Меня отшили? 1579

Ani-Nani автор
Реклама:
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Naruto

Пэйринг и персонажи:
Какаши/Наруто, Наруто Узумаки, Какаши Хатаке
Рейтинг:
R
Размер:
Мини, 11 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Underage Романтика

Награды от читателей:
 
Описание:
- Уаааааа! А?!.
- Что это за реакция?!
- Вы... нормальный?
- Чего?
- Даже красивый...

Два одиночества нашедшие друг друга;)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Это было написано около года назад... Опять-таки для любимых идиотов, которым автор продул в карты;) В который раз...=_=

И вот, решила опубликовать... Просто уж очень люблю эту парочку:)

23 февраля 2015, 16:58
День уже клонился к вечеру. Последние солнечные лучи, уже не такие яркие, но сохранившие в себе жар летнего солнца приятно согревали уставшее, измотанное тело. Кое-как добравшись до деревни, измызганные в грязи, с новой порцией ссадин и ушибов после изнурительных тренировок под руководством демона Какаши, измученные, но довольные друзья простились и разбрелись по домам, еле передвигая отваливающиеся от усталости конечности. Махнув на прощание Сакуре и Саске, Наруто привычно закинул руки за голову и медленно побрел в сторону дома. С ленивой отстраненностью разглядывая прилавки уже закрывающихся магазинчиков, парнишка не обращал внимания на направленные в его сторону взгляды. Он уже привык. Привык. К этим презрительно-напуганным, полным отвращения и неловкого смущения взглядам. Так было всегда, сколько мальчик себя помнил. Другого отношения он не знал, поэтому сносить обидные замечания и жестокие слова было уже не так сложно. Да, он привык, его это не волнует. Ни капельки. К тому же, сейчас его жизнь немного изменилась. В лучшую сторону. Точно, сейчас у него появились друзья. Саске, Сакура... И даже если они не особо рады присутствию блондина в их команде, все равно. Так близко он еще никогда ни с кем не общался. Разве что Ирука-сенсей был для него вроде старшего брата. Поначалу, правда, между ними не все было гладко. Ведь Наруто совсем недавно узнал о том, кто он. Вернее, кто в нем. Девятихвостый... А сенсей знал. Все знали. Поэтому отношение жителей деревни стало ему понятным. Понятным, но детская обида, детское чувство справедливости у маленького ребенка были куда сильней, нежели взрослое снисходительное: "А, ну раз так, тогда все ясно." И пусть его считают неудачником и шутом, он еще всем покажет! Он обязательно станет сильней. Станет Хокаге! Обязательно! - Эй, это тот самый ребенок? - донеслись до него приглушенные голоса откуда-то сбоку. "Тот самый ребенок..." - как же он ненавидел эти слова. Лишающие его личности, самого себя, превращая в "того самого", в не человека, а какого-то монстра. Слова, с такой легкостью бросаемые в него со всех сторон. Нет. Ему не обидно. Совсем. Он привык. - Ага, шатается тут каждый день, покупателей отпугивает, - владельца этого гнусавого голоса Наруто знал. Пожилой мужчина, владелец ларька с карнавальными масками. Высокий, плечистый человек с большой нескладной головой. Под его густыми седыми бровями злобно сверкали темные глаза, а кривой рот его подергивался в злобной гримасе. Мальчик ускорил шаг. Этот мужчина ненавидел его сильнее остальных, всегда говорил самые обидные, самые злые слова. Всегда старался ранить посильней. - Он и вправду монстр? - Еще бы! И хоть никто не знает, кем были его родители, не удивлюсь, если и они носили в себе одно зло... - Заткнитесь. - Ха? - собеседники переглянулись и с недоумением и отвращением на лицах уставились на остановившегося напротив "монстра". Мальчик говорил спокойно, и выглядел почти безобидно, только вот маленькие ладони были сжаты в кулачки, а небесного цвета глаза метали молнии. - Что ты сказал? - Я сказал хватит. - Ты смеешь мне указывать?! - разъяренно прорычал продавец масок. - Проваливай отсюда! - Можете поливать меня грязью сколько угодно, - голубые глаза смотрели прямо. Пристально. Яростно. Грозный тон торговца Наруто совсем не испугал. Из-за явной разницы в росте мальчик смотрел на него снизу вверх, словно дикий волчонок. Смотрел так, что взрослый мужчина невольно вздрогнул. - Можете презирать и ненавидеть, как делали все время, но не смейте оскорблять моих родителей! Слышите! - Да кем ты себя возомнил, мелкий поганец?! Небось папаша с мамашей тоже были изгоями!.. - Я сказал заткнитесь! Заткнитесь! - А то что, сопляк? - А то я вас!.. - уже готовый кинуться на обидчика с кулаками, парнишка вдруг почувствовал, как на плечо опустилась чья-то ладонь. Мягко, но крепко сжав его. Не вырваться. - Тише, Наруто, успокойся. - Ка... Какаши-сенсей?! - А вы извинитесь перед ним, - устремил самый миролюбивый из своих взглядов на двух мужчин Хатаке, сильнее стиснув плечо ученика. - Чего?! Да ты кто такой, вообще? - Верно, парень, - поддакнул второй, под приторно-добродушным взглядом дзёнина неловко переступив с ноги на ногу. - Ты хоть знаешь, кто этот ребенок? - Да, это мой ученик, Наруто Узумаки, - Наруто вздрогнул, неуверенно посмотрев на своего сенсея. - Это монстр!.. - В самом деле? - вскинул бровь Какаши. - Да! Он самый настоящий... - Как неловко, - перебил мужчину Копирующий Ниндзя, задумчиво качая головой. - А мне показалось, что все как раз наоборот. Странно... - Что? - Ты чего несешь?! - Ну, как же? - искренне удивился Какаши. Но Наруто слышал едва сдерживаемый гнев в голосе сенсея. - Когда два взрослых человека оттачивают свое остроумие, в попытке сделать маленькому ребенку как можно больней, оскорбляют память умерших и доводят детей до слез, разве они не монстры? - Ты чт?!. - Я повторяю, извинитесь перед ним. - А я повторю: если мы не хотим? - Что ж, - безмятежный прищур всего за секунду сменился пронзающим, ледяным взглядом. В единственном видимом глазу застыло бешенство, а на смену показанной дружелюбности пришла холодная ярость. От привычного полусонного состояния не осталось и следа. - Тогда я вас заставлю... Мужчины попятились, а Наруто непроизвольно сжался, ощутив убийственную ауру одного из сильнейших ниндзя Конохи. - Эй, тц, ладно! Прости! А теперь уходите! - пытаясь не выдать страха, проскрипел торговец масками отступая еще на пару шагов. Второй мужчина вжался в прилавок. - Вот, так бы сразу, - миролюбиво заметил Какаши, вновь излучая прямо-таки вселенское дружелюбие. - Ну, пошли, Наруто. - Ага, - на автомате ответил мальчик с золотистыми волосами, уже уволакиваемый в неизвестном направлении уверенной рукой Хатаке. Тот так и не выпустил его плеча. Хватку ослабил, но руку не убрал. Немного сбитый с толку, Наруто послушно следовал за Какаши-сенсеем, смущенно и растерянно поглядывая в его сторону. Что это было? Сенсей заступился за него? С чего бы это? Особо теплых чувств между ними не было... - Какаши-сенсей, а... ммм... ну... я... - наткнувшись на заинтересованный взгляд мужчины, Наруто смутился еще сильнее и закончил едва слышным тихим шепотом: - Спасибо... Рука на плече на мгновение сжалась чуть сильней. Какаши ничего не ответил, продолжая идти молча. А Наруто чувствовал себя все более неловко. Ситуация раздражала. И напрягала. Надо идти домой. Они ведь не друзья. Они даже не знакомы толком, неделя тренировок не в счет. И сейчас хочется побыть одному. Одному... Наруто не заметил, как по щеке скатилась крупная слезинка. Одна, затем вторая. Он резко вытер глаза рукавом. Но это не помогло. Слезы не желали останавливаться, стекая по щекам и оставляя за собой блестящие дорожки. Затерев рукавом еще яростней, Наруто дернулся, в попытке выскользнуть из хватки сенсея. Он хотел убежать. Он не хотел выглядеть слабым в глазах учителя. Не хотел показывать себя таким, слабым и беззащитным. Он же обещал себе больше не плакать из-за всякой ерунды! Надо срочно бежать отсюда! Вот только Наруто не рассчитал силы и, дернувшись слишком сильно, его занесло в сторону. В глазах расплывалось, соленые слезы щипали натертую грубой тканью кожу. Не заметив толстый корень старой ели, мальчонка, естественно, рухнул на землю, стукнувшись об этот самый корень затылком. Так и оставшись лежать на мягкой траве, Узумаки лишь закрыл глаза руками. Пытаясь успокоить рваное дыхание и проскальзывающие время от времени сдавленные всхлипы. Какой же он жалкий. Обидно. Почему с ним всегда вот так? Почему Саске никогда не спотыкается о всякие там корни, не плачет, не выставляет себя полным дураком? Соберись! Ты же будущий Хокаге! А Хокаге не плачут! - Ну что ты творишь, а? - тихий, непривычно мягкий голос раздался прямо над ухом. От неожиданности Наруто резко подскочил, и очень метко угодил своим лбом по острому подбородку, скрытому под маской. Владелец маски и подбородка никак не ожидая подобной реакции, не успел уклониться, и теперь, замычав от боли, рухнул в траву рядом с мальчишкой. - Больно... - по-детски обиженно протянул мужчина, потирая пострадавшую часть лица. - Мне, вообще-то, тоже больно! - несколько смущенно возмутился парнишка. - Нечего было так внезапно... и так близко... и... мне уже пора! - Куда? Дома же все равно никто не ждет. Наруто, уже вскочивший с земли и успевший отпрыгнуть от сенсея на несколько шагов, застыл на месте. Нет. Руки снова сжались в кулаки, а в уголках глаз вновь навернулись слезы обиды. Почему? Да, его никто не ждет. Никогда не ждал, но зачем, зачем так?.. - Не хочешь посидеть со мной? А позже можем съесть по рамену? Я угощаю. Наруто вздрогнул и резко обернулся к этому необычному мужчине с серебристыми волосами и совершенно странным, непонятным характером. Тот полулежал на земле, внимательно глядя на него одним глазом. Вот только не как всегда, не равнодушно и отстраненно, а как-то по-другому. Стальной цвет единственного глаза кажется даже потеплел, а привычное безучастное, полусонное выражение лица сменилось улыбчивым прищуром. Добрым. Понимающим. Раньше так на него смотрел только Ирука-сенсей. Только он был с ним добрым... Доброта... Какаши тем временем продолжал мягко улыбаться, умело скрывая свою неуверенность и легкое смущение. Угостить ученика ужином. Вроде бы ничего такого, но... этот ученик не обычный. Поначалу ему, как и многим другим дзёнинам, выбранным на роль наставников, был интересен только Саске, последний из рода Учиха. Но уже в первые секунды его внимание привлек кое-кто другой. Мальчишка в оранжевом комбинезоне. Наруто Узумаки. На-ру-то. Монстр. Девятихвостый. Чудовище, которого боится и ненавидит вся деревня. Ребенок, никогда не знавший заботы и любви, солнечный мальчик, с задорной улыбкой не сходящей с лица и горящим взглядом. Веселая, беспечальная, беззаботная душа которого не изменилась, не омрачилась тем страхом и ненавистью, что окружали мальчонку всю его недолгую жизнь. Тьма в его душе меркла перед тем светом, коим он был пропитан с ног до головы. Светом, который никому не удалось погасить. Дух, который не сломали самые обидные слова, самые жестокие поступки. Дух которого тверд. Укреплен жизненной бодростью. Который позволяет этому мальчишке спокойно следовать тем путем, куда влечет его призвание и абсолютная, нерушимая вера. Он полная противоположность самого Какаши. Они такие разные. Какаши смотрел на покрасневшее лицо мальца, на неуверенную, робкую надежду в чистом взгляде небесно-голубых озер, взирающих на него недоверчиво, растерянно. Наруто не спешил отвечать. Не спешил соглашаться и с улыбкой до ушей кидаться на шею, как поступал всякий раз с Ирукой. И как ни странно, от этого на душе Копирующего становилось как-то... Как же назвать это чувство? Зависть?.. Почему его так волнует этот парнишка? Почему так хочется войти в его жизнь? Сперва ведь он и не думал, что парень справится с заданием, что попадет в его команду. Сомневался, что вообще вся эта троица пройдет испытание с колокольчиком. Однако детишки его приятно удивили. Даже Наруто. От идеи учить мальчишку он был далеко не в восторге. И он не был предвзят, мнение жителей Конохи на его собственное не влияло совершенно. Просто чему тут радоваться: бестолковый ученик с отсутствием малейшего таланта, упрямый, самоуверенный и дерзкий. Невоспитанный, вспыльчивый, и способный вывести из себя даже терпеливого Умино. Однако отсутствие таланта с лихвой окупалось находчивостью и везением. А еще ослиным упрямством и дерзким задором, которым так и лучились его ясные глаза. Мальчишка не переставал удивлять его. Раз за разом. Снова и снова. Наруто Узумаки. Парнишка, который не остановится ни перед чем. Один взгляд на этого мальчишку, на это "чудовище", с лучистой улыбкой и прямым, открытым взглядом глаз цвета неба, глаз, на дне которых застыла вся та боль, что пряталась за солнечной улыбкой. Нет, в мальчике не было притворства. Лишь одиночество и щемящая тоска. Страх так и остаться непонятым, непризнанным. Остаться одному. Один взгляд на этого ребенка, потерянного, прячущегося за своей дерзостью и неуправляемостью, лишенного всего, и готового отдать все. Один взгляд - и Какаши утонул. У него не осталось близких. Друзей. Все, кем он дорожил, кого любил - давно погибли. Он уже давно ничего не чувствует. Так легче. Потерь не избежать. Не в этом мире. И он привык. Он слишком привык к суровости реальной жизни, к жизни, что так отличается от представлений молодых генинов и детских фантазий. Но почему же тогда при взгляде на Наруто, на его безуспешные попытки использовать дзюцу, на его упорство и безграничное стремление, на его перебранки с Саске, и последующую за ними неизбежную драку, за его неловкими попытками ухаживания за Сакурой, слушать его заразительный смех и безумные, самоуверенные заявления, наблюдать горькую улыбку, лишь на мгновение трогавшую его губы, когда никто не видит, когда никого нет рядом, - почему от всего этого становится теплей? Почему сердце бьется быстрей, а взгляд непроизвольно продолжает искать маленькую фигурку в оранжевом комбинезоне везде, где только слышен детский смех или задорный шум какой-то потасовки? Его сердце давно остыло, заледенело. Его чувства остались в прошлом. Но откуда эта не свойственная ему неуверенность? Желание кого-то оберегать. Желание притянуть ближе. Желание защитить, обнять, не отпускать. Желание стереть всю ту печаль из детского сердца, всю боль из ясных глаз. Он уже взрослый. Он дзёнин. Он привык держать под контролем мысли и эмоции. Всегда. Но... Но не сейчас. Не рядом с ним. Кажется этот ребенок готов открыться любому, кто протянет руку. Готов довериться первому, кто пойдет ему навстречу. Наивный, добрый и искренний ребенок, с которым судьба обошлась так жестоко. И к которому так тянулась собственная душа... - Я... хорошо... - потупив взгляд, Наруто нервно переступил с места на место. Какаши уже несколько минут не отрывал от него странного взгляда, очень странно улыбаясь. - Тогда вперед, - Хатаке резво поднялся с земли, заметив краем глаза как при этом напрягся его ученик. Не сдержавшись, он ласково потрепал парнишку по голове, невольно отмечая, что золотистый ежик вовсе не такой колючий, каким кажется. Волосы мягкие и пушистые, словно пшеничные колоски... Наруто насупился и втянул голову в плечи, хмуро зыркнув на разошедшегося сенсея. Тот его разве что за ушком не почесал. - Какаши-сеней, я вам не собачка! - Да-да, конечно, - последний раз пропустив сквозь пальцы спутанные пряди, Хатаке улыбнулся недовольно-смущенной физиономии ученика. - Пошли! *** После сытного ужина в Ичираку, заметно повеселевший Наруто уже не бросал на своего сенсея подозрительных взглядов. Неловкая атмосфера, царившая между ними весь вечер сменилась более теплой и доверительной. Мальчишка шагал по направлению к дому, закинув руки за голову и устремив задумчивый взгляд в ясное ночное небо. Какаши шел чуть позади, с едва заметной улыбкой разглядывая топающего впереди Наруто. Когда они остановились у дома парнишки, оба медлили прощаться. - Эмм, ну, до завтра, Какаши-сенсей... Или, может, хотите чаю выпить, что ли? - Наруто неуверенно обернулся к сенсею, глядя на того из-под пушистых ресниц. Предложение выпить чай было продиктовано чистой вежливостью. В благодарность за ужин. Да, только поэтому. И, возможно, совсем чуть-чуть тем болезненным нежеланием возвращаться в пустую, холодную и темную квартиру. Где его никто не ждет. Где холодно и одиноко. Наруто помотал головой, отгоняя грустные мысли. И уже более уверенно посмотрел на сенсея. - Но если не хотите... - Ну почему же? Я люблю чай, - Наруто недоверчиво прищурился, а потом широко улыбнулся и пропустил мужчину вперед. В комнате было темно, хоть глаз выколи. Сделав пару шагов, Копирующий ниндзя вдруг охнул и полетел носом вниз, плашмя приземляясь на холодный пол. Наруто, поспешив за ним, виновато закусил губу. По большей части, чтобы скрыть рвущийся наружу смешок и дрожащую улыбку, при виде великого Копирующего ниндзя растянувшегося на полу в нелепой позе, умудрившись поскользнуться на самой обыкновенной банановой кожуре. Подумаешь, забыл выбросить... И все-таки увидеть грозного сенсея в таком свете наверное удавалось не каждому. И открытие такой черты в Какаши-сенсее было для Наруто приятной неожиданностью. Значит и великим не чужда неуклюжесть. - Наруто-о... - Да? - Когда ты последний раз здесь убирался? - протянул мужчина, окидывая открывшуюся перед ним картину полным брезгливого отвращения и некоего благоговения взглядом. - Такого свинарника я еще никогда не видел... - Подумаешь! - вспылил мальчонка, краснея. - Не так уж тут и гряз... - взгляд зацепился за пробежавшего мимо тараканчика. - Грязно... И вообще, я мужчина, а мужчине не обязательно быть аккуратным! - Да уж. Только ты мог прийти к такому заключению. - И у меня нет времени на такую ерунду! Мне надо тренироваться, чтобы стать Хокаге! Вот! Какаши все же решил подняться, с усмешкой во взгляде разглядывая комнату и ее владельца. Наруто тем временем уже поставил чайник, и теперь пытался отыскать среди прочего хлама чистые кружки. Пока они пили чай, на улице незаметно пошел дождь. Дождь, за несколько секунд переросший в самый настоящий ливень. Резко похолодало. Гроза разразилась всего за какие-то пару минут. Порывы ветра жестоко хлестали дребезжащие окна ледяными потоками, сметая все на своем пути, сгибая деревья и сдувая со старых домов прогнившую черепицу. - Ого! - Наруто выглянул в окно, с ужасом и восторгом наблюдая за царившем на улице хаосе. - Вот это гроза! - Да, - Какаши тоже выглянул на улицу. Выглянул, и поморщился. Идти домой в такую погоду совершенно не хотелось. Ни капельки... - Оставайтесь! - А? - Вы же не пойдете домой в такую грозу?! Это опасно. - Ну, знаешь. Я уже не маленький... - К тому же, если вы заболеете, мы не сможем тренироваться! Ага, вот значит чего он так переживает. Какаши хмыкнул. - Что же, ладно, воспользуюсь твоим гостеприимством, - еще раз выглянув в окно, Хатаке скривился. Гроза обещала быть долгой. Вот только... - У меня всего одна кровать, но, думаю, мы поместимся, - уверенное заявление Наруто Какаши не успокоило. А возмутившаяся совесть пинками гнала домой, подальше отсюда, подальше от этого голубоглазого лисенка. *** Наруто долго ворочался. Мысли мальчика путались, а сонное сознание настойчивого требовало свое. Но... Было одно "но". И этим "но" был не кто иной, как сенсей Какаши. Спать рядом с кем-то было непривычно. И не очень удобно. Наруто все пытался отодвинуться на самый край кровати, чтобы поменьше задевать сенсея. Но стоило высунуться из-под одеяла, как жуткий холод вынуждал нырнуть обратно, к единственному источнику тепла. Хотелось прижаться к горячему телу как можно тесней. Наруто уже не чувствовал пальцев ног, а зубы противно стучали друг о друга, стоило только вздохнуть. Но и это не все. Кроме холода и тесноты, мальчика мучила еще и несвойственная ему неловкость. Если бы рядом спал Ирука-сенсей, то все было бы проще. Тот был для него как старший брат. Мудрый и добрый. Какаши-сенсей полностью от него отличался. Хоть он и был добр, в нем чувствовалась внутренняя сила, жесткость. Наруто не мог обнять его, как порой обнимал Ируку. Не мог так просто позвать пообедать. Чувство неловкости, не сильное, но все же присутствовало. В очередной раз заворочавшись, Наруто замер и даже задержал дыхание, когда сильные, теплые руки обняли его со спины и притянули к горячей, широкой груди. Парнишка боялся вздохнуть. Он было попытался отползти, но не смог сдвинуться и на сантиметр, а кончик замерзшего уха вдруг опалило обжигающим дыханием: - Не дергайся. Еще чуть-чуть - и ты себе язык откусишь. Да и я под такое клацанье никогда не засну, - почему-то скользнувшие под пижамную рубашку ладони в отличии от всего сенсея были прохладными. Наруто невольно напрягся, когда длинные пальцы Какаши щекотно пробежались вдоль ребер, легко поглаживая напрягшиеся мышцы живота. - Тебе надо согреться, ты весь ледяной. Наруто не ответил. Он не знал, что ответить. Парнишка лежал и не шевелился. Он больше не пытался вырваться, он просто замер, настороженно ожидая дальнейших действий сенсея. То, что сейчас происходило было странным, но не казалось неправильным. От мягких, ненавязчивых прикосновений по телу расползалось приятное тепло. В крепких объятиях было так уютно. Уютно, и надежно. Пальцы Какаши плавно скользили по нежной коже, согревая, оглаживая. Его движения были неспешными, мягкими. Его ладони ласково поглаживали впалый живот мальчика, выпирающие ребра, иногда поднимаясь выше, на грудь, задевая маленькие соски. Наруто не знал, что именно сейчас происходит, но ему было тепло и приятно. Немного странно. Но нежные, мягкие движения завораживали. И хоть зубами он больше не стучал, дыхание почему-то сбилось. Наруто слышал, что и сенсей теперь дышал чаще, и как-то хрипло. Спиной он чувствовал, как резко и неравномерно вздымалась грудная клетка мужчины, чувствовал жар, исходящий от его тела. Этот жар окутывал, поглощал каждую его клеточку, а внизу живота нарастала непонятная тяжесть. Рука сенсея вдруг опустилась вниз, и Наруто вздрогнул. Все его тело пробила дрожь, а с губ сорвался тихий, едва слышный вздох. К щекам тут же прилила кровь, и он попытался отодвинуть руку Какаши, неназойливо поглаживающую его между ног, массируя плавными движениями, иногда надавливая посильней. Узумаки с легкой паникой вцепился в руку сенсея, пытаясь оттащить ее от деликатного места, но тот лишь сильнее сдавил его орган сквозь ткань брюк, вырвав у мальчишки глухой стон. Наруто покраснел еще сильнее, заерзав и завертевшись на месте, не зная, куда себя деть. С одной стороны широкая грудь мужчины и упирающийся в поясницу твердый бугорок в штанах сенсея, с другой - его рука, уже успевшая ловко забраться в штаны подростка. Какаши прикрыл глаза, легко коснувшись виска мальчонки губами. Почти трепетно зарывшись лицом в пшеничного цвета волосы. Мягкие и пушистые, они приятно щекотали нос и щеки. Хатаке вдыхал этот запах детства, и не мог остановиться. Казалось, все его тело действовало само по себе. И то, что оно делало, было по меньшей мере неправильно. Но прекратить, остановиться не было сил. Дерзкий и упрямый, мальчишка извивался в его руках, постанывая и смущенно вздрагивая от каждого его прикосновения. Открыто и искренне. Сейчас оба чувствовали себя нужными. Одиночество, что окружало их все эти годы, отступило. Они заполонили ту пустоту в сердцах друг друга, что столько лет росла и крепла в каждом из них. Взрослый мужчина, потерявший все, что было ему дорого, и маленький мальчик, никогда не имевший ничего, что стоило бы ценить. Два одиночества, сохранивших свои силы и не утративших веры. Два человека, не сдавшихся, и ни за что не собирающихся отступать. Какаши аккуратно прикусил кончик маленького ушка, продолжая действовать рукой. Когда он начал толкаться бедрами, Хатаке и сам не заметил. Но в определенный момент он понял, что жадно трется о мальчишку уже полностью вставшим членом. Наруто всего трясло. Ему было страшно, и жутко приятно. Почти болезненно. Он до побелевших пальцев вцепился в руку сенсея, откинув голову тому на плечо и не сдерживая больше глухих, протяжных стонов. Низ живота скрутило с новой силой, когда мужчина начал двигать рукой в такт резким толчкам. Он чувствовал, как сзади о него трется что-то большое и горячее, но думать об этом не было сил. Свободной рукой Какаши запрокинул его голову чуть вбок, и жадно впился в мягкие, податливые губы нетерпеливым поцелуем. Лаская и обводя их кончиком языка, мягко прикусывая, скользя внутрь, настойчиво проникая в жаркий ротик. Наруто зажмурился. Его переполняли непонятные чувства и совершенно новые, незнакомые эмоции. Сознание поплыло, в глазах вдруг резко потемнело, а тело содрогнулось словно от удара. С губ сорвался беззвучный стон, судорожно сжавшиеся пальцы должно быть оставили на руке Какаши несколько царапин. Но мальчику было не до этого. Последнее, что он почувствовал прежде чем отключился, был нежный, ласковый поцелуй в основание шеи. Маленький и, наконец-то, теплый. Какаши крепче стиснул мальчонку в руках, прижимая к себе. Наруто уже спал, тихо посапывая и едва заметно улыбаясь во сне. Доверчиво устроившись в теплых объятиях. Хатаке усмехнулся и закрыл глаза. Сегодня он тоже устал. А дождь все барабанил за окном, даря жителям Конохи уединение и покой, скрывая все, что не предназначалось для чужих глаз и ушей, смывая все воспоминания, которые хотелось бы забыть. Забирая все тайны. И обещая новый ясный день. Теплый и солнечный. Который согреет одинокие сердца, наполнив души отчаявшихся новыми силами и чистым, ясным светом. *** Наруто проснулся, когда солнце уже давно встало. Но не оно разбудило будущего Хокаге. Нет. Это был звон битого стекла и тихое ворчливое бурчание, доносившееся с кухни. Лениво приоткрыв один глаз, парнишка огляделся. Зажмурился. Открыл оба глаза и ошарашено уставился на собственную комнату. "Что тут произошло?!" Действительно, его родное убежище было не узнать. Пол... чистый и такой пустой... утративший всю свою оригинальность, состоящую из цветастых оберток от лапши и прочего мусора... То же и со столом. И вся разбросанная по квартире одежда была аккуратно сложена в ровную стопку на одном из стульев. Так странно... Что-то вспомнив, мальчонка вскочил с кровати, быстро натянул любимый оранжевый комбинезон и с легкой опаской заглянул на кухню, откуда и донесся ранее разбудивший его звук. И не зря он опасался. Весь пол был усеян мелкими осколками и водой, которая уже переполнила раковину, и теперь хлестала через край, а посреди всего этого стоял сенсей Какаши. В одной руке мужчина держал полотенце, а другую забавно вытянул, словно в попытке что-то ухватить. Из небольшого пореза на большом пальце капала кровь. Хатаке с растерянным недоумением разглядывал порез, забавно хмуря брови. И это тот самый великий Копирующий ниндзя? Наруто моргнул и протер глаза. Вид у мужчины был настолько нелепый и до странности непривычно домашний, что мальчик так и замер с приоткрытым от удивления ртом. - Ох, Наруто, уже проснулся? - А? Ага... А... Ммм... Вы?... - мальчонка не знал, что именно он пытался сказать/спросить/возмутиться. Мыслей в его голове сейчас было чрезвычайно много, а вот слов явно не хватало. - Ауч, - Какаши чуть потряс рукой, и поморщился, всем своим видом демонстрируя боль от боевого ранения, полученного в разгар серьезной битвы с коварными тарелками. Вздохнув, он растерянным взглядом оглядел масштабы разрушений причиненных одной единственной фарфоровой заразой. - Как же я так?.. - Вам пластырь дать? Уже отыскав один в стоящей рядом тумбочке, парнишка неуверенно протянул его мужчине. Обнаружить, что крутой ниндзя совершенно не приспособлен к повседневной жизни оказалось очень... милым? Наруто уже вчера заметил, что сенсей порой бывает неуклюж, но чтобы настолько? Но ведь сенсей Какаши для него старался. А это... так непривычно... Но почему-то от этого стало очень тепло. Наруто не сдержал широкой улыбки. - Спасибо! Спасибо вам, Какаши-сенсей! - А? Ты чего? - присевший на край стола Хатаке осторожно заклеил ранку и поднял на ученика недоуменный взгляд. Да так и замер. Смеющиеся лазурные глаза смотрели на него с такой еще по-детски искренней любовью. С весельем и совсем робкой, неуверенной нежностью. Мужчина несколько мгновений жадно вглядывался в эти необыкновенные глаза, а затем, усмехнувшись, хитро прищурился, и одним быстрым движением стянул с лица маску. Однако, чего он точно не ожидал, так это что парнишка отскочит от него с громким воплем: - Уаааааа! А?!. - Что это за реакция?! - Вы... нормальный? - Чего? - Даже красивый... "И как это понимать?" - Какаши пребывал в явном замешательстве. - А может у вас зубы как у зайца?.. "Что? Как у зайца? Я чего-то не знаю?" - озадаченно изогнул бровь дзёнин. - Эмм, Наруто... - Нет, вроде нормальные. Странно... - Так, хватит. - А может... Прежде чем этот остолоп брякнул еще какую-нибудь глупость, Какаши поспешно притянул мальчишку к себе, мягко, но торопливо целуя. Зубы как у зайца? Да что эти дети себе уже нафантазировали? Мальчик от неожиданности вздрогнул, замер, а затем залился краской. Он вдруг вспомнил, что случилось ночью... Ой, а ведь ночью Какаши-сенсей уже снимал маску... Но тогда он этого даже не заметил. А сейчас... Мальчик зажмурился, но почти сразу приоткрыл один глаз. И наткнулся на довольный взгляд мужчины, оторвавшегося от его губ и теперь с ласковой насмешкой в серых глазах мягко ему улыбающегося. Наруто нахмурился и уперся обеими ладонями в плечи дзёнина, с детской серьезностью глядя ему в лицо. Мальчик долго хмурился, чуть наклоняя голову то в один бок, то в другой, сосредоточенно что-то обдумывая. Какаши вздохнул про себя, со снисходительной улыбкой ожидая, что же такое выдаст Узумаки на этот раз. Разозлится за этот поцелуй? Накричит, вспомнив, что было ночью? Что же, это будет более чем справедливо. Вчера он не сдержался. Поторопился. Но как объяснить все ребенку? Чтобы не испугался, не оттолкнул. Чтобы не... - Хмм...хм...ухм... - а в мальчишеской голове тем временем шел тяжелый мыслительный процесс. - Наруто, ты должен знать, этой ночью я не... - Я должен рассказать Сакуре и Саске! Они тоже ошибались! У вас совсем не лягушачьи губы и рот вовсе не маленький! Я скоро! И без особых усилий выбравшись из застывших объятий ушедшего в астрал сенсея, парнишка выскочил за дверь. Хатаке еще долго смотрел вслед резво умчавшемуся подростку не поддающимся описанию взглядом, а затем громко вздохнул и почесал затылок. - Н-да, надо понимать, меня... отшили?
Реклама:

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net

Реклама: