Первый раз 1704

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Naruto

Пэйринг и персонажи:
Саске/Сакура, Саске Учиха, Сакура Харуно
Рейтинг:
R
Размер:
Мини, 5 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: PWP Первый раз Романтика Стёб Юмор

Награды от читателей:
 
«Офигенная работа!» от Тот кто критикует
«Это просто невероятно!» от Helga Fox
«Это гениально, черт возьми хД» от Алекто
«Прекрасный миник!» от Yh11
«Отличная работа!» от Hearts_Grow
Описание:
Сакура давно перестала мечтать об идеальном первом разе на шелковых простынях, со свечами и лепестками роз. Реальный мир был куда более грязным и прозаичным местом, а опыт, приобретенный на миссиях и работе в госпитале, расширил понятие идеальной первой ночи до «хотя бы в кровати» и «желательно на более или менее чистых простынях».

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
От стресса хотела написать чистое (зачеркнуто) грязное ПВП, в итоге полфика получилось чистого стеба, а затем поперла романтота *facepalm*
Кажется, мы это тоже с кем-то накурили, но убей не помню, с кем. И привычная логичность: СасуСаку ПВП началось с фразы про Карин. Ну ок.
12 января 2015, 00:47
Сакура давно перестала мечтать об идеальном первом разе на шелковых простынях, со свечами и лепестками роз. Реальный мир был куда более грязным и прозаичным местом, а опыт, приобретенный на миссиях и работе в госпитале, расширил понятие идеальной первой ночи до «хотя бы в кровати» и «желательно на более или менее чистых простынях». К тому же когда начинаешь воспринимать человеческое тело как сложную систему, в которой то и дело что-то разлаживается и требует починки, романтизировать процесс совокупления уже не слишком получается. Сакура читала медицинские энциклопедии, в спокойные дни помогала и в гинекологическом отделении, так что… «Половое возбуждение — начальная фаза, первая из четырех фаз в цикле полового ответа человека. Соски молочных желез женщины и грудных желез у мужчины уплотняются и поднимаются. Расширение кровеносных сосудов с увеличением прилива крови к половым органам…» В общем, ни слова о лепестках роз. Ну, и это если не говорить о том, что после того, как Саске ушел из деревни, первый раз в принципе стал чем-то призрачным и маловероятным. Возможность заняться сексом с кем-то еще Сакура даже не рассматривала. А потом Саске вернулся. И вроде бы даже… ну… дал Сакуре понять, что вернулся к ней. И первый раз снова превратился в актуальную проблему. Правда, Саске не торопился переходить к активным действиям. Не пытался остаться у Сакуры на ночь, не прикасался к ней больше, чем требуют обстоятельства, никак не намекал… Так что Сакура решила проявить поистине страшное женское коварство и пошла советоваться с Ино. Расчет оказался верным: насоветовав кучу совершенно неприменимой к Саске ерунды, Ино не сдержалась и через пару дней проболталась о проблеме Саю, а главный психолог-самоучка всея Конохи с достойным лучшего применения рвением решил помочь друзьям, да еще и подключил к процессу Наруто, чей разрушительный энтузиазм давно уже стал поистине легендарным, причем, в легендах всех народов мира. Найденное решение, может, и не отличалось изяществом, но определенно отличалось неожиданностью, и когда Саске был впихнут в объятия открывшей дверь Сакуры с напутствием: «И чтобы не выходил из квартиры пока не… ну, в общем, ты понял!» — он был настолько обескуражен, что даже не сопротивлялся. Дверь с грохотом захлопнулась. — Нет, я не понял, — с достоинством сообщил Саске. — О чем болтал этот идиот? — О первой ночи, — почти не смутившись, пояснила Сакура, выпуская Саске из объятий. — Не обращай на него внимания. Проходи. Ты голоден? — Первой ночи чего? — уточнил Саске, проходя в комнату. — Э-э-э-э… — озадаченно протянула Сакура. — Ну, первой ночи парня и девушки… Усевшийся на диван Саске смотрел на нее с вежливым любопытством, ожидая объяснения. Сакура смешалась. — Ну, понимаешь, Саске-кун, когда между парнем и девушкой есть отношения, то рано или поздно наступает такой момент… — Речь о каком-то ритуале? — перебил ее Саске. — Можно и так сказать, — смалодушничала Сакура, опускаясь рядом с ним. — Нам надо его провести? — уточнил Саске. Осознав, что если продолжить ходить вокруг да около, то недопонимание будет только расти, Сакура сложила руки на коленях и решительно сообщила: — Речь о сексе, Саске-кун. На лице Саске не дрогнул ни один мускул. Сакура почувствовала, что уверенность улетучивается прочь. — У нас же такие отношения, да? — осторожно уточнила она. — Я не уверен, что понимаю, о чем ты, — отозвался Саске. Сакура на несколько секунд впала в ступор. Потом прокрутила в голове биографию Саске и медленно осознала: — То есть, тебе про пестики и тычинки никто не рассказывал? Про птичек и рыбок? Нет?.. Представить себе Орочимару, читающего лекцию по половому воспитанию, было действительно сложно. — Может, объяснишь уже, в чем дело? — в голосе Саске послышалось легкое раздражение. Сакура запаниковала. Ей такие лекции читать тоже как-то не приходилось, и она даже представить себе не могла, с какой стороны подойти к вопросу. — Послушай, когда ты видишь обнаженную девушку, ты же чувствуешь определенное желание, да? — попыталась намекнуть она. Саске вспомнил про Карин. — Какую девушку? — уточнил он. — Хоть какую-нибудь, — великодушно разрешила Сакура. — Я видел не так много обнаженных девушек, чтобы уверенно сравнивать, — признался Саске. — А и действительно, чего теоретизировать?.. — пробормотала Сакура, дергая молнию на платье. Саске не без интереса наблюдал за ее разоблачением, от чего Сакура испытывала страшную неловкость, но несмотря на смущение, разделась донага и выпрямилась перед Саске, с трудом сдерживая желание прикрыться. — Ну, как? — немного нервно поинтересовалась она. — Чувствуешь что-нибудь? — Приятное зрелище, — заключил Саске. Подумал пару секунд, анализируя свои ощущения, и веско добавил: — Очень. Это подобие комплимента снова вселило в Сакуру уверенность. — И чего тебе в связи с этим хочется сделать? — подтолкнула она мысли Саске в нужную сторону. — Принять холодный душ и потренироваться, — очень честно признался Саске. — Нет, я имею в виду, сделать со мной, — скорректировала направление его мыслей Сакура. — Мне не хотелось бы об этом говорить, — неожиданно стушевался Саске. — Если не хочешь говорить, можешь делать молча, — с удивительной для самой себя смелостью разрешила Сакура. Саске такого развития событий явно не ожидал. — Ты уверена? — уточнил он у Сакуры. — Это довольно странные желания. Сакура снова вспомнила Орочимару, а заодно все, что слышала про змей, проклятую печать, запретные техники и прочие способы сделать первый раз поистине незабываемым, но понадеялась, что Саске все-таки имеет в виду не это, собрала всю свою храбрость в кулак и шагнула вплотную к нему, почти скомандовав: — Вперед! Без одежды было зябко, и кожа начала покрываться мурашками — не то от холода, не то от внимательного взгляда Саске. Впрочем, видеть его явно колеблющегося и сомневающегося было до того неожиданно, что стоило раздеться только ради этого зрелища. Саске протянул руку и неуверенно коснулся ее рядом с грудью кончиками пальцев, скользнул к талии, обрисовал линию бедра… Сакура с трудом сдержала стон, легкое и почти невинное прикосновение вызывало бурю эмоций, горячей волной отозвавшуюся во всем теле. Саске повторил маневр, и Сакура все-таки не сдержалась, выдохнула жарко; Саске руку тут же отдернул. — Тебе неприятно? — понимающе поинтересовался он. — Шутишь?! — откликнулась Сакура. — Да у меня едва ноги не подкосились от удовольствия! Озадаченный Саске осторожно положил руки ей на талию, и Сакура остро ощутила, что готова наброситься на него сию секунду. Однако психологическую травму — очередную! — причинять Саске не хотелось. — Послушай, — заглянула ему в глаза Сакура. — Я, наверное, не тот человек, который должен тебе все это объяснять, и возможно, делаю это не самым оптимальным образом, но… Все, чего тебе хочется — совершенно нормально. И я совсем не против, чтобы ты все это делал. Даже очень «за»! Саске все еще колебался, Сакура умоляюще заглянула ему в глаза и предложила: — А если мне что-то вдруг не понравится, я тебе сразу скажу! То ли последний довод подействовал, то ли возбуждение достигло критической точки, но Саске сдался: осторожно потянул Сакуру на себя. Сакура честно пыталась быть осторожной и нежной — секунды три. А потом сдалась и накинулась на Саске со всей накопленной за годы ожидания страстью. Может, теории Саске и недоставало, но на практике все вполне получалось. Сакура выгибалась под его прикосновениями, билась крупной дрожью и хотела еще больше — всего и сразу. Сам Саске тоже явно не готов был останавливаться на полпути и тщетно пытался одновременно и раздеться, и не выпустить из своих рук Сакуру, что получалось плохо. Сакура пришла на помощь, и штаны они стянули уже в четыре руки, а затем рухнули на диван. — Ты уверена, что все в порядке? — выдохнул Саске в шею Сакуре. — Все прекрасно! — с чувством отозвалась Сакура, прижимаясь к нему бедрами. — Знаешь, мне хочется… — начал Саске. — Знаю! Мне тоже! — не дала ему закончить Сакура. Она решительно оседлала Саске, который выглядел до того растерянным и милым, что хотелось его немедленно зацеловать — в раскрасневшиеся щеки, в приоткрытые губы, в кончик носа... Что Сакура первым делом и исполнила. И только потом приподнялась и приготовилась медленно опуститься. — Нет, — неожиданно остановил ее Саске. И прежде чем Сакура успела снова начать его успокаивать, перевернулся, подмял ее под себя, навис сверху и заглянул в глаза. — Я хочу так, — сообщил он. Сакура разглядывала его и думала, что только что снова влюбилась, потому что с такого ракурса он выглядел еще прекраснее, хотя, казалось бы, куда больше? А еще он смотрел на нее таким полным желания взглядом, что она почти ощущала его кожей, словно обжигающие прикосновения. И этого, черт возьми, стоило ждать! В комнате было очень тихо. — Можно? — шепотом спросил Саске. — Можно, — почти бесшумно ответила ему Сакура. Боли не было, только чувство всепоглощающего счастья, которое хотелось немедленно разделить на двоих, и Сакура почувствовала, как на глазах выступают слезы — от распирающих эмоций. Саске испуганно остановился, но Сакура прижала его к груди, подалась навстречу — и они сорвались, заспешили, нырнули с головой в чувства и ощущения. Надолго их не хватило: Саске впился пальцами в бедра Сакуры, выгнулся в спазме и обессиленно рухнул, тяжело дыша. Сакура тоже пыталась справиться с дыханием, наслаждалась ощущением тепла внутри, слегка гладила Саске по голове, убирала со лба слипшиеся от пота пряди и чувствовала себя счастливее, чем когда бы то ни было. Ужасно хотелось сказать: «Я тебя люблю». — А про контрацепцию я тебе расскажу в следующий раз, — сказала Сакура вместо этого. — Я тебя люблю! — выдохнул Саске. — Это все гормоны, — рассмеялась Сакура, хотя сердце от услышанного все равно сладко заныло. — У меня серьезные пробелы в образовании, да? — улыбнулся Саске и перекатился в сторону. — Чудовищные, — подтвердила Сакура. — Даже не знаю, с чего начинать тебя просвещать... — Практиковаться я готов день и ночь, — Саске чмокнул Сакуру в плечо, и она снова рассмеялась. Идти в душ не хотелось, хотелось лежать вот так рядом, обниматься и вдыхать чужой запах. — Вообще-то, я давно хотел это сделать, — неожиданно разоткровенничался Саске. — Но был почти уверен, что это что-то ненормальное. Не стал тебя даже пугать вопросами… — Какое счастье, что ты все-таки решился! — с чувством отозвалась Сакура. — Я уже начала волноваться, что хочется только мне! Саске прижался теснее, Сакура обвила его ногами и прикрыла глаза. Все случилось так спонтанно, Саске оказался чист и девственен даже в мыслях, ей пришлось проявлять инициативу и в итоге все закончилось нелепыми и неожиданными признаниями… в общем, первый раз определенно получился идеальным.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.