Великий Стив 11

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Minecraft

Пэйринг и персонажи:
Деревенский житель, Стив, Стив, тестификаты, монстры
Рейтинг:
G
Размер:
Миди, 10 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Повествование от первого лица Повседневность Юмор

Награды от читателей:
 
Описание:
Каждый тестификат в деревне с детства слышал легенду о Великом Стиве. Но так ли он велик?

Посвящение:
Моему дорогому Димочке, с двухлетним опозданием, но от всей души.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Вольное обращение с крафтами и внутриигровой механикой в угоду сюжету.
10 февраля 2015, 14:20
Солнце медленно сползало за горизонт, окрашивая небо ярко-розовым. Облака лениво ползли вслед за ним, обволакивая теряющиеся в вышине верхушки красных сосен. Лёгкий ветерок качал высокую, по пояс, пшеницу. На темнеющем с востока небе одна за другой зажигались звёзды. Старшие разбредались по домам, запираясь на ночь. Я долго глядел вдаль, почти не моргая, пока не заслезились от напряжения глаза. Темнота опускалась на деревню, едва разгоняемая светом немногих факелов. Никого кроме меня не было видно, куда хватало глаз. Где-то вдалеке, из гущи леса, донёсся волчий вой, и вновь всё стихло. За спиной открылась дверь, и послышался дрожащий шёпот отца: — Сын! Что ты там делаешь? Хочешь, чтобы тебя злые твари унесли? Вздохнув, я поплёлся в дом, пряча за спину кое-как выструганный деревянный меч, которым я планировал сразиться с теми самыми тварями. Но никого не было. Мой отец был библиотекарем, вырос я в окружении книг. Каждый раз, читая очередную сказку про героев и монстров, я мечтал, что стану рыцарем, когда вырасту, буду спасать тестификатов от всяческих напастей, а они в благодарность сделают меня героем легенд. И когда-нибудь, когда я стану старым и уйду на покой, какой-нибудь другой мальчишка будет мечтать стать похожим на меня. Но даже не будь книг, думаю, судьба моя была бы предопределена, ведь в нашей деревне с самого рождения детям рассказывали страшные истории о монстрах, которые приходили по ночам, выбивали двери и уволакивали из домов беспомощных тестификатов, чтобы превратить их в себе подобных. И про спасителя — Великого Стива — который всегда приходит именно тогда, когда деревне нужна помощь. Тогда легендарный герой истребляет всех тварей и снова уходит до поры. Я никогда не видел Стива, но всем сердцем мечтал стать таким, как он — крутым истребителем нечисти. — Да что ты там плетёшься? — снова позвал отец и нервно огляделся по сторонам. — Быстрее! И чего он боится? Сколько раз я сбегал из дома посреди ночи и отправлялся на поиски чудовищ, но так никого и не обнаружил, а отец трясётся так, будто они постоянно под окнами шатаются. Вздохнув и бросив на долину последний тоскливый взгляд, полный надежды, я закрыл за собой дверь. Утром я отправился собирать картошку. Надо сказать, помогать старшим по хозяйству я не любил. Не то, чтобы лень было, или что-то такое. Скорее, обидно просто. В деревне единственный ребёнок, и того постоянно заставляют делать то, что самим лень. Могли бы и сами поработать хоть иногда, чёртовы взрослые. Если просто логически рассудить: даже один из них соберёт куда больше, чем я. Но нет! Им интереснее весь день страдать ерундой. Я с ужасом думал о будущем. Если они уже сейчас на мне ездят, что будет, когда я вырасту? Или мне, как взрослому, будет позволено наконец-то отдыхать и бесцельно слоняться по всей деревне? Вряд ли, ведь кто в таком случае будет работать? — Эй, малявка, — раздался над головой незнакомый голос, грубо прервав мои невесёлые мысли. — Ну-к подвинься. Я поднял глаза. Говоривший стоял напротив солнца, яркий свет бил ему в спину, так что лицо разглядеть не получалось. Одно я мог сказать точно: он не из нашей деревни, я его раньше здесь не видел. Отец учил меня не разговаривать с незнакомыми, так что я просто послушно отполз. Пришелец пробежал мимо меня, мастерски выдёргивая картошку практически на бегу и складывая добычу себе в пригоршни. Та же участь постигла морковь и часть взошедшей пшеницы. От такой наглости я просто окаменел. Нет, нормально? Надеюсь, взрослые его за это побьют очень сильно. Может даже ногами. Единственное, что умели эти бесполезные создания — охранять своё имущество. Прям подберёшь нечаянно вывалившееся пшеничное семечко на чьём-нибудь дворе — тут же с топорами кидаются. Короче говоря, наглец, пытающийся оставить деревню без недельного запаса еды, живым оттуда явно не выберется — Эй! — запоздало возмутился я, когда незнакомец уже уходил с грядок. — Это наша картошка, слышь?! Тот обернулся и внимательно посмотрел на меня. А я на него. Странный он какой-то, никогда таких не видел: ростом выше любого взрослого, а нос какой-то маленький слишком, да и весь он какой-то… приплюснутый, что ли. Даже одежда странная, железная. А из-под куртки торчит зелёная рубашка. И меч за поясом. Любой тестификат знает, что мечи можно трогать только кузнецам, однако странный незнакомец на кузнеца похож не был. Он вообще ни на кого похож не был, будто не от мира сего. Слишком высоко поднята голова, слишком уверенный ясный взгляд, слишком твёрдая осанка… Внезапная догадка поразила как гром среди ясного неба. — Великий Стив? Это же ты! — заорал я, подпрыгивая на месте от возбуждения. И как я сразу не догадался, балбес? Кем же ещё мог быть этот незнакомец, если у него разве что на лбу не написано было, что он самый геройский герой в мире?! Стив посмотрел на меня с нескрываемой неприязнью, хмыкнул и поправил свою железную шапку. — Гляди-к, неужели я уже бывал в этих краях? — пробормотал он себе под нос и, проигнорировав меня, направился в дом Старосты. Я был в шоке. Это что же получается: легендарный герой, Великий Спаситель Стив — вор и хам, неспособный ответить на элементарное приветствие? Преисполнившись возмущения, я побежал за ним. Староста встретил Стива как старого знакомого. Я подошёл как раз в тот момент, когда старик передавал герою изумруды в обмен на картошку. Интересно, он в силу возраста не заметил, что добрая половина урожая перекочевала в походную сумку Стива, или сделал вид, что глазами слаб? — Эй! Это же наше! — не смог я сдержать крика. Злость и возмущение так и выплёскивались наружу. Да что же он за герой такой?! — Староста, он же вам нашу собственную картошку продаёт! — Чего ты распищался, малявка? — поморщился Стив, повернувшись ко мне. — Я помог вам собрать урожай и не отказался получить плату за свои скромные усилия. Или всей деревне передохнуть от голода, пока ты там своими ручонками копаешься? — Что же ты творишь, мальчик, зачем позоришь нас перед дорогим гостем? — Староста покачал головой и несмело тронул Стива за плечо. — Вы можете занять кузницу, она сейчас пустует. Герой кивнул, подозрительно прищурился в мою сторону и удалился. Я хотел, было, сразу броситься за ним, но Староста положил мне на плечо тяжёлую ладонь. — Мальчик, будь благоразумен. Стив всегда приходит именно тогда, когда бесчисленные орды монстров готовятся напасть на нас. Он чувствует душой это время, его ведёт долг, призвание, судьба. Без его героического вмешательства сотни тестификатов остались бы без крова, а то и с жизнью бы распрощались. Пожалуйста, помни об этом и постарайся не надоедать ему. — Но наш урожай… — …позволит ему укрепить силы перед боем, — твёрдо закончил за меня Староста, намекая, что на этом разговор пора заканчивать. Да что же это за идиотство? Нападут на нас или нет — вообще ещё неизвестно, а мы уже должны этому самозваному герою всё своё добро отдать?! Насупившись, я вывернулся из хватки старика и упрямо бросился вслед за легендарным спасителем. Когда я ворвался в кузницу, Стив как раз опустошал сундук. В бездонной сумке исчезали большие слитки металлов, новенький прочный меч и почти не ношеные кольчужные сапоги. — Это не твоё, — буркнул я, усаживаясь на ближайшую лавку. — Это уже ничьё, — раздражённо ответил Стив. — Кузнеца больше нет, так что это ничьё, уяснил? — Он похлопал по карману, в котором исчез слиток золота и всплеснул руками, словно с опозданием вспомнил нечто важное: — А, хотя нет, снова неверно. Я это нашёл, а значит, теперь оно моё. Я промолчал, пытаясь одним взглядом передать всё, что о нём думаю. Герой закатил глаза. — И откуда ты такой вылупился? — пробурчал он и кинул мне под ноги новенький, блестящий железный меч. — На-к. Дарю. Я демонстративно проигнорировал подарок и отвернулся в сторону. Стив пожал плечами и вышел, тоже больше не притронувшись к нему. Ну да, я взял меч, а что мне оставалось делать? Пропадёт ведь. Уж лучше пусть он побудет у меня, чем у этого негодяя. Я как раз успел приладить меч к поясу, когда Стив вернулся со свежесрубленными брёвнами. — Ну-к, подвинься, — буркнул он, скидывая поклажу на верстак. Он критично осмотрел небольшое помещение и, вздохнув, принялся переставлять мебель, чтобы выделить место для будущей лежанки. Кое-как собрав столы и лавки в одном углу, он наконец-то смог освободить немного места под окном, у печи. — На кой Эндер кузнецу нужно было столько мебели? И где он спал, крипер его разорви? — бормотал Стив, наскоро сколачивая кровать и устилая её овечьими шкурами. Мне было скучно сидеть на одном месте без дела, поэтому я с радостью ухватился за возможность хотя бы поговорить. Только сначала сделал вид, что оказываю Великому Стиву огромную услугу, соизволив ответить на его дурацкие вопросы: — Кузнец здесь только работал, жил он в другом доме, где сейчас остался его брат. А мебель он вот на заказ делал тоже. Дерево изнашивается быстрее, мебели всегда не хватало. Как-то кузнец попробовал сам себе сколотить стул. Потом подарил старосте сундуки на именины. Так и пошло. Стив хмыкнул без особого интереса, убрал свою сумку в сундук, который совсем недавно сам же и ограбил, и завалился на лежанку. — Иди-к, малявка, поприставай к кому-нибудь другому, — сказал он, громко зевнув. — Мне ночью выдвигаться, я отдохнуть хочу. И вот это вот — благодарность за то, что я его тут развлекал? Хорош герой, ничего не скажешь. Старательно скрывая уязвленное самолюбие, я неторопливо удалился, высоко здрав подбородок. Отец начал ругаться, едва я переступил порог дома. Вернее, он не ругался в общепринятом значении этого слова, но насупленных бровей и сложенных на груди рук вполне хватало, чтобы я инстинктивно сделал шаг назад. — Зачем ты надоедаешь Великому Стиву? — Он первый начал! — воскликнул я, не скрывая крайней степени возмущения. Отец прикрыл глаза и покачал головой. — Сын, ты ставишь под удар не меня и не себя. Вся деревня может оказаться в опасности, если Стив решит не вставать на её защиту. Едва утихшая злость разгорелась с новой силой. Ну почему из-за этого пройдохи и ворюги мне же и достаётся? — Это передаётся из поколения в поколение, — продолжал разглагольствовать отец, словно не замечая, как всё сильнее сжимаются мои кулаки. — Всем известно: Великий Стив всегда появляется лишь для того, чтобы уберечь деревню! Что же станет с нами, если герой подумает, будто мы все плохо к нему относимся, и не захочет нас защищать? Скоро придут монстры и только он один сможет… — Он первый начал! — прокричал я упрямо и топнул ногой. — Он не великий! Разве что великий придурок! И ты придурок, раз веришь ему! Вы все придурки! — и унёсся в свою комнату, громко хлопнув дверью. Обиженный на весь мир, я забрался в кровать, свив себе уютный кокон из одеял, и провалился в сон раньше, чем осознал, что хочу спать. Где был Стив всю ночь, и чем он занимался, я не знал. Одно можно было сказать точно — он не спал. Во-первых, накануне он сам говорил, что ему нужно уйти до темноты, во-вторых, герой выглядел очень сонным, и, наконец, главным свидетелем отлучки Стива был огромный серый волк, покорно сидящий у крыльца кузницы. Все знали, что приручить зверя и привести его к себе домой можно только ночью, в полнолуние. — И зачем же великому герою волк? Неужели слухи о твоём величии — не более чем слухи, а всю грязную работу типа уничтожения монстров выполняет он? — набросился я на Стива вместо приветствия. А чтобы не расслаблялся. Герой устало посмотрел на меня и закатил глаза. Я мысленно себя похвалил: достал-таки. — Это не от монстров, это от надоедливых малявок, — проворчал Стив, рассеянно перебирая пальцами густую волчью шерсть. Зверь склонил голову набок, рассматривая меня с неподдельным интересом. Конечно, все знают, что и дикие волки тестификатов не трогают, а прирученные — уж подавно, но я на всякий случай отступил от него на шаг. Мало ли, чему этот герой недоделанный мог научить несчастное животное! — Смотри-к, действует, — усмехнулся Стив и погладил волка по голове. Я наградил его самым высокомерным взглядом, на какой был способен и, не прощаясь, ушёл. — Эй, малявка, ты чего хотел-то? — крикнул Стив мне вслед. — Пришёл проверить, что ты не ограбил всю деревню и не смылся в сторону рассвета. — А вдруг я ограбил-таки всю деревню, просто сбежать не успел? — не унимался герой, но я решил больше не удостаивать его ответом. В конце концов, я, в отличие от всяких Стивов, тестификат занятой. У меня ещё свиньи не кормлены, овцы не стрижены, кони не чёсаны. Некогда мне волков гладить и над честными жителями глумиться. Даже смешно — ведь ещё совсем недавно я мечтал стать таким же, как Великий Стив. После работы руки болели просто ужасно. Несмотря на то, что мне помогал Мясник, заскочивший на ферму за свежей свининой, я устал просто неприлично. Всё-таки не перестаю поражаться распределению обязанностей в нашей деревне. Не то, чтоб я сильно жаловался и работать не любил, но ведь всё-таки, насколько быстрей прошла бы та же стрижка овец, помогай мне хоть кто-нибудь из старших! Если меня, взрослого, точно так же перестанет волновать хозяйство, можно готовить себе место на кладбище уже сейчас, потому что голодная смерть в этой деревне лентяев будет неминуема. Кстати, о лентяях. Я же чуть не забыл пойти проверить, что там делает Стив! Хотя — что он может делать? Ест, спит, ворует, ведёт себя как распоследний паразит. В принципе, моё впечатление о себе он за два дня испортил так, что дальше некуда. Поэтому, казалось, Стив уже ничем не сможет меня поразить. О своей ошибке я понял, едва переступив порог кузницы. Прямо посреди комнаты, рядом с кроватью, на низком столике стояло что-то, отдалённо похожее на металлическую сосенку. На её «ветвях» висели наполненные разноцветной жидкостью бутылочки, едва слышно шипящие и пускающие пузырьки. Я слышал о подобном, но в жизни не мог подумать, что увижу всё это воочию. — Только не говори мне, что ты ещё и ведьма, — простонал я, опускаясь на ближайшую лавку. Скажи мне кто ещё пару дней назад, что я своими глазами увижу, как Великий Стив варит зелья на металлической сосне посреди разграбленной им кузницы — я бы поколотил того умника. — Сам ты ведьма, — беззлобно отозвался герой, просматривая бутылочки на свет и бережно их закупоривая. — Что-то ты поздно. Я уж думал, что надоел тебе наконец-то. — Естественно, надоел. Видеть тебя не могу, — покивал я и вздохнул в притворном огорчении. — Но благо деревни важнее. Придётся переступить через себя и любоваться на твою страшную рожу, раз уж все остальные в деревне ослеплены твоими яркими небылицами. — Ну вот не надо, рожа у меня ничего такая, — оскорбился Стив, подкидывая в очередную бутылочку какие-то сухие травки и слабо светящиеся порошки. — Так ты правда ведьмовствуешь? — Да какое это ведьмовство, малявка? Обычное зельеварение. Ничего плохого я не варю. Вот это придаёт сил, вот это помогает бежать быстрее, вот это позволяет лучше видеть в темноте. Обычные стимуляторы, ничего криминального. Я в очередной раз презрительно фыркнул и демонстративно отвернулся. — Силу, значит, увеличиваешь, скорость. А ведь я говорил, что никудышный ты герой. Есть хоть что-нибудь, на что ты способен без волка и этих склянок? — Есть, — кивнул Стив. — И что же? — Есть, говорю, способен без посторонней помощи. Будешь суп грибной? Я наблюдал за Стивом целую неделю. Он вёл себя подозрительно… тихо. Сидел в своей кузнице целыми днями. Хотя какая она, к Эндеру, «его»?! По ночам он уходил в леса, а большую часть дня дрых без задних ног. Старшие, хоть и продолжали заглядывать ему в рот, ловя каждое слово, приближаться к герою старались как можно реже. Торговал он только со Старостой, даже если ему нужны были мясо и инструменты, ни к кому в друзья не навязывался, ни в каких хулиганствах замечен не был. Если не считать хулиганством забор, которым он обнёс всю деревню и прилегающие поля уже на третий день. Старшие ещё дня два с благоговением осматривали и несмело тыкали пальцами в диковинное сооружение, а Староста даже в кузницу попёрся, чтобы передать герою дары от благодарных жителей и как бы невзначай расспросить — а зачем оно, собственно, нужно? Я как раз тогда у Стива в гостях был — я-то не переставал следить за «героем» — так своими глазами видел, как старик заикался и пытался подобрать слова, чтобы и выразить признательность, и расспросить, и не обидеть ненароком. — Да это чтоб всякая нечисть в деревню не забралась, — небрежно ответил Стив, перекладывая в сундук подарочный арбуз и нарезая тортик. — Я за этим слежу, но ведь всякое бывает — недосмотрю где-то, а забор их задержит. Староста ему чуть в ноги не кинулся. Просиял весь и ну поклоны откладывать до земли. — Конечно-конечно, мы так и подумали, о, Великий Стив, ваша забота шире океанов и выше тропических лесов, ваша доброта, ваша мудрость… И всё в том же духе. Тьфу, аж противно стало. Мне было интересно: если Стив задержится у нас ещё на пару недель, а то и месяц, и за всё это время в округе не появится ни одного следа монстров, старшие всё так же будут на него молиться, или хоть у кого-нибудь ещё мозг включится? Я даже попытался осторожно выведать у отца, что он думает о герое, но в ответ получил только затрещину и очередной наказ не действовать Стиву на нервы. А потом ещё и Староста пришёл к нам поинтересоваться, чего это я постоянно в кузнице ошиваюсь, и не хочу ли по шее? И вообще: коровы не доены, овцы не стрижены, пшеница не собрана и в тюки не сложена, а я тут, видите ли, ещё и надоедать дорогому гостю время нахожу. Словом, на следующий день отец чуть свет погнал меня на работу. Даже сам со мной пошёл, чтоб проследить — вдруг я опять в кузницу намылюсь. Нотче, меня окружают одни идиоты… Но, что уж душой кривить, помощи отца я был даже рад. Пусть ничего он толком сделать не мог, зато хотя бы скучно не было. Стыдно признаться, но за эту неделю я привык к чужому обществу. Старшие на меня редко внимание обращали, отцу постоянно было не до меня, а вот Стив, хоть и вёл себя как последний засранец, никогда поболтать не отказывался. А то и начинал про свои приключения рассказывать. Конечно, в добрую половину этих баек я не верил, но послушать про дальние края, про пустынные деревни, про жестоких сильных монстров, про невиданные горы Незера и урочища Эндера было интересно до жути. — Чего ты там копаешься? — устало спросил отец, вытирая руки от земли. С одной стороны даже жалко его было: каждый тестификат в детстве усердно работал, но потом, выбрав себе профессию по душе, уходил в неё с головой, забыв напрочь о том, каким тяжёлым бывает повседневный труд. Вот и отец уже очень много лет не поднимал ничего тяжелее книжки, а то и вовсе целыми днями валялся на кровати в ожидании посетителей. — Я уже почти всё. — Вот и отлично. Я пойду домой первым, обед соображу, а ты чтоб сразу же за мной шёл. Ты меня понял, сын? Я старательно покивал и сделал самые честные глаза, на какие был способен. Отец мне не то чтобы поверил, но, видимо, очень сильно устал, так что положился на моё благоразумие. То есть, на нечто несуществующее. Словом, ничего удивительного в том, что я понёсся к кузнице, едва отец свернул за угол, не было. У Стива были гости. Что-то зачастил Староста к нему в последнее время. Неужели наконец-то включил мозг и заподозрил кое-что? Только вот даже если и так, это вовсе не гарантирует, что я опять не схлопочу за то, что пришёл. Пусть даже выяснится, что Стив вовсе не так велик, но прямое распоряжение Старосты нарушать было как-то не принято. Мне на самом деле было побоку, что они обсуждают, и подслушивать я точно не собирался, но старик слишком уж орать начинал, когда волновался. — Я ему сотню раз говорил! — оправдывался Староста и махал руками. — Значит, скажите в сто первый! Видимо, не доходит до него. — Но что же мне делать? Выгнать из деревни я его не могу. Да все будут против этого! Таким растерянным Старосту я никогда не видел. Что же они там обсуждают? Кто ещё пал жертвой так называемого героя? — Значит, наоборот, заприте! — Стива я таким раздражённым, кстати, тоже ещё не видел. — Он здесь слоняется без дела, отвлекает меня. Вы же не хотите, чтобы я отвлёкся в тот момент, когда на деревню нападут? Сами против монстров выйдете? Я посмотрю, как вы от скелетов отбиваться будете, поржу. Вот же свинозомби, а? Да он же просто запугивает старика! Я уже почти вышел из своего укрытия, почти решился проявить акт непослушания, лишь бы защитить свою деревню. — Но ведь он такой хороший мальчик, так упорно работает, — грустно сказал Староста, и я почувствовал, как ноги холодеют и отказываются сделать хотя бы шаг. Так это что… это они про меня что ли? Меня запереть? Я значит, тупой бездельник? После всего, что я сделал для этих неблагодарных взрослых, они со мной — так?! Обидно стало до слёз. Тупой, тупой, идиотский Стив! Зачем он пришёл? Зачем превратил мою славную наивную мечту в морального урода? За что? Мне стало так больно и обидно, и так не хотелось никого видеть, что я принял единственное верное в этой ситуации решение: сбежать из деревни. Надо было только домой забежать за самым важным. — Что ты так долго? — устало спросил отец, едва я перешагнул порог. — Обед уже ост… сын, откуда у тебя меч? — Отстань, — отмахнулся я. — Только не говори мне, что ты его у Стива… — Заткнись! — заорал я в приступе внезапной ярости. — Заткнись! Все заткнитесь! Забирайте своего Стива и катитесь все вместе с Эндер, ненавижу вас! И, бросил отца в полной растерянности, я выбежал из дома, пронёсся через всю деревню и сиганул прямо через забор в сторону леса. За спиной оставались те, кто испортил мне жизнь, а впереди меня ждало счастливое будущее. Так я думал поначалу. Но потом я заблудился в лесу, скатился с пригорка вышел к речке, что текла неподалёку от деревни, вернулся в лес, опять заблудился, и снова каким-то невообразимым образом вернулся к речке. Это было слишком даже для меня. Совершенно отчаявшись, я сел на берег речки, поближе к воде. Было холодно. Я долго бежал, не разбирая дороги, поэтому ноги противно ныли. Злость уже выветрилась, оставив после себя тянущую тоску. На отца орать точно не стоило, он же не знает, какой козёл этот Стив. Тяжёлый неудобный меч валялся поодаль, и сам факт его обретения уже совсем не радовал. Я бесконечно жалел обо всём. Что повёл себя как ребёнок, что сбежал. Что связался со Стивом. — Эй, истеричка, — послышался над головой ставший уже ненавистным голос. — Твой папка там места себе не находит. — Что ты здесь забыл? — буркнул я. — Неужто обокрал всю деревню и решил сбежать, пока ярость обездоленных не затмила страх перед несуществующими чудовищами? На самом деле злиться сил уже не было, но специально для Великого Героя порция ненависти всё-таки нашлась. Стив хмыкнул, постоял пару секунд и сел рядом. Я демонстративно отодвинулся и подобрал ноги. Великий Герой молчал, я тоже ничего говорить не хотел. Было в этом что-то… не то. Стив мог быть наглым, грубым, ленивым и даже равнодушным. Но когда он вот так смотрел на горизонт невидящим взглядом, а лицо его было задумчивым и тоскливым — это было целиком и полностью неправильно. — Знаешь, ты прав, — сказал он вдруг, и я даже подпрыгнул на месте от неожиданности. Это было последним, что я ожидал услышать от Стива. — Никакой я не герой, малыш. Даже удивительно, как ты, такая козявка, единственный смог это понять. Может, ты тоже станешь Великим, когда вырастешь, а? Он потрепал меня по волосам, так грустно улыбаясь, что я буквально прирос к земле. Это был всё тот же Стив, самая неприятная личность на свете, но… Додумать мне не дал странный звук. Таких я раньше не слышал. Похоже было на хлопок, только намного громче и земля как будто под ногами подпрыгнула. — Какого Эндера?! — прокричал Стив, в голосе которого слышалось неприкрытое беспокойство. Я подскочил на ноги, испуганно осматриваясь по сторонам, но был тут же сбит на землю. — Не высовывайся пока, — бросил Стив, и что-то такое в его голосе подсказало, что лучше послушаться. Вокруг никого не было, только странная яма в земле неподалёку. Я мог бы поклясться носом, что минуту назад её там не было. — Что это было? — прошептал я, но Стив не ответил, напряжённо всматриваясь вдаль. — Повезло же именно сейчас на крипера нарваться, — раздражённо бросил он. Я удивлённо посмотрел на него, забыв про страх и всё остальное. Стив был другим, не воришкой, не ловкачом, не идиотом. Он весь был как натянутая струна, готовый к опасности с любой стороны. И вместе с тем бесконечно обеспокоенный. А когда он уже раз в десятый бросил взгляд в мою сторону, внезапно понял, что переживает Герой за меня. Я как раз хотел напомнить Стиву про меч, но нас снова прервали. Из-за кустов вышел… ну, наверное, это был тестификат. По крайней мере, когда-то. Потёртая и разорванная в нескольких местах одежда мешком висела на его тощем теле. Кое-где из дыр торчали белёсые кости, но чаще под лохмотьями проступала серая кожа и жёлто-розовые струпья. А лицо… это страшное бурое месиво с выглядывающим из него глазом и свисающая клоками кожа, обнажающая гнилую челюсть, обещали ещё долго являться мне во всех кошмарах. — Не высовывайся! — крикнул Стив, схватил меч и бросился на монстра. Я смотрел, выпучив глаза и открыв рот. Великий Герой действительно был Великим. Набросился на чудище и уложил парой точных ударов. Как будто это был не ужасный монстр, а тонкий стебелёк. Мне даже стало стыдно за то, что я приставал к нему, что злился. Каким же я был придурком. — Подымайся! — Стив дёрнул меня за плечо, рывком поднял на ноги. — Сейчас мы будем бежать, малявка. От того, как быстро ты будешь передвигать своими ножонками, зависят наши жизни – твоя, моя и всей деревни. Я забыл о том, что Стив хам и вор, что я ненавидел его. Потому что в голосе Героя было столько отчаяния, что ноги сами подхватили меня и быстро понесли прочь. — Не туда! — прокричал Стив, и я не сразу понял, о чём это он. Я же знал, точно знал дорогу от этой речки! Это всё страх. Он понёс не в ту сторону. — Стой! — Стив выскочил прямо передо мной, насаживая на меч очередного монстра, и прокричал: — Не отходи от меня не на шаг! А я и не смог бы. Ужас сковал всё тело, и ноги приросли к земле. Отовсюду выползали страшные чудовища, которых Стив едва сдерживал. Они воняли гнилью и смертью, они издавали ужасные гортанные звуки, голодные, жадные, они протягивали скрюченные руки, и мне хотелось рыдать от страха. Стиву приходилось к тому же очень осторожно махать мечом, чтобы не задеть меня, постоянно поворачиваться, иногда почти в последний момент. — Не успеем уже! Стой на месте. Он закричал, отбросил мечом и ногами ближайших зомби и толкнул меня к дереву толстому. Между его корнями была небольшая яма, уходящая под землю — туда-то Стив меня и сунул. — Залезай, — велел он и подпихнул для верности коленом. Было немного противно лезть в эту грязь, но что-то в его голосе подсказывало, что лучше послушаться. Землянка вышла маленькой, едва хватило места для двоих. Стив практически спиной закрыл проход. — Теперь сиди тихо, — сказал он, а я уже и так едва дышал от страха. — Ты каждый раз так… так?.. — я не мог подобрать слов. — Иногда хуже, — пожал плечами Стив. — Хорошо, что только зомбаки сбежались, скелеты не заметили. С двумя я бы, может, и справился сам, но их там аж семеро, и новые всё подтягиваются. Главное — на ещё одного крипера не нарваться. Я понятия не имел, о чём говорит Стив, но спрашивать больше не стал. Руки предательски дрожали, так что я засунул ладони в подмышки. Начал трястись весь. — Прости меня, — тихо сказал я, больше для того, чтобы не молчать. В тишине становилось совсем страшно. — Из-за того, что я повёл себя как последний болван, деревня осталась без защиты. — Надеюсь, мы ушли достаточно далеко, — глухо ответил Стив. — Ты здесь не при чём, малявка. Я сам виноват — надо было раньше уходить. — Что?! — Я аж на месте подскочил от неожиданности. — Так ты с самого начала собирался бросить нас на съедение этим монстрам? — Нет, всё не так, — ответил Стив ещё тише. — Послушай. Ты умеешь хранить тайны? — Чего? — Тайны. Разговор становился всё более идиотским. Мне даже на несколько секунд показалось, что я сплю. Но, ущипнув себя за руку, понял, что всё вокруг — безумная реальность. — На самом деле я не герой, в этом ты был совершенно прав, — начал Стив, не дожидаясь уже моего ответа. Словно его прорвало, будто он уже так давно хотел с кем-нибудь поделиться этим. — Я уже не помню, когда это началось. То ли у меня что-то с памятью, то ли я оказался в этом мире случайно. В общем, я всегда оказываюсь именно там, где должны появиться монстры, только лишь потому, что преследуют они меня. Каждую ночь они появляются там, и только там, где нахожусь я. Уж не знаю, проклятие ли это или что ещё. Видимо, в вашей деревне я уже бывал, причём почему-то ночью. Убил тех монстров, что гнались за мной, а жители сочинили про меня красивую сказку, где я не трус, в совершенстве владеющий искусством прятаться, а Великий Стив, пророк и Избранный в одном лице. Легендарный и всё такое. Поэтому я и хотел уйти из вашей деревни как можно раньше, понимаешь? Меня раздирали противоречивые чувства. С одной стороны, я был прав, и это радовало. С другой стороны… В глубине души я надеялся, что Стив окажется именно таким, как я себе представлял — крутым героем, великим воином. А он был просто уставшим испуганным парнем, который был вынужден спасаться от неизвестного проклятия, и даже не знать, чем его заслужил. — Я даже умереть не могу, — грустно усмехнулся Стив. — Каждый раз после смерти я снова оказываюсь в одном и том же месте — в том самом доме, с которого начинаются мои воспоминания о себе. Без одежды, без оружия, слабый и жалкий. Шутка про то, что он и сейчас слабый и жалкий, встала поперёк горла. Кажется, я был на грани того, чтобы позорно разреветься — Не знаю, что и сказать, — растерянно сказал я срывающимся голосом, помотав головой для пущей убедительности. — Эй-эй-эй! А ну-к подбери сопли. Ты чего это? — встревожено вскинулся Стив. А потом взял и обнял меня, придурок. — Давай-к не кисни. Всё хорошо будет, понятно? Я же с тобой. Я ведь Великий Стив — самый героический герой всех времён и народов, помнишь? Он сказал это с такой напускной гордостью, что я не выдержал и хрюкнул ему в плечо. — Вот и молодец, — одобрительно сказал он и посмотрел мне прямо в глаза. Я уже собирался отпустить очередную злую шутку, когда прямо за спиной Стива послышалось уже знакомое мне шипение. Он выкинул руки вперёд и толкнул меня так далеко в землю, как смог. Время будто бы остановилось, я видел все движения в замедленном темпе, будто мы застряли в толще воды. — Бери меч, беги влево, не оглядывайся, — выдохнул Стив и подался назад. Раздался грохот и… он исчез вместе с куском земли. Среди корней валялись куски дерева, камня и обломки полупрозрачного голубоватого меча. — Стив? — позвал я тихо, испуганно оглядываясь по сторонам. Куда он делся, глупый герой? Куда? Он отпрыгнул? Спрятался под другим корнем? Мир на мгновение размылся, и я понял, что всё-таки реву. — Надо бежать, — напомнил я самому себе, подхватил меч, почти не ощущая его веса, и рванул влево, напрямик через деревья. В памяти застыл взгляд Стива: испуганный и одновременно смирившийся. Сколько же раз он умирал? Сколько… Когда я вернулся в деревню, уже светало. Бледный отец встретил меня у кромки леса, сразу же схватил на руки, засуетился, принявшись искать несуществующие ранения. — Где Стив? — вынырнул из-за его спины Староста. — Ты видел героя? Я кивнул и почувствовал, что слёзы с новой силой катятся по лицу. Вцепившись в рубашку отца, я торжественно сказал, стараясь не сильно хлюпать носом: — Монстры в деревню не придут. Стив защитил нас ценой своей жизни. С того дня прошёл уже год. Я поселился в кузнице, как только смог уломать Старосту. Там остались все вещи Стива, и долгими ночами я крутил их так и эдак, пытаясь заставить работать как надо. Я подрос, но всё ещё был самым мелким в деревню, и собственную профессию мне выбрать пока не дают. Поэтому я опять каждый день по хозяйству, вот как сегодня. Но пройдёт ещё совсем немного времени, и я точно брошу всё это. Попрощаюсь с отцом, возьму поцарапанный железный меч, взвалю на плечо потрёпанную сумку Стива и отправлюсь куда глаза глядят. У каждой деревни должен быть свой герой. И если я не найду его, как знать — может, я сам им стану. — Эй, малявка, — послышался за спиной до боли знакомый голос. — Ну-к подвинься, а то мне вашу картошку воровать неудобно. — Был придурком — придурком и остался, — ответил я, разворачиваясь и перехватывая лопату поудобнее. И улыбнулся. Впервые за последний год.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.