Тихо-тихо, нежно-нежно +7

Смешанная направленность — несколько равнозначных романтических линий (гет, слэш, фемслэш)
Мифология, Шекспир Уильям «Сон в летнюю ночь» (кроссовер)

Основные персонажи:
Гермия, Деметрий, Елена, Лизандр, Оберон, Пэк (Добрый Малый Робин)
Пэйринг:
Оберон/Пак
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика, Юмор, Флафф, Фэнтези, AU, Мифические существа
Предупреждения:
Смена пола (gender switch), Элементы гета, Элементы слэша
Размер:
Миди, 38 страниц, 8 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Король эльфов Оберон и его верный Пак спасают Волшебный лес от слишком шумных соседей.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Соответствия между некоторыми героями фика и персонажами пьесы У. Шекспира:

Грэйси и Александр - Гермия и Лизандр

Милена и Мэттью - Елена и Деметрий

День третий и последний. Утро

5 января 2015, 15:57
Через открытое окно Восточной спальни донеслись звуки открывающихся ворот и тихое шуршание автомобильных шин по подъездной дорожке. Стукнула дверь такси, затем хлопнула и щелкнула замком крышка багажника. Послышался голос Милены:

— Передай, пожалуйста, Рону и Пэт, что я очень хотела с ними проститься, но уже не могу ждать — мне нужно ехать.

Ответных слов Грэйси было не разобрать.

*****

Пэт вышла на веранду в тех же джинсах, ветровке и кроссовках, в которых приехала из города двумя днями ранее. Она села на скамейку рядом с Грэйси, отщипнула от лежащей на блюде виноградной грозди самую крупную ягоду и сказала:

— Рон разговаривает с женой.

Грэйси понимающе кивнула.

— Он вас любит, — вдруг сказала она, не глядя на Пэт.

Девушка пожала плечами.

— Не знаю. Мы никогда об этом не говорили.

— Любит, — настойчиво повторила Грэйси. — Это заметно.

— Он любит свою жену, — с улыбкой ответила Пэт. — А обо мне он заботится. И ему нравится, что я рядом.

— И вас это устраивает? Вам этого достаточно?

— Того, что я могу быть рядом с ним? Более чем.

Они молча продолжили свой незатейливый завтрак.

— Милена уехала рано утром, — сообщила Грэйси. — Она просила передать…

— Мы слышали. Печально, что так получилось.

— Я хотела извиниться перед вами за этого идиота. Еще вчера, — Грэйси слегка покраснела, но Пэт в тот момент смотрела в другую сторону и ничего не заметила. — А потом вспомнила наш разговор в лодочном сарае. Если бы он был здесь сейчас, я бы заставила его извиниться — сам бы он мог и не додуматься…

— Не переживайте вы так! Ничего страшного не произошло, мы забудем обо всем раньше, чем доедем до города. Все остальное было просто замечательно!

Из-за угла дома, со стороны сада, появился Алекс. На полпути к веранде он остановился, пригляделся к чему-то в кустах, аккуратно пробрался сквозь заросли и вскоре вынырнул обратно, держа в руках грабли.

— Доброе утро, Пэт! — воскликнул он, подымаясь на веранду. — Тоже уезжаете?

— Да, Рон уже вызывал машину. Я бы еще на денек задержалась, тут так хорошо, но ему нужно возвращаться в город: бизнес — сложная штука, не позволяет надолго расслабиться.

В этот самый момент в дверях дома появился Рон — с одним чемоданом и сумкой.

— Вот ты где! А я ждал, что ты поможешь мне спустить вещи, — сказал он, обращаясь к Пэт.

— Ой, — вскинулась девушка. — А мы тут с Грэйси заболтались!

— Я принесу второй чемодан, — Алекс прислонил грабли к дальней стене веранды, чтобы на них никто не наступил, и скрылся в доме.

За воротами раздался автомобильный гудок.

Таксист оказался тем же, что привез Рона и Пэт из города. Все так же ни на кого не глядя, он погрузил их чемоданы и сумку в багажник и, вернувшись за руль, терпеливо ждал, пока гости и хозяева дома закончат обмениваться прощальными любезностями.

Когда ворота снова закрылись, Грэйси повернулась к стоящему у нее за спиной мужу и с некоторой грустью в голосе сказала:

— Мне кажется, мы их больше не увидим.

— Думаешь, они все-таки на нас обиделись?

Грэйси покачала головой.

— Нет. Пэт сказала, что все в порядке, и я ей верю, но… Просто такое чувство.

— Это у тебя временная депрессия из-за вчерашнего. Пройдет, — Алекс притянул жену к себе, и они стояли, обнявшись, несколько минут, пока он вдруг не предложил: — Пойдем погуляем вокруг озера? Просто прихватим воды и что-нибудь перекусить, и пройдемся вдоль берега. Я тебе покажу одно местечко, оттуда такой вид на лес — закачаешься!

*****

Как только озеро и дом скрылись из виду, таксист как по приказу припарковался у обочины и застыл, уставившись в обод руля остекленевшим взглядом. Оберон и Пак выбрались из автомобиля, имея уже свой привычный облик.

Оберон наклонился к открытому окну водительской двери и негромко, но довольно властно произнес:

— Отвезите вещи их владельцам.

Таксист безучастно кивнул и повернул ключ зажигания.

Спустя полтора часа он подъехал к фешенебельным апартаментам в центре города. В ту же самую минуту с противоположной стороны подъехало другое такси, из которого не без помощи водителя и швейцара выбрались полноватый мужчина лет пятидесяти и его юная спутница. У обоих были бледные, даже несколько зеленоватые лица, что, впрочем, легко объяснялось сильным пищевым отравлением, из-за которого два дня назад их срочно доставили в Центральный госпиталь из небольшого загородного кафе, куда они заехали выпить по бокалу освежающего коктейля.

— Ваши чемоданы, сэр, — сообщил швейцар.

Хозяин чемоданов лишь качнул головой и проворчал что-то нечленораздельное. Швейцар отпустил оба автомобиля и проводил неразговорчивого жильца и его подружку до лифта.