Самая покорная 82

Snail. автор
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Diabolik Lovers

Пэйринг и персонажи:
Братья Муками/ОЖП., Руки Муками, Адзуса Муками, Юма Муками, Коу Муками
Рейтинг:
NC-17
Размер:
Миди, 35 страниц, 7 частей
Статус:
закончен
Метки: Ангст Вымышленные существа Дарк Драма Насилие Неозвученные чувства ОЖП Смерть основных персонажей Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Описание:
— Её существование также коротко, как жизнь этой бабочки... Едва ли стереть пыльцу с её крыльев, как она больше не сможет взлететь.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Типа канонные Муками. Типа.
Подумав, сменил жанр на "джен". Все-таки, ставить "гет" было ошибочно.
Зарисовка внешности главной героини -https://clck.ru/DzkH5.

Без выхода.

13 августа 2017, 18:57
Ранний вечер всегда был прекрасным временем суток. Светло-голубое небо сменяли яркие бардовые, желтые, розовые краски, полностью затмевая светлое и смешиваясь между собой, создавая плавные переходы и окрашивая небосвод в агрессивные тона. Солнце медленно заходило за горизонт, оставляя после себя лишь слабый свет. Лучики лихорадочно падали на землю, словно пытаясь подольше задержаться и не скрываться, но постепенно исчезали, словно растворяясь в наступающей тьме. Это время всегда было идеальным для вампиров. Когда последние лучи солнца испарялись, а небесное светило полностью скрывалось за линией горизонта, они могли действовать в полной мере своих возможностей, пробуждаясь от дневного сна. От резкого порыва ветра шторы, свисающие водопадом вниз, к полу, резко подняло ввысь, развивая ткань в воздухе, переплетая их между собой, а после медленно опуская снова к холодному полу, когда ветер стих. Температура воздуха резко упала, благодаря скрывшемуся солнцу и в комнате неожиданно резко стало холодно. От постепенно окутывавшего ее тела холода пробудилась до этого мирно спавшая девушка, медленно поднимая словно отяжелевшие веки и пару секунд смотря немигающим взглядом в одну точку. В ее голове не было абсолютно никаких мыслей, лишь пустота и звенящая тишина в ушах, которая уже была вечным спутником этой леди. Она чуть двинула левой ногой, поджимая ее под себя и обращая свой взор на постель. Темно-синие простыни, черное, неописуемо мягкое одеяло и приятные на ощупь подушки, от которых не хотелось отрывать головы. Девушка поняла, что находится явно не в своей комнате, поскольку там все было в светлых, достаточно теплых тонах, и постель была не настолько мягкой и опрятной, ведь она постоянно ворочалась во сне и все постельное белье обычно было скомкано, а одна из подушек всегда была на полу рядом с кроватью. Она вдруг неожиданно быстро подняла голову, от чего резко потемнело в глазах, а уши заложило, девушка тяжело набрала в легкие воздуха и прислонила прохладную ладонь к голове, пытаясь придти в себя и успокоиться. Обладательница светлых глаз уже поняла, что находится в комнате кого-то из братьев и потому внутри резко все сжалось от одного только предположения чья бы могла быть эта самая злосчастная комната. Больше всего ей не хотелось бы, что бы это был самый вспыльчивый из них, ведь именно он всегда больше всех нагонял на ее поглощающий с головой ужас и животный страх, чувство обреченности и того, что ее в любой момент могут лишить возможности дышать. Девушка всегда боялась смерти, она стремилась жить и ни о чем не думать, не обращать внимания на свои проблемы и просто улыбаться на зло всем. Улыбаться и скрывать свои слезы за маской, которую порой так и хотелось снять, показать, что она не просто бездушная кукла, а живой человек с живыми эмоциями, показать, что ей тоже бывает больно. Она вдруг шмыгнула носом и скрыла лицо за волосами средней длинны, устремляя пустой взгляд в одну точку, практически не двигаясь и лишь изредка издавая тяжелые вздохи, пытаясь угомонить подступающую истерику. Юная особа понимала, что если даст сейчас волю очередным слезам, то ее могут услышать и снова начать свои бесчеловечные пытки. Она вздрогнула, только при одной мысли о том, что к ней снова будут прикасаться грубыми движениями, хватать ее за руки, кусать ее и без того уже порядком подпорченную кожу, ведь не успевали заживать одни укусы, как появлялись новые в еще большем количестве. С каждым новым днем она замечала как вампиры становились все настойчивее и грубее, с каждым новым днем их укусы становились все больнее, а прикосновения все смелее. Девушка невольно вспомнила их пошлые замашки, раздевание практически до самого белья и прикосновения к тем местам, которые обычно всегда находятся под запретом. Темноволосая вдруг резко вздрогнула от накативших ее картинок недавней ночи и резко мотнула головой в сторону. Нет, сейчас не время было для воспоминаний о том, что было всего лишь день назад. Больше всего юную леди волновал вопрос в чьей же комнате ей «посчастливилось» заснуть. Она лихорадочно пыталась осмыслить все то, что происходило с ней еще с самого приезда и вдруг до нее долетела мысль о том, что единственным, кто был с ней более-менее сдержанным и еще ни разу не причинял той боль, являлся Руки. При одном лишь упоминании его имени в голове вдруг предстал образ молчаливого, спокойного юноши с холодными голубыми глазами, и девушка вздохнула, убирая с лица нависшие волосы и откидывая их за спину. В голове ее вдруг промелькнула мысль о том, что он, может быть, не такой, каким кажется и не трогал ее до этого лишь потому, что с ней развлекались его братья, однако ей не хотелось верить в это. Зеленоглазая до последнего желала верить в то, что вампир на самом деле хочет сохранить ее жизнь, не бросив на растерзания остальным и тем самым спасти ее от участи скоропостижной смерти. Вместе с тем девушка понимала и то, что пять дней подходят к концу и буквально на днях ее жизнь должна будет или оборваться, или же ее оставят в живых, но лишь как игрушку, пока она сама в конце-концов не погибнет от истощения и ежедневных мучений этими кровопийцами. Она молча подняла голову, устремив взгляд в широкое, настежь открытое окно, из которого вдруг снова дунул тот самый холодный ветер, раздувая темно-синие шторы. Темноволосая вдруг осторожно двинулась вперед, осторожно опуская худощавые босые ноги на каменный пол и медленно продвигаясь к окну, в тоже время с изумлением смотря на открывающийся из окна вид. Горы, лес, закат, а вместе с тем и багровое небо, постепенно темневшее из-за почти что скрывшегося солнца. Девушка невольно охнула, когда рука ее коснулась холодной поверхности окна, и она, ведя рукой вдоль стекла, проходила все дальше и дальше, пока окончательно не достигла края плоской поверхности, предназначенной для ходьбы. Дальше только небольшой выступ и пустота. На секунду она подумала, что вот он, шанс сбежать из этого особняка, стоит лишь сделать шаг вперед и она полетит вниз, словно камень, прямо на землю, но быстро отбросила эту мысль в сторону, так как падением с четвертого этажа она могла бы сломать себе ноги и тогда все попытки на бегство рухнули бы в один момент. Потому юная особа лишь молча смотрела на окружающий особняк лес, внимательно всматриваясь в каждую мелочь, благодаря чему увлеклась настолько сильно, что не сразу услышала равномерные шаги за своей спиной, которые с каждой секундой становились все ближе. — Что ты делаешь? Равнодушный голос пронзил тишину комнаты, заставив девушку вздрогнуть всем телом и замереть на одном месте. К счастья, это был голос именно того, который, как хотела бы верить сама леди, был самым спокойным и благосклонным к ней, однако, не смотря на все это, она все еще не могла с полной уверенностью сказать, что ей не стоит бояться его и потому девушка не спешила поворачиваться лицом к вампиру. Она лишь покрепче сжала одной рукой край своей юбки, мысленно умоляя юношу не делать никаких глупостей и просто молча развернуться и покинуть комнату. Наконец, когда молчание стало угнетать, а затылком она уже чувствовала пронзительный взгляд, дева тихо вздохнула и осторожно повернулась к вампиру, теперь уже стоя спиной к роскошному виду за окном. — Руки-кун? Я… Что ты тут делаешь? — Вообще-то, ты сейчас находишься в моей комнате. Или ты до сих пор этого не поняла? Какая же ты глупая. Парень хмыкнул и только тогда девушка обратила внимание на то, что тот в руке держал книгу в толстом, плотном переплете, судя по всему сделанного из кожи, и ведь это была та самая книга, которую он читал при их первой встрече, вернее, держал рядом с собой на столе. Пока девица внимательно рассматривала самого Муками, вампир спокойно прошел к стоящему неподалеку шкафу и поставил книгу на положенное ей место, мельком бросив взгляд на рядом стоящие и поправляя одну из них. Только тогда она заметила, что почти все книги у юноши стоят строго по порядку, размер к размеру, корешком к корешку. Это зрелище заставило ту немного улыбнуться впервые за столь долгое время, что, конечно же, заметил представитель сильного пола и вопросительно посмотрел на юную леди, отрываясь от своего рассматривания книжных полок и делая медленные, но уверенные шаги в ее сторону. Его движения были как у истинного аристократа, грациозные, изящные и девушка на мгновение забылась, засматриваясь на то, как плавно он передвигался по каменному полу, в то время как сам вампир остановился всего лишь на расстоянии вытянутой руки, а взгляд его из равнодушного вдруг плавно перетек в заинтересованный. Он с любопытством рассматривал гостью их поместья, ведь до этого он еще никогда не мог осмотреть ее с ног до головы настолько близко — ему попросту было противно находиться рядом с ней. Юноша изначально думал, что она из тех, кто сразу же кидаются им в объятия, надеясь на то, что он или кто-то из его братьев будут обеспечивать им сладкую жизнь, что в последствии тех и погубило, однако эта девушка была не совсем такой. Она ведь сразу поняла, что ее не ждет ничего хорошего, но все же продолжала оказывать сопротивление его братьям в то время как он… Просто наблюдал за ними, наблюдал за ней. — Нет… Не подходи ко мне! Девушка вдруг резко сделала кроткий шаг назад, будто бы очнувшись ото сна и совершенно позабыв о том, что всего лишь через пару шагов ее ждет пропасть, ведущая только вниз. Она судорожно выставила руки перед собой, обнимая себя за плечи и отводя голову в сторону, зажмурив глаза, лишь бы более не видеть этих ярких голубых глаз. Внутри нее резко все оборвалось, когда тот хмыкнул и сделал еще один шаг вперед. Она знала, что ему все равно на ее слова и от того становилось так обидно, так мерзко. Ведь он точно не послушает ее, на что она надеялась, говоря ему эти слова, закрываясь руками? Сердце вдруг пропустило глухой удар, болью отдаваясь в грудной клетке и заставляя ту распахнуть глаза и резко поднять голову вверх. Но зря. Зеленые глаза встретились с холодными голубыми, прожигающими насквозь и девушка задрожала, понимая, что тот не собирается оставлять ее в покое. Она в панике замотала головой в разные стороны и вновь шагнула назад… В пустоту. Девушка, почувствовав, что потеряла опору под ногами, раскрыла рот в немом крике, а лицо ее скрыли резко поднявшиеся в воздух волосы. Она почувствовала, как начинает падать назад, а рука машинально попыталась схватиться за что-нибудь, но безуспешно. В тоже время зрачки вампира сузились, глаза в шоке распахнулись, а после тот оскалился, стремительно соскочив вслед за девушкой, подтягивая за руку к себе и на лету успевая взять ту на руки прежде, чем сам он коснулся ногами земли. Вампир приземлился на одно колено, оперевшись стопой второй ноги об землю и крепко сдерживая на руках хрупкое девичье тело. На его лице отражалась злость, раздражение и что-то до этого момента ему незнакомое, ведь он мог бы просто позволить ей столкнуться с землей, но не сделал этого, спас ее, прыгнув вслед за ней. В этот момент он мысленно поблагодарил судьбу за то, что будучи вампиром смог благополучно избежать неприятного столкновения, ведь если бы не этот факт, он мог бы сломать себе что-нибудь вслед за глупой девчонкой, которую так резко ринулся спасать. Он вздохнул и устремил взгляд светлых глаз на перепуганную девушку, которая тряслась в его руках словно осиновый лист на ветру и хмыкнул, когда та попыталась отстраниться от него подальше, а на щеках ее появился легкий румянец. Темноволосый не стал препятствовать желанию юной особы поскорее покинуть его «объятия» и потому тот не спеша опустил ту на землю, поднимаясь сам и поправляя задравшийся пиджак, одернув его вниз. Зеленоглазая же, почувствовав наконец свободу, облегченно выдохнула, продолжая стоять к вампиру спиной и не произнося и слова. Она чувствовала свою вину за то, что они оказались в такой неловкой ситуации, но в то же время девица вдруг поняла, что тот на самом деле не такой плохой, как его братья, которые бы не ринулись вслед за ней для того, что бы спасти ее от участи стать инвалидом. Девушка и сама не поняла, почему вдруг пошла назад, ведь прекрасно знала о том, что там остается лишь один единственный тонкий карниз, словно шаги назад она делала не по своей воле, а по воле кого-то, но только, возможно, ей это так казалось и на самом деле дева хотела лишь поскорее избавить себя от мучений. — Решила значит с собой покончить, да? Мощные руки вампира вдруг обвили тело девушки со спины, а холодный голос прозвучал где-то прямо у самого уха. Он резко взял девичий подбородок тонкими, холодными пальцами и потянул вверх, заставляя ту поднять голову и устремить перепуганный взгляд в уже порядком потемневшее небо. Муками усмехнулся, заметив ужас, отражавшийся в светло-зеленых глазах гостьи поместья и уткнулся носом в ее шею, вдыхая аромат ее бледной кожи и проводя кончиком носа вдоль позвонков, наслаждаясь тем, как задрожало ее тело, а рот открылся в немой мольбе. Он сразу понял, что она умоляет его не делать ничего того, что делали с ней его братья, возможно, он даже понимал и то, что она считает его не таким, как они, однако он готов был опровергнуть все ее домыслы хоть сейчас, ведь более глупых мыслей о себе он не мог даже и вообразить. Что бы о нем, вампире семьи Муками и думали как о каком-то милосердном, заботливом дяденьке? Просто смешно. Он выдохнул разгоряченный воздух ей в шею, прикрыв глаза и какое-то время стоя смирно, практически не двигаясь, словно каменное изваяние, просто статуя, молча прислушиваясь к окружающим их звукам: шуму листвы, завыванию холодного ветра, встревоженных голосов птиц, что сорвались с веток деревьев и взлетели ввысь, стремительно скрываясь за садом особняка. Вампир хмыкнул, его еще никогда так не привлекали звуки окружающей его среды, как, например, сейчас, именно в эту самую минуту. Он невольно поймал себя на мысли, что сейчас он выглядит как-то неправильно, совсем не так, каким его привыкли видеть его братья, каким-то слишком нежным, трепетно заботившимся о благосостоянии девушки, подобных ей которых он самолично убивал, перекусывая сонную артерию, наблюдая за тем, как они испускают последний вздох и уходят навсегда, а тело остается лежать на холодном полу, земле, не важно, истекая кровью. И зрачки его резко сузились, а руки вдруг опустились, высвобождая девчонку из своих мертвых, холодных объятий, толкая ту в спину, заставляя вскрикнуть от неожиданности и отступить на несколько шагов от него. — Прочь от меня. Девушка вздрогнула, а на ее лице отразилось непонимание. Она не поняла, почему он вдруг отпустил ее, не поняла она так же и того, почему он резко поменялся в лице, ведь теперь от былого безразличия не осталось и следа, лишь сожаление, какое-то отвращение и презрение, но она не могла понять к ней это или кому-то другому. Она было хотела сделать шаг по направлению к нему, приблизиться так близко, как только можно, уткнуться вампиру в широкую грудь и тихо, мирно прислушиваясь к окружающим ее звукам природы, стоять так, не двигаясь и лишний раз даже не дыша, позволяя делать с собой все, что только можно: кусать, обнимать, отвешивать все новые и новые пощечины, как это любили делать остальные братья. В какой-то момент девушка просто замерла и в шоке распахнула глаза, испугавшись и в тоже время удивившись своим мыслям, ведь они действительно пугали, ибо вместо того, что бы повиноваться и уйти прочь, убежать куда глаза глядят, она стояла и думала о том, как хорошо было бы сейчас подойти к молодому вампиру, обнять его и прикинуться послушной, безвольной куклой, с которой можно было делать все, что только душе угодно. Рика на мгновение даже допустила себе мысль о том, что хотела бы прикоснуться к его темным, растрепанным волосам, зарыться в них тонкими пальцами и наслаждаться их мягкостью. Представительница слабого пола не могла понять, не могла и объяснить то толком свои мысли, она лишь молча стояла спиной к темноволосому, не в силах пошевелиться, будто бы остолбенев, замерев словно статуя, но в тоже время ее тело было готово ожить и ринуться куда-нибудь в любой момент при виде настигавшей ее угрозы. Девушка просто молчала. Молчала, не в силах открыть рот, возразить как-то на слова вампира, она просто стояла так, в паре шагов от него и наверное стояла бы так и дальше, если бы не услышала, как тот резко развернулся к ней спином и не спеша направился прочь, подальше от юной девицы. Только тогда она не выдержала и, резко повернувшись к уходившему вампиру лицом, открыла рот, наконец-то набравшись смелости что-то сказать. — Нет… Не уходи! Не оставляй меня, Руки-кун… Ты ведь не такой. Ты не такой, как твои братья… Тогда почему? Почему ты просто не можешь отпустить меня домой? Я многого прошу? Ответь же мне, я не могу больше жить в этом доме, я не могу жить с вами! Вы… Вы отвратительные, вы не цените жизнь тех, кто к вам попадает, вы их просто убиваете! Бессердечные монстры, убийцы… Я ненавижу вас, я ненавижу всех вас! Темноволосая перешла на крик, ее эмоции были на пределе, девушка просто хотела уже наконец докричаться хоть до кого-нибудь, что бы хотя бы он, хотя бы этот человек смог ее услышать, смог понять ее эмоции, понять, что она на грани и не может больше выносить все это. Она закончила только тогда, когда сорвала голос и не смогла больше произнести ни слова, а из горла доносился только хрип. Обессиленная, та рухнула на колени, ободрав те об поверхность асфальта, но не обратив на это внимания и просто поддавшись захлестнувшей ее истерике. Представительница прекрасного пола тяжело дышала, а волосы ее спутались и стали похожи на сосульки, свисающие вниз безвольными тряпками. Она уже давно не могла нормально принять ванную, и все это потому, что ей этого не позволяли. И хоть она и пыталась успокоиться, но ничего не получалось, плечи дрожали от ее рыданий, глаза застелила пелена слез. Она даже не заметила и того, как к ней вдруг подошел молодой вампир, присаживаясь рядом и смотря на девушку потускневшим взглядом, также, как она и не заметила того, как они просидели так несколько минут, просто молча смотря кто куда. Вампир не произносил ни слова, он просто молчал, молчал и наблюдал за тем, как хрупкая, миниатюрная девушка проливает горькие слезы. И кто бы знал, как долго это все продолжалось бы, если бы не звонкие, разносящиеся по всей округе шаги, направленные в сторону замерших молодых людей.
Примечания:
Наконец-то эта часть была успешно завершена. Следующая глава последняя, готовьтесь.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.