Как совратить священника. Режим беса. +324

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Tiger & Bunny

Пэйринг или персонажи:
Барнаби/Котэцу
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Юмор, Пародия, PWP, AU
Предупреждения:
OOC
Размер:
Мини, 9 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Молодой священник Барнаби Брукс беззаботно читает проповеди в небольшой церквушке. Дочитался до того, что его начал совращать бес. Да еще и жители слишком рьяно начали выполнять заповеди...
Вторая часть - http://ficbook.net/readfic/535262

(Фанфик входит в сборник "Негеройские истории")

Посвящение:
Работе, МУЗу, Никитосу.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Честно, не хотел, чтобы это было настолько укуренно, но я доволен результатом.
Арт, благодаря которому появился фик - http://cs307201.userapi.com/v307201352/1f1/lIICPPF3z3w.jpg
14 июля 2012, 19:28
В одной церквушке, что стояла на окраине небольшого городка, служил священник Барнаби Брукс младший. Прихожане его любили, на службы приходили всегда радостные и нетерпеливо ждали начала.

Проповеди у отца Брукса всегда получались живые и такие, как будто он сам проходил через то, о чем рассказывал. Прихожане ему верили и старались по мере возможности соблюдать все писания.

Сегодняшний разговор был о борьбе с внутренними демонами.

- … и никогда не ведитесь у них на поводу. Эти создания имеют особенность читать ваши самые сокровенные желания и вводить вас во грех с их помощью, - сегодня отец Брукс был в воодушевлении, яро жестикулировал и ни разу не взглянул в листик с набросками своей речи.

Прихожане остались довольны. Выходя из дверей церкви, горячо обсуждали то, что услышали, и коллективно решали глобальную проблему борьбы с демонами. Первым кандидатом решили выбрать «Змия Зеленого», обитателя местного бара. Так как прихожане были все за одного, то и бороться решили, как говорится, всем миром.

Барнаби с чувством выполненного долга сидел в комнатке, примыкающей к церкви, и с блаженной улыбкой читал священные писания.

- О, гляди-ка, бар штурмом брать начали.

Голос раздался откуда-то сзади и прозвучал так неожиданно, что отец Брукс подпрыгнул на стуле.

- Снова ты? – удрученно протянул он, видя того, кому принадлежит этот голос.

Вот уже несколько недель ему начал докучать один бесенок. Ну, как бесенок? Бес! Вполне сформировавшийся и взрослый. Хотя, как знать, - в их иерархии черт голову сломит, прости Господи!

Появился он ровно тогда, когда отец Брукс загорелся идеей отслужить службу, посвященную борьбе с демонами внутри себя, и стал активно собирать нужную информацию.

В тот раз бес проявил себя крайне бесцеремонно: пошло растянулся на столе перед изумленным священником и эротично выпятил крепкие ягодицы, туго обтянутые шортиками, из-под которых выглядывал хвостик. Преподобный начал истово креститься и тыкать распятьем в лицо нечисти, но тот лишь надул губки и сказал: «Чего ты в меня этой штуковиной тычешь? Тебе же не поможет. Наши Хозяева уже давно расширили границы своих владений»

Развратный вид беса возбуждал в смиренном священнике самые горячие желания, которые он очень тщательно старался в себе подавить.

Вот и сейчас.

- Ты меня не любишь! – громко выпалил бес и надул губки.

- А с чего я должен тебя любить?! – так же громко и ошарашено вскрикнул Брукс, но потом опомнился, устыдившись своей минутной слабости. – Ты же слуга Дьявола, а я Бога. И к тому же ты просто плод моего воображения.

Брукс начал говорить спокойно, отвернувшись от покрасневшего от гнева беса, и продолжил чтение. Сзади подул легкий ветерок, это лукавый спрыгнул с подоконника и подплыл к священнику.

- Однако у тебя очень развращенное воображение.

Бес говорил это томным голосом, в который раз, откинув небрежно волосы, ложился перед священником в непристойной позе. На этот раз на нем были надеты высокие сапоги на шпильке, неизменные узкие шорты, с выпирающим бугорком на паху и подтяжки, которые бес не преминул отстранить от тела пальцами, обнажив возбужденные соски.

- М-м-м, - мечтательно протянул искуситель, - а ты сегодня в ударе. Вырядил меня, словно проститутку, не хватает только чулок в сетку и перчаток.

С этими словами бес проскользил ладонью по груди, по животу и остановился на паху, медленно отодвигая ремень шорт и стыдливо обнажая пространство между кожей и тканью.

- Что ты имеешь ввиду? – заикаясь, спросил священник, нервно поправив очки и опустив взгляд вниз.

- Мое облачение напрямую зависит от твоего душевного состояния. И я знаю, что как бы ни старался, сдержать меня ты не сможешь. Слишком сильно твое желание.

Бес приблизил пальцы с коготочками к лицу Брукса, провел ими по щеке и властно зажал нижнюю губу. Барнаби резко поднял взгляд. Беса от него аж холодом обожгло. Он растянулся в похотливой улыбке, в секунду соскочил со стола и сел сверху на коленки священника, обвил руками его шею и, выпятив ягодицы, уперся телом в грудь святого отца. Озорной хвостик сначала обвил ногу Брукса, затем, словно не удовлетворившись этим, заскользил вверх по ноге под его рясу. Ткань начала задираться, а взгляд и действия искусителя становились все откровеннее. Он уже было наклонился к уху Барнаби, который крепко сжимал крест и бубнил под нос: «Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Это всего лишь мое воображение. Это все понарошку. Господи всемогущий, помоги своему заблудшему сыну стать на путь света», и уже даже высунул кончик языка, чтобы лизнуть мочку, как вдруг увидел в окне забавное зрелище.

- О, бармена бьют, - рутинно выдохнул ему на ухо бес.

Священник как будто протрезвел. Резко развернулся на стуле к окну, искуситель от такого движения чуть не упал, но вовремя удержался за его шею. Картина была страшная.

Прихожане с факелами в одной руке (и это учесть, что на улице день), с бутылками алкоголя в другой, рушили здание бара. На коленках перед ними стоял побелевший от ужаса бармен, а рядом с ним мясник Барри и читал что-то с листка. Его дружно поддерживала обезумевшая толпа. «Борьба с нечистью» не обошлась без жертв. Некоторые горожане приняли удар на себя и, шатаясь, бродили по улице, а то и вообще ползая на четвереньках в поисках новых «оплотов демона».

- Погреб! – выкрикнул кто-то из толпы. – Он наверняка укрылся в погребе! Там бочки с вином!

Барнаби схватился за голову. У него и мысли не возникло, что люди так истолкуют его проповедь. Бес, вися на шее, все тянулся к нему губами, пытаясь поцеловать.

- Брысь! – шикнул на него отец Брукс и резко поднялся.

Демон тут же испарился, оставляя за собой шлейф из слов: «Ты меня не любишь!». Барнаби выскочил из калитки церковного двора и, поддерживая руками рясу, припустил к народному восстанию «во имя Святой Инквизиции».

- Стойте! Стойте! – кричал он, и пытался протиснуться сквозь толпу.

- … и поэтому бармен виновен в том, что был замечен в пособничестве нечистой силе, а именно «Змию Зеленому», как его правая рука и поставщик адского варева, - доносились слова «приговора» до слуха блондина.

- А еще он в долг не давал, - обиженно выкрикнул кто-то из толпы и его тут же поддержали криками и аплодисментами.

Барнаби еще быстрее начал протискиваться меж людей, не приминуя даже и легонько пихнуть кого-нибудь в бок, ведь для спасения невинной души все средства хороши. Он успел вырваться на волю на словах мясника:

- …приговор привести в действие незамедлительно!

- Стойте! – не своим голосом закричал священник. Все прихожане замолкли и уставились на него хмельными глазами. – Стойте, вы совершаете ошибку! Этот юноша не виноват. Вы просто не так меня поняли.

С минуту стояла тишина, но потом…

- Он завладел отцом Бруксом! – все тот же голос раздался из толпы. – Выгнать из священника демона!

Люди, словно покорное стадо, двинулись на Барнаби и парнишку-бармена. В ход пошло всё: ножки стульев, палки, оконные рамы, куски разбитых стекол, наскоро состряпанные «розетки» из бутылок. Вот кем сейчас по-настоящему завладел демон.

Перед тем, как отключиться, Барнаби запомнил, как кто-то ему поставил подножку, и он хорошенько приложился головой об асфальт.



- Просыпайся… Просыпайся, святой отец. Мне скучно. У тебя в голове нет мыслей. А еще я замерз.

Барнаби еле-еле разлепил глаза. Первое, что он увидел, было улыбающееся лицо беса с высунутыми клычками.

- Ты меня когда-нибудь оставишь в покое? – вымученно спросил отец Брукс.

- Какой ты злой! – надулся лукавый и еще сильнее прильнул к телу священника. Он лежал на Барнаби, заведя ноги, согнутые в коленях, за спину и водил ногтем по его обнаженной груди. – Между прочим, мог бы и «Спасибо» сказать. Они тебя растерзали бы.

Бес обиженно надул губки и подпер кулачком голову.

- Что ты имеешь в виду? – удивленно поднял одну бровь Брукс, силясь унять гудение в голове.

- О-о-о, ну и сильно же ты приложился, - с неподдельным сочувствием проговорил демон.

- О, Господи, - только и смог, что и ответить Барнаби, сжав голову руками и вспоминая вчерашнее. – А где бармен?

- Ремонтирует бар, - отстраненно отозвался лукавый, играясь с мухой.

- Как тебе удалось?

- Мне? – удивленно уставился тот на священника и отправил муху в рот. – Я просто выкрикнул еще одну фразу: «Господи, да они убили священника!». Людишки раскаялись.

Слова про раскаяние бес произнес с таким отвращением, что еще чуть-чуть и его бы вырвало.

- Так этим подстрекателем был ты? – зло уставился на него священник.

- Ну-у-у… два последних моих коготков дело, - широко растянулся в улыбке бес, давая понять, что он молодец.

- Ты сведешь меня в могилу, - сокрушенно вздохнул святой отец.

- Нет, нет, нет! – запротестовал черт и в считанные секунды уселся на грудь священнику. – Я тебя не…

- Ты голый?! – заорал тот, когда практически перед его лицом закачался член беса.

- Ну да… - удивленно отозвался хвостатый. – Я ж тебе говорил: твои мысли – моя одежда. В этот раз у тебя в голове пустота, и я голый. – бес ехидно улыбнулся, видя, как священник покрывается красными пятнами от стыда и гнева. – А тебе разве не нравится, как я выгляжу?

Искуситель облизнул нижнюю губу, по-кошачьи выгнулся, опираясь на одну руку, и зарылся пальцами свободной руки в свои волосы на паху, едва касаясь пальцами своего члена. Барнаби заорал, вскочил и отбросил беса в угол, который, не долетев до него нескольких сантиметров, растворился в воздухе. Священник дышал часто, его сердце отплясывало румбу. От бесстыдной картины в мыслях у него стали вырисовываться образы ласкающих друг друга мальчиков.

- Смотри-ка, на мне снова появились шорты, - демон расставил руки и покружился, смотря вниз. – О чем ты думаешь, развратник?

Бес подплыл и сзади повис на шее:

- Ах, как я хочу обладать этим телом, - мечтательно проворковал лукавый и коготком прочертил полоску по спине блондина.

- Оставь меня в покое, - спокойно произнес отец Брукс, понимая, что так просто от него не отделаться. – Хотя бы сегодня…

- Ты бука, - надулся бес, но рукой все-таки проскользил по животу священника вниз.

- Пожалуйста, - процедил тот, силясь отогнать от себя все непотребные видения и мысли.

Демон обиженно показал язык и испарился. Больше он святого отца не беспокоил четыре дня. За это время жители объявили перемирие, помогли восстановить бар и на четвертый день пришли на службу. Барнаби был воодушевлен, красноречив и весел. Служба шла легко и просто, пока…

- И потом Господь сказал…

- М-м-м, вкусняшка под рясой.

Брукс выпучил глаза и зашелся в кашле. Прихожане понимающе закивали – волнуется же святой отец. Барнаби глянул вниз. В нише кафедры, за которой он выступал, сидел бес и, задрав рясу отца Брукса, разглядывал трусы с покоящимся в них членом.

- … да будут дети его смиренны и дружны меж собой, - священник взял себя в руки и продолжил.

- А-а-ам, - искуситель потянулся ртом к паху, обхватил зубами трусы и оттянул их так, что пенис вывалился наружу.

- … да не будет меж ними войн и раздоров…

Бес провел языком по стволу и взял головку в рот. Священник замолк, вцепившись в кафедру, плотно закрыв глаза и наморщив лоб.

- Вам нехорошо, святой отец? - сочувственно поинтересовался кто-то с первых рядов.

- Нет. Просто ногу судорогой свело, - еле выдавил из себя отец Брукс, чувствуя, как в его ягодицы впиваются острые коготки, а член скользит бесу в рот еще глубже. Барнаби приоткрыл один глаз и уставился на беса. Тот, не обращая внимания ни на что, смаковал, закрыв глаза.

- … да будут дети их жить в до-о… ах!

Во время этих слов демон остановился, увидев, что священник на него смотрит, растянулся в улыбке, при этом не выпуская члена изо рта. Зрелище было, с одной стороны, пугающим, а с другой – его клычки впились в нежную кожу так возбуждающе сладко.

- Святой отец? – забеспокоились прихожане.

- … в домах, в крепких любящих семьях.

Прихожане облегченно выдохнули, а бес не остановился, продолжая все интенсивнее и откровеннее сосать член отца Брукса. Тут Барнаби окончательно замолчал, хороня в себе рвущийся наружу сладострастный стон от бесовских ласк.

- И никогда не будут знать они горя и потерь, - помог ему демон, оторвавшись от своего занятия.

- … и никогда не будут знать они горя и потерь… - повторил за ним священник.

- И жизнь их будет светла и счастлива.

- … и жизнь их будет светла и счастлива…

- И полной чашей будет их дом.

- … и полной чашей будет их дом…

- И не постигнет их кара небесная.

- … и не постигнет их кара небесная…

- Потому что они дети Его.

- … потому что они дети Его…

- И будут они время от времени пить, буянить и балагурить.

- … и будут они время от времени пить, буянить и балагурить…

- Девок щупать и насиловать.

- … девок щупать и насиловать…

- Совершать ритуалы, да Дьяволу поклоняться.

- … совершать ритуалы, да Дьяволу поклоняться…

- А я беса в задницу драть.

- … а я беса в задницу драть…

Черт замолчал. Замолк и святой отец Барнаби Брукс, осознавая, что он только что сказал. Он взглянул на прихожан: кто рот открыл, кто за сердце схватился, кто наоборот пренеприятнейше оскаблился в пошлой улыбке. Тишина стояла такая, что было слышно, как во дворе стрекочет сверчок.

- Крушить бар! – вдруг раздалось с заднего ряда, и там поднялась тощая фигура, держа в руках непонятно откуда взявшуюся ножку от стула.

Прихожане ответили на это дружеским одобряющим хором, повскакивали со своих мест и ломанулись к дверям. Хоть и много их было, но давки не образовалось.

- Стойте! – снова выкрикнул отец Брукс, но тут же с еще большей силой вцепился в кафедру.

Бес удержал его, все время продолжая отсасывать, прерываясь лишь на то, чтобы помочь ему. Допомогался! Его раздвоенный язык скользнул по стволу и направился к мошонке. Ноги Барнаби затряслись, он опустил голову и впился ногтями в дерево. А искуситель, словно обезумел. Яростно заводил головой, и через несколько минут святой отец кончил ему в рот. Барнаби рухнул на коленки, прямо в руки беса, который урчал и облизывался.

- Я тебя ненавижу… - выдохнул Барнаби.

- А мне показалось иначе, - промурлыкал лукавый ему на ухо.

- Изыди! – попытался серьезно сказать священник, но бес закрыл ему глаза, и Брукс отключился.




- Бар! – заорал святой отец и сел в кровати.

- Успокойся. В город приехал цирк, и они свернули к нему с половины пути к бару, - сонно сказал демон и по-кошачьи перевернулся на другой бок, уперевшись макушкой священнику в бедро. Отец Брукс вспомнил, что с ним было, и зарделся пунцовым цветом.

– А когда ты будешь исполнять свое обещание? – по-щенячьи уставившись, спросил лукавый.

Барнаби сжал кулаки и стиснул зубы.

- Ты воспользовался моей слабостью, - прошипел священник.

- Я просто дал тебе самореализоваться, - бес положил руку ему на ноги, словно кот лапу.

- Ты ввел меня во грех, - святой отец начинал заводиться. – На глазах у прихожан заставил корчиться в муках сладострастия. Ты сорвал мне проповедь…

- И сделал минет.

- … и сделал минет… Опять?! – заорал Барнаби, понимая, что его вновь одурачили.

- А тебе что, не понравилось? – по-детски округлив глаза, демон обвил руками шею священника и оседлал его ноги. Бесовский хвостик медленно направился под одеяло и нырнул в трусы, обвивая член.

- Даже не смей, - прошипел отец Брукс и сдвинул брови.

- Расслабься, падре, и получай удовольствие, - похабно прошептал искуситель и поцеловал Барнаби, кусая за нижнюю губу.

- Нет, я не поддамся твоим чарам, демон, - в ответ проговорил священник и руками полез ему в шорты, ощущая, как возбуждаемый хвостиком беса встает его член.

Демон выпятил ягодицы, прижался голым телом к телу святого отца и царапнул коготками его плечи. Барнаби притянул его за бедра еще ближе, ощущая, как бесенок расстегивает пуговку шорт, и оттуда выскакивает его пенис. Хвостик с кисточкой движется, делает петельку и заарканивает два члена в одно кольцо, крепко сжимая у основания. Священник издает громкий стон и лбом падает ему на грудь.

- Вот так… Хороший мальчик, - зашептал искуситель и протолкнул свои бедра дальше, чтобы член отца Брукса попал аккурат в ложбинку между его ягодицами.

С остервенением Барнаби укусил его за сосок и сжал ягодицы до побеления кожи. Последний раз бросив взгляд на беса, священник приподнял его и одним движением вошел внутрь. Застонали оба, лишь черт еще сильнее впустил в кожу коготки и выгнул поясницу. Сначала движения были медленными и глубокими, - любовники утопали в криках и наслаждении. Потом бес сорвался - повалил святого отца на спину, крепко сжал его бока ногами и начал скакать на нем. Со стороны он действительно был похож на наездника. Загорелое тело, закаленное в Преисподней, и бледное, молочное, принадлежащее Райским Садам. Барнаби кусал его, чувствуя, как сжимает член анус лукавого.

А как они целовались… Им бы позавидовала Венера. От одних этих поцелуев можно было кончить.

В один момент священник поднял демона и притянул к себе. Он хрипло зарычал, когда святой отец обхватил губами головку. Бес уперся в стену, двигая бедрами и входя до основания в рот отца Брукса.

Перед его мордашкой на стене висело распятие. Демон скривился.

- Пошел прочь! Ты лишний!

Он рукой сорвал крест и отшвырнул в сторону, но Барнаби вовремя поймал его в полете, видя манипуляции черта, и положил распятие на тумбочку. Бес хотел было уже выругаться, но тут ловкие пальцы нырнули в его анус, аж хвостик дернулся. Искуситель вцепился в волосы и зарычал, обнажая клыки. Брукс на это улыбнулся одними глазами, а уже в следующий момент бес оказался лежащим на спине. Он даже не успел запротестовать, как Барнаби резко вошел, утопив возмущенный крик в поцелуе. Ноги были закинуты на плечи, а сам священник превратился в похотливого монстра. Одной рукой дрочил член черта, а пальцами другой залез ему в рот. Острые коготки не преминули тут же сомкнуться на напряженных ягодицах святого отца. Барнаби вскрикнул, откинув назад голову и резко войдя внутрь. Бес укусил его за пальцы и тут же, зарычав утробным звериным рыком, излился себе на живот. Брукс не стал особо церемониться – собрал пальцами сперму, перевернул беса на бок и снова сунул пальцы ему в рот. На этот раз длинный язык тщательно облизывал их по очереди. Барнаби потребовалось еще несколько минут, и он, изнеможденный, рухнул рядом, закрыв глаза.

Кисточка хвостика прошлась по влажному телу и пощекотала нос святого отца.

- Отстань, - вяло отмахнулся тот рукой и повернул голову. На него преданно смотрели два глаза.

- Спи, - шепнул бес и закрыл его глаза ладонью, едва священник открыл рот, чтобы что-то сказать.


P.S.

- Смотри-ка, цирк уехал, - проговорил бес, глядя в окно и перебирая волосы читающего святого отца Барнаби Брукса младшего. – О-па! Беги, бармен, беги!