Да уволь ты меня, наконец!!! +5856

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ориджиналы

Пэйринг или персонажи:
м/м
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Юмор, POV
Размер:
Мини, 7 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
«Ваше творчество прекрасно)))» от Fran The Ripper
«Отличная работа!» от Stasi
«Отличная работа!» от irina74
Описание:
Замечаю, как в кабинет шефа заходит Московский, его главный конкурент. Вот он, мой шанс. Теперь-то он меня точно уволит!
Бодро вхожу в кабинет директора, козыряю его гостю и… впиваюсь в губы Арсению Витальевичу, крепко обнимая его за шею, чтобы не вырвался. Только вот…

Посвящение:
всем

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Нэша, спасибо за волшебный пендель)))

вторая часть http://ficbook.net/readfic/2874656
третья часть http://ficbook.net/readfic/2891760
31 января 2015, 16:01
- Арсений Витальевич, прошу уволить меня по собственному желанию, - я аккуратно положил заявление на директорский стол. Уже, кажется, десятое по счету.

- Не могу, Васильев, ты незаменимый человек, - спокойно ответил директор, не отрываясь от изучения каких-то важных, судя по его виду, документов.

Опять двадцать пять!

Свою работу я, вообще-то, люблю. Любил… До недавнего времени. К настоящему моменту я честно отработал на ней вот уже пять лет в роли самого обыкновенного менеджера по продажам оргтехники. Нууу… не совсем обыкновенного, какой-никакой карьерный рост все же был, обеспечивающий меня регулярными премиями и дополнительным отпуском от начальственной щедрости.

В компании я оказался с самого ее рождения. Наш первый офис представлял собой небольшое темное полуподвальное помещение, из которого нам пришлось выметать тараканов и снимать паутину с потолка, чтобы клиенты не шарахались. Но потом несколько удачно заключенных контрактов (новичкам всегда везет) – и уже через год мы переехали тремя этажами выше в просторный солнечный офис с кондиционером и окнами от пола до потолка. И с шикарным видом на... местную речку-вонючку прямо под окнами. И кому только пришло на ум построить современное здание в таком гиблом месте на отшибе города? Хотя аренда здесь была относительно недорогая.

Поначалу новое помещение мы обживали чисто мужской компанией из десяти человек. Ну, не считая огромного фикуса, который притащил в офис наш бухгалтер и страстный любитель флоры Шурик в качестве презента на новоселье. Как потом оказалось, растение просто не помещалось на балконе, и его жена пригрозила выбросить фикус вместе с ним в окно. Таким образом, приняв дерево, мы спасли сразу две жизни. А фикус мы на новый год украшали вместо елки.

Потом в нашем офисе появился аквариум. Аквариум в офисе – это же нормально, да? Наш директор, Арсений Витальевич, а между нами просто «шеф», вознамерился поселить там десяток золотых рыбок, которые по феншую вроде как должны будут приносить успех и процветание нашей небольшой, но гордой компании. Вознамерился… Но не успел. Он минут десять стоял возле аквариума и смотрел на него с выпученными глазами, беззвучно открывая рот, как рыба. А из аквариума на него в упор смотрел огромный черный тарантул, на защиту гражданских прав которого грудью встал наш новый администратор Егор, угрожая уволиться, если не сможет общаться со своим «милым» и мохнатым другом. Увольнять его пока было нельзя, так что шеф сдался, строго запретив выгуливать опасного питомца и узнав, не интересуется ли заодно его подчиненный, скажем, гремучими змеями. Оказалось, что нет, и Арсений Витальевич успокоился, полностью возложив на Егора заботу о проживании и пропитании его «приятеля», который, конечно, периодически каким-то непонятным образом сбегал, и которого, конечно, находили по воплям сотрудников, обещающих все возможные смертные кары на головы как паука, так и его владельца.

Компания стабильно развивалась и постепенно разрасталась, уже вмещая в своем офисе около полусотни человек. Жизнь текла спокойно и размеренно, фирма хорошо себя зарекомендовала, и в клиентах недостатка не было.

Но к концу пятого года работы я стал замечать, что жизнь обычного «офисного планктона» мне порядком осточертела. Весь этот строгий дресс-код, когда даже высота носков регламентирована, правило «Клиент всегда прав», даже когда хочется его тихо придушить. Или случайно уронить офисный фикус на голову очередного недомерка, по мнению которого ты должен, как балерина, на цыпочках бегать, только бы он оставил свои денежки в нашей компании. А потом спрятать его под фундаментом здания, и чтобы нашли минимум лет через триста. Но клиентов душить нельзя. Это золотое правило компании. А жаль…

Нет, ну есть, конечно, адекватные заказчики, не спорю. Но почему они все время мимо моей кассы проходят? А у меня вот уже неделю каждый день одно и тоже: «Здравствуйте, господин хороший, как вас там… Прохор Вениаминович. Проходите, присаживайтесь. Конечно, мы получили новую партию суперсовременных копировальных аппаратов. Конечно, постоянным клиентам скидочка...» Что, жмот, опять пару сотен баксов зажал? И не смотри на меня свысока так, будто на телеграфном столбе сидишь. И не ёрзай так в кресле, оно и так чуть держится под твоим весом. И хватит мне мозг выносить, мы не продаем омыватель для стекол с запахом французского парфюма. Нет, такой бонус не предусмотрен. Это магазин офисной техники. Давай уже, наконец, покупай наши «суперсовременные копировальные аппараты», а то отстанешь от прогресса лет на пятьсот. Да сколько уже ходить можно?

Уже неделю этот Прохор Вениаминович каждый день в офис ходит, как к себе домой. На кофе жидкий жалуется, но литра два выпивает, пока ты перед ним, как зайчик новогодний, прыгаешь с каталогами и образцами. И улыбаешься, улыбаешься, улыбаешься… Стараешься выдерживать морду лица нашей компании. Мышцы так сводит, что даже ночью во сне улыбаешься. Не дай бог себя спросонья в зеркале увидеть… Вот так, несколько дней назад позвонил кто-то в дверь среди ночи. Я открыл, а там амбал в маске. Он на меня посмотрел, икнул, спросил который час, вручил пакет с телефонами и бумажниками и ушел. Странный какой-то…

А еще это доставучее до зубного скрежета наставление шефа на каждой планерке: «Геннадий, ты не раскрыл свой истинный потенциал». А ты стой и улыбайся! Как дебил на фотосессии. Я тут из кожи вон лезу, а он – нате, «не раскрыл».

Геннадий, или просто Гена, это я. А вот шеф… По шефу, несмотря на то, что порой хочется его приложить к стенке лбом, да посильнее, я уже давно тайно вздыхаю темными безлунными ночами. А там, скажу я вам, есть по чему вздыхать… Вот только я сам для себя решил: никаких служебных романов! Знаю я, чем они заканчиваются, и поддаваться на их удочку я не собирался. Даже намеренно держал всех на расстоянии.

Как бы уволиться, я подумывал уже недели две назад, когда у меня один за другим сорвались два клиента, из-за чего меня начали в открытую подкалывать, и мой авторитет хлопнулся ниже плинтуса. Но когда и эта заартачившаяся скотина Засельцев, перед которым я несколько дней, как дурак, раскланивался, пытаясь уговорить его подписать контракт на покупку приличной партии недавно поступивших на склад ксероксов, отказался от заказа только потому, что я не так посмотрел на его жену… Да мне вообще все бабы до звезды фиолетовой, но… это… я не заметить просто не мог.

Вот представьте себе грациозную лань на высоких шпильках. А теперь добавьте «лани» весу килограмм на сто тридцать. А шпильки оставьте. Плюс томный, с поволокой, взгляд с длиннющими ресницами, голубую с рюшками прозрачную блузку с глубоким вырезом, из которого только чудом не вываливался шестой размер, и узкие розовые брючки до колена, готовые дать трещину на необъятной заднице.

От этого зрелища, держась за сердце, сполз вдоль стены на пол даже наш охранник Федор, когда эта «секс-бомба» глазками в его сторону стрельнула. А он, между прочим, бывалый спецназовец и мастер спорта по боксу в тяжелом весе. То есть, сам не маленький и морально закаленный. Федор потом полчаса целовался с аквариумом, в котором тарантул проживал, и говорил, насколько он заблуждался на его счет. И совсем он не страшный. Вот ни капельки.

А я до сих пор удивляюсь, как Надежда Львовна вообще смогла без ущерба для себя поместиться в мое поле зрения. Но больше всего в шоке была уборщица баба Люба, когда увидела сквозные дыры в ламинате по пути следования глубокоуважаемой (а как же ж…) супруги не менее глубокоуважаемого Засельцева. Она сначала решила, что у нас термиты завелись. Ага, термиты сантиметр в диаметре. Уж не знаю, что хуже…

- Да знаешь, сколько я на него сил и времени потратил?! – через час после ухода Засельцева в сопровождении возмущенной супруги я, кипя от гнева, ходил из угла в угол директорского кабинета, чтобы хоть как-то пар спустить, и накручивал свой галстук себе на руку, представляя шею клиента и затягивая потуже. – Чтобы потом из-за этой Надежды Коровны…

- Львовны, - спокойно поправил Арсений Витальевич, сидя за своим столом и просматривая только что присланную презентацию новой техники от поставщика.

- Да какая нафиг разница! – парировал я, с раздражением понимая, что больше не смогу сделать еще одну петлю вокруг своей руки – край галстука имел наглость закончиться. – Я вчера вечером и отобедал его в ресторане, и пил с ним так, что до сих пор голова гудит, и чуть не свихнулся, когда он мне потом по пьяни три часа подряд рассказывал о своем увлечении! Вышивать он, видите ли, любит! Крестиком! Салфеточки! Да я кровью и потом заслужил гонорар за подписанный контракт, и вот эта Надежда Слоновна…

- Львовна.

- …испортила мне всю малину! Да какого черта, спрашивается?!

- Васильев, остынь. Ты должен найти подход к любому клиенту, чтобы он с радостью подписал контракт. Понял?

Единственное, что я понял, что пора делать отсюда ноги. До чертиков достало все! Достал строгий костюм с галстуком-удавкой, достали клиенты, которые последние соки из тебя выжимают, достал тарантул, на которого я опять вчера чуть не сел, достал фикус, который… Нет, фикус просто достал. Однозначно, пора менять работу, пока не свихнулся.

И вот оказывается, что я здесь такой незаменимый, что меня не хотят отпускать, хотя я себе даже замену подыскал и лично обучил.

И как это понимать?

- Я переехал на другой конец города, добираться неудобно, - привел я еще один аргумент в пользу своего решения.

- Я подумаю над этим, - шеф опустил крышку ноутбука и посмотрел на меня. А у меня от его взгляда температура подпрыгнула. Да я сам чуть не подпрыгнул.

- Купишь мне машину? – съязвил я, замечая, что у него верхняя пуговица рубашки расстегнута. А это ну совсем не по «уставу» компании. И кондиционер ведь работает. В кабинете градусов двадцать, не более.

- Проездной на метро. За счет компании. До завтра, Васильев.

Значит так, да? Ну, держись! Начинаем… раскрывать свой нераскрытый потенциал.


Сегодня утром на работу я немного опоздал. Совсем чуть-чуть. Всего на полтора часа. У охранника Федора, который меня первым увидел, глаз уже минут десять, не переставая, дергается. Вот так и подмигивает каждому, кто войдет. Если подмигнет Листьеву, экономисту нашему, попадет по полной. Он потом не докажет этому откровенному и конченному гомофобу, что не гей и совсем не строил ему глазки.

Когда я прошелся по коридору, выпученные глаза даже тарантул в аквариуме протер. Один только бухгалтер Шурик заржал. Он и до сих пор ржет.

И вот я восседаю на директорском столе директорского кабинета, и мое директорское начальство пялится на меня во все четыре глаза. Это за стеклами очков его глаза кажутся такими огромными, или они и в самом деле такие?

- Васильев!..

- Зови меня Чингачгук Орлиный… эээ… Павлиний Глаз, - поправил я самого себя и пальцем указал на торчащее у меня за левым ухом павлинье перо, которое я на время одолжил у своей сестры, причем не без боя. Она мне хотела вместо пера иглы дикобраза подсунуть. Их я, кстати, тоже прихватил.

Потом я повернулся боком и продемонстрировал свою новую прическу типа «ирокез», выкрашенную в красный цвет. И справа, и слева продемонстрировал. Модель!

- Васильев! Как ты одет?! – о, дар речи он все-таки обрел. Аллилуйя!

А что не так? Рубашка, галстук, брюки. Правда, рубашка гавайская. Галстук завязан бабочкой, а брюки обрезаны на манер шортов. С бахромкой.

Невозмутимо вытаскиваю из кармана аккуратно сложенное заявление на увольнение, раскрываю его и кладу на стол. Шеф смотрит на него так, будто я ему заклинание вызова демона подсунул. Да еще и на латинском.

- Арсений Виталье…вич… - секретарша шефа Леночка, длинноногое блондинистое чудо с большими (а сейчас особенно) выразительными глазами, замерла в проеме двери. – К вам… этот… как его… посетитель. Вениахор… Проминович… - окончательно смутилась Леночка.

- А, Прохор Вениаминович, - я мило улыбнулся девушке. – Конечно-конечно! Мы его давно ждем! – я поудобнее устроился на столе. – Приглашайте! И, Леночка, принесите-ка нам кофе. Всю банку, пожалуйста. Тот, особо крепкий, что я на вашем столе видел.

Прохор Вениаминович вошел в кабинет с важным видом и, не здороваясь, сразу направился к директорскому столу. Но тут спесивое «высочество» улицезрело меня и так и застыло посреди комнаты с упавшей со звоном на пол челюстью.

- Доброе утро, господин хороший! – с улыбкой процедил я, ногой толкая к нему кресло на колесиках. – Присаживайтесь.
Клиент, все еще пребывая в состоянии полного и глубочайшего когнитивного диссонанса, послушно сел.

- Ну, прям как под гипнозом, - я весело кивнул офигевшему шефу, потом взял кусочек сахара и, прицелившись, закинул его прямо во все еще открытый клиентский рот.

- Помню, вы любите кофе с сахаром.

Я с неохотой слез со стола, взял с подоконника закипевший чайник и заварил кофе. Прямо в банке, где его чуть меньше половины было. Пусть теперь только попробует сказать, что кофе жидкий. Высший сервис для клиента!

Я поставил банку на стол, подошел к Прохору Вениаминовичу и, резко крутанув кресло, отправил его в свободный полет прямо к приготовленному рядом с кофе контракту на покупку офисной техники, который он неделю как собирался подписать, но так до сих пор и не подписал. В контракт я еще, правда, дополнительно внес старый неликвид со склада в количестве двадцати единиц. Но ведь со скидкой же! Все для клиента!

- Я бы еще предложил вам закуску к кофе, но, боюсь, мою печень вы и так уже съели, - сказал я, протягивая клиенту ручку и открывая контракт на нужной странице.

Клиент глупо хихикнул, поморщился от запаха кофе и тупо посмотрел на шефа. Тот уже пришел в себя, но почему-то не предпринял попытки осадить меня, с интересом наблюдая за «сервисом по высшему разряду». А должен, вообще-то, подписывать мое заявление на увольнение.

- Вот, подпишите, пожалуйста, - я положил контракт прямо перед носом Прохора Вениаминовича и доверительно улыбнулся. – Это предложение четвертовать меня, сжечь и развеять по полю, - я боковым зрением заметил, как поползли на лоб глаза шефа.

Клиент радостно взвизгнул и подписал. Я довольно потер руки, представляя, что будет с ним, когда он в себя придет.

- Я же говорил, что ты не раскрыл свой истинный потенциал.

Я непонимающе посмотрел на шефа.

- Не уволишь? - я прищурил глаз.

- Такого ценного сотрудника? Нет, - отрезал Арсений Витальевич.

Да чтоб тебя…

Два часа сидел, скучал за своим столом, метая иглы дикобраза в пенопластовую мишень на стене и глядя в монитор. Пока кто-то не положил мне сзади руку на плечо и приятным мужским голосом не попросил отмотать видео на двадцать секунд назад. А это ничего, что я на рабочем месте порнушку смотрю? Там как раз начальник натягивает свою подчиненную по самое «не балуй» прямо на своем столе.

- Останови здесь.

Останавливаю.

- Вот, хочу себе такой сканер, - палец осторожно касается экрана монитора. – Есть в наличии?

- Пятьсот баксов, - невозмутимо отвечаю голосу.

– Представляете, а мы два часа не могли выбрать из каталога. Вам нужно внести эту модель.

Пожимаю плечами.

- Договор на десять штук, пожалуйста, - вежливо говорит голос и удаляется.

- Да не вопрос… - этой модели действительно нет в каталоге, но откуда ее достанет отдел снабжения, уже не моя забота.

- Уволишь? – замечая шефа.

- Нет! – ответ. – Если завтра этой модели не будет на складе, всех уволю! – отделу снабжения.

Сижу, скучаю дальше. Открыл форточку, закинул удочку в речку под окнами. Все-таки рыбная ловля действительно расслабляет. Только вот не клюет что-то. Вытащил драный ботинок и какую-то странную скользкую зеленую тварь, на которую с аппетитом посмотрел тарантул, сидящий на моем столе.

На моем столе?! Я сам чуть не позеленел. Но паук съесть хотел все-таки не меня.

Замечаю, как в кабинет шефа заходит Московский, его главный конкурент. Вот он, мой шанс. Теперь-то он меня точно уволит!

Бодро вхожу в кабинет директора, козыряю его гостю и… впиваюсь в губы Арсению Витальевичу, крепко обнимая его за шею, чтобы не вырвался. Только вот… тот и не думает вырываться. И даже, наоборот, перехватывает инициативу и уже сам целует меня, да так, что у меня коленки подгибаются.

Я чего-то не понимаю?

Наконец шеф отпускает меня и победно (???) смотрит на Московского. А на том лица нет. Я точно ничего не понимаю. Директор с довольным видом протягивает какие-то документы своему конкуренту, и тот их с тяжелым вздохом подписывает.

Так… все… пойду проветрюсь…

- Слушай, ну как мне уволиться? – по-приятельски спросил я у тарантула, все еще сидящего на моем столе, охраняющего свою «добычу» и с интересом посматривающего на дергающийся кончик удочки за окном.

Паук сочувствующе развел лапками.

Я устало взглянул на свое отражение в окне. «Ирокез» растрепался, павлинье перо вместо того, чтобы гордо смотреть вверх, указывало куда-то за спину.

И шеф какой-то… странный. Жарко от его поцелуя…

- Хочу домой…

- Васильев, на сегодня свободен, - я вздохнул, услышав голос директора. – Два контракта и выигранный спор. Отличный результат за один день.

- Да уволь ты меня, наконец! – выпалил я. Но потом… - Какой спор?

- Ну, понимаешь… Я поспорил с Московским, что поцелую тебя, и ты мне не врежешь за это. Теперь мне принадлежат десять процентов его компании. А это не мало. И средств хватит, чтобы арендовать новый офис в любом месте города. Только скажи, где ты живешь.

- Я. Хочу. Уволиться!

- Не получится, - улыбнулся директор. – Московский хочет вернуть обратно часть своей компании, поэтому предложил мне еще один спор. И я согласился. На кону еще десять процентов его фирмы.

- Какой? – странное чувство в том месте, которое занимается предсказанием «приключений».

- Что я затащу тебя в постель, - шепнул шеф мне на ухо.

Ну да… ну да… Моя задница вновь не ошиблась…

Значит, точно не уволит.

Интересно только, а как он доказательства выигранного спора в этот раз предъявлять собирается?

По желанию автора, этот фанфик могут комментировать только зарегистрированные пользователи