Ночной дозор +26

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Мартин Джордж «Песнь Льда и Пламени»

Основные персонажи:
Джон Сноу (Лорд Сноу), Дункан Высокий, Сэмвел Тарли (Сэм, Смертоносный), Эйгон V Таргариен (Эгг, Невероятный)
Пэйринг:
Дунк, Эгг, Сэм Тарли, Джон Сноу
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Мистика
Размер:
Мини, 7 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
"Один мейстер в Красном Замке рассказывал мне, что когда старый год сменяется новым, наш мир становится… непрочным. В это время, сказал он, боги начинают играть в игры с людьми, и можно увидеть будущее и прошлое".
Дунк и Эгг случайно попадают в будущее и встречаются с Сэмом Тарли и Джоном Сноу в Ночном Дозоре.

Посвящение:
Логастр

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Написано на Сикрет-Сансу 2015
8 января 2015, 22:24
— Один мейстер в Красном Замке рассказывал, что когда старый год сменяется новым, наш мир становится… непрочным.
— И что он имел в виду, твой мейстер?
— Я сам не знаю, — признался Эгг. Голос его звучал глухо из-под шерстяного шарфа. — Но в это время, сказал он, боги начинают играть в игры с людьми, и можно увидеть будущее и прошлое. А если помолиться Семерым прямо перед тем, как один год заканчивается, они обязательно всё исполнят.
— Давай помолимся Неведомому, чтобы он обошёл нас стороной, — пробормотал Дунк, поглядывая на какое-то чёрное тряпьё у дороги в снегу. Ему не хотелось думать, что это человек. Может, всадники бросили ненужную поклажу. А может, боги не услышали молитву того, кто замерзал в снегу, когда до Стены оставалось меньше лиги. Но тогда его подобрали бы и погребли, разве нет?
— Чёрный замок.
Дунк отвёл взгляд от засыпанного снегом тряпья и посмотрел вперёд: в самом деле, на фоне массивной, поблескивающей при свете заходящего солнца Стены темнели башни замка и пристройки.
— Какой он большой.
— Говорят, там могут жить сразу шесть тысяч человек, — сказал Эгг, приспуская шарф. Пар вырывался из его рта вместе со словами. — Но вряд ли в Дозоре сейчас больше трёх тысяч человек.
— Во всём замке? — с сомнением спросил Дунк.
— Во всех пяти заселённых замках Дозора. Раз в год в Королевскую Гавань приезжает человек от Дозора и просит денег и новых людей. Отец мне рассказывал, что во времена Эйегона Завоевателя в Дозоре было десять тысяч человек.
— С тех пор люди стали меньше верить в грамкинов и снарков?
— Короли точно перестали, сир. Мой отец говорит, что Дозор давно стоило бы распустить, потому что это напрасная трата денег.
— А как же одичалые?
— Только пять из девятнадцати крепостей сейчас заняты, Стена не везде охраняется. Вы же знаете, сир, Стену создавали для защиты от совсем другой угрозы.
Эгг снова закрыл лицо шарфом, и они поехали молча. Дунк вспоминал всё, что слышал о Дозоре и Стене. Не раз кто-нибудь при нём презрительно отзывался о Ночном Дозоре — сборище бастардов, насильников, воров и убийц, которые якобы защищают царство человечества, хотя на деле порядочным людям стоит остерегаться их самих.
Он вышел из задумчивости, когда ледяной порыв ветра пронзил холодом до самых костей. Гром отчаянно заржал и тряхнул гривой.
— Ну и ветер, — выдохнул Дун, когда наконец смог говорить.
— О чём вы, сир? — удивился Эгг, с трудом поворачиваясь в его сторону. Весь в слоях шерсти, кожи и меха, он двигался скованно и был похож со стороны на плотного старичка. — Какой ветер?
— Сейчас налетел, промозглый такой. — Дунк поёжился.
Эгг нахмурился: его шапка была надвинута на самые брови, видно было только морщинку на переносице.
— Знаете, сир… Мне тоже стало на мгновение очень холодно, но это не ветер, а что-то другое. Как будто… как будто я прошёл через тонкую стену из ледяной воды и промок насквозь. — Он смущённо пожал плечами: — Я не знаю, как сказать по-другому.
— Мне это не нравится, — угрюмо сказал Дунк себе под озябший нос. Неужто боги и правда начали свою игру?
Он огляделся: вокруг разом стало холоднее и темнее, и снега будто прибавилось.
— Поедемте скорее, сир, — глухо произнёс Эгг.

— Кто это? Чего надо?
Над стеной замка показалась наполовину человеческая массивная фигура.
— Я межевой рыцарь, — крикнул Дунк, задрав голову. — А это мой оруженосец. Приютите нас на ночь.
— И чего нужно межевому рыцарю от Ночного Дозора это время? Хотите к нам присоединиться и принять обет? Или желаете прогуляться за Стену к одичалым?
— Желаем заполучить хоть часть твоего остроумия, — пробурчал Эгг в свой шарф.
— Я ищу среди чёрных братьев одного человека, — крикнул Дунк. — Он… из моей семьи.
— У дозорных нет семьи, — неприязненно отозвался человек со стены.
— Его может и не быть здесь, — крикнул в ответ Дунк. — Прошу вас, мы проделали очень долгий путь. Позвольте нам хотя бы переночевать под крышей. Мой оруженосец болен.
В темнеющем небе над их головами зажигались первые бледные звёзды, мороз становился всё сильнее.
— Езжай в Кротовый городок, там тебя и твоего мальчишку приютит какая-нибудь сердобольная шлюха.
Эгг опустил шарф, открывая рот, зло прикусил обмётанную губу. Дунк понял, что он хочет крикнуть караульным что-нибудь в своём духе, но не успел остановить его.
— Впусти их, — сказал кто-то, невидимый им снизу. Первый караульный недовольно ответил что-то, Дунк затаил дыхание.

— Вы как раз к ужину. Вам повезло, что лорд-командующий был возле ворот, когда вы просились на ночлег. Очень толстый парень по имени Сэм Тарли вёл их через замок, постоянно оглядываясь, отчего его оплывшее лицо и рот немного перекашивало.
— Переночевать можете в одной из этих келий, их много. Видите — все пустые?
Он пыхтел во время ходьбы и говорил с трудом. Дунк вспомнил, как видел на Эшфортском турнире рыцаря с красным охотником Тарли на щите. Лорд Сэмвиль Тарли сражался на том турнире. Трудно было поверить, что этот неуклюжий мальчишка — его сын, да и кто бы из знатных лордов отдал своего отпрыска, своего наследника в Ночной Дозор.
Дунк с удивлением оглядывал запустение, царящее в замке.
— Как мало у вас людей, — сипло произнёс Эгг.
— Что? — толстяк снова оглянулся. — А, это… Да, в Дозоре в самом деле не хватает людей, и ещё эта война…
Дунк и Эгг переглянулись. Война? Неужели он имеет в виду восстание Блэкфайра, которое случилось больше десяти лет назад?
— Но сейчас я отведу вас в трапезную, вас там накормят. А потом уже вас хочет видеть лорд-командующий.
Трапезная была большой, тёмной и тёплой. В центре её ярко горел очаг, а по углам, куда не добрался свет, собрались густые тени.
Мужчины в чёрном сидели за лавками и ели кто молча, кто переговариваясь.
Около очага засела компания мальчишек лет по пятнадцать-шестнадцать. Один из них, невысокий и лопоухий, рассказывал какую-то захватывающую историю, размахивая перед слушателями руками и говоря разными голосами в зависимости от того, кого он изображал в данный момент. Зрители то слушали его, разинув рты, то хохотали до слёз.
— Эй, Гренн, ты хоть понял, о чём это было? — спросил он нормальным голосом, закончив рассказ.
Плотный парень с толстой шеей, к которому он обращался, заморгал, а потом покраснел.
— Чего? Всё я понял, почему не понял… — буркнул он.
— Я ему всё объясню! — весело сказал Сэм Тарли под гогот мальчишек и заработал от Гренна угрюмый взгляд. Потом он кивнул гостям на пустой стол около очага. — Садитесь, у Хоба должно найтись что-нибудь для вас.
Парень, разыгрывающий истории перед благодарной публикой, начал какой-то новый рассказ, и никто, похоже, не заинтересовался гостями. Эгг, положив на стол локти, опустил на них бритую голову и закрыл глаза. Похоже, он сильно устал, да и сам Дунк, заставь его кто выбрать между постелью и ужином, призадумался бы.
Сэм Тарли вернулся с двумя мисками, полными тёплого супа, поставил перед ними.
— Я не голоден, — сказал Эгг, не открывая глаз.
— Мы же всю дорогу ехали, — удивился Дунк, но Эгг не ответил — похоже, он задремал.
— Тогда вы поешьте, сир рыцарь, — сказал Сэм И подвинул к нему обе тарелки, в которых, судя по запаху, даже мясо было.
Дунк принялся за еду, которая показалась ему удивительно вкусной. У очага с другой стороны парень, которого называли Пип, изображал что-то из жизни древних королей Севера. Интонации его голоса отчего-то напомнили Дунку выступления Тансель Длинной, кукольницы из Дорна. Наверное, парень был актёром, но украл что-то, и вот теперь мёрзнет на Стене.
Сэм заслушался историей Пипа, отвлекшись от гостей, и Дунк осторожно смотрелся.
Не все слушали мальчишку-актёра, несколько человек держалось особняком. Парень лет семнадцати рассказывал приятелям, за что угодил в Ночной Дозор. Он взял женщину насильно — и именно это пересказывал, ухмыляясь, пересказывал во всех омерзительных подробностях.
Чуть ближе к очагу, но в сторонке от остальных дозорных сидел мальчик лет четырнадцати-пятнадцати с длинным усталым лицом. Серые глаза чуть блестели в свете пламени, тёмные волосы едва не касались плеч.
Было в нём что-то знакомое, а что — Дунк не мог понять. И одет он был лучше, чем большинство дозорных, пусть все они носили чёрное — шерсть и кожу.
Почувствовав взгляд, мальчик посмотрел на Дунка, приподнял бровь.
— А кого ты нам привёл, сир Хрюшка? — тот самый парень, что рассказывал об изнасиловании, присел к столу Дунка. — Никак, пополнение? Но нам-то зачем такой огромный дозорный, ему придётся пригибаться, чтобы над Стеной не торчала голова.
— Это сир Дункан Высокий, — терпеливо произнёс Сэм, проглотив «сира Хрюшку», — и его оруженосец. Он межевой рыцарь, лорд-командующий разрешил ему переночевать у нас.
— А чего это у вас мальчик совсем, — с другой стороны спросил мужчина с удивительно унылым лицом и провёл по своей голове рукой, показывая, что именно «совсем». — Холодно же, надо отращивать волосы, а не наоборот. Вот как я.
— Где отращиваешь-то, Эдд, если на голове скоро ничего не останется? — заржал насильник.
Эдд возвёл очи горе.
— У мужчины есть множество мест, где можно нарастить себе шерсть. Спина, живот, ноги… Ты бы видел волосы на моей спине, Раст!
— А что там в Вестеросе? — спросил Пип, облокачиваясь о стол локтями. — Близится ли война к концу, сир межевой рыцарь?
Дунк растерялся под взглядами десятков глаз: молодые дозорные кто подсел, кто встал около стола. И все глядели на него и ждали ответа.
— Война… с Железнорождёнными? Почти закончилась, но вряд ли они успокоятся надолго, — сказал он. — Лорду Старку недолго осталось.
Мальчишки переглянулись. Парень, сидящий у стены, побледнел.
— А как же Баратеоны? — громко и визгливо спросил Сэм Тарли, заглушая вопросы, что раздались после слов Дунка о лорде Старке.
— А что Баратеоны? — удивился Дунк. — Они на Драконьем камне…
— Да ладно тебе заливать, сир рыцарь, — сказал один, — я слышал, Ренли Баратеон с Тиррелами давно был бы уже в Королевской Гавани, если бы вдрызг не разругался с братцем.
— Ренли Баратеон? — растерянно переспросил Дунк: он смутно помнил, что у Смеющегося Вихря были двое братьев и сестра, но имена их никак не всплывали у него в памяти. — Брат лорда Лионеля? — рискнул он.
Дозорные заржали.
— Ты о чём, сир межевой рыцарь? Ты где провёл сто лет? Ренли и Станнис грызутся между собой, а сир Лионель давно в могиле.
Дунк почувствовал, что ему не хватает воздуха, словно выбили ударом под дых. Лионель Баратеон погиб, пока они с Эггом путешествовали по северу?
— А я слышал, Старки провозгласили королём Севера молодого Волка, — произнёс другой дозорный и кинул опасливый и какой-то жалостливый взгляд в сторону сероглазого юноши.
Дунк понял вдруг, где тот кажется знакомым — он был похож на Старка.
— Когда Таргариен сидел на троне, такого не было, — вздохнул мужчина с унылым лицом.
Эгг, до того дремавший за столом, поднял голову при звуке своего имени.
— Я… не понимаю, — пробормотал Дунк.
— Почему — «когда Таргариен сидел на троне»? — сиплым после сна голосом спросил Эгг. — А кто сейчас сидит на троне?
— Да кто вы такие? — удивился Пип.
В следующий час межевой рыцарь и его оруженосец слушали о падении дома Таргариенов, о Битве Пяти Королей, о новом короле Джоффри Баратеоне, первом этого имени.

Казалось, прошло очень много времени, целое столетие, когда они наконец вышли из трапезной и по хрустящему снегу отправились вслед за Сэмом Тарли к башне лорда-командущего. Вместе с ними пошёл и молчаливый юноша с лицом Старка, который в трапезной сидел отдельно от всех и лицо которого было так знакомо Дунку.
— Неужели вы и в самом деле так долго и далеко путешествовали, что не слышали об этом? — продолжал удивляться толстяк.
— По Эссосу ездили, — буркнул Эгг.
— И дальше, — мрачно продолжил Дунк.
Они не могли понять, что случилось за то время, что они провели в дороге от Белостенного замка до Ночного Дозора. И ведь дозорные не подшучивали, они все с серьёзными лицами твердили одно и то же: последний Таргариен убит, его дети скрылись за морем и едва ли живы теперь, на троне сидит мальчишка Баратеон, а за его спиной стоят Ланнистеры. Лорд Старк в тюрьме, и Север восстал, а дяди юного короля, два Баратеона, стремятся занять его место.
Обо всех, кого помнил Дунк, молодые дозорные или не знали, или называли покойниками. А над именем Дунка зубоскалили как могли, хоть он так и не понял шуток: «Ты поклонник лорда-командующего королевской гвардией? Или твои отец и мать так любили его?»
Если бы не странный разговор, Дунк мог бы сказать, что ему понравились дозорные. Пусть тут не было того, кого он искал, среди всех этих Флауэрсов, Сноу, Риверов и Стоунов Дунк на какое-то мгновение почувствовал себя… своим. Если бы не сир Арлан, не ездить ему сейчас на Громе с мальчиком-оруженосцем, не участвовать в турнирах и не целовать благородных девиц. Одетый в чёрное, он сидел бы здесь, смеялся над шутками Пипа, поддразнивал Грена.
Ему повезло, им — нет.
Хотя, если верить их рассказам, то всё совсем наоборот.

— Здесь нет мужчин твоего роста, — отрезал лорд-командующий Дозором, Джиор Мормонт. Он сидел в низком резном кресле, а Джон Сноу, тот сероглазый парень, скорее всего, бастард Старка, разжёг его камин и разогрел вино с пряностями.
Дунк кивнул, и сердце его упало.
— У нас восемьсот человек на весь Дозор, я знаю всех. Ни в Восточной башне, ни в Сумеречной нет никого, кто сравнился бы с тобой в росте или был схож лицом. Вы с мальчиком зря проделали этот путь, сир… — губы его чуть дрогнули, — Дункан Высокий. Полагаю, у вас есть причины не называться своим настоящим именем.
Кровь бросилась Дунку в лицо, и он мог лишь снова коротко кивнуть. Откуда может знать старик, проведший на Стене немало лет, про его обман? Они с сиром Арланом где только ни были, но на Медвежьем острове побывать не довелось.
— Уезжайте отсюда, — продолжил Джиор Мормонт. — Здесь творится неладное. Зима близко, — произнёс он присказку Старков, и Джон посмотрел на него со странной печалью во взгляде. — Зима близко, а в лесах видели Иных. Наши разведчики не возвращаются из-за Стены, одичалые как с ума посходили… Сегодня мы привезли мёртвые тела наших братьев, — он угрюмо посмотрел из-под густых белых бровей, — тех, кто не вернулся в срок. Чёрные руки, синие глаза и песок в жилах вместо крови. Вот что творится на Стене, сир рыцарь, и скоро нам будут нужны все руки, что могут держать меч.
Дунк снова кивнул, понимая, к чему клонит лорд-командующий.
— Скоро ли придёт мейстер Эйемон? — раздражённо обратился Джиор Мормонт к Джону. Тот нахмурил лоб:
— Сэм отправился за ним.
— Хорошо, — пробормотал Джиор Мормонт, — а то нога так болит, ступить не могу уже неделю. Не к добру это…

— А что, если мы с вами, сир, видим иные времена? Боги приоткрыли нам завесу будущего! — горячо рассуждал Эгг, когда они спускались по лестнице из башни лорда-командующего.
— Ты хочешь сказать, мы видим его, словно какие-нибудь красные колдуны в пламени?
— Да! Лорд-командующий знаете какой по счёту? Девятьсот девяносто седьмой! Но ведь сейчас у нас только девятьсот девяносто первый лорд-командующий!
Дунк задумался, потом пожал плечами.
— Никогда не понимал, зачем люди помнят столько ненужных вещей.
Эгг пожал плечами, копируя его жест, и расплылся во вредной улыбочке.
— Я не помню всего, сир, для этого у меня есть книги. И вы же вроде давно хотели научиться читать.
Навстречу им шёл Сэм, под руку он вёл древнего старика с мейстерской цепью на дряхлой шее.
— Лорд-командующий помог вам? — спросил Сэм.
— Помог. Понять, что мы зря ехали, — разочарованно ответил Эгг. Старик, спутник Сэма, вдруг остановился. Глаза его были совершенно белыми, но глазные яблоки двигались из стороны в сторону, словно он силился найти говорившего.
— Кто это? Это вы гости Дозора? — спросил он.
— Я — сир Дункан Высокий, а это мой оруженосец — Эгг, — представил себя и мальчика Дунк.
Старик замер, потом медленно поднял руку и прижал её к сердцу.
— Что с вами, местер Эйемон? — испугался Сэм. — Вам плохо?
Дунк и Эгг под тревожным взглядом Сэма, придерживающего старика, отправились дальше.

— Эйемон, — рассеянно повторил Эгг, — когда они устраивались на ночлег в холодной келье. — Разве это не имя Таргариена?
Дунк зевнул.
— Не знаю, что насчёт Таргариенов, но у Фреев, говорят, в роду то и дело появляется очередной Эйегон, да и у лиссенийцев валирийские имена до сих пор в почёте.
Эгг фыркнул, и на этом их полных волнений день закончился, оба уснули.


Дунк проснулся от шума и криков. Эгг сопел на соседней кровати — похоже, он и впрямь очень устал за время их путешествия.
Он встал, оделся и выглянул из холодной комнаты: в окнах замка плясали оранжевые всполохи. Пожар?
Когда он выбрался наружу, то столкнулся с Гренном. Тот чуть не сел на снег, но удержался.
— Подгляди-ка, — сказал он, — как полыхают покои Старого Медведя.
Дунк с ужасом увидел, что башня лорд-командующего в самом деле охвачена огнём.
У подножия её, к облегчению Дунка, живой и невредимый Джиор Мормонт отдавал приказания дозорным, рядом стоял Джон Сноу, прижимая к груди правую руку. Похоже, он был ранен.
— Отведите Сноу к мейстеру! — кричал Мормонт.
Дунк решил было предложить свою помощь, но позади услышал ещё какой-то шум.
Дозорные обступили кого-то у оружейной, и Дунк лишь из-за своего роста смог разглядеть: два тела на красном снегу. Один — сир Джареми Риккер, глава разведчиков, второй — мертвец без головы — она валялась неподалеку, с просвечивающими синими венами и синими же глазами. Всё тело его было изрублено, но единственная рука ещё подёргивалась.
— Мертвые разведчики, — растерянно пробормотал Сэм, обращаясь то ли к Дунку, то ли к братьям, то ли к самому себе. — Мы привезли их, но не успели похоронить… Ночью они восстали и пошли убивать. Что это за колдовство?

Утром чёрные братья только и говорили за завтраком, что о ночном происшествии. Эгг, который всё пропустил, слушал с широко раскрытыми глазами.
— Я видел только неподвижное тело, — рассказывал ему Дунк. — Но говорили, мертвец сражался даже после того, как его несколько раз проткнули мечами с разных сторон и отсекли голову.
— Рука того мертвеца, что напал на лорда-командующего, до сих пор шевелится сама по себе, — прошептал Сэм Тарли, подсаживаясь к их столу. — Лорд-командующий хочет показать её королю, чтобы тот помог нам.
— Если бы ты рассказал при дворе о том, что здесь происходит… — начал Дунк, когда они остались одни и их никто не слышал.
— О чём вы, сир? — рассеянно отозвался Эгг. — На троне теперь не Тарагариены.
Они помолчали какое-то время, каждый в своих мыслях.
— Что же нам делать? — спросил вдруг Эгг. Из нагловатого, пусть и умного принца он превратился в несчастного мальчишку.
— Почём я знаю, Эгг. Но здесь оставаться точно не стоит, мало ли какая бесовщина случится опять. Говорят, за морем остался кто-то из Таргариенов. Возможно, нам стоит поискать их.
— И они поверят нам?
— Они поверят твоему сапогу, Эгг. Сердечно попрощавшись с дозорными и пожелав Джону скорейшего выздоровления, они покинули замок в полдень. Сэм сказал напоследок, что старый мейстер Эйемон спрашивал о них, но когда Сэм предложил привести к нему гостей, очень разволновался, и добиться от него чего-нибудь стало трудно.
Они отъехали от Чёрного Замка не так далеко, когда снова почувствовали это — мгновенный холод, разлившийся по телу и тут же пропавший.
Дунк выпрямился в седле, огляделся: солнце теперь светило ярче и светлее, снега поубавилось как по волшебству.
— Как думаешь, мы снова попали в наши времена? — спросил он Эгга.
— Если только нам сейчас не попадётся Иной верхом на ледяном пауке, сир. Это значило бы, что мы оказались за восемь тысяч лет до нужной нам эпохи.
— Может быть, стоит вернуться в Чёрный замок? — с сомнением произнёс Дунк. — Раз волшебство отпустило нас, мы можем теперь попасть в Ночной Дозор, какой он сейчас.
Эгг сверкнул глазами из-под капюшона.
— Сир, я боюсь, что теперь мы с вами можем оказаться во временах какого-нибудь Короля Ночи, который заворожил всех чёрных братьев, и тридцать лет на Стене царила Тьма.
Дунк поёжился. Пожалуй, им повезло, раз они оказались на Стене в достаточно неплохое время, несмотря на все те ужасы, что произошли там.
— Возвращаемся в Винтерфелл, — сказал он и тут заметил, что Эгг что-то бормочет себе под нос. — Что?
— Наше будущее ужасно, — сказал Эгг с отчаяньем. — Таргариены посходят с ума: один выпьет драконьего огня, другой спалит подчистую Летний Замок. Потом они погибнут, Баратеоны взойдут на трон, и начнётся страшная война. Ночной Дозор лишится половины своих людей, а под Стеной появятся синеглазые мертвецы.
Он помолчал, поджав губу, и Дунк уже решил, что он ничего больше не скажет.
— Я понял, сир. Нужно возрождать драконов, — твёрдо произнёс Эгг.

По желанию автора, этот фанфик могут комментировать только зарегистрированные пользователи