Не то толкование +1048

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Основные персонажи:
Гарри Поттер (Мальчик-Который-Выжил), Драко Малфой, Люциус Малфой, Том Марволо Реддл (Лорд Волан-де-Морт, Лорд Волдеморт)
Пэйринг:
ГП/ДМ, намек на ЛМ/ДМ, ЛМ/СБ, РЛ/НМ, СС/РБ, ВК/ДМ, ТР/ГП(конечный)
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, AU
Предупреждения:
OOC, Инцест, Мужская беременность
Размер:
Макси, 40 страниц, 9 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
А что если Гарри отдал Философский Камень Волдеморту на первом курсе в обмен на семью? Дамблдор поставил не на того? Что, если Волди вовсе не так страшен, как его малюют?
Я попыталась написать историю с измененным пророчеством, где Гарри(в очередной раз ) суждено полюбить Тома.
События канона переложены на как угодно автору.
** Все герои, вовлеченные в сексуальные отношения являются совершеннолетними.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Предупреждения: вуайеризм, инцест
От автора: UST, АУ, ООС и другие страшные аббревиатуры, сигналящие о том, что каноном тут и не пахло. Есть ангстовые места, моменты драмы, а так же флаффа. Обоснуя нет и будет, смысла тоже не ищите, хотя где-то он вроде мелькал
ХЭ обеспечен. С флаффом и розовым желе.

Глава 6.

30 июня 2012, 21:33
Сегодня же вечером Гарри выкрал Коросту-Питтегрю, обездвижив ее заклинанием Петрификус Тоталус, которое ему показал Снейп. Когда он шел в башню, вслед ему неслись шепотки, а ученики расступались перед ним, словно он был прокаженным. Еще вчера его бы это неприятно затронуло, но сегодня, после того, как Снейп снял блоки с воспоминаний, это казалось забавным. Люди всегда боялись того, чего не понимали.

Крысу посадили в клетку, вокруг которой Снейп создал пентаграмму, которая не даст Петтигрю сбежать. Гарри пришлось уйти, потому что ему передали, что его вызывал директор. Последнее, что он увидел, это маниакальный блеск в глазах Тома, когда он снимал заклятие с крысы.

Гарри был зол на директора. Прошедшее лето открыло мальчику глаза на истинную суть любителя лимонных долек, и ему вовсе не хотелось встречаться с ним один на один. Тогда Том предложил взять с собою Сансу. Змея согласилась даже подсказывать в случае чего.

Так что теперь, когда Гарри Поттер шел по коридору с непрерывно шипящей рептилией (она чуть ли не умирала со смеху, видя реакцию детей и подростков), незадачливые ученики испуганно замолкали и в ужасе прижимались к стенам. Даже семикурсники.

Очередной глупый конфетный пароль, и Гарри со вздохом вошел в кабинет.

Дамблдор сидел за своим столом. Он неодобрительно поглядел на Гарри, с грустью покачал головой. Если бы мальчик не знал, что это всего лишь игра, он бы тут же почувствовал себя виноватым за этот «темный» дар.

- Мальчик мой, присядь пожалуйста. Лимонную дольку? – проговорил Дамблдор. В тоне его была усталость и отеческая забота, но Гарри, познавшему, что такое истинная забота со стороны взрослого человека, стало противно. Он постарался сохранить лицо, как учил его летом Люциус, и покачал головой.

- Нет, спасибо, сэр. Вы что-то хотели, сэр? – вежливо поинтересовался Поттер, садясь.

- Да, Гарри. Я наслышан о том, что произошло на встрече Дуэльного Клуба. Тебя разве не напугал этот инцидент? – мерцающие глаза поверх очков-половинок смотрели сквозь душу. Гарри попытался собрать мысли в кучу. Благо, Снейп перед уходом поставил ему ментальный щит против лигиллеменции, так что директор при всем желании не смог бы проникнуть к мальчику в голову. И все же, этот взгляд нервировал.

- Отчего же, сэр? Эта змея успела стать моим другом, – он погладил рептилию сначала по одной голове, затем по второй, та одобрительно зашипела. Феникс, сидящий на жердочке, заклекотал, но Гарри пристально посмотрел на него и птица умолкла. Дамблдор озадаченно наблюдал эту картину. Кроме него, Фоукс не общался и тем более не слушался никого из людей.

- Я думаю, не стоит держать ядовитую змею в школе, – сказал Дамблдор. Гарри вспыхнул от ярости.

- Простите, сэр, но я бы хотел оставить ее себе. Я приказал ей никого не трогать, – твердо сказал мальчик.

- Но, Гарри, она может не послушать тебя. А что, если она укусит кого-то? Ты представляешь, что может произойти? Родители укушенного подадут в суд, и пострадаем мы все: и ты, и твоя змея, и я, в первую очередь. А мистер Малфой? Вдруг твоя змея решит защитить тебя, когда юный Драко начнет тебя задирать? Она может почувствовать угрозу от него, и тогда отец мистера Малфоя добьется твоего исключения, и тебе придется вернуться к Дурслям.

Губы мальчика дрогнули. Дамблдор подумал, что мальчик пытается не расплакаться при нем, но на самом деле Гарри едва сдерживал смех. Совладав с собой, он горделиво выпрямился.

- При всем уважении, профессор. Я беру всю ответственность за Сансу на себя. А с Драко мы уже разговаривали, и он понравился Сансе. Я не думаю, что возникнут проблемы.

Дамблдор с силой сжал руки в кулаки под столом. Мальчишка его бесил! Тогда он решил пустить в ход сильный козырь, не последний, что у него был, но довольно-таки существенный.

- Единственным змееустом в истории был Салазар Слизерин, основатель факультета. Он был темным магом, и змеиный язык считается темным искусством.

Поттер лишь грустно усмехнулся.

- Парселтанг, сэр. Так он называется… к тому же… Профессор, ученики и так от меня шарахаются и боятся. Пусть лучше Санса защищает меня от них. С ней хотя бы поговорить можно. Я не думаю, что Рон и Гермиона меня поймут. Она, может, и прочитает что-то и примет, но Рон, насколько я успел его узнать, очень категоричен в своих суждениях.

Дамблдор скрипнул зубами. Последний козырь. Если он не сработает, тогда нужно срочно придумывать что-то, чтобы вернуть веру мальчика. Непокорность, проявляющаяся сейчас, может дорого обойтись в будущем.

- Гарри… я не знаю, как тебе это сказать… - подбавив грусти и вины в голос, начал директор.

- Говорите, сэр, – ему показалось, или мальчишка насмешливо кивнул? Нет, должно быть блик от очков. Дамблдор кашлянул и продолжил.

- Волдеморт тоже был змееустом, – сказал он.

Мальчик вздохнул. Да, не такой реакции ожидал директор.

Змея что-то прошипела, не сводя настороженных желтых глаз с директора. Мальчик прошипел что-то в ответ.

- Что она сказала? – поинтересовался директор.

- Что не понимает, как один человек, зная об ошибках другого, может пойти по тому же пути. Профессор, не волнуйтесь. Я не стану таким, как Волдеморт. Я Гриффиндорец, и у меня нет желания кого-либо убивать, – Гарри улыбнулся.

Дамблдор пристально посмотрел на него, осторожно проникая в разум. И наткнулся на идеальную белую стену без единой трещинки.

- Что ж, иди, мой мальчик. Но помни, что змея – это не игрушка. Ты сам решил быть ответственным за ее поступки, – расстроено сказал директор.

- Хорошо, сэр, – Гарри кивнул, склоняя голову, чтобы скрыть довольную улыбку.

Отделавшись от Рона и Гермионы, Гарри прошмыгнул в свою спальню, задернул полог, положил Сансу на край подушки и смог, наконец, расслабиться. Мышцы тут же заломило от напряжения, не отпускавшего мальчика весь день. Он судорожно вдохнул и медленно выдохнул. Змея приподняла голову и озадаченно поглядела на мальчика.

- Я могу помоч-ч-чь, хоз-з-зяин. Повернис-с-сь с-с-спиной, а я наж-ш-ш-му, куда надо…

Мальчик заинтересованно оглядел змею.

- А откуда ты знаешь, куда надо?

- Я чувс-с-ствую боль маленького хоз-з-зяина, как с-с-свою с-с-собс-с-ственную…

- Я не хотел,
- чуть виновато сказал Гарри. – Как это вышло?

- С-с-связссь возникает лишь с фамильяром, хоз-з-зяин. Это з-з-значит, что ты вз-з-зял меня своим магичес-с-ским покровителем…

- Здорово!
– Гарри перевернулся на живот, стягивая пижамную куртку. Люциус пообещал прислать немного его новой одежды, но взял с мальчика обещание, что он не будет выставлять ее напоказ. Порой параноидальность Люциуса его забавляла, но мальчик и сам понимал ее смысл.

Гладкая прохладная кожа рептилии заскользила по теплой спине. Гарри вздохнул, расслабляясь. До этого лета он и не знал, что такое массаж. Но когда Люциус всерьез озаботился его здоровьем, то, помимо лучшего колдомедика, он организовал массажиста и тренера для лечебной нагрузки и преподавателя по фехтованию.

Змея оказалась неожиданно сильной. Ее хвост надавливал на позвоночник, то здесь, то там, тело массировало напряженную спину, расслабляя и даря удовольствие. Иногда хрящики похрустывали.

Днем было особо не до этого, но сейчас воспоминания о лете занимали свои прежние места, приводились в порядок и Гарри вспоминал все, что узнал.

Например, он узнал о том, что Волдеморт вовсе не собирался уничтожать нечистокровных и маглов, потому что буквально за полгода до своей «смерти» узнал одну важную вещь. Оказалось, что все маглорожденные – это потомки сквибов, некогда отделенных от чистокровных семей и изгнанных из родов.

- Что такое сквиб? – вещал тогда Том, покачивая бокал с вином в руке. Люциус, вытянув ноги к камину, слушал его с усмешкой, Гарри, сидя на диванчике, – с интересом. – Это дитя мага, с мертвым магическим ядром.

Чистокровные считали таких детей пятном на своей репутации, изгоняли из рода, выжигали с гобеленов, лишали наследства. Отлученные от всего, что было у них, такие дети уходили в маггловский мир и скрещивались с магглами. Иначе, чем скрещиванием, я это назвать не могу, хоть и понимаю их отчасти. Их потомки рождались с таким же мертвым ядром, потому что в магглах магии нет, и не может быть. Но латентную магию такие дети в себе несли. И вот, когда потомок, может, уже в первом поколении, может, в десятом, встречал другого такого же потомка сквиба, уже понятия не имеющего ни о магическом мире, ни о, естественно, латентном наследии, то у них рождался ребенок, совместивший в себе оба наследия, которых оказывается достаточно для того, чтобы «воскресить» мертвое ядро. То есть, выходит так, что все магглорожденые могут считаться полукровками, а то и чистокровными. Это все зависит от того, насколько далеко ушли их потомки в связях с магглами.

- Получается, моя мама не была магглорожденой, и я не полукровка? – с интересом спросил Гарри.

- Получается, что так, – подтвердил Риддл.

- Я хочу узнать, от кого она произошла, – с горящими глазами выпалил тогда Поттер. – Вдруг, у меня в предках какие-нибудь богатые чистокровные семьи? – Гарри посмотрел на заинтересованно слушающего Люциуса. Тот усмехнулся.

- Или ты можешь состоять в родстве с Малфоями. Я обращусь к гоблинам, как уже делал для Тома двенадцать лет назад. Это займет пару месяцев, и после я тебе точно все скажу.

- Спасибо, – Гарри повернулся к Риддлу: – А у тебя в роду были сквибы?

- Много, - криво усмехнулся Том. – Моя мать была сквибом, хотя мой дед и ее брат – нет. Значит, она считалась сквибом в первом поколении. Мой отец был сквибом в восьмом поколении. И из восьми связей его предков, четыре были с потомками сквибов. Жаль, но я скорее полукровка, чем чистокровный. Хотя род моей матери ведет начало от самого Слизерина.

- А я тогда какой полукровка? – после минуты раздумий спросил Гарри.

- Ты можешь считаться чистокровным, Гарри. Когда я добьюсь власти, я введу несколько законов о сквибах и запрет на любые связи с магглами. Если они о нас узнают, Магическому Миру придет конец. Ты наверняка слышал о ядерной бомбе. Так вот, магам нечего ей противопоставить. Мы погибнем, если они ее используют. И вообще, я собираюсь реконструировать волшебный мир. Дать свободу магическим расам, о магглах, опять же, позабочусь. И образование давно пора улучшать, а то эта программа никуда не годится! – Том в запале стукнул кулаком о подлокотник.

Гарри улыбнулся воспоминанию, засыпая. Змея неторопливо двигалась на его спине, расслабляя, ему было легко, тепло и хорошо. Успокоенный, Гарри уснул.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.