Парадокс +71

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Kingsman: Секретная служба

Основные персонажи:
Гарри Харт (Галахад), Джеймс (Ланселот), Мерлин, Честер Кинг (Артур)
Пэйринг:
Ланселот (Джеймс)/Мерлин, Гарри Харт. Ли Анвин - во флэшбэках, Артур - в эпизодах
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика, Драма, Hurt/comfort
Предупреждения:
Насилие
Размер:
планируется Миди, написано 28 страниц, 11 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
"What happens when an unstoppable force meets an immovable object?"

Молодой и горячий агент Ланселот и Мерлин, спокойный как танк.
Начало службы Джеймса. Он, Мерлин и Гарри пытаются придти в себя после смерти Ли Анвина.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Планирую выкладывать сюда драбблы про Ланса и Мерлина.
...
Ладно, теперь это уже слилось в один миди-фик.

Нужно
больше
Ланселота.


ВАЖНО:
Я выяснила, что фамилия Джеймса - Спенсер. Так что если эта фамилия вдруг появится в фике - не пугайтесь. Хотя если я решу вдруг начать её употреблять, постараюсь ввести её адекватно.

Падение

14 апреля 2015, 23:27
Мерлина выпустили из палаты уже через два дня, однако, физическую активность велели свести к минимуму и вообще отдыхать. Первые пару дней он большую часть времени просто валялся в постели в своей комнате. Потому что тело слишком болело, чтобы заниматься чем-то ещё. Иногда заходил Ланселот. Этот невыносимый Ланселот. Мерлин злился на себя за то, что каждый раз был рад его видеть. Что каждый раз охотно и развёрнуто отвечал на его вопросы, какими бы дурацкими они ни были. А они довольно часто были совершенно абсурдными, потому что Ланселоту просто нужен был предлог, чтобы зайти. И Мерлин, как дурак, отвечал на эти идиотские вопросы, вместо того, чтобы просто выставить мальчишку за дверь.
На четвёртый день Мерлин наконец выбрался из постели, потому что выносить образовавшийся в мыслях беспорядок стало невозможно. Он хотел бы уйти с головой в работу, но ещё не чувствовал в себе достаточно сил. Максимум, на что его хватило – это развести огонь в камине. Потом он сел в кресло напротив. На столик рядом он предварительно поставил бутылку виски и стакан. Впрочем, пострадавшие руки ещё слишком плохо слушались, чтобы каждый раз наливать виски, и пришлось пить прямо из бутылки. В этом даже была своя прелесть.
Чёртов Ланселот. Действительно, если бы это место занял Ли Анвин, было бы проще. Анвин был спокойнее. Примерно того же возраста, что и Джеймс, но гораздо взрослее. Он успел обзавестись семьёй и осознавал ценность жизни. Что не помешало ему своей жизнью пожертвовать.
Мерлин сделал большой глоток, и приятное тепло разошлось по телу.
Это была его идея. Чёртова учебная миссия была идеей Мерлина. Два опытных агента, террористы настолько мелкого масштаба, что курсанты могли бы справиться с ними и самостоятельно. Мерлин так думал. В итоге один из этих курсантов погиб, а другой, судя по всему, получил психологическую травму на всю жизнь.
Как бы всё сложилось, если бы этой миссии не было? Что, если бы Ланселотом правда стал Ли Анвин? Да, было бы проще, но эта мысль Мерлину совсем не нравилась. Мысль об Анвине-Ланселоте. Почему-то это было неправильно. Да, на это были рациональные причины. У Ли всё-таки была семья. Но было и субъективное ощущение неправильности. Возможно, в подсознании просто всплыл образ мифического Ланселота. Джеймс определённо больше ему соответствовал. Рыцарь, который поступает так, как велит ему сердце.
Мерлин снова приложился к бутылке. В памяти яркой вспышкой возник образ перепуганного Ланселота, очнувшегося от ночного кошмара. Такого уязвимого. В этой своей дурацкой футболке.
Мерлин сурово посмотрел на бутылку в своей руке:
- Ты совсем не собираешься мне помогать, да?
Чем больше он пил, тем ярче видел перед собой эти серые глаза, всегда полные пронзительных эмоций. Будь то радость или боль, Джеймс всё переживал надрывно и слишком ярко. Он умел сохранять лицо, но глаза его всегда выдавали.
«Нужно сказать ему об этом, - подумал Мерлин. – Иначе однажды его просто раскроют».
«И убьют», - эту мысль мужчина попытался оборвать прежде, чем она сформировалась до конца, но не смог.
- Твою же мать!
Мерлин не хотел, чтобы Джеймс умирал. Стена шла трещинами. Конечно, в той или иной степени Мерлин беспокоился обо всех агентах, но Ланселот… Он был слишком живым, чтобы умирать. Все эти его чрезмерно яркие эмоции, эти тёплые искорки в его добрых глазах. Остальные агенты скорее напоминали боевых роботов. Идеальных и холодных. А в груди Ланселота билось настоящее живое сердце, полное огня. Если он умрёт, если это горящее сердце погаснет, весь мир станет холоднее и темнее.
Эти мысли выводили Мерлина из себя. Он смотрел на пламя в камине. Оно отражалось в золотых глазах мужчины, и казалось, что взгляд его горит сам по себе.
Мерлин не хотел этого. Не хотел привязываться. Чёртов щенок всё испортил.
Примечания:
И снова очень прошу тыкать меня носом в ошибки. Спасибо.