Путь домой +9

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Однажды в сказке

Основные персонажи:
Дэвид Нолан (Прекрасный Принц), Мэри Маргарет Бланшар (Белоснежка), Эмма Свон
Пэйринг:
Прекрасный Принц/Белоснежка, упоминаются другие герои канона, присутствуют новые персонажи
Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Драма, Фэнтези, Экшн (action), AU, ER (Established Relationship)
Предупреждения:
ОМП, Элементы гета
Размер:
планируется Макси, написано 27 страниц, 7 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Вернуться в Зачарованный Лес и жить в своем королевстве долго и счастливо, как мы знаем из многих интервью Джоша Далласа, - это тот самый "счастливый конец" для Прекрасного Принца. Старый друг помогает Дэвиду исполнить эту мечту; но путь домой на самом деле гораздо длиннее...

Посвящение:
Моей обожаемой ролевой жене - katerina150 (aka radistka), а также моему дорогому бро - bella_uorkis ;-)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Канон и персонажи принадлежат ABC. Мерлин принадлежит валлийской мифологии. Трактовка канона и характеров персонажей, каждое слово трактовки и сюжет - авторские.
Каждый из авторов пишет за своего персонажа.
Этот фанфик зародился как часть сюжета ролевой игры, где так и не был воплощен. Но его нынешнее воплощение всем авторам нравится гораааааааааздо больше :)
Данная история является логическим (но не буквальным!) продолжением сюжета "Made of the Moments" (http://ficbook.net/readfic/1695257), местами взаимоувязанное с зарисовками семейных сцен из жизни Прекрасной пары (http://ficbook.net/readfic/2428577).

1. Портал.

13 февраля 2015, 21:26
Он плохо спал в ночь перед условленным утром, порывался подняться или ворочаться, но не хотел будить сладко спящую под боком жену. Легонько целовал ее волосы, стараясь так перенять немного ее спокойствия. Сперва помогало, а потом лихорадило снова.
Вернуться домой. Не так уж много в его жизни было того, чего Дэвид желал бы с такой страстью.
Снежка даже во сне она чувствовала нервозное состояние мужа и проснулась. В комнате стоял кромешный мрак. Шторы были задернуты, не пропуская и лучика света, но Белоснежка чувствовала, что еще не рассвело. У них оставалось достаточно времени, чтобы попрощаться...

Они встретились у припорошенной снегом колеи, как было условлено, едва начало светать. Вещей при себе у Дэвида было немного - запас еды на три дня, пара теплых свитеров, необходимые мелочи; у гномов удалось честно выторговать длинный кинжал, который сошел бы при случае и за короткий меч, пистолет, крепко подумав, он тоже прихватил, договорившись с собой не пользоваться этим оружием без нужды.
Если ему повезет, то деревня в дне пешего пути от моста не исчезла за тридцать лет, там он найдет подходящую одежду и ночлег. Если чуть менее повезет, придется вспомнить, что такое зимняя охота.
Снежка стояла рядом с Прекрасным на тропинке, покрытой тонким слоем снега. Осадков не предвиделось, на улице было морозно и сыро. Белоснежка поежилась и посильнее укуталась в подаренный мужем шарф. Красный цвет на фоне черного пальто. У Прекрасного был такой же шарф, но дома он мог привлечь слишком много внимания.
Дом. Она так мечтала вернуться домой вместе с семьей, что происходящее сейчас казалось каким-то нереальным сном. Возможно, в этом немалую играло то, что пространство было серое и в душе жило слишком много эмоций. Она не могла пойти с мужем домой из-за беременности, она боялась того, что может его подстерегать в Зачарованном Лесу. Расставание, пусть и на смешные две недели, лежало тяжким грузом на сердце. Господи, люди расстаются на гораздо более долгие сроки, и ничего, но другие не были вдали друг от друга почти целую жизнь. Они обсуждали это много раз, но Снежка все равно боялась. Ей нужно было успокоиться. И как бы ни было тяжело, она должна проводить мужа.
Они пришли, выбрав время, когда небо просветлело от первых солнечных лучей и никто из города не последовал бы за ними. Знакомый мост, знакомое место, стянутое чарами пространство. Мерлин оставил друга в стороне и подошел ближе, распознавая собственные чары, очертил в воздухе известный лишь ему знак, заставляя воздух расступиться вновь. Через миг открылся вид на берег другого мира. Чары, наложенные на мост, сохранили его. Все было тихо.
- Все готово, друг, - сказал он, обернувшись к Принцу. - У тебя есть время, как мы договорились, в условленный час я открою портал снова и выведу тебя оттуда. Ну что, готов?
У Дэвида пересохло в горле от волнения, когда Мерлин открыл портал. Мост был все тот же, что он помнил; может, чуть более оплетенный голыми стеблями плюща, чуть более заброшенный... деревья вокруг него стали выше, но и их Дэвид смог бы узнать. И небо над ними, не по-зимнему высокое и чистое, не похожее на угрюмое и грузное небо этого мира.
Дэвид пожал плечами - удивленно и безразлично разом; к чему бы он ни был готов сейчас, по ту сторону его ждет непредсказуемое.
- Да, - он похлопал по рюкзаку, закинутому на плечо. - У меня при себе механические часы, буду отсчитывать время по оборотам. Мы же не знаем, одинаково ли оно течет дома и здесь. Через две недели я буду на мосту.
Идея с часами была верной и маг одобрительно кивнул. Сам он мало обращал внимание на время. Порой даже слишком.
Белоснежка ощутила, как воздух движется вокруг, и увидела, нечто странное. Казалось, ткань пространства расходится, образуя дыру, за которой... Боже мой. Она почти покачнулась и шагнула совсем близко к мужу. Это же дом! Тот самый мост! Деревьев она не помнила, но мост остался в памяти навсегда. Сложно забыть место, где влюбилась на всю жизнь.
На глаза навернулись слезы. Сердце сжалось и забилось быстрее. Из портала вырвался ветер, который принес родной запах земли, леса. В последний раз Белоснежка ощущала его, когда рушился ее мир вместе с их замком под натиском фиолетового тумана под аккомпанемент смеха Регины. Неприятные воспоминания наложились разом, пришлось помотать головой и посмотреть на мужа. Прекрасный смотрел только вперед.
Белоснежка молча взяла его за руку и прижалась лбом к плечу. Они уже все сказали друг другу, уже попрощались. Осталось самое сложное: смотреть, как он уходит домой, в неизвестность.
- Хорошо, ровно через две недели, - Мерлин вынул телефон, нажал на кнопку, чтобы увидеть на экране точное время. - Сейчас восемь тридцать. Я открою портал в это время.
- Главное не забыть подводить часы, - Дэвид рассмеялся. - Мне нравится механика, она не подводит.
- И да, если через две недели тебя не будет на мосту, мне придется отправить Снежку к моей сестре и пойти за тобой следом, - шутливо предупредил Мерлин. - Так что постарайся не опаздывать.
- Матерь божия! Даже в шутку такого не говори, cyrfaill (друг, валлийский), - его и впрямь передернуло. - Если только у тебя не заготовлен запас волшебного зелья для возвращения памяти.
Мерлин выразительно взглянул на Дэвида и согласно кивнул. Шутка шуткой, но случись подобное на самом деле проблема с памятью, отнимаемой Сторибруком, была не самым трудным испытанием. К счастью, каледонский источник все еще существовал, но думать обо этом было рано.
- Я присмотрю за ними, - пообещал маг, встав рядом со Снежкой.
Она старалась держаться. Дэвид тоже старался. Вряд ли бы он решился на вылазку в Зачарованный Лес в такой важный для них момент не останься рядом со женой Мерлин. В сказочном мире, откуда едва ли не все темные маги переместились в Сторибрук, было пожалуй безопаснее, но вряд ли спокойно...
Снежка прижималась к его плечу, Дэвид чувствовал ее тревогу. Ее тоску. Ее страхи. Ее болезненно-восторженное ошеломление, похожее на то, что испытал и он два дня назад, когда увидел, как приоткрывается, словно занавес в театре, расходится крупными складками в стороны ткань мироздания, давая заглянуть в родной дом, считавшийся потерянным навсегда…
Дэвид старался утешить ее, как мог, пока они были наедине, теперь оставалось только обнять ее, привлечь поближе. Он не меньше сотни раз повторил ей, что все будет в порядке, но, похоже, здесь и тысяча повторов не помогла бы.
- Береги Джима, - прошептал он на ухо жене, касаясь теплого пальто поверх ее живота. Поцеловал Снежку в холодную с мороза щеку. - Со мной ничего не случится. Это же дом. Не грусти больше, чем нужно.
Его прикосновения, шепот пробирали даже сквозь теплое пальто. Она могла лишь кивать в ответ, понимая, что словами не сможет выразить всех чувств. Она будет аккуратна, будет следить за всем, что творится вокруг нее, не будет попадать в неприятности. Они обсуждали это множество раз. Прекрасный сам обещал, что с ним все будет хорошо, и Белоснежка верила ему. Она не станет думать о том, насколько опасно может быть дома. Она будет думать о том, что благодаря его чудесному путешествию у них появилась возможность вернуться.
Дэвид выпустил жену из коротких объятий. Погладил ее пальцы поверх перчатки. Растягивать время не было смысла. Лишние слезы - это раз, а два - если кто-то из темных уловит хоть тень происходящего в лесу, все эти стервятники слетятся сюда, а драка - плохое времяпровождение для будущей матери. Снежка не пошла следом, осталась стоять на месте, кусая губы. Дома было хорошо и тепло, зацвел первоцвет, пробивались подснежники. Здесь было холодно и сыро… Она поежилась, глядя на мужа.
- В восемь тридцать ровно через две недели, - напомнил Дэвид на прощание. - Жена, я люблю тебя, - он улыбнулся ей и переступил границу между мирами.
- Люблю тебя, муж, - у нее получилось улыбнуться. - Буду ждать тебя. Мы, - она положила ладонь на живот, - будем ждать тебя здесь. Возвращайся.
- Удачи, друг! - Мерлин махнул рукой, и, дождавшись пока Дэвид сойдет с моста, вновь начертил в воздухе невидимый знак. Морозный воздух по краям арки дрогнул, стягивая открытый проход в Сказку, вновь отгораживая серый, заснеженный Сторибрук от светлого дня другого мира. Ни теплого ветра, ни запахов талой воды и нагретой земли. Одна лишь слякоть и ненастье.
- Две недели - это быстро, - маг взглянул на Снежку, надеясь её ободрить.
Он протянул ей руку, чтобы помочь добраться по рыхлому, подтаявшему снегу до машины. - Давай провожу тебя.
Она смотрела вслед мужу, пока ткань мироздания не соединилась под чутким вниманием Мерлина. Слезы солеными дорожками прокатились по щекам. Белоснежка вытерла их варежкой и выдохнула в морозный воздух. Сейчас не время плакать, нужно держать себя в руках.
- Да, - она посмотрела на Мерлина и тихо улыбнулась. - Конечно, это не двадцать восемь лет. - Спасибо, мой друг, - молодая королева приняла руку мага, и они вместе направились в сторону машины, стоящей в стороне. - Нам нужно сообщить Эмме. Она наверняка волнуется, - посмотрела вокруг. - Хотя еще рановато.
Мерлин накрыл её варежку своей ладонью. Ободряюще пожал.
- Если хочешь, я могу сказать Эмме. Все равно собирался звонить ей, чтобы узнавать нужен ли я в участке, - Мерлин открыл дверь на пассажирское сидение машины. - Садись, я довезу тебя домой.
- Хорошо, расскажи ей, - Белоснежка уселась, пристегнула ремень. - Передай привет от меня. Я буду не против встретиться после школы. Сегодня не очень много занятий. Пусть она позвонит.
Ключи были оставлены Дэвидом в зажигании, как временное наследство. Еще не остывший мотор быстро завелся, и форд медленно сдал задом, выезжая из прорытой им в сугробе колеи на заснеженную дорогу. Мост медленно поплыл назад. Белоснежка провожала его взглядом, пока шею не свело от напряжения. Потом уставилась в лобовое стекло, откинувшись на спинку сидения.
Две недели. Она начала отсчет.
Когда машина с тихим шорохом остановилась на подъездной дорожке около дома, Белоснежка отстегнулась и посмотрела на Мерлина.
- Спасибо тебе, Мирддин, спасибо за все. Что бы мы без тебя делали? - улыбнулась немного нервно.
Мерлин улыбнулся в ответ. Ему всегда нравилось, когда она называла его полным именем, а не прозвищем, привычным большинству.
- Не за что, все всегда возвращается на круги своя, - он потрепал ее по руке. Снежка выглядела подавленной, ей лучше побыть сейчас одной.
- Я рада, что ты смог добраться до нас и теперь у нас есть возможность попасть домой. Я всегда на связи. Передавай привет Эмме, - она открыла дверь и вышла из машины. - До свидания.
Мерлин помог подруге выйти из машины, затем нажал на кнопку брелка-сигнализации, блокируя двери. «Боевой конь» Прекрасного Принца отозвался сигналом и покорно щелкнул замками. Осталось вручить Снежке ключи.
- Хорошо. Как только увижу Эмму. До встречи! - он улыбнулся, протянув ей брелок, - Я всегда рядом.
Махнув рукой от дороги, Мерлин поднял воротник пальто и зашагал вверх по улице к собственному дому мимо зажигающихся светом окон коттеджей.
Она помахала ему вслед и направилась к дому. Отперла все замки, на которые предусмотрительно закрыл дверь муж, переступила порог и устало прислонилась к закрывшейся двери. Сил ни на что не осталось, хотелось плакать. Встряхнувшись, Белоснежка сняла верхнюю одежду, разулась, прошла на кухню, где проглотила кусочек яблока и выпила стакан воды.
Без Прекрасного дом сразу стал пустым. Она и не задумывалась над этим, пока не услышала давящую тишину. Мэри Маргарет двадцать восемь лет прожила одна в изо дня в день повторяющихся событиях, изменяющихся незначительно лишь по воле злого разума, а потом Проклятье спало, и Прекрасный снова заполнил жизнь Белоснежки. Сейчас она как никогда ощущала его отсутствие.
- Нечего раскисать, - сама себе сказала она, ставя стакан в раковину. Сил споласкивать его не было, она сделает это попозже. Сейчас стоит немного поспать, чтобы отдохнуть перед занятиями.
Постель хранила их обоюдный запах. Переодевшись в свою любимую его рубашку, Белоснежка нырнула под одеяло, поставила будильник и зарылась носом в подушку мужа. Перед тем, как уснуть, она погладила выступающий живот и прошептала: «Папа скоро вернется к нам, Джим. Ты не успеешь соскучиться».


В спину последний раз повеяло промозглым холодом - и пространство за ним схлопнулось. Дэвид машинально повел в воздухе рукой, ожидая, что натолкнется на невидимую преграду, но ее не было, пальцы насквозь рассекли пустоту.
Ни следа портала.
Проклятый мир, в который их зашвырнули и в котором заперли в клетку, как зверей, чтобы наблюдать за повадками тех, чья память и сама суть была искорежена по воле чужого извращенного сознания, - этот проклятый мир оказался отделен от него так, словно не существовал вовсе.
Здесь пахло предвестьем весны, разбухающей от талой воды землей, мокрой осенней листвой, тут и там выступающей из проталин вперемешку с молодыми листьями и бутонами первоцвета. Дэвид закрыл на несколько мгновений глаза, втянул воздух полной грудью. Солнечный свет обливал его с ног до головы.
Мост постарел, но не одряхлел; поддался молодым побегам вьюна и плюща, позволил им играючи оплести себя - так вокруг крепкого бывалого вояки вьется молодняк, только-только позволивший себе возмечтать о подвигах. Здесь они со Снежкой впервые заглянули вдвоем в свое будущее, неизбежное и прекрасное, будущее, в котором между ними случится многое, но любовь будет превыше всего; что такое двадцать восемь лет для бессмертной любви и для ее незыблемого свидетеля!
Лес впереди стал чуть выше и без листьев, как всегда, казался прореженным. По кромке его покачивались на теплом ветру длинные тонкие серьги орешника. Все, как он говорил; боже, он помнил, наверное, каждую песчинку на берегу реки, с берега на берег которой было перекинуто каменное полотно.
Дэвид шагнул навстречу всему этому с моста, опустился на колени на выступающие из земли просохшие камни, зачерпнул рыхлого, ослепительно белого снега ладони и уткнулся в него лицом.
- Я дома, - прошептал, откинув голову и ощутив, как потекла по лицу и по шее вода, смешиваясь со слезами и попадая за ворот. - Я дома. Ты должна быть здесь, радость моя. Ты должна быть здесь.