Интерес 7

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
J-rock, Juka, TRIGGAH (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Hiroki/TOMOZO, TOMOZO/erina, Juka
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: ER Hurt/Comfort Повседневность Романтика Флафф

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Описание:
Думать о любви.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
2014.12.12
18 декабря 2014, 22:26
Томозо наклоняется ближе, почти садясь на колени Хироки, и осторожно проводит кончиками пальцев по его губам. Задерживает дыхание, убирая руку и переводя взгляд выше, другой рукой, сам того не замечая, поглаживая плечо Шауры. Цепляясь за воротник его рубашки, словно бы в попытке притянуть к себе, но не делая этого. Всё-таки опускаясь на колени вокалиста, для устойчивости и вообще для удобства, Томозо невероятно медленно наклоняется к нему, закрывая глаза, сводя расстояние между ними к минимуму. Кажется, что он боится дышать, и, едва коснувшись своими губами его, сразу же отстраняется, глубоко вдыхая. Довольно улыбается, глядя на почти равнодушного Хироки перед собой. - Что я такого делаю? – тихо выдыхает Шаура, с интересом и любопытством наблюдая за гитаристом на нём. - Ничего, - а Томозо просто захвачен неожиданной близостью почти случайного человека, который оказался таким невероятно соблазнительным. – Не делай ничего дальше, мне так нравится. Поцелуй слишком скромный, но Томозо прижимается уже всем телом к Хироки, обнимая его за плечи. Неожиданно кусает и снова отстраняется. Приникает, обманчиво нежно целует, прикусывает губы и отстраняется. Это повторяется несколько раз, и с каждый разом улыбка на лице гитариста всё более явная. Губы Шауры становятся ярче от таких ласк, и именно это ему так нравится. В конце концов, Хироки не выдерживает, сам притягивает за талию к себе Томозо и целует его уже по-настоящему, жадно, сам удивляясь своей прыти. - Хиро, тебе должно понравится, я… - неожиданный посторонний голос следом за звуком открывшейся двери, и двое вздрагивают, чуть отстраняясь друг от друга. - Эрина, - Шаура произносит это почти неслышно, но Томозо читает по его губам. И улыбается. Слишком громко захлопнувшаяся дверь, слишком громкие шаги за ней говорят о многом. Томозо тихо смеётся, отводя взгляд, а потом снова подаётся навстречу, желая продолжить, на Хироки его останавливает, отталкивает, заставляя встать и поднимается сам. - Иди. – Коротко кивает в сторону двери. Гитарист хочет ещё что-то сказать, что-то вроде «я обязательно вернусь», но это не то. - Минут через пять, на улице. Дождись меня, хорошо? – он облизывает губы, снова усмехнувшись, и, дождавшись неуверенного согласного кивка, выходит за дверь. Эрину он находит в коридоре, тот даже не смотрит на него, затягиваясь сигаретой. - Ри, ты ведь не будешь устраивать сцен, да? – Томозо осторожно берёт его за плечи, ожидая, когда Эрина поднимет взгляд. Но в ответ гитарист только коротко отрицательно мотает головой. - И обижаться не будешь, да? – продолжает свой монолог всё тем же смеющимся, полным позитива тоном. И снова добивается только такого же короткого жеста. - Вот и замечательно. – Склонившись, коротко целует его, словно пробуя вкус его губ заново. И понимая, что Эрина – совсем не то. Совсем не Хироки. Сравнивать его с Хироки странно, делать этого вообще не стоит, это как сравнивать два совершенно разных блюда, временами хочется одно, временами – второе, и временами одно другим заменять не хочется. - На самом деле… - Мне странно, - Ри произносит это настолько просто и буднично, словно они обсуждают какую-то развлекательную тв-передачу. - Странно? - Ну да, - всё-таки подняв голову, посмотрев на него, Эрина улыбается, и в этой улыбке тоже нет ни разочарования, ни презрения, ни сожаления. – Это ведь странно. Видеть своего бывшего со своим… - он смеётся и видит силуэт Шауры в другом конце коридора, когда тот выходит из гримёрки. - Я еду домой, - долго не задерживаясь, сразу же уходит в гримёрку, как только она освободилась. - Подожди, - Томозо спешит следом, кусая губы и надеясь, что Хироки его всё-таки дождётся. Хотя это и не будет хорошо, если Эрина снова, тут же, увидит их вместе. - Что ещё? Я хочу домой. - Ко мне, да? Тихо усмехнувшись, Ри наугад кидает в сумку свои вещи. Он уже давно переоделся, и воспоминаниями от концерта остался только макияж на лице. Который тоже скоро исчезнет. - Куда отвезёшь. Хироки не находится ни сразу у входа, ни с другой стороны клуба, ни внутри, ни на стоянке, и Томозо тихо разочарованно вздыхает, пытаясь придумать, как его теперь достать. Просить номер телефона, у кого – у Эрины лучше не стоит. Ещё больше общих знакомых? Или пусть это сделает кто-нибудь за него. Томозо нервничает и кусает губы, вдруг осознав, что его захлестнуло простое желание обладать этим человеком. Пусть один раз. Пусть безо всяких чувств. И самое смешное, что Хироки тоже это понял, понял раньше него и – сбежал. - А у него… есть кто-то? – Томозо спрашивает это, когда они уже дома, сделав вид, что очень занят уборкой заваленного хламом стола, только чтобы не смотреть на Рину. - У него? - Ну... Хмыкнув, не сразу поняв, о ком говорит Томозо, Эрина ложится в постель, недовольный только своими мыслями. Это не нормально, об этом стоит поговорить или не стоит, нужно обратить на это внимание или нет, Эрина решает просто пустить всё на самотёк. - А если нет, то что? - Ничего, - отвечает с паузой, отворачиваясь от стола. Ложится рядом, притягивая уже лежащего в кровати гитариста к себе, обнимая его. – Просто спросил. - Откуда мне знать вообще, мы не общаемся давно, - отталкивает Томозо, недовольно хмурясь. - Ри… - Я уже… - Ри, перестань… - …не люблю его. Давно. Ясно? И не знаю о нём ничего. – Слишком резко, слишком порывисто, Эрина зажмуривается и отворачивается, пытаясь снова в очередной сам привыкнуть к тому, что только что сказал. Он чувствует объятия Томозо и отстраняться не хочется, хочется прижаться сильнее, почувствовать себя очень нужным ему и только ему. Любовь к Эрине не имеет ничего общего с тем, что Томозо чувствует по отношению к Хироки. Да и чувствует ли… Это нельзя назвать каким-либо чувством, это одно только желание физической близости. В этом нет ничего зазорного, наверное, по крайней мере, Томозо в это очень хочет верить. Вот только вряд ли Эрина будет прыгать от радости, зная, что время от времени его любовник трахается с «его бывшим». Поэтому пусть никто ничего не знает. Томозо проклинает всё вокруг, когда попытки хоть как-то достать Хироки проваливаются одна за другой. Но в конце концов ему удаётся узнать номер вокалиста, удаётся дозвониться и уговорить его на одну встречу. Его ликованию нет предела, когда он видит Шауру на пороге своей квартиры, проводит его в комнату, с трудом сдерживая себя. Потому что хочется снова прикоснуться так же, как тогда в гримёрке. Изучить его заново, и в этот раз не удовлетвориться малой частью, а изучить его полностью, всего. И сможет ли он тогда отпустить Хироки, узнав его до конца? Разговор довольно быстро исчерпывает сам себя, и Томозо видит, что его гость, вероятно, ждёт какого-то продолжения вечера. Предложения чая или чего покрепче, посмотреть фильм, просто телевизор, обсудить музыку, решить какие-то проблемы, но ничего этого делать гитарист не собирается. Это просто не входило в изначальные планы. Хотя, если говорить о решении проблем… - Ты ведь прекрасно знаешь, зачем я тебя позвал, да? – Томозо перескакивает с темы на тему с невозмутимым выражением лица, словно то, о чём они говорили до этого – логическое предшествие того, что говорит он сейчас. - Догадываюсь… - Шаура остаётся непроницаемым. - Тогда зачем ты пришёл? Если не собираешься… - Я понадеялся на то, что ошибся насчёт тебя. - Хироки часто ошибается? – гитарист подходит непозволительно близко, протягивая руку к лицу Хиро, так же осторожно ведя по контуру лица. Вспоминает, как это было в гримёрке, как там вообще до такого дошло. Шаура не отстраняется, но и никак не отвечает, снова никак не реагирует. - Эрина живёт с тобой? – Заметив на одной из полок яркую безделушку, которая когда-то принадлежала Эрине, Хироки спрашивает о своей догадке. Из-за его слов Томозо сам отстраняется от него. Гость отходит к найденной случайно вещице, взяв её в руки, разглядывая и будто что-то припоминая. - Да, мы… но он ещё не совсем переехал. Вот-вот последние вещи должен привезти… - теряется, опустив взгляд. – Сегодня его точно не будет, если ты беспокоишься об этом. Он предупредил, чтобы я не ждал его день или два, в любом случае, время у нас есть, и… Хочется резко развернуться и заставить его замолчать. Хироки зажмуривается, удерживая себя оттого чтобы хотя бы не зажать уши руками, потому что слышать это невозможно. Какого чёрта он вообще всё это говорит. Как он может быть таким. - Только секс, да? На один раз? – Шаура внимательно смотрит на хозяина квартиры, а тот едва ли не пожирает его взглядом, явно удерживая себя невероятной силой воли. Хироки это даже смешит. - Именно. – Коротко облизывает в раз пересохшие губы, уже почти дав волю внезапному порыву обнять вокалиста, прижать его к себе, но в этот момент он снова отворачивается. - Для тебя и меня это может быть ничего… Это и есть ничто, и для этого есть какие-то оправдания… может быть. А для людей, которые нас любят, это станет серьёзным ударом. Поэтому я не… - Так ты не свободен? – этого следовало ожидать, Томозо рассматривал такой вариант, но всё равно удивляется даже слишком, чем стоило бы. Чем стоило бы удивляться человеку, которого это вообще интересовать не должно. - Нет. - Только не говори мне, что это ещё одна причина… - гитарист тихо смеётся, кусая губы, уже понимая, что все его планы провалились, что все его желания так и останутся невоплощёнными, а человек-мечта мечтой и будет, вероятно, всегда. Пусть даже это неслыханная глупость. - Это как раз та самая причина, по которой можно забыть всех остальных. Я надеюсь, ты любишь Эрину, потому что он тебя – определённо да. После слов о любви Томозо заметно сникает, весь как-то неуловимо меняется и снова прячет взгляд, будто в чём-то виноват. Будто это не о нём. - Он тебя забыть не может. – Тихо выдыхает он, мучая в руках зажигалку, которую достал из кармана джинс. - Так помоги ему. Отрицательно качая головой, гитарист продолжает, набрав больше воздуха: - …И я могу его понять. Ты невероятный, Хироки, - снова посмотрев на вокалиста, слабо улыбается. Всего этого не должно быть и ему должно быть всё равно, но почему-то отпускать гостя совсем не хочется. Пусть останется просто так, как можно дольше пробудет здесь, Томозо даже согласен найти какое угодно нескучное занятие для них обоих. Не отпускать. - Ты совсем меня не знаешь. – Шаура отмахивается, пожав плечами и коротким жестом дав понять, что разговор окончен и что он не намерен здесь оставаться больше. Его ждут – где-то там. - Может быть. Но я хотел бы узнать лучше. – Следуя за Хироки в прихожую, со скукой наблюдая за тем, как он снова одевается, Томозо понимает, что вряд ли он придёт ещё когда-нибудь. - Не хотел бы, - очередная усмешка, из-за которой гитарист кусает губы, жалея обо всём на свете. - Заходи к нам иногда. - Нет. Сделай уже наконец так, чтобы Эрина забыл меня. И ты тоже забудь, и живи для него. Они смотрят друг другу в глаза, пауза задерживается на пару минут, потому что Томозо вовсе не спешит отвечать, не хочет и даже не думает над тем, что ответить. И – Хироки просто уходит, аккуратно прикрыв за собой дверь, оставляя гитариста одного наедине с мыслями. «Что за лиричный бред», - раздражённо думает Томозо, раз за разом прокручивая в голове последнюю реплику Шауры. Как ему это вообще в голову пришло, как он додумался, и сказать это ещё так… Задуматься о том, есть ли чувства или это просто привычка, или ему просто так удобно. Гитарист недовольно хмурится, вовсе не желая думать ни о чём таком, но прекрасно осознавая, что нерешённые однажды проблемы когда-нибудь выйдут ему боком.