Путь домой +8

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Однажды в сказке

Основные персонажи:
Дэвид Нолан (Прекрасный Принц), Мэри Маргарет Бланшар (Белоснежка), Эмма Свон
Пэйринг:
Прекрасный Принц/Белоснежка, упоминаются другие герои канона, присутствуют новые персонажи
Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Драма, Фэнтези, Экшн (action), AU, ER (Established Relationship)
Предупреждения:
ОМП, Элементы гета
Размер:
планируется Макси, написано 27 страниц, 7 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Вернуться в Зачарованный Лес и жить в своем королевстве долго и счастливо, как мы знаем из многих интервью Джоша Далласа, - это тот самый "счастливый конец" для Прекрасного Принца. Старый друг помогает Дэвиду исполнить эту мечту; но путь домой на самом деле гораздо длиннее...

Посвящение:
Моей обожаемой ролевой жене - katerina150 (aka radistka), а также моему дорогому бро - bella_uorkis ;-)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Канон и персонажи принадлежат ABC. Мерлин принадлежит валлийской мифологии. Трактовка канона и характеров персонажей, каждое слово трактовки и сюжет - авторские.
Каждый из авторов пишет за своего персонажа.
Этот фанфик зародился как часть сюжета ролевой игры, где так и не был воплощен. Но его нынешнее воплощение всем авторам нравится гораааааааааздо больше :)
Данная история является логическим (но не буквальным!) продолжением сюжета "Made of the Moments" (http://ficbook.net/readfic/1695257), местами взаимоувязанное с зарисовками семейных сцен из жизни Прекрасной пары (http://ficbook.net/readfic/2428577).

2. Земли без королей.

13 февраля 2015, 21:29
Следы колес были свежие и вели по дороге, которую он хорошо помнил. Колея в ней пролегла новая, но густо замешанный на глине подтаявший снег уже превратил ее в грязно-коричневое месиво, подмерзшее по краям на теневой стороне. Дэвид прикинул, когда повозка могла пройти здесь в последний раз. Вряд ли позднее прошлого вечера, но колея глубокая, значит, ездят здесь часто. Есть надежда, что деревня по-прежнему стоит на прежнем месте.
Ему понадобилось около двух часов, чтобы выйти к первым домам; за это время Дэвид приметил в лесу и другие следы, не сказать чтобы неожиданные - помимо звериных и человеческих, конечно, - уродливые косые отпечатки огромных лап. Огры. И поменьше, но очень схожие, с вмятинами когтей. Тролли. Ветви деревьев местами были обломаны, как когда зверь, не глядя, проламывается сквозь чащу, убегая от охотников, вот только для зверя было высоковато. Встретились и пара поваленных, вывороченных из земли деревьев.
Насколько свободно они шарятся по его землям?
Прошло почти тридцать лет. Следовало ожидать чего-то подобного. Их королевство всегда было лакомым кусочком. Но след в колее был явно свежее, это успокаивало.
Деревня стояла на прежнем месте и расширилась не больше, чем на десяток домов. Большую часть Дэвид помнил, даже назвал бы хозяев по именам. Теперь хозяева, скорее всего, другие. Некоторые, наверное, еще не родились, когда проклятие накрыло королевский замок. Тридцать лет, снова подумал Дэвид, оглядывая бревенчатую и кирпичную кладку домов, примечая, где старая, а где новая; успело вырасти целое поколение. Попробуй, убеди его в своей реальности.
Тишина настораживала, пока он медленно, не прячась шел между рядами домов. За живыми изгородями, каменными заборами, штакетниками - ни звука, но он чувствовал движение вровень с собой по обе стороны.
Это и заставило вглядеться внимательнее во все, что вокруг, приметить то, что с первого взгляда осталось сокрытым, - черные ожоговые пятна там и тут, иные дома, победнее, испещрены ими - у фундамента совсем густо, все реже к крыше, как если бы палы пускали снизу.
Пожар. Но лес вокруг не тронут, значит, это не молния в грозу воспламенила случайное сухое дерево. Не дракон, в конце концов.
Деревню жгли.
Он осознавал это, казалось, бесконечно медленно - пока кто-то неосторожный не скрипнул дверью за спиной.
- Кто здесь, эй!
Его окружили - несколько подростков, несколько мужчин. Вид у них был угрожающий, но Дэвид и бровью не повел. Если бы его хотели убить, то уже убили бы.
- Ты кто такой? - спросил один, постарше и повыше остальных. - Что тебе надо?
Не таким он запомнил их королевство в последний раз, перед тем, как Проклятие вырвало их отсюда. Запомнил на пороге Золотого века - воспрянувшее после войны, с обновленными союзами, с заполненной казной, с цветущими полями, под рукой королевы с самым чистым сердцем.
Ни следа этого не было вокруг; только бедность, злоба и страх. Дэвид чуял его, как собака, - горько-соленый до тошноты, клейкий запах холодной испарины на лбу и между лопаток, запах обреченного ожидания и отчаяния. Запах страха, приходящего ночью, когда нет укрытия, и вся темнота скалится невидимыми черными клыками, готовая впиться в душу. Страхом так и несло от голодных лиц, от поношенных холщовых одежд, потертых меховых жилеток.
От наставленных на него вил страхом тоже несло, будто он и железо здесь пропитал.
Неужели Проклятие вырвало их с корнем?
- Обыскать, - велел вожак деревенской армии.
Чьи-то ладони бегло прохлопали по его бокам и спине.
- Есть! - прозвучало сзади, по звонкому голосу Дэвид определил - мальчишка, едва ли старше Генри.
Из-за пояса вытянули нож, на боку расстегнули кобуру. Дэвид мысленно благословил привычку держать оружие на предохранителе. Мальчишка проскользнул у Дэвида под рукой, протянул вожаку находки.
- Как тебя звать? - спросил у него Дэвид, но пацаненок только шмыгнул носом.
- Здесь я задаю вопросы, - ответил вместо него вожак. Повертел в руках найденное оружие. - Маловато для нападения, чужак.
Это "чужак" скрипнуло у Дэвида на зубах, перемалываемое в пыль.
- Я не чужак, - спокойно ответил он. - Я из этих мест. Но я давно здесь не был.
- Оно и видно, - прозвучало недружелюбно. - Я Джек, а это мой сын, Юджин.
Мальчишка шмыгнул носом, из-под нечесаной взъерошенной челки глянул на Дэвида, но в ответ получил сдержанную улыбку. Его отец с сомнением вертел в руках пистолет. С еще большим сомнением поглядывал на Дэвида; пока тот не понял наконец, во что одет. Джинсы, кожаная куртка на меху, прорезиненные ботинки в пейзаж с покосившимися заборами и захлопнутыми наглухо деревянными ставнями вписывались плохо. Немудрено, что его не принимают за своего.
- Что это?
- Пистолет, - он задумался, как объяснить. - Такой железный лук для одной руки, только вместо стрел у него огненные ядра.
- Покажи.
- Укажи цель, - Дэвид протянул руку за пистолетом.
Джек нахмурился, повел взглядом вокруг.
- Вон тот флюгер, - ухмыльнувшись, указал на крышу крайнего из домов и вернул оружие.
Дэвид прикинул расстояние. Снял предохранитель с крючка, машинально проверил магазин. Прицелился.
Грянул выстрел.
Флюгер опрокинулся. Донесся отзвук глухого стука, с которым он скатился по крыше.
Над стволом поднимался дымок, Дэвид опустил руку с пистолетом. Кто-то из парней бросился поднимать своеобразную добычу, вернулся бегом. Место, где пуля ударила в древко, чуть опалилось.
Юджин уважительно присвистнул.
- Нам бы такое пригодилось от гоблинов.
- Гоблинов?
Джек неожиданно всхохотнул и хлопнул его по плечу.
- Ты и впрямь тут давненько не был!
- Последний раз до Проклятия, - проговорил Дэвид.
Понадобилось не меньше получаса, чтобы выслушать рассказ Джека. Молча - добавлять или выспрашивать было нечего. Проклятие накрыло замок и часть королевства - там, где протянулся его густо-фиолетовый с черными прожилками, весь в зловещих стальных проблесках след; но в чуждый мир перенесло только тех, кто был в замке - тех, кто выжил в замке, про себя поправил Дэвид. По ночам они умирали вокруг него снова и снова, рыцари королевской гвардии, его братья, плечом к плечу с которыми вопреки всему и всем была отвоевана страна, - только ради того, чтобы столица стала их братской могилой. Его самого достали из этой могилы в последнее мгновение. А Гарета - нет. Эта рана, перешагнувшая вместе с носителем через тридцать лет, вдруг оказалась еще слишком свежа.
Когда воронка темного дыма схлопнулась над крышами королевского замка, те, кого она не тронула, осмелились пройти по мосту к разнесенным тараном воротам, мимо них - на столичные площади, показавшиеся мертвыми. Впрочем, обезлюдевшую, с погасшими фонарями столицу и впрямь пронизала смерть, кровью пахло в воздухе, кровь напитала мостовые; в тишине пытались дозваться живых, но слышали только эхо вдоль каменных улиц и из распахнутых окон.
Отчаявшись узнать, что случилось, погибших предали земле, а когда попытались покинуть границы, в которых похозяйничал фиолетовый дым, оказалось, что их отделяет от остального мира невидимая стена, которую было не пройти, не обойти, не пробить. И кто бы ни пытался их искать, проходил мимо, словно ему отводили глаза.
Но времена года сменяли друг друга даже внутри границ, очерченных магией, обновились листва и трава, земля дала урожай, а зверье в лесу, рыба и скотина - новое потомство, и только для людей время застыло. Случайные безымянные жертвы, кто принимал их в расчет? Родители умерли, дети выросли, мужья и жены состарились.
Как близко это подошло к нам, подумал Дэвид. Что он понимал, когда предлагал жене пройти через шкаф еще до рождения Эммы? Ничего. Инстинкты требовали от него спасения самого дорогого, заглушая намертво любые доводы и попытки предвидения. Снежка ждала бы его до гробовой доски, в этом Дэвид был уверен; но что они сказали бы друг другу, когда для нее прошли бы тридцать лет, с для него - все равно что один день? Хотя, повернись так, он бы навсегда остался в замке.
Многие по ту сторону от чар, продолжал Джек, не выдержали и покинули эти места. Кое-кто оставался, конечно, в надежде снова встретиться с близкими, но все же королевство пустело. Какое-то время слухи о неведомом Проклятии, поглощающем все живое на своем пути, берегли эти земли, но вскоре стали бесполезны. С гор на севере пришли гоблины, разоряя все на своем пути; кто успел, попрятался в лесах, но успели не все (на это месте рассказчик неловко прочистил горло, а его сын ткнулся вихрастой башкой в отцовское плечо). Гоблины заправляли в королевстве добрых лет двадцать, разоряли и жгли все на своем пути забавы ради.
Потом невидимая стена вдруг исчезла; так они поняли, что Проклятие уничтожено, где бы ни было сейчас. Но те, кого оно унесло с собой, так и не возвратились. Оставшимся удалось сплотиться и отбивать атаки гоблинских орд, но военное умение и силы были не слишком велики; на одну победу три поражения - не самый лучший расклад.
- Мне нужно попасть в замок, - дослушав, сказал Дэвид. - И побыстрее. У вас есть лошади?
- Есть парочка, - уклончиво ответил Джек, - но никто не отдаст тебе одну за просто так.
Вот тут он пожалел, что не прихватил у гномов никакой безделушки, сгодившейся бы в обмен.
- Но за вот эту штуку, за твой железный лук, мы бы сговорились.
- И как же я буду отбиваться от гоблинов, если останусь безоружным? Не пойдет.
- Тогда иди пешком, - пожал плечами Джек.