиях делали своё дело, однако у черепашьего наставника было неспокойно на душе, и с каждым глотком теплого супа у него все сильнее складывалось чувство, что произошедшее с ним было тщательно спланировано. Вдобавок и сам Леонардо вел себя очень странно. Никаких лишних вопросов, да и вообще старший сын был не очень-то разговорчив, лишь молча ковыряя сучком горящее дерево в костре.       — Леонардо, ты можешь объяснить, что происходит? — нарушил молчание Сплинтер, пристально взглянув на черепаху. — Где мы?       — Это заброшенная станция метро. — поднял глаза Лео. — Недалеко от нашего старого убежища. Разве вы не помните это место? Помните, как вы привели меня сюда на тренировку? Мы же здесь с вами в первый раз…       — Нет! — тут же перебил крыс, выронив чашку с остатками супа из лап. — Не надо воспоминаний!       В этот момент старик почувствовал нестерпимую дрожь во всем теле. Этого разговора он боялся, наверно, даже больше, чем расставания с Крисом. Леонардо же молча собрал осколки чашки с земли, затем сел на доски рядом с учителем.       — Ну как же? Нам было хорошо вместе.       — Что было, то было. Мы это уже обсуждали! Я больше не хочу об этом говорить! — холодно ответил старик, прикрыв глаза.       Хоть ответ Сплинтера и был категоричным, но Лео не собирался отступать, прекрасно понимая, что другого такого шанса поговорить больше не представится.       — Ну да… — хмыкнул черепаха. — У вас же теперь новый любимчик.       — Ты хочешь в чем-то меня упрекнуть, Леонардо? — резко поднял голос старый крыс. — Для этого ты и устроил всё это?!       — Я просто хочу, чтобы вы одумались, сэнсэй! Вы перестали себя контролировать! Сначала Крис, теперь этот…       — Я не в ответе перед тобой! Разговор окончен! А теперь пойдем…       Взяв свою трость и опершись на нее, Сплинтер медленно поднялся с места, однако черепаха в момент преградил путь своему наставнику.       — Нет! Вы никуда не пойдете!       — Леонардо, что ты делаешь?! — нахмурился крыс, чувствуя, как рука сына хватает его под плечо.       — Вы больны, сенсей! Вам нужна помощь!       — Сейчас же отпусти меня! — приказал Сплинтер.       — Да посмотрите же на себя! Вы стали подстилкой для мужиков!!! Я же хочу помочь! Простите за это! — заранее извинился Леонардо, затем с размаху ударил кулаком старика в грудную клетку.       — Вы сами меня вынудили. — с досадой произнес лидер, подхватив на руки отца, потерявшего равновесие от удара и неожиданности.       Семь часов спустя…       — Леонардо, ответь. Ты долго собираешь меня здесь держать?       — Столько, сколько потребуется, — ответил Лео, наконец закончив связывать лапы учителя. — Впрочем, это зависит только от вас. Не туго?       — Сын, ты же понимаешь, что так не может долго продолжаться.       — Ну как же вы не понимаете, сенсей! Я же о вас забочусь!       — Нет, — замотал головой крыс. — Тебя вновь ослепила ревность, но это ничего не изменит.       Лео ничего не ответил, лишь молча уставившись на пламя костра.       — Ты помнишь, как приводил меня сюда? Как обнимал и целовал? Нам же было так хорошо вместе. Мне казалось, что мы были счастливы… Скажи, когда это произошло? Когда ты меня разлюбил? Когда Криса увидел или когда узнал, что он твой…       Черепаха вдруг осекся, заметив, как поменялся отцовский взгляд. Сплинтер тяжело вздохнул.       — Когда появился Крис, между нами уже ничего не было.       — Нет… Нет! — крикнул Лео, вскочив на ноги. — Вы не понимаете, что говорите!       — Прости, Леонардо, но это так. Нам с тобой уже не быть вместе. Я могу вернуться лишь к Крису. Я люблю его, и ты это знаешь.       — После того, что было… вы всё равно хотите к нему?       — Сейчас он меня не примет. Нам обоим нужно время.       — Ну, мастер Сплинтер! — не оставлял попыток Лео. — Он же вас недостоин! Вы должны принадлежать мне! Только мне!       — Ты знаешь, что это не так.       — В таком случае я убью его… Я убью Криса! — вскрикнул Леонардо и, выхватив одну из своих катан, начал демонстрационно размахивать ей перед Сплинтером, однако тот лишь вновь покачал головой.       — Ты не сделаешь этого.       — Это ещё почему?!       — Да потому что без Криса перестану существовать и я.       Лео не нашел, что ответить. Он окончательно потерял всю надежду вернуть отца. Впрочем, он больше не может смотреть на то, как тот мучается, и, наверное, будет лучше отпустить и не мешать ему. Взмахнув катаной, Леонардо разрезал веревку на руках Сплинтера с одним-единственным словом:       — Уходите!       Сплинтер вновь взглянул на сына. Хоть старый крыс и чувствовал на себе некую вину, наконец на его душе стало легче.       — Прости меня, — мягко произнес учитель и медленно направился по туннелю к выходу.

***

      Прошло еще несколько часов… Квартира Криса       Вот уже несколько часов молча Редфилд сидел неподвижно в своей гостиной в полной темноте. Ему не хотелось сейчас никого видеть. Все, что он делал — раз за разом пересматривал то видео с корабля, изредка тянясь за полупустой бутылкой виски, дабы в очередной раз пополнить опустевший бокал.       —  «…Знай, что мама очень-очень любит тебя! Посылаю тебе тысячи поцелуев. Пока, сынок».       Где-то в темноте раздался тихий хриплый голос:       — Я знаю, что случилось.       Крис ничего не ответил. Бросив мимолетный взгляд на Сплинтера, стоящего возле открытого окна, парень снова перемотал запись на начало.       — Сын, я знаю, что это слабое утешение, но… — неуверенно начал старый крыс.       — Ты не сдержал своё слово, — перебил Крис.       — Какое слово?       — Ты сказал, что больше не потревожишь меня. Прошу, оставь меня. Уйди. Я не хочу тебя видеть.       Медленно поднявшись с дивана, парень медленно поковылял в спальню, попутно прихватив со столика полупустую бутылку виски, однако Сплинтер тут же преградил ему дорогу и вырвал выпивку из рук Криса.       — Сын, если ты думаешь, что я ничего не чувствую и не понимаю, то ты ошибаешься. Я всё понимаю. То, что ты сейчас переживаешь, — ужасно, но порой нам приходиться брать себя в руки и сжимать зубы, чтобы не сойти с ума.       — Что ты понимаешь?! — крикнул ответ Крис. — Мама умерла, а я один! Я совсем один!       — Ну что ты, мой мальчик, — мягко произнес Сплинтер, положив лапу на плечо сыну. — Ты не один. Ведь я с тобой.       — Час от часу не легче! — огрызнулся Редфилд, оттолкнув от себя Сплинтера. — Это всё ты! Это твоя вина! Я ТЕБЯ НЕНАВИЖУ!!!       — Я знаю, — смиренно кивнул крыс.       — Тогда на хрена ты сюда приперся?! Прощения просить?! Так ты не получишь!       — Единственное, чего я хочу, — это чтобы мой сын не изводил себя. Мне больше ничего не нужно.       — А что так? Совесть замучила? Я тебя в последний раз прошу. Уйди из моей жизни!       — Я никуда не уйду до тех пор, пока ты не успокоишься.       — Ну и сиди здесь! — клацнул зубами Крис и, погасив свет гостиной вместе с отцом, громко хлопнул за собой дверью в спальню.       Спустя ещё какое-то время       Крис проснулся от настойчивого телефонного звонка. Отклонив «вызов от Джил», Редфилд плашмя развалился на кровати. Из-за последних событий ему удалось поспать очень мало, и то это удавалось сделать урывками из-за странных ночных комаров. Поняв, что ему больше не уснуть, парень взглянул на окно. На улице уже порядком рассвело. Ничего не поделаешь — пришлось вставать.       Выйдя из комнаты, Редфилд бросил взор на Сплинтера, тихо посапывающего на гостевом диванчике. Всё-таки этот старик был настойчив.       — Мда… — вздохнул Крис. — Послал же Всевышний такого батю. Прямо испытание какое-то.       — Сплинтер? — прошептал парень, легонько подергав спящего отца за рукав одежды.       — Доброе утро, Крис, — тут же открыл глаза крыс, оторвав голову от подушки.       — Если его можно таковым назвать, — пробурчал Крис, отправившись на кухню осматривать содержимое холодильника на предмет пищи. — Кофе будешь?       — Не отказался бы, — сонно потянулся Сплинтер, принимая сидячее положение, попутно разгладив седые брови и бороду.       — Как спалось? — словно ненавязчиво поинтересовался парень, ставя на стол перед отцом чашку с капучино и сахарницу.       — Ты знаешь, бывало хуже, — заключил Сплинтер и, добавив две ложки сахара в кофе, перевел взгляд на Криса. — А ты?       — А что «я»? — пожал плечами Крис.       — Ты вообще спал?       — Ну а как же. Мало, но уверенно, — протянул Редфилд, открывая бутылку с пивом.       — Крис, давай ты сегодня обойдешься без алкоголя, — сделал неловкое замечание Сплинтер.       — А давай ты не будешь портить мне утро! — огрызнулся в ответ Крис, однако всё же закупорив бутылку обратно.       Вдруг раздался звонок в дверь.       — Кого там ещё принесло? — недовольно пробурчал Редфилд, открывая замок. — О! Ничего себе!       — Это вместо «здравствуй»? — улыбнулась Джил.       — Ну… я… в общем… — замялся Редфилд. — А… ты что здесь делаешь?       — Тебя пришла проведать. На звонки ты не отвечаешь.       С этими словами девушка сделала два шага в коридор квартиры, однако Крис тут же преградил ей путь.       — Джил, спасибо тебе, конечно, за поддержку, но сейчас не самый лучший момент.       — В смысле? — удивленно хлопала ресницами Валентайн.       — Я не один.       — Что? А с кем ты?       — Ну…       Не дождавшись внятного ответа, девушка заглянула через плечо парня и когда увидела, кто сидит у него в гостиной, моментально пришла в бешенство.       — Крис, ты что, сдурел?! Ты только вчера мать похоронил!       — Джил, подожди! — попытался оправдаться парень. — Это не то, что ты…       — Знаешь, что, Редфилд, — ты реально больной! — выкрикнула Валентайн, затем адресовав несколько не самых лестных слов в адрес старого крыса: — А вы! Как вам не стыдно! С собственным…       Сплинтер никак не отреагировал на эти крики, спокойно продолжая допивать свой кофе, что ещё сильнее вывело Джил из себя, однако решения лучше, кроме как быстро развернуться и уйти, девушка сейчас найти не смогла. Крис в ту же секунду выбежал за ней в подъезд.       — Джил, стой!       — Да пошел ты! — недовольный женский голос эхом разлетелся по лестничной клетке. — Извращенцы поганые!       — Джил!!! Блин! Зашибись! — вполголоса выругался Редфилд, вернувшись в квартиру.       — Сам виноват. Даешь этой девице из себя веревки вить, — покачал головой старый крыс, недовольно фыркнув себе в усы. — Мой сын — и такой слюнтяй. Смотреть противно.       — Что?! Что ты сказал?! — возмутился Крис, закрывая за собой входную дверь.       — Женщина обязана уважать тебя!       — Ха! — рассмеялся парень и, зайдя в гостиную, где сидел Сплинтер, сложил руки на груди. — Тоже мне знаток нашелся. Ты сам давно бабу-то нюхал?       — Я спал с женщинами, когда ты ещё мутной соплей у меня между ног болтался, — заключил Сплинтер, делая последний глоток кофе. — А таких, как Джил, нужно приструнять!        — Сплинтер, мы не в каменном веке! Знаешь, неудивительно, что мама хотела уйти от тебя.       В эту секунду старый крыс моментально потупил взгляд, медленно опустив голову.       — Ты ничего не знаешь.       — Так почему же тебе не рассказать мне? — продолжил Крис, подсаживаясь рядом с отцом. — Я имею право знать!       — Мне очень трудно вспоминать всё это, — тяжелым голосом произнес Сплинтер. — Может, лучше спросишь у Билла?       — Я хочу услышать это от тебя, — настаивал Редфилд.       — О покойниках плохо не говорят…       — Сплинтер!       — Хорошо, — вздохнул старик, отставив от себя пустую чашку. — Я расскажу тебе, но эта история не из самых приятных. Ты понятия не имеешь, какой она была уже тогда…

***

      Двадцать один год назад. Резиденция семьи Хамато       Огромный главный зал особняка с большими окнами и перилами. Повсюду висят дорогие картины и гобелены, расставлена антикварная мебель и посуда ручной работы. Всё это так и дышит роскошью и богатством. И вот мы видим, как молодая женская особа прихорашивается перед одним из больших окантованных золотом зеркал и как четырехлетний юнец настойчиво дергает своими ручонками за края её пышного красного платья.       — Мама? Мама? Ну мам?!       — Милый, мама сейчас занята. Поиграй в другом месте, — не отвлекаясь от зеркала, ответила женщина, надевая сережки с драгоценными камнями.       — Ну мам! Я хочу поиграть с тобой! — крикнул Крис, невольно дернув женщину за рукав одежды, заставив наконец-таки обратить на себя внимание.       — Так, знаешь, что? — возмущенно ответила та и, отвинтив металлическую крышечку с пузырька дорогого виски, накапала туда несколько капель, затем протянув её мальчику. — Вот, выпей микстурку.       — Папа сказал, что мне нельзя это пить! — замотал головой маленький Крис.       — Папа думает, что он умнее всех, да? — недовольно ответила ребенку женщина, даже не подозревая о том, что за ними уже несколько минут пристально кто-то наблюдает.       — Папа! Папа приехал! — звонким голосом закричал мальчишка, подбегая к отцу.       — Иди ко мне, мой маленький лотос! — в довольной ухмылке расплылся Хамато, подхватив мальчугана на руки. — Мой медвежонок. Смотри, что я тебе привез.       — Ух ты! Машинка!       — Кристофер, иди поиграй на втором этаже. Нам с мамой надо поговорить. Я сейчас приду.       Взяв в руки подарок, маленький Крис побежал вверх по лестнице. Проводив взглядом сына, Йоши тут же стер ухмылку с лица.       — Привет, милый, — через плечо поприветствовала мужа особа, продолжая красоваться перед зеркалом, как вдруг мужская рука грубо отдернула её за плечо. — Э-э-э! Ты что?! Аккуратней!       — Ты что, дрянь?! — вполголоса крикнул Йоши, дабы Крис не услышал их ссору. — Совсем мозги залила?! Ты зачем даешь моему сыну алкоголь?!       — Он и мой сын тоже, — как ни в чем не бывало произнесла женщина, поворачиваясь обратно к зеркалу. — Поэтому воспитываю, как хочу.       — Что?! А-ну-ка посмотри на меня! Ты что, пьяна?!       — Я чисто символически. Шампанское.       — Мало того, что шляешься по кабакам днями и ночами, так ты теперь и при ребенке пьешь!       — Слушай, Хамато, что ты орешь? Мы с тобой, кажется, договорились. У меня своя жизнь, а у тебя своя.       — Договорились, но ты живешь в моем доме, и единственная причина, из-за которой я тебя ещё не вышвырнул, это Кристофер!       — Ты знаешь, дорогой, я тоже не в восторге от нашего союза. Ну, никто же не виноват в том, что патроны у тебя холостые, и из всех женщин, с которыми ты спал, забеременела только я, впрочем, если тебя что-то не устраивает… я заберу сына и уеду.       — Только попробуй! — клацнул зубами Хамато, чуть было не сорвавшись на крик. — Я тебя уничтожу!       — Ой-ой-ой! — играючи покачала головой женщина. — Ладно, хватит обмениваться любезностями, я и так опаздываю.       — Куда собралась?       — Тут недалеко новое заведение открывают. Райская ночь (Heaven’s Night) называется. Кстати, Хамато, ты мне это… денег дай.       — Я только вчера давал тебе деньги.       — Появились непредвиденные расходы. Кстати, как тебе мое новое платье?       — Лучше бы сыну что-нибудь купила, чем тратить деньги на эти тряпки!       — Наш сын ни в чем не нуждается, только вот отцовского внимания маловато. Папе же некогда! Вместо того, чтобы приехать домой пораньше, он проводит роскошные вечера в шикарных ресторанах с моделями. Кстати, может, рассказать Крису, чем занимается папочка, еще даже не успев развестись?       Если честно, всё, чего сейчас хотелось Йоши, — это хорошенько треснуть по этой наглой накрашенной физиономии и выкинуть её из дома, но он не мог это сделать из-за Криса. У ребенка должны быть и мама, и папа, и какими бы ни были их разногласия, ради сына он продолжит это терпеть, в очередной раз молча доставая свой бумажник из-за пазухи.       — На деньги и вон отсюда!       — И я тоже тебя люблю, дорогой, — помахала рукой женщина, скрывшись за входными дверями.       — Проклятая шлюха! — нервно шикнул вслед Хамато, крепко сжав ладони в кулаки. Прошло несколько секунд. Он сделал глубокий выдох, отпустив всю злобу, и направился наверх к сыну.

***

      — Да уж… — с явным недовольством в голосе произнес Крис, покачивая головой. — Оба молодцы! Ничего не скажешь!       — Подожди. Я ещё не всё сказал, — неожиданно добавил Сплинтер. — Это продолжалось по несколько недель. Я терпел это и даже готов был закрыть глаза на измену с Саки, пока…       Сплинтер вдруг осекся. Затаив дыхание, старый крыс молча уставился в одну точку. Он вспомнил события того ужасного дня, хоть всячески пытался забыть их. Так продолжалось около полуминуты, пока Редфилд не нарушил тишину.       — Пока что?       В этот момент Крис заметил, как Сплинтер крепко сжал подрагивающие ладони в кулаки. Затем старый крыс закрыл глаза и сделал глубокий выдох…       — В тот день я вернулся в работы пораньше и… Она собиралась искупать тебя, видимо, приняла лишнего и просто уснула, оставив одного тебя в ванной с кипятком из крана. — В этот момент Сплинтер снова взглянул на сына, вытерев набежавшие слезы с мохнатой щеки.— А если бы я тогда не пришел?       Крис даже толком не нашел, что ответить, моментально растерявшись от последних слов Сплинтера. Да он просто был в полнейшем шоке! В голову, конечно, начали закрадываться отголоски мыслей о том, что это может быть очередное враньё, но видя, как отцу тяжело дался весь этот рассказ, и глядя сейчас прямо ему в глаза, не было никаких сомнений в том, что он говорил правду. Теперь всё стало на свои места.       — Ты знаешь, — тихо начал Крис, — я понимаю твои мотивы и, наверное, что-то даже могу принять, но всё равно это не повод отправлять мою маму в психушку.       — А как бы ты поступил на моём месте? — с тяжестью в голосе произнес Сплинтер.       — Я… Я не знаю, — пожал плечами парень, поднявшись с дивана.       Крис чувствовал себя морально опустошенным. Как будто из него выкачали все эмоции. И пускай это было ужасно — одно он знал наверняка. К отцу у него не осталось ни злобы, ни ненависти.       — Мне нужно это обдумать.       — Ну, тогда я, пожалуй, пойду, — заключил старик и, опершись на трость, хотел подняться с дивана, однако рука сына не дала ему это сделать.       — Сплинтер?       — Да, сын?       — А ты не мог бы остаться?

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Черепашки-ниндзя"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты