Сверхъестественный дневник сумеречного Хогвартса 3. Революция 765

Смешанная направленность — несколько равнозначных романтических линий (гет, слэш, фемслэш)
Сверхъестественное, Роулинг Джоан «Гарри Поттер», Дневники вампира, Шерлок (BBC), Майер Стефани «Сумерки» (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Все те же
Рейтинг:
R
Жанры:
Юмор, Флафф, Детектив, Пародия, Стёб, Учебные заведения
Предупреждения:
OOC, Нецензурная лексика, Элементы гета
Размер:
Макси, 94 страницы, 26 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Самая прекрасная упоротость!!!» от cheena
«Ржал до слез!» от faralanga
Описание:
Злой и страшный Волан-де-Морт жаждет мести и печенек...Алчная безносая тварь не остановится ни перед чем! Выдержит ли удар Хогвартс?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Ну здесь все понятно.
Да простят меня фаны Роулинг за бездарное коверканье истории о Гарри Поттере.
Неожиданно появилась группа бормотушных бредней https://vk.com/club88529275

Глава 9.

19 января 2015, 01:35
- Эх, хорошо-то как, етить вашу! – разорался Деймон, разбив о стол пустую бутылку. – Хорошо сидим!
Сидели действительно хорошо. Победу Хогвартса в дружеском матче отмечали с размахом, блэкджеком и шлюхами. Правда, вместо блэкджека были конкурсы типа «Кто первым займет стул?», а вместо шлюх – самогонщица Виктория, никогда не стеснявшаяся показать джентльменам декольте. Но несмотря на такую скупую конкурсную программу, отмечалось хорошо, а главное, долго.
Горячо обсуждая матч, Дамблдор и Снейп жевали пельмени, запивая их бормотухой, а после каждой рюмки награждали всех членов сборной школы сотней очков для факультета. Вот и в очередной раз выкрикнув: «Плюс дохуя и больше очков Гриффиндору!», Северус Снейп отчаянно крякнул, поправил сальную шевелюру, пригладил могучие брови, и, подвинувшись поближе к самогонщице, решил все-таки завершить квест по выходу из френдзоны.
- Виктория, голубушка, а давайте-ка пройдем в мой будуар, где позволим купидонам затыкать нас стрелами хоть до смерти, - подергивая бровями, произнес зельевар, жуя маслинку.
Дин Винчестер зааплодировал стоя.
- Ну наконец-то, профессор, наконец-то!
- Мы гордимся вами, - кивнул Сэм. – Вот, возьмите сырничков.
- Ох, шебутной какой, - гоготнул Люцифер.
Виктория захохотала, как бешеный конь, надышавшийся веселящим газом, раскраснелась и хлопнула еще стопарик бормотухи.
- Северус, у вас такие красивые брови, - промурлыкала Виктория. – Мне кажется, они сейчас оживут и задушат меня.
- Так, может быть, вы хотите рассмотреть мои брови поближе? – томно сказал Снейп. - Или даже потрогать…
Дин Винчестер, сидевший рядом, сам чуть в оргазме не забился. Виктория, выковыряв из лифчика зубочистку, кокетливо поманила за собой просто обалдевшего от счастья профессора и лукаво подмигнула Клаусу, распевающего с Невиллом песню «Моя игра».
Потащив ухажера сначала в кладовку, Виктория, услышав оттуда вопли «Занято!!!», принадлежавшие хогвартскому дизайнеру и кровопьющему режиссеру, вздохнула и затолкала Северуса на кухню.
- Борщ не разлейте! – крикнул им Сэм. – И клеенку подстелите. Извращенцы!
И вроде не четырнадцатое февраля, а в Хогвартсе кроме паров бормотухи и табачного смога, витали еще и феромоны любви. Супруги Сальваторе сидели на какой-то поваленной коряге, разглядывали звезды (вернее, разглядывала Елена, а Стефан украдкой рисовал на земле палочкой кружочки), потягивали крепленое винцо из бутылки и думали о вечном.
- То ли ночка такая темная, то ли ты такая красивая, - прошептал Стефан в ухо своей возлюбленной.
- Ой, ну перестань, - хихикнула Елена. – Какой ты у меня поэтичный…как этот…как его…Маяковский.
Услышав фамилию любимого поэта, Стефан аж расцвел. Решив ударить по романтике мощным залпом прекрасного, библиотекарь прижал к себе жену и возвел глаза к небу.
- У Маяковского есть отличное творение, - произнес Стефан. – Как раз вчера читал. И тебя вспомнил.
- Прочитай мне.
- Нет.
- Ну давай.
- Ну нет…
- Ну, пожалуйста, - прощебетала Елена.
- Ну ладно, - согласился Стефан. – Не те бляди, что хлеба ради спереди и сзади…

* * *

А пока во дворе Стефан выразительно читал стихи, в замке тоже особо не скучали. Вернувшийся за стол Джереми Гилберт, красный и смущенный, жадно чавкал сырниками, а сидевший возле него профессор Холмс озарял торжество ненавидящим взглядом. Такое ощущение, что он поставил деньги на победу Дурмстранга.
Плюхнувшийся на соседний стул профессор Винчестер, сшиб локтем миску с пельменями, плеснул себе самогона в стакан и поманил к себе «самое кислое лицо вечера».
- Дедукция, иди сюда!
- Вы, вероятно, забыли мое имя, - прогнусавил Шерлок. – Что не удивительно, от алкоголя у вас отшибло часть башки.
Притянув к себе Холмса, Дин щелкнул пальцами, требуя налить ему и его новому другу еще сто грамм. Придвинув к Холмсу рюмочку, трудовик терпеливо замер.
- Я не пью, - прошипел Шерлок.
Дин вздохнул.
- Ты это…как его...это…повторяй.
- Что, простите?
- Выйду ночью в поле с конем…
- О нет, - простонала Гермиона, сидевшая в конце стола. – Да сколько можно?!
- …ночкой темной тихо пойдем…Давай-давай, дедукция, пой.
Шерлок что-то бессвязно повторил, скорее, чтоб отвязаться от этого странного мужика, нежели вдохновившись гимном Хогвартса. Дин, путая слова, допел-таки гимн, заставив своим исполнением рыдать в припадке творческого экстаза Клауса, и хлопнул Шерлока по спине.
- Мужик! – гаркнул Дин. – Давай еще раз. Выйду ночью…
- Спасибо, хватит, - отозвался Шерлок. – Я лучше понаблюдаю за этим шоу талантов.
Дамблдор утирал бородой скупые мужские слезы, слушая, как профессор Зальцман томно горланит его любимую песню «Позови меня тихо по имени». С этой песней у хогвартского босса было связано много сокровенных воспоминаний. Именно под эту песню некий Геллерт Гриндевальд, крутой пахан темной магии, разбил сердце Дамблдора вдребезги, оставив после себя лишь боль, одиночество и трусы под кроватью. Да, дорогой читатель, в молодости Альбус Дамблдор ничем не отличался от Эдварда Каллена. Разве что бровями и амбициями. Сексуальная хрипотца и небритость Аларика снова напомнила директору о бывшем возлюбленном, несмотря на то, что у Гриндевальда не было ни щетины, ни хриплого лепсовского голоса, и, вздохнув, Дамблдор глотнул бормотухи в знак того, что никогда больше не увидит свою первую любовь в лице темного мага-изменщика (хотя кто знает….)

* * *

Деймон Сальваторе, блуждая по коридорам в поисках туалета, вежливо поздоровался с кошкой Филча, сделал реверанс рыцарским доспехам и, свернув налево, к сортиру, кинул окурок папиросы в открытое окно. Застолье явно удалось, хотя беляш, со звучным названием «Кис-кис», явно был лишним.
Наткнувшись на Эдварда Каллена в коридоре, Деймон быстро поздоровался, но ответа не услышал. Эдвард стоял прямо, как будто в порыве страсти сожрал швабру, смотрел куда-то вдаль, на бледном лице застыла гримаса ужаса. Видно, тоже ел беляш.
- Вольно, Эдик, - икнул Деймон, хлопнув вампирчика по плечу.
От прикосновения Эдвард рухнул на пол, как манекен, пнутый кем-то.
- Эдик, нахрена ты ел беляши? – покачал головой Деймон. – Вставай, дурак, почки застудишь, етить твою.
Но Эдвард даже глазом не моргнул. Нет, дело явно не в беляшах.
Военрук заволновался не на шутку и присел на корточки.
- Эдуардо, команды «упор лежа» не было! Эдуардо?
Боковым зрением увидев что-то красное в свете факела, Деймон повернул голову влево и ахнул.

ЧЕЛОВЕК, КОЛДУН, ВАМПИР – НЕ ХОДИ ОДИН В СОРТИР! МУАХАХАХА


Надпись на стене блестела, как губы Долгопупса после дегустации сала.
- Эдюнчик?
Нет ответа. Постучав по груди вампирчика и услышав страшное «тук-тук-тук», Деймон рухнул на колени и во всю силу могучей глотки заорал:
- НЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕТ!!!!!!
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.