Путь домой +9

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Однажды в сказке

Основные персонажи:
Дэвид Нолан (Прекрасный Принц), Мэри Маргарет Бланшар (Белоснежка), Эмма Свон
Пэйринг:
Прекрасный Принц/Белоснежка, упоминаются другие герои канона, присутствуют новые персонажи
Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Драма, Фэнтези, Экшн (action), AU, ER (Established Relationship)
Предупреждения:
ОМП, Элементы гета
Размер:
планируется Макси, написано 27 страниц, 7 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Вернуться в Зачарованный Лес и жить в своем королевстве долго и счастливо, как мы знаем из многих интервью Джоша Далласа, - это тот самый "счастливый конец" для Прекрасного Принца. Старый друг помогает Дэвиду исполнить эту мечту; но путь домой на самом деле гораздо длиннее...

Посвящение:
Моей обожаемой ролевой жене - katerina150 (aka radistka), а также моему дорогому бро - bella_uorkis ;-)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Канон и персонажи принадлежат ABC. Мерлин принадлежит валлийской мифологии. Трактовка канона и характеров персонажей, каждое слово трактовки и сюжет - авторские.
Каждый из авторов пишет за своего персонажа.
Этот фанфик зародился как часть сюжета ролевой игры, где так и не был воплощен. Но его нынешнее воплощение всем авторам нравится гораааааааааздо больше :)
Данная история является логическим (но не буквальным!) продолжением сюжета "Made of the Moments" (http://ficbook.net/readfic/1695257), местами взаимоувязанное с зарисовками семейных сцен из жизни Прекрасной пары (http://ficbook.net/readfic/2428577).

5. Гарет.

16 марта 2015, 20:52
Щит грохнул на пол, краем высек искру из пыльного мрамора. Они сгребли друг друга в объятия. Проверили на прочность ребра и суставы. Прощупали плечи и спины, убеждаясь в их реальности. Вывалили каждый свой ворох вопросов, не заботясь об ответах. Смеялись. Продолжали не верить ушам и глазам - особенно глазам. Дэвид перехватил ладонью вихрастый затылок, подтянул ближе, пока не уперся лбом в лоб.
- Жив! - выдохнул он, встряхнул друга за плечи, отстранил. - Ты жив! Как?! Мы оплакали тебя! Я бы голову заложил, что ты был мертвее мертвого.
- Хорошо, что тебе не пришлось этого делать, - хмыкнул Гарет. - Жалко было бы потерять такую голову!
Дэвид рассматривал его мокрыми глазами. И наплевать. Гарет был совершенно такой, как накануне Проклятия, - жизнерадостный, с буйными светлыми вихрами; щурил близорукие карие глаза и сверкал крупными белыми зубами.
- Как? - повторил Дэвид. - Как тебе удалось спастись?!
Побратим потер переносицу.
- Толком не знаю, - ответил задумчиво. - Знаю только, что пока Проклятие прокладывало себе путь через замок, я и правда был мертв, а когда меня нашли - чудесным образом жив. И жив еще долго, хотя мои раны не затягивались, кажется, много лет. Времена года сменяли друг друга, но мое время не шло и я все не умирал. Ты побольше меня понимаешь в магии, может, у тебя найдется ответ?
- Похоже на клиническую смерть, - неуверенно проговорил Дэвид. - Но я не врач, чтобы ставить диагнозы...
- Что ставить? - Гарет Бомейн заморгал, от удивления становясь на десяток лет моложе. - На что похоже?
- Эм, ну... - Дэвид замялся, потом рассмеялся: - Так это называется в мире, где мы были заперты тридцать последних лет.
- В другом мире? - Гарет вытаращился на него. - Так они и впрямь существуют? - он наконец-то оглядел Дэвида с головы до ног и захохотал: - Это там тебя так вырядили?!
Дэвид хмыкнул. Тычки и шпильки Гарета ничуть не изменились.
- Поверь мне, это не худший наряд из возможных, - ответил со знанием дела. - Как ты нашел меня?
- Это не я - это мой сокол тебя нашел! А потом привел меня.
- Я так и понял, что птица обученная. Значит, ты живешь неподалеку?
- Мы разбили лагерь в четверти лиги отсюда, - Гарет махнул рукой, указывая направление, - но с подветренной стороны, чтобы наши запахи не доносились до гоблинов. Ты же знаешь, какой у этих тварей тонкий нюх! Оттуда мы бережем ваш замок в надежде на возвращение королевы.
- Мы? - переспросил Дэвид, загораясь от одного этого слова. - У тебя есть люди? Много?
Гарету понадобилось мгновение, чтобы собраться с ответом. Дэвид понимал - о, как он понимал.
- Стража была перебита, - сглотнув, неловко произнес он, Дэвид кивнул, чтобы избавить от дальнейших пояснений. - Когда мои раны, наконец, затянулись, я собрал тех, кто владеет оружием, и тех, кого можно обучить им владеть, среди тех, кто согласился остаться, а не отправился искать защиты и приюта в других землях. Часть из них все равно вернулась. Соседние королевства так же плачевны, как наше.
- Догадываюсь. Том и Элла были с нами все это время.
- Они живы? Отлично! - побратим просиял. - Всего у меня пять тысяч человек, Дэвид. На маленькую армию они сгодятся, конечно, но это не воины в полном смысле. Как мы с тобой.
- Это гораздо лучше, чем ничего, брат, - Дэвид хлопнул его по плечу.
- Том и Элла могут вернуться, как ты? А остальные? - настала очередь Гарета задавать вопросы. - А королева? Она в добром здравии?
- Она в добром здравии, - кивнул Дэвид, и по хитрому ответному взгляду понял, что все остальное читается в его лице, как в открытой книге. Он покусал нижнюю губу. Нет, промолчать его определенно не хватит. - Гарет, Гарет, у нас будет сын!
- О-оо!!
В следующее мгновение его загребли в объятия; будучи ниже Гарет исхитрился пригнуть его голову и потрепать за челку. Дэвид вывернулся, смеясь.
- Одна новость краше другой, - заключил побратим, улыбаясь во весь рот. - Раз уж ты здесь, и Проклятие снято... кстати, как тебе это удалось?
- Мерлин открыл один из порталов, он умеет...
- Мерлин?! - минуя правила вежливости, перебил Гарет. - Откуда он взялся? Это он разрушил Проклятие?
- Нет, - улыбнулся Дэвид. - Это сделала моя дочь. Как и было предсказано.
Снежка была бы довольна тем, сколько гордости и любви прозвучало в его голосе.
- О, ты же все пропустил! - он совсем забыл об этом; теперь, когда Гарет был жив, казалось, что он был жив все прошедшие годы. - Ее нашел Генри.
- Кто такой Генри?
- Мой внук, - ответил Дэвид, предвкушая реакцию. - Ему одиннадцать.
- Тебе рановато быть дедом, Прекрасный, - с сомнением и слегка кривясь, произнес Гарет, оглядывая его с головы до ног. - Особенно такого взрослого внука. Ты уж меня прости.
- Это долгая история, но если ты готов слушать...
- Я готов, да, но... а... Ульфрит?
Вопрос шел из самого его сердца.
- Ульфрит? А... Руби. Она здорова, - Дэвид постарался сказать главное. - Ты не забыл ее?
- Кто мог бы забыть такое лицо, - прошептал побратим. Его шалые глаза на мгновение затянуло туманом.
- В мире, где мы были заперты тридцать лет, можно забыть любое лицо, - ему не удалось произнести это без горечи. Эта рана еще не затянулась - и, Дэвид подозревал, не затянется никогда. - Поверь мне.
- Рассказывай, не томи, - потребовал Гарет.
- Давай по дороге, чтобы не терять времени, - предложил Дэвид. Наконец-то вспомнил про щит, поднял его с пола и закрепил за спиной. - Покажи мне ваш лагерь. Хочу знать, на что способны твои люди. Потом отправим гонцов или птиц по всему королевству. У тебя есть еще обученные птицы?
- Найдутся, - Гарет пожал плечом. - Что ты собираешься делать?
Прекрасный принц улыбнулся.
- Увидишь.

Но сперва увидеть пришлось ему.
Когда спустились по лестницам к выходу и Дэвид с наслаждением глотнул свежего подмороженного воздуха после затхлого пропыленного воздуха подземелья, на площади перед малым замком их ждал верховой отряд из десяти человек. Семеро из них были в плотных стеганых куртках с топорами у седла, трое - в рыцарских латах с гербами. Черного единорога на посеребренном щите Дэвид узнал сразу, два других - волк на кровавом поле и роза на белом - были незнакомы. Должно быть, принадлежали дворянам из королевства Тома. Две лошади стояли без всадника - Красавка и лошадь Гарета, Дэвид угадал ее по простому прямоугольному щиту с золотой десницей, указующей в небеса. Приглядевшись, он приметил и своего знакомого сокола, тот когтил луку седла и изредка встряхивал в воздухе гладкими заостренными крыльями.
Дэвид пошевелил плечами, устраивая щит удобнее, спустился по ступеням, под недоверчивыми взглядами. Гарет почтительно отставал, но оставался главным и жестом дал своим людям понять - все в порядке. Дэвид тихонько присвистнул - может, настоящими бойцами они и не были, но вышколил их побратим на славу.
Один из всадников спешился, стащил с головы шлем и отвесил низкий поклон.
- С возвращением, ваша милость. То-то наши порадуются.
Ваша милость! Его не называли так целую вечность. Обращение осталось в Зачарованном Лесу вместе с титулом принца-консорта - и где же еще ему было возвратиться к Дэвиду, как не дома?
- Спасибо, - он улыбнулся и вопросительно приподнял брови: - Прости, не могу тебя узнать...
- Я Арн, ваша милость, - прозвучало в ответ, - Арн Блэксмит, если такого помните. Папаша мой служил при вашей милости оружейником.
Дэвид сощурился. В этом крепком, чуть согнутом тяжелой работой бородаче с проседью в бороде и густой шевелюре едва-едва можно было узнать вечно чумазого, как трубочист, пацаненка, еще при Георге досаждавшего всем и каждому своим желанием научиться читать и писать. Поговаривали, как-то раз отец даже выпорол его, чтобы не отвлекал ни господ, ни ремесленников от важных дел своей блажью. После побега Георга, когда раны войны были сколько-то залечены, Снежка взяла сына оружейника в числе других мальчишек полюбознательнее учиться грамоте. Некоторые пытку буквами и пером вскоре не выдержали и сбежали в свои кожевенные и сапожные мастерские, но оставшиеся проявляли достойное упорство в учении.
- Арн! - Дэвид подошел ближе, похлопал бородача по плечу, обнял. Он и не надеялся встретить хоть кого-то, кто бы его помнил. - Ох и здоровый ты стал!
- Точно, ваша милость, - смущенно пробасил тот. - А вы все такой же.
- Буквы не забыл?
- Забудешь их! - Арн хмыкнул, весело дернулись густые усы. - Дочку вот выучил, сестру тоже. Чудно, что она теперь моложе меня. Я-то, когда туман был, у бабки гостил, а они в городе остались... Простить прошу, ваша милость, - он снова поклонился, - от радости язык, как помело.
- Еще и какое, - буркнул Гарет. - Всю пыль бы в замке подмел!
Всадники грянули неуверенным хохотом, бородач покраснел, и Дэвид успокаивающе хлопнул его по спине.
- Для тех, кто не помнит и еще не догадался, - перед вами Дэвид Бернхард, наш принц-консорт, супруг королевы Белоснежки, - торжественно произнес Гарет. - Теперь, когда Проклятие спало, они нашли способ вернуться домой и полны решимости так и поступить как можно скорее. Мой принц, это твои рыцари и воины. Сэр Уильям из Пепельной Долины тебе немного знаком.
Рыцарь в доспехах с единорогом склонил голову. Лицо у него было молодое.
- Вы родились в день коронации моей жены, - медленно проговорил Дэвид, подавляя желание поежиться. Похоже, они неудачно встали на сквозняке, и под курткой все время протягивало сыростью. - Я помню, как вас привезли на празднование Пасхи, чтобы получить благословение королевы, сэр Уильям. Вы вели себя мужественно для ваших... месяцев.
- Польщен, мой принц.
- И наши союзники из королевства Томаса и Эллы, - Гарет указал на рыцарей с незнакомыми гербами. - Сэр Говард Вольф и сэр Герарт из Фульды. Остальные - Кевин, Джейкоб, Мэтт, Ганс, Иво и Ансельм.
- Мне надо повторить, чтобы запомнить, - пошутил Дэвид. - Я рад вам, рыцари, и вам, йомены, и благодарен за помощь. Ну а теперь, когда все приличия соблюдены, - он подошел к Красавке, поправил стремя, взялся за луку седла, - едем. Я хочу увидеть лагерь как можно скорее. И выпить чего-нибудь согревающего!
Его рассказ о времени под Проклятием вышел кратким - треть не представляла интереса, треть не предназначалась для чужих ушей, и большую часть пути до лагеря Дэвид слушал. Завеса Проклятия спала примерно год назад. Точного дня никто не мог назвать, обнаружилось это случайно, когда одна из деревенских девчонок, собирая жимолость, вдруг вышла к замку, которого прежде никогда не было на берегу. Гарету потребовалось несколько месяцев, чтобы встать на ноги, но он принялся за дела, как только стало хватать сил говорить. Он разослал гонцов во все концы королевства и в соседние земли. Откликнулись все, кто мог, а когда вести о разрушении Проклятия разнеслись дальше, пришли и другие. Иные по одному, другие - целыми деревнями с плугами, скотом и курами, рыцари приводили своих йоменов, и армия Гарета выросла до пяти тысяч воинов...
- Я восхищен, брат, - серьезно проговорил Дэвид. - Никто не сделал бы лучше тебя.
- Я надеялся, что вы вернетесь, - неловко ответил Гарет. - И в любом случае, я обещал защищать ваше королевство.
К сожалению, вести дошли не только до нужных ушей, и осенью нападения гоблинов умножились, многие атаки не успевали отражать. Дэвид скрипнул зубами, услышав, что часть земель удержать не удалось. Они вернут все, поклялся про себя, до последнего акра.
Зиму пережили благодаря запасам земель, вышедших из-под Проклятия, прочие были разорены или выжжены гоблинами, лишь немногие поля и сады уцелели после непрестанных набегов. Пришлось забить часть скота, потому что эти твари поумнели настолько, что жгли не только поля, но и запасы сена. Однако зерно для посевов сумели уберечь.
- А теперь у нас есть надежда, что мы и засеем поля, и спокойно соберем урожай, - закончил свой рассказ Гарет.
Его лагерь оказался самым настоящим форпостом, укрепленным достаточно, чтобы выдержать не только атаку, но даже непродолжительную осаду. Дэвид одобрительно кивал, когда успевал между приветствиями, вопросами о здравии и возвращении королевы Белоснежки и заверениями в преданности оценить два ряда высокого частокола из корабельных сосен, укрепленного камнем с внутренней стороны, два уровня легких галерей для лучников с множеством крепких лестниц, по которым удобно доставить припасы, и ров с кольями вокруг лагеря - не слишком глубокий, потому что его долбили в подмерзлой земле поздней осенью, но достаточный, чтобы причинить неприятности противнику.
- И все же почему вы не укрепились в замке?
Гарет выдавил кислую улыбку.
- Дэвид, их туда не загнать. Люди верят, что место проклято.
- Ясно, - он покусал губу. - Мы это исправим.
Дэвид окинул взглядом поселение. Дома в нем сильно уступали по крепости оборонительным сооружениям и стояли плотно один к другому. И соломенные крыши - ох уж эти соломенные крыши, если займется хоть одна...
- Правду сказать, - он потер переносицу, - я устал и не прочь бы переодеться и перекусить.
- Сделаю, - улыбнулся побратим. - Идем в мой дом, я тебе что-нибудь подыщу и принесу горячего вина и хлеба. Ужин у нас общий, и до него еще добрых часа два.
В доме Гарета было просторно, просто - и при этом все хранило отпечаток аристократизма, как его научился понимать Дэвид, разумеется. Он сложил у входа щит и меч, колчан и лук. До обстановки ему было мало дела, внимание сразу привлек угольный рисунок на столе - портрет женщины. Дэвид хорошо знал изображенное лицо. Гарет никогда не делал тайны из своей любви к волчице, но Руби - Ульфрит - эта любовь причиняла почти физическую боль.
Кстати, о боли.
Морщась, Дэвид стащил куртку. В левую руку снова стрельнуло, повязка на ране пропиталась кровью. В рубашке все равно не было больше нужды, и Дэвид оторвал рукав и с глухим стоном стянул его вместе с повязкой. Подошел ближе к свету, чтобы рассмотреть - рука здорово отекла, он ощупал ее, проверяя, нет ли все-таки перелома.
- Так вот что у тебя с рукой, - обвиняющим тоном произнес Гарет за спиной. - А я все гадал, надеялся, что ушиб. И левая, разумеется. Ты не меняешься, Прекрасный. Дай взглянуть.
Он повесил на спинку кресла принесенную одежду, поставил на стол поднос с едой, смочил в чаше для умывания полотенце, промокнул спекшуюся кровь вокруг раны.
Дэвид стиснул зубы.
- Да, скверно выглядит, - Гарет покачал головой. Кровь давно остановилась, но кожа вокруг раны была темно-синего цвета. - Когда ты это заполучил?
- Утром. Недалеко от замка повстречался с гоблином, и он меня слегка подстрелил. Если бы не твой сокол...
Гарет отдернул руку и с силой ударил его кулаком в здоровое плечо.
- Ты совсем рехнулся, Дэвид? - прошипел сквозь зубы с перекошенным от страха лицом. - Ты забыл про гоблинский трупный яд?!