Станция 15

A_L_E_X_rus автор
MaxGvvt бета
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Ориджиналы

Рейтинг:
G
Размер:
Мини, 24 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Мистика Ужасы

Награды от читателей:
 
Описание:
Денис был в шаге от повышения и ему доверили важную миссию по инспекции новенькой полярной станции Андромеда, но всё оказалось не так легко и прекрасно, как тот рассчитывал.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Станция

10 марта 2015, 16:34
Станция Снежные барханы были едва различимы через замёрзшее окно автопоезда, уже вторую неделю идущего в пути по белоснежной пустыне севера. Отопление вагончика работало на полную мощность, однако температура внутри не поднималась выше, чем плюс семнадцать градусов по Цельсию, что и так было уже роскошью, дарованной новеньким дизельным двигателем тягача, тащившего за собой шесть вагончиков. За окном постоянно светило солнце. Денису было трудно привыкнуть к тому, что на Севере нет смены для и ночи как таковой – либо несколько месяцев светит солнце, либо примерно столько же длится полярная ночь. Поправив сползший плед, Денис повернулся спиной к окну в надежде хоть немного поспать, что не удавалось ему с момента начала путешествия. Койка была узкой, жёсткой, и назвать её комфортной у парня язык не поворачивался. К стенке прижиматься было просто невозможно – она была просто ледяная. На полу вовсе гулял сквозняк, да с таким холодом, что пробирал до самых костей. Для многих членов экспедиции такое путешествие было не впервой, лишь Денис и Антон были новичками в северных пустошах. Денис был представителем корпорации, занимающейся полярными исследованиями, в основном в области метеорологии. Его послали практически насильно с целью инспекции новой полярной станции «Андромеда», поставив перед выбором: либо ещё пять лет работает на текущей должности, - а работа была не сахар, - либо он доблестно выполняет приказы, и после инспекции Андромеды его рассмотрят на более высокую должность. Денис и так работал в поте лица на должности инспектора полярных объектов уже четыре года без каких-либо повышений, и такой шанс он упускать не мог, несмотря на то, что впервые отправился в столь отдалённое место, где уличная температура в районе минус сорока градусов, а объект находится в такой глуши снегов, что туда ни на воздухе не доберёшься, ни по морю. Он был рад, что его не на станцию «Восток» отправили - там вообще холода достигали минус восьмидесяти. Андромеду строили два года с задержкой аж в четыре месяца, чему способствовала долгая буря. Тем не менее, строительство должно было быть завершено. Велись последние монтажные работы группой из четырёх человек, с которыми была утеряна связь. Они целый месяц не выходили на контакт, руководство компании решило, что всему виной неисправность спутниковой системы связи или что ещё хуже – отказ дизельного генератора, что практически гарантировало бедолагам смерть от холода. Генератор был один, второй планировалось поставить уже после открытия станции. Как бы оно ни было, была снаряжена срочная экспедиция и отправлена в Андромеду для выяснения причин потери связи и инспекции самого объекта. Помимо Дениса, в группу входил такой же новичок, Антон Скорецкий. Он был специалистом по телекоммуникациям и радиосвязи. Он, как и Денис, совершенно не желал отправляться в морозный круиз, но руководство умеет убеждать. Остальные члены экспедиции были, как говорится, «закалённые в боях». Самые настоящие полярники, переведённые с других станций для работы в Андромеде, но больше походили уже на пенсионеров. Они, как и Денис, сидели в тесных вагончиках, ожидая часа прибытия. Если Денис и Антон были похожи на выбритых офисных клерков, дрожащих даже при плюс семнадцати, то полярники походили больше на бородатых медведей с большими ручищами. Казалось, что им вообще холод нипочём, и весь путь проходил у них радостно: с песнями, байками о насмерть замёрзших новичках, отчего Дениса при каждой истории меандрах хватал, и конечно же, всё это было разбавлено выпивкой, причём водкой – полярники такую мелочь как пиво просто не пьют. За время пути автопоезд ломался лишь один раз, что полярники называли большой удачей, потому что, с их слов, бывало так, что поломки случались чуть ли не каждый километр пути. Ремонтировалось это дело всё обмёрзшими пальцами и красочными матюками, которым позавидует любой придворовый гопник. Однако автопоезд был новым, и маршрут прилегал не по самым холодным территориям, что благоприятно отразилось на всём пути следования. Если Денис старался быть сдержанным, так Антон едва не паниковал чуть ли не из-за каждой остановки. Он боялся, что автопоезд сломается так, что дальше не поедет. А спасателей ждать, как минимум неделю, если не больше. За это время можно хорошо так замёрзнуть, и такие доводы, что стоит отменный дизельный двигатель, есть дизельный генератор для обогрева, что запаса топлива вообще на полгода его не особо вдохновляли. Когда тягач сломался – разорвалась одна из гусениц, - то Антон всерьёз решил дойти оставшийся путь самостоятельно. Пешком. Сорок километров. Благо, полярники попались заботливые и, дав ему зажигалку, отпустили в вольный путь с такими широкими улыбками, коих в фильмах даже не увидишь. Антон не прошёл и пяти метров, как тут же вернулся в вагончик и за весь день не проронил ни слова, впрочем, как и на следующий. Гусеницу же починили ремкомплектом всего за час, и движение продолжилось. Денис летал на самолётах, вертолётах, ездил на поездах и даже на морском корабле побывал с инспекцией как автоматических метео и исследовательских станций, так и основанных на ручном труде. Тем не менее он ещё никогда не был в столь захватывающей ситуации, как нахождение в гуще снегов, где рядом нет ни одной живой души, даже зверей. Где, если что случится, никто не тебе не поможет, и помощи ждать неоткуда. Его жизнь напрямую зависела от опытных полярников, а те, в свою очередь, несмотря на всю закалку, были зависимы от дизельного тягача, ведь если тот полностью выйдет из строя, то в этих краях враг просто станет непобедим, и имя ему - холод. Двухнедельная поездка по снежным барханам подошла к концу, о чём было оповещено машинистом по рации. Осталось всего каких-то несколько жалких километров. Шутники-полярники предложили Антону пешочком дойти, раз уж ему так не терпится, но тот лишь сильнее забился на своей койке. Нет, полярники не жестокий и не злой народ, у них своя специфика юмора, да и общения в целом. Либо ты вливаешься в коллектив, либо едешь домой, всё просто. - Вижу вышку станции, - передал машинист, чей голос громко раздавался из динамика. Полярники заметно оживились, оживился и Денис. Если они были навеселе, то инспектор был настороже, думая и предполагая, живы ли те четверо рабочих, которые занимались последним этапом строительства станции и как у них вообще дела. Если Андромеда замёрзла из-за неисправного генератора, то пребывание инспектора на станции будет совсем недолгим, и вместо одной недели он поедет обратно: с полярниками, если они не починят генератор, или без них, если дизельный агрегат так и не заработает. - Вижу сигнальный маяк вышки, - сказал машинист. Догадки Дениса сразу разорвались чуть ли не в прах. Работающий маяк говорил о том, что работал и генератор, который снабжал его энергией. Значит, проблема в неисправности спутниковой связи, чем и займётся Антон. Через час автопоезд остановился. Окна замёрзли так, что за ними уже ничего не было видно – их отопление заботливо отключили. - На выход, - сказал крупный полярник Алексей по прозвищу Михалыч. Он был назначен руководителем экспедиции, и его должны были беспрекословно слушаться все, даже такие временные сторонние сотрудники как Денис и Антон. Инспектор неохотно убрал с себя плед и начал надевать тёплую одежду, на что потребовалось немало времени. Было важно качественно всё застегнуть, правильно надеть, ведь условия севера суровые не понаслышке, в чём Денис лично убедился ещё во время пути. Улица встретила его беспощадным колючим холодом. Инспектор с трудом поборол желание вернуться назад, однако станция была всего в десяти метрах от него. Комплекс Андромеды состоял из нескольких панельных, но укреплённых и утеплённых зданий, расположенных на довольно обширной территории. Главное здание имело два этажа – более высоко не позволял строить суровый климат: частые бури, метели и холод не давали нормально работать как рабочим, так и технике, поэтому главный офис построил несколько строений, соединив их туннельными коридорами, дабы полярники при перемещении из здания в здание не бегали по улице. - Чего встали, давайте внутрь, - скомандовал Алексей, открывая дверь на станцию и глядя то на Дениса, то на Антона. Связист пулей залетел в дом, как Денис, дрожа всем телом от холода, спокойным шагом проследовал внутрь. Снаружи остался лишь один полярник – машинист автопоезда, и то в тёплой кабине. Внутри холла центрального здания было более-менее тепло, но холоднее, чем в вагончике. Небольшой холл освещался всего двумя энергосберегающими лампочками, которые просто свисали с потолка на проводах, говоря о том, что внутренняя отделка помещения ещё не завершена, что было плохой новостью для инспектора. Алексей достал из своей сумки какие-то схемы, похожие на план комплекса. Он минуту их поизучал и после убрал обратно. После начальник подошёл к стене, где на красном щитке висела проводная трубка телефона. Он снял её, набрал какой-то код. - Эй, есть тут кто? Встречать будете? – сказал он в трубку и замолчал. Была тишина. Все ждали, пока Алексей даст указания. - Мы с материка. Вторая группа. Вам приходило извещение по электронной почте? – спросил он. Судя по его реакции, в трубке никто не отвечал. Начальник ещё немного подождал, повесил трубку. - Антон, настало твоё время, - подошёл к нему Алексей. – Дуй в радиорубку, выясни, что со связью. - А где она? – спросил он. - На втором этаже. Дальше сам уж найдёшь, - пояснил начальник. Антон подошёл к лестнице, ведущей вверх. - Один? – удивился он. - Тебе что, няньку приставить? – усмехнулся Лёша. Связист промолчал. - Ну, ты и пингвин. Ладно, Сыч, помоги ему, - сказал Алексей, обращаясь к худощавому, но высокому полярнику с небритой щетиной. Тот молча подошёл к Валере и вместе с ним скрылся в первом же пролёте лестницы. - Рассредоточьтесь, найдите рабочих, и после приступим к остальным делам, - сказал начальник. - Подождите, - вступил Денис. Алексей сосредоточенно посмотрел на инспектора. - Насколько я знаю, на станции должны были установить датчики, регистрирующие движение в помещениях. Они отключают свет и часть вспомогательного оборудования, если в комнате никого нет, - сказал Денис. – Таким образом мы можем быстро выяснить, где находятся рабочие. - Какие все умные пошли. В моё время всяких датчиков не было. Вырубил свет рубильником и дело с концами, - нахмурился Алексей. – Каптёр, Бородач, сходите с нашим гением в командирку. Остальные осмотритесь тут пока. Далеко не уходите, - приказал босс. – А к чёрту, я тоже схожу в командирку, интересно посмотреть на эти чудо-датчики. Денис, некий Каптёр и Бородач пошли со мной на второй этаж. Начальник так же последовал за нами, при этом о чём-то основательно задумавшись, почёсывая свою рыжую бороду. На втором этаже было и светлее и гораздо теплее, отчего настроение немного улучшилось. Перед инспектором возникла стена со множеством дверей. Направо вёл длинный коридор, в конце которого копошился Антон. Мы же пошли налево и не сразу нашли штабное помещение, «командирку», как называл его наш вожатый. Внутри оказалось просторно. В центре стоял широкий прямоугольный стол, у стен находились рабочие места с современными на вид компьютерами. Свет включился сразу, как только все вошли, автоматикой, что подтвердило то, что датчики всё же были установлены как минимум в головном здании станции. Пол был покрыт ковролином, окна имели многослойный стеклопластик, и под каждым находилась батарея отопления. Денис знал, что станция получала два вида тепла: от собственной дизельной котельной с термостойкой жидкостью в трубах и от электрических обогревателей в ключевых местах, в основном в жилых зонах. Батареи были холодные, что говорило о неработающей котельной, но зато грел массивный обогреватель, что стоял под столом. Около него было довольно тепло, а вот от стен шёл ощутимый холод. - Бородач, включи компутеры, - сказал Алексей. Тот молча включил несколько системных блоков, и комната наполнилась тихим жужжанием кулеров. Денис подошёл к компьютеру, что стоял на отдельном столе, предположив, что он, как минимум, «главный». Компьютер был практически пуст – никаких записей, отчётов, что неудивительно для станции, которая ещё не запущена в работу. Было несколько общих инструкций, приложений для связи с главным офисом компании через интернет и схемы станции, которые и так были знакомы как Денису, так и Алексею. Денис был несказанно рад увидеть иконку служебной программы для диагностики вспомогательных систем, в частности, одной из подпрограмм управлялись эти самые датчики. Интерфейс программы был примитивен, однако в тоже время лаконично информативен. Через программу можно было отследить где и какое идёт энергопотребление и при необходимости отключить как отдельные лампы, розетки, так и обесточить целые помещения. Отдельно показывалась информация по генератору: запас топлива 67%, нагрузка была равна в 45%, нарушений в работе не было. Но Дениса интересовал не генератор, хоть его данные и были весьма хороши. Он переключился именно на датчики. На мониторе открылась большая, сложная схема помещений и всех датчиков, которые в них находились. Красными были те, которые не фиксировали какое-либо движение, чёрными были отключённые датчики, и все они были только на первом этаже главного здания и не показывали тех полярников, которые шарахались на первом этаже. Зелёные говорили о том, что движение замечено, и свет в этих зонах включён. Зелёные датчики были только там, где Антон и Сыч занимались связью – в радиорубке, - и там же находился узел связи. Других зелёных датчиков не было. - Давай, парень, что ты видишь? – спросил Алексей. - Ну, зелёный означает, что… - начал Денис. - Нет, не разглагольствуй своими умными словами, скажи где наши парни, и всё, - перебил босс. - Ну, - Денис почесал нос. – Как бы, никого нет. Точнее, никто не двигается, - озадаченно он ответил. - И куда же они делись? – вздохнул руководитель. - Михалыч, может, они дубу дали? – предположил Каптёр, поправляя одежду на огромном пузе. - Или неподвижно сидят? – предположил Бородач. - Сидят? Зачем им сидеть? – усмехнулся Михалыч. - Нет, возможно, он прав. В смысле, они могут спать. Думаю, если включить тревогу, то это их взбодрит. Достаточно дёрнуться, чтобы датчик зафиксировал движение, - бубнил Денис, глядя на красную кнопку, что была на стене. Бородач посмотрел туда же и без каких-либо промедлений звезданул по ней ладонью. Включилась пронзительная сирена. Пока Михалыч и Каптёр морщились от её противного звука, Денис, словно прикованный, внимательно смотрел на схемы. Новых зелёных датчиков не прибавлялось. - Да выключи ты её, застебенила уже, - злился начальник. Бородач снова ударил по кнопке, и тревога отключилась. В штаб забежали Сыч и пару полярников, что куковали на первом этаже. - Что случилось? Почему тревога? – спросил Сыч. - Ой, уйди, и без тебя тошно, - Михалыч махнул на него рукой. - Всё в порядке, мужики, - перевёл Сыч остальным и покинул штаб. - Параша эта самая твоя система с датчиками, только время теряем. Мужики, ща прошпарим весь комплекс, поищем своими руками и глазами, которым мы больше доверяем, - демонстративного говорил начальник. - Может, они, эм… несчастный случай, вот мы и не видим их тела, - Денис похлопал глазами. - Даже если и так, что, твои датчики их найдут? Нет. Перенесут тела в морозильник? Нет. Не лезли бы такие как ты со своими технологиями. Сколько раз мы просили дать нам то, что нам необходимо, а не то, что хотите вы? Хоть бы раз послушали! – ворчал Михалыч. - Я всего лишь инспектор, - пробубнил Денис. - Инспектор-хуектор. Мне-то какая разница? – не унимался начальник. - Михалыч, ну тише, ну. Сам сказал, что без матов, ну, - похлопал его по плечу Бородач. - Да достало всё, уже десять лет пашу на них, а они пудрят бивни своими датчиками. Датчики у них. Всё, пошли искать жмуриков, - из штаба вышел Алексей, за ним и остальные. С Денисом остался Каптёр. Он сел рядом на стул и задумчиво посмотрел в окно, словно сквозь ледяные узоры что-то видел. Денис видел то, как загорались новые зелёные датчики в коридорах, затем всё в новых и новых помещениях комплекса. Полярники прочёсывали одну подстанцию за другой, и всё это продолжалось довольно долго. - Парниша, ты на Лёшку Михалыча не дуйся, он мужик хороший, хоть и грубый. Просто, он вечно злой на корпорацию, вот и бывают у него вспышки ворчливости, - улыбнулся Каптёр. Денис продолжал смотреть за тем, как одни датчики загорались, а другие погасали. - Если ему не нравится работа, то почему он не уйдёт? – спросил Денис. - Не всё так просто, - Каптёр встал и подошёл к окну. – Север давно стал его домом, и жизнь там, в тепле более не привлекает его. Я работаю на станциях уже четыре года, и знаешь, возвращаться на континент уже как-то не хочется, - говорил полный мужчина, глядя в замёрзшее окно. Денис промолчал. Он понял то, что хотел донести до него Каптёр. Пока полярники выполняли обход, инспектор проверил остальные системы, которые были включены в общую базу автоматизации комплекса. Он был построен если не по последнему слову техники, то довольно близко к современным стандартам. Правда, многое ещё не работало, как удалённое регулирование температуры в комнатах или система видеонаблюдения, которая вовсе не отзывалась. В штаб вошёл Антон. Вид у него был усталый, хотя он отсутствовал всего пару часов. Возможно, продолжительная дорога так сказалась на его самочувствии, ведь целых две недели, проведённые в тесном вагончике, не могли не оставить свой отпечаток. - Система связи в норме. Спутник ловит, интернет есть, сервера работают. Поломок нет, только несколько систем не доделано. Если я правильно понял, то это видеосвязь и ещё что-то, но всё основное уже работает и подключено, - сказал он. - Тогда я не понимаю, куда могли подеваться сразу трое рабочих. Неужели, и правда несчастный случай? - озадачился Денис. Антон на этот счёт не смог ответить ничего внятного, и оставалось ждать возвращения Михалыча с его бородатыми ребятками. Те, кстати, вернулись под конец дня и были сильно измотаны. Видимо долгая поездка отняла силы даже у матёрых полярников. - Рабочие не найдены. Вообще. Ни их самих, ни частей тела, - сказал Алексей, то ли с долей шутки, то ли на полном серьёзе. – Всем отдыхать. Это приказ. Десять часов на сон, а после повторим поиски, но уже не только внутри, но и снаружи по периметру, - добавил он. - Завтра? Но они могут быть живы. Нужно искать сейчас, - мямлил неуверенный Антон. - Пингвинчик, если хочешь можешь выйти на улицу сейчас, тебя никто не держит. Ты и часа там не протянешь, как украсишь своими обледенелыми костями ближайший сугроб, - усмехнулся начальник. – Чего ждёшь, а? Антон ничего не ответил и, отведя взгляд в сторону, неподвижно стоял. Если Антон то и дело впадал в ступор, то Денис не понимал того, почему полярники так невозмутимы, ведь пропали люди и скорее всего они действительно были мертвы. Он хотел задать этот вопрос Алексею, однако решил промолчать. - Всё, всем отбой, - сказав начальник и направился к выходу со всеми остальными. - А я свяжусь с компанией, доложу им, - пропищал Денис непривычно осипшим голосом. Михалыч, как и все остальные, на него внимания не обратили и вышли из штаба. Последним выходил Антон. Он закрыл за собой дверь, после чего наступила тишина. Холод, шедший от стен, снова дал о себе знать, а обогреватель, который был единственным источником тепла в немаленькой комнате, приятно грел ноги. Денис вновь обратился к компьютеру. Связь была не ахти, поэтому вместо видеосвязи по скайпу инспектор написал в компанию электронное письмо. В нём он изложил текущее состояние станции, сообщил о пропаже работников и написал, что ждут дальнейших указаний. Письмо было отправлено незамысловатым щелчком мыши, осталось лишь ждать ответа, а вот когда он придёт – было неизвестно. В любом случае, смысла торчать за компьютером не было, да и усталость давала о себе знать. Михалыч был прав, нужно набраться сил. Немного поплутав, Денис нашёл по громким голосам спальный сектор. Он находился в другом строении, к которому инспектор прошёл через связующий и довольно холодный коридор. Сектор состоял из трёх комнат: туалет с простым умывальником, без санузла, естественно, кладовая и просторное помещение с койками, чем-то напоминающее казарму. Что инспектору понравилось сразу, так это тепло. Отопление не работало, но зато было два мощных электрообогревателя. Видимо, генератор, который снабжал станцию электричеством, имел внушительный запас ресурсов - даже на самой холодной станции Восток нет такого комфорта. Поужинав пайком, инспектор забрался на свободную заправленную койку. Под громкие разговоры полярников Денису было проблематично засыпать, но, к счастью, те сами угомонились, и довольно быстро, что позволило инспектору впасть в долгожданный сон. Дениса разбудил шорох. Приоткрыв сонные веки, он посмотрел в полумрак перед собой. Сонные глаза практически ничего не видели, зато уши слышали чей-то храп, тяжёлое дыхание. Полярники спали кто как мог. Тем не менее, среди разнообразия ночного сонного шума был звук, который выделялся на его фоне. Шорох, похожий больше на скрежет или даже царапанье. Пробуждающийся разум инспектора стал лучше воспринимать окружающие звуки. Шорох стал слышен более отчётливо и имел приглушённое звучание, говорящее о том, что источник звука находился за пределами комнаты. Желая разобраться, парень неохотно поднялся с кровати. Этот шорох просто сводил его с ума, и громкий храп, как ни странно, Антона, был порханием бабочки по сравнению с противным царапаньем. Денис обулся, протёр руками глаза и практически на ощупь начал двигаться на источник звука. Окна были плотно завешены, дабы огородить ночлежку от уличного света, который царил в это время круглосуточно. Но звук шёл не от окон, а со стороны выхода, где была полуоткрытая тяжёлая дверь. Инспектор, шаркая по полу вялыми ногами, вышел из помещения, после чего оказался в предбаннике между зонами здания и выходом в коридор, ведущим в главное строение. В коридоре сработала автоматика, и включился свет, который вынудил Дениса резко зажмуриться. Более-менее привыкнув к не очень яркому свету, Денис снова посмотрел на массивную дверь, за которой начинался промежуточный коридор. Дверь была незаперта, и скрежет шёл откуда-то из-за неё. Возможно, источником звука была деформация металла из-за перепада температур, может, рабочие что-то не до конца закрепили. На станции больше никого не было, ни насекомых, свойственных тёплым краям, ни животных. Инспектор на миг предположил, что это может быть один из пропавших рабочих, что ему плохо, и он пытается дать о себе знать. Тем не менее, Алексей заверил, что станцию осмотрели вдоль и поперёк, и других людей на ней не оказалось. Скрежет продолжался, словно некая кошка царапала железными когтями по железному листу, неритмично и неутолимо. Фантазия начала разыгрываться, и, прежде чем она не начала прорисовывать безумные теории, Денис снова попытался мыслить рационально. Скрежет вызван… да чем угодно. И это неважно, мало ли какие звуки могут быть на полярной станции, где металл страдает от сильных внешних температур? Проверить было очень просто - достаточно открыть дверь и найти злощастный источник противного скрежета. Но не тут-то было, Денис совершенно не хотел выходить в коридор, оправдывая это сильным холодом, что был за дверью и совершенно не признавая того, что ему было чуточку страшно выходить туда, наружу. Рабочие пропали, и причина их исчезновения окутана непроглядным ореолом тайны. В совокупности это вызывало лёгкий страх, и, снова подумав о холоде, инспектор отошёл от двери, вернулся в кровать. Как только он закутался в одеяло, свет в предбаннике автоматически погас, а вот звук остался. Денис не помнил, как уснул, однако те сны, которые ему снились, всю ночь мучили его несуразными кошмарами. Пробуждение было не из приятных. Сильнейшее сонливое состояние так и тянуло вернуться его в пучину снов, как гогот окружающих голосов совершенно не позволял этого сделать. Скрежета не было слышно, словно он был лишь одним из ночных кошмаров. Денис медленно сел на кровать и, прищурившись, бегло осмотрелся. Окружающие люди были уже одеты и на вид бодры. Мимо прошёл Антон, который был не менее сонным, чем сам Денис. Вернее сказать, он прошаркал в сторону выхода из сектора с крайней степенью лени и неохоты, что читалось в его каждом движении. Поздоровавшись с остальными, инспектор привёл себя в порядок, позавтракал пайком и остановился в предбаннике. Перед ним была та самая дверь, которая вела в соединительный коридор. Учитывая, что в секторе были не все полярники, значит, многие уже прошли туда, в другие здания. Но всё равно открывать эту дверь Денису не особо хотелось, ведь она стала причиной его бессонной ночи. Тяжело вздохнув и отбросив все мысли, инспектор открыл незапертую дверь, потянув её на себя за ручку. Она тихо поддалась, представив перед ним длинный цилиндрический коридор без окон и с тусклым потолочным светом. Холод тут же повалил из него, напоминая о том, что там, за стенами, царит лютый холод. Зайдя в коридор, инспектор закрыл за собой дверь и быстрым шагом пошёл по прорезиненному полу. По ощущениям была плюсовая температура, но максимум четыре или пять градусов тепла, а вот на округлых стенах был иней с корками блестящего льда. Ближе к концу коридора инспектор замедлился, стараясь осмотреть видимую часть стен, пола и потолка. Он пытался понять то, что могло бы вызвать вчерашний шорох, но его детективные попытки не увенчались успехом. Не желая больше мёрзнуть, Денис открыл очередную тяжёлую дверь и вышел в тёплый предбанник главного здания. Пройдя в холл и миновав Сыча с водителем автопоезда, оживлённо о чём-то разговаривающих, инспектор прошёл к лестнице и неспешно поднялся на второй этаж, где по памяти без труда нашёл штаб. В нём никого не было, стёкла окон всё так же пропускали лишь свет, не давая рассмотреть то, что происходило на улице. Компьютеры работали, ведь никто их не отключал, да и незачем, с учётом такого мощного генератора, который обеспечивал станцию электричеством. Как Денис и предполагал, на служебную почту пришло электронное письмо из главного офиса компании. Денису ответил отдел инспекции без конкретного имени отправителя, возможно, начальник или его секретарь, что не было принципиально важно. Главное - ответ пришёл, а большего и не надо. Компания просила прислать отчёт о текущем состоянии станции: что уже готово, что работает, а что нет, что не доделали рабочие и что удалось узнать по поводу их пропажи. После этого Алексей и Эдуард «Бородач» как наиболее опытные сотрудники компании должны были остаться на станции дожидаться строительно-ремонтной бригады, а остальные отправиться обратно. Денис прикинул, что за один-два дня он успеет закончить необходимую работу. Задерживаться в этом морозильнике ему совершенно не хотелось. А главное, он так рассчитывал на повышение, которое ему обещало начальство, что было весомым поводом закончить как можно быстрее. Мысль о предстоящем возвращении домой хорошо так взбодрила Дениса. Только он собрался оторваться от компьютера, как в уголке рабочего стола монитора он увидел красный треугольник. После клика мышки выскочило окно программы, принимающей сигналы от небольшой метеостанции базы. Система информировала о понижении атмосферного давления, усилении ветра. Была вероятность бури. Для более точного анализа рекомендовалось запустить метеозонд, вот только запускать его было некому, да и не завезли ещё на станцию такое оборудование. Бури могли длиться как пару часов, так и пару месяцев, о чём Денис прекрасно знал. Не теряя времени и игнорируя нечёткую спутниковую связь, он совершил звонок через простенькую программу голосовой связи с главным офисом. После нескольких гудков ему ответил женский голос. Денис попросил его переключить на Владимира, начальника отдела контроля за работой северных станций. Девушка любезно выполнила соединение. - Слушаю, - раздался из колонок нечёткий мужской голос. - Эм, я Денис Скворцов, инспектор на станции Андромеда. Прошу проверить погоду в ближайшие часы, дни в пределах зоны комплекса. С нашей метеостанции поступило предупреждение о том, что возможна буря, - объяснил Денис, говоря в микрофон. - Не понял. Повторите, плохо слышно, - ответил голос. Инспектор сообразил, что в радиорубке связь будет получше, и выскочил из штаба. Пройдя в центр связи, он запустил радиоприёмник и снова связался с начальником. В этот раз связь была куда лучше. - Понятно, сейчас посмотрим. Такс… Атмосферных возмущений не зафиксировано, небо чистое. Я в курсе Андромеды. Мне сообщили, что она ещё не введена в эксплуатацию, и, возможно, некоторое оборудование может некорректно работать. Ещё что-то? - Спасибо, это всё, - ответил Денис. - Давайте не засиживайтесь там, время деньги. Удачи. Конец связи, - голос затих, и инспектор выключил компьютерную радиостанцию. Денис не был силён в работе синоптиков, да вообще в метеостанциях, слов руководителя ему было вполне достаточно. - Ты что тут делаешь? – вошёл Антон. От такой неожиданности Денис дёрнулся так, словно его током ударило. Он не слышал, как открылась дверь, может, просто не заметил из-за увлечённости собственными мыслями. - Связывался с компанией, ничего особенного. Хотя, скоро мы отсюда уберёмся. Думаю не больше пары дней осталось, - задумчиво сказал Денис, подходя к Антону. - Господи, ну хоть что-то приятное за эти треклятые недели! Когда я пришёл в эту шарашкину контору, то мне ничего не говорили про командировки в злополучные снега. Видите-ли, монтажник сетей отморозил все пальцы, и теперь я занимаюсь этой работой! Ещё раз пошлют меня в этот мухожопанкс - уволюсь! – бормотал Антон. – Я слишком молод для этого дерьма, - добавив это, Антон вздохнул и поправил очки, при этом вновь становясь тихим и спокойным. Парня прорвало не слабо, что было неудивительно, раз он всё копил в себе. - Воу, потише. Лучше помоги мне побыстрее со всем этим закончить, ладно? Я тоже, как и ты, хочу поскорее унести отсюда ноги, - довольно сказал Денис, облокачиваясь рукой на деревянный стол с приборами. - Как? – заинтересовался связист. - Возьми какой-нибудь блокнот и пройдись по… сейчас скажу, - задумался Денис. – Склад, пищевой блок, вторая лаборатория и генераторная. Ничего сложно, просто записывай всё странное, что бросается в глаза. - Что за странности? – спросил Антон, начиная рыскать у себя в карманах. - Неисправности, недоделанная проводка, неработающие приборы. Если что-то будет непонятно, то свяжись по рации, - говорил инспектор. - У меня нет рации, - озадачился связист. - Кхм, - Денис указал взглядом на комплект раций, лежащих на том столе, на который он облокачивался. – Ты провёл тут полдня и не заметил рации? - Я был занят другим, - нахмурился Антон. Инспектор уже начал сомневаться в том, что Антону можно доверить осмотр комплекса. Если он столь видные рации не приметил, то чего говорить о большем? - Ты справишься? – осторожно уточнил Денис. - А то, - кивнул Антон. – К тому же, лучше шарахаться по станции, чем торчать с этими мужланами полярными, - усмехнулся Антон, в очередной раз бегло поправляя очки. - Мужланами? – в дверях стоял крупный мужчина. Денис с ним не особо общался, но знал, что он был специалистом по генераторам. По сути, другой работы на станции у него и не было, что позволяло ему свободно слоняться везде, где только вздумается, но не в генераторной, которая работала как швейцарские часы. Ах да, инспектор вспомнил его имя. Он был Борис зовущийся среди полярников Рузвельт. Денис не знал, почему его так называют, да и не горел желанием это узнать. Михалыч, начальник, ещё на прошлой неделе говорил, что прозвища даются не просто так, а за заслуги или антизаслуги. Таким образом, полярникам менее скучно коротать целые месяца на станции. Разумеется, не все полярники используют такой жаргон, традиции, однако у всех свои тараканы. Антон испуганно обернулся. Его лицо стало белее снега, а очки запотели так, словно были с обложки Гордона Фримэна. Денис ожидал увидеть ещё и мокрые штаны, но этого не произошло, что его немного расстроило, хотя глумиться над «приятелем» в его планы не входило. - Я… я… не это… ну… я, - заговаривался связист. - В коем веке я услышал от тебя что-то мужественное, а то Сыч поспорил, что у тебя яиц даже нет, - захохотал полярник. – Знаешь, а многие с ним и согласились. Недаром говорят, что север закаляет. Тебе годик тут провести, мы бы сделали из тебя настоящего мужика, - говорил Рузвельт, улыбаясь золотыми зубами и демонстративно показывая сжатый кулак. - Ух, новички, - ещё раз посмеявшись, Рузвельт почесал короткие кудрявые волосы и ушёл восвояси. Пока Антон стоял в оцепенении, Денис спокойно прошёл мимо него и тоже вышел в коридор. Полярники два часа прочёсывали окрестности базы в поисках тел рабочих и вернулись ни с чем. Михалыч сказал, что никаких следов их присутствия не нашли. Вообще ничего. Есть вероятность, что они могли уйти за пределы лагеря, но это совсем глупо с их стороны. Поиски было решено прекратить, и рабочие объявлены без вести пропавшими, о чём Денис доложил в компанию. Ближе к вечеру, когда инспектор заканчивал осмотр базы в складском секторе, он услышал завывание. Подойдя к замёрзшему окну, он различил хлопья снега, что его несказанно удивило, ведь прогноз погоды не предвещал снегопада, и небо должно было быть кристально чистым. Денис, подойдя к запасному выходу склада, приоткрыл тяжёлую утеплённую дверь. Резкий холод, пришедший с не менее резким порывом ветра, словно острыми клинками, начал входить в кожу его лица. Небо было затянуто облаками, а на улице поднималась буря. Пока ещё слабая, раз было видно одно из строений станции, которое было где-то в пятидесяти метрах, но всё шло к её усилению. Закрыв дверь, инспектор быстрыми движениями ладоней потёр себе щёки и нос, что немного их согрело. Покинув склад, Денис добрался до штаба, где окунулся в метеопрограмму. И действительно, оборудование зафиксировало сильный ветер, резкие перепады атмосферного давления и незначительное понижение температуры. Исходя из различных данных, программа с уверенностью сообщила, что начинается буря. Денис установил голосовую связь с компанией, надеясь получить объяснения, почему о буре никто не предупредил. А ведь он спрашивал. На связь вышел руководитель метеослужбы, однако нормальной беседы с ним не получилось: связь была ужасной, слова обрывались на слогах и постоянные помехи. Всё, что удалось Денису узнать, так то, что их спутник не видит над станицей бури, и начальник считает, что Денис что-то перепутал. На этом связь с компанией окончательно пропала, как и выход в интернет. Денис не знал, то ли буря мешала работе сети, то ли произошла авария, например, снесло спутниковую антенну, хотя её конструкция предусматривает тяжёлые погодные условия. В любом случае, связи с компанией не было. - Какого чёрта тут происходит? – в штаб забежал рыжебородый полярник. – Меня чуть ветром не унесло! - Я… я не в курсе. Буря взялась из ниоткуда, - заговаривался инспектор. - А предупредить о ней нельзя? – крикнул он. – Ладно! Когда она завершится? - Я не знаю, - озадачился Денис. - Ох. Тогда толк от тебя какой? Сходи за Раджешом, все эти выкрутасы с погодой по его части, - буркнул рыжий. - Но почему я? – удивился Денис. - Потому что я так сказал, - недовольно ответил рыжебородый, садясь на край стола. Инспектор, едва не спотыкаясь, покинул помещение штаба и направился искать Раджеша. За две недели всё его общение с ним свелось к «привет-пока», и он не особо знал этого человека. Точнее, знал, что тот кавказкой национальности и носил красную вязаную шапку. Причём, постоянно. Найти его, у удивлению Дениса, не составило особого труда. Раджеш трудился на кухне, пытаясь приготовить что-то похожее на суп, и, судя по запаху, это ему прекрасно удавалось. Ему помогал Сыч. Ну, как помогал – сидел рядом и травил анекдоты. - Радж, тебя рыже… тьфу, Егор зовёт, в штабе. У нас буря, - тараторил инспектор. - Какая ещё буря? – поднялся смуглолицый машинист автопоезда, которого Денис не сразу заметил за скоплением пустых ящиков. Раджеш молча выключил газ, помешал суп и, так не сказав ни слова, быстро вышел из кухни. Денис, видя озадаченные взгляды двух полярников, вкратце рассказал им об обрушившейся на их головы буре. - Если она только начинается, то значит, завтра мы не успеем отсюда убраться. Я не поведу машинку в бурю, навигация не будет работать, да и если ударят морозы, то сломаемся к чертям северным и встрянем в снегах, выйдут из нас отличные ледовые скульптуры, знаешь ли, - водила сплюнул в пустой ящик. - Ну, проведём пару ночей, ничего же страшного, - удивился Денис. - Пару ночей? – встал Сыч во весь свой двухметровый рост. – Может, у тебя в городе буря длится пару ночей, а тут она может протекать неделями. К тому же, через четыре дня начинается полярная ночь, а она длится полгода! - Мы же можем ехать в темноте, верно? – спросил Денис. - Да легко, - водила снова сплюнул. – Только будет очень и очень холодно, как у снеговика в заднице, моя машинка это не одобрит. Металл замёрзнет и станет хрупкий. Ты ведь учил физику в школе? Я вот нет, но знаю такие вещи. Сюда не летают самолёты, вертолёты, только автопоезд, и он не сможет отправиться в путь. Молись, салага, чтобы буря и правда завершилась в ближайшие дни, иначе тебя ждёт тесная компания на станции месяцев так на пять, - договорив, машинист вышел из кухни. Денис вернулся в штаб, по пути наткнувшись на Раджеша, который хмуро прошёл мимо. Видимо, прогноз был неутешительным, и всё же инспектор надеялся связаться с компанией, пролить свет на происходящее. Он был зол на то, что она дала дезинформацию по погоде. Компьютер преданно работал, чего нельзя было сказать об интернете. Тогда инспектор зашёл в радиорубку, но и там связь не работала, лишь помехи без намёка на хоть малейший сигнал. Раздосадованный, Денис спустился на первый этаж здания и, пройдя по холодному цилиндрическому коридору, прошёл в здание персонала, где были все удобства для отдыха. Забравшись на свою кровать, он наблюдал за тем, как некогда весёлые, а теперь хмурые полярники занавешивают окна, тем самым готовясь ко сну. Было слышно, как тихо завывает ветер, как его порывы бьют хлопьями снега по стеклу. Из разговоров засыпающих мужиков инспектор понял, что дело плохо: буря только начинается, и конца ей не видно. Метеорологическое оборудование было установлено не всё, и точных данных по буре получить не удалось. Так же, провизии было мало, и от силы её хватит на месяц, ведь никто не предполагал, что кому-то суждено застрять на ней аж на полярную ночь. Машинист сказал, что с голода помирать не собирается, и рискнёт, поедет обратно, а там будь что будет. Поехать с ним согласились ещё двое или трое, - Денис не разобрал, - остальные же понимали всю опасность затеи и предпочли остаться на базе, хоть и в голоде. Михалыч старался поднять настрой полярников, говоря, что всё может быть не так плохо и не нужно думать о худшем. В конце концов, они и не в таких передрягах побывали. Его слова подействовали, гогот голосов усилился, а через полчаса они все стихли, сменившись периодичным храпом. Денису не спалось, да и Антону явно не спалось, что было понятно по тому, как часто он тревожно ворочается. Инспектор всегда старался избегать командировок в подобные отдаленные места именно из-за страха того, что не дай Бог что-то случится, то помощи извне не будет. И вот, страх воплотился в жизнь, он перестал быть страшной фантазией, а стал зловещей реальностью. Как ни старался, инспектор никак не мог заснуть. Он тихо позвал Антона, но тот не откликнулся. Связисту повезло, видимо, он всё же смог отправиться в царство снов. Тело ныло от пролежней, ноги и руки ломило от долгого лежания. Денис неохотно сел на кровать, касаясь холодного пола босыми ногами. Глаза требовали сна, и стоило их сомкнуть, как они просились «открыться» обратно. Неприятное состояние. Окончательным тревожным звоночком в и без того в стрессовом состоянии стал шорох со знакомым царапаньем. У Дениса перехватило дыхание, мурашки пробежали по всему телу. Он медленно повернул голову в сторону тамбура, именно оттуда шёл этот противный звук. Желание узнать его источник окрыляло инспектора, как страх перед этой непонятностью тянул его камнем на кровать, вызывая новое сильное желание закутаться в одеяло с головой. Денис посмотрел на спящих мужиков, надеясь, что кто-то из них тоже слышит шорох. Но те спали крепкими снами бородатых младенцев. Разочаровавшись, Денис обулся и в одних трусах поковылял в тамбур, желая не просто выяснить источник шума, но и устранить его. Едва он туда зашёл, как автоматически зажёгся свет, и снова, как и в прошлую ночь, он рефлекторно зажмурился. Адаптировав зрение, он посмотрел на массивную стальную дверь, ведущую в цилиндрический коридор. Звук снова шёл из-за неё. Инспектор собрал волю в кулак и потянул ручку на себя. Дверь неохотно поддалась, выпуская из тамбура тепло и впуская порцию холода, от которой парня тут же затрясло. Шорох стал куда отчётливее и, что более непонятно, громче. Он шёл из другого конца коридора. Но там было слишком темно. Денису пришлось пройти в коридор чтобы автоматика включила свет, и после того, как стало светло, он посмотрел вперёд. В конце была такая же дверь, но немного приоткрытая. Видимо, пружина замёрзла, что не позволило ей полностью закрыться. Дрожа от холода и неуверенно перебирая ногами, Денис подошёл к противоположной двери, слыша то, как за ним закрылась первая. Коридор вёл в главное здание и, пройдя в него, Денис силой закрыл за собой заклинившую дверь, наслаждаясь приятным теплом переходного тамбура здания. Свет снова автоматически включился, хотя это не требовалось – впереди был главный холл здания, в котором из-за недоделанной проводки свет горел постоянно, да и уличный свет из окон так же пробивался. Дверей и комнат было много, то, откуда идёт шорох, теперь же определить было ещё сложнее. Одно изменилось точно – он стал громче. Звук был металлический и совершенно непонятно, что его производило. Денис медленным шагами начал идти вперёд, вышел в холл и прислушался. Звук шёл откуда-то снизу. Инспектор сел на корточки, приложил руку к полу и ощутил лёгкую вибрацию, что было ещё более странным, ведь там, внизу, ничего нет, подвал в комплексе не предусмотрен. И дабы убедиться в этом, инспектор начал обыск всех помещений первого этажа. Он проверил две кладовые, небольшой инвентарный склад, комнату отдыха, кухню, техническое помещение с работающим оборудованием и три комнаты, которые были абсолютно пустые и незавершённые. Посторонних дверей или проходов действительно не было. Тем не менее, судя по звуку и вибрации по полу, под зданием что-то находилось. А может, это было неправильным восприятием Дениса. Этот звук действительно что-то издаёт, но оно находилось, например, на улице, что казалось больше правдоподобным. В холле было относительно тепло, но хождение в трусах среди сквозняков вынудило Дениса вернуться обратно и завернуться в уютное одеяло, которое казалось ему самым прекрасным предметом во вселенной. Удивительно, но, несмотря на шорох, Денису удалось заснуть. Видимо, охота за неизвестным отвлекла его от мыслей о буре, что позволило немного расслабиться. Утром, когда Денис проснулся, то звука уже не было. Полярники занимались своими Делами, Антона в комнате не было, а из окон сочился серый свет, приглушённый из-за метели. Обстановка в таком освещении казалась унылой и угрюмой, да и серые кровати всё лишь омрачняли. День прошёл для Дениса томительно долго. Инспектор ещё раз безуспешно искал подвал, безрезультатно попытался связаться с компанией и большую часть времени шарахался из угла в угол. Буря даже не думала прекращаться, и надежда вернуться домой в ближайшее время таяла с каждой секундой. Ночью снова был тот самый шум, но интереса Денису он не представлял. Парень устал от всего этого. Он просто хотел спать, что ему без труда и удалось. На четвёртый день пребывания на станции закончился паёк, который был дан для путешествия. На базе был месячный запас провизии, плюс, в автопоезде были запасы на обратный путь, недели где-то на две, но машинист наотрез отказывался их выдавать, в чём Денис с ним был согласен. Если буря кончится, то без еды далеко не уедешь, хотя, если голод станет настоящей эпидемией, то придётся съесть и эти запасы, связаться с компанией и уже ждать помощи. Учитывая, что группа приехала на единственном автопоезде в этом регионе, то поставка нового может занять существенное время. Иными словами, ситуация лучше не становилась. Пятый день прошёл ещё более уныло. А вот ночью Денис стал не единственным слушателем шороха, его заметили Антон, который тут же побледнел до цвета морозного сугроба и пара полярников: Михалыч и Раджеш. Те бесцеремонно отправились на поиски шума и, вернувшись через час, легли в свои кровати ни с чем. Они пришли к выводу, что шорох вызывает что-то в конструкции фундамента, что-то небрежно сделанное ещё строителями. Этого вывода им было вполне достаточно, чтобы спокойно уснуть. Антон явно не разделял их мнения, и, к удивлению, был встревожен рыжебородый Егор. Он был мужиком суеверным и осторожно высказал предположение о том, что это призраки. В общем-то вполне ожидаемый от него вывод, только для борьбы с призраками он почему-то соорудил несколько самодельных крестов, которыми украсил своё тело на верёвочках, состряпал святую воду, которую сам же и освятил своей бородой… Начертил круг. Точнее, овал из соли вокруг кровати. Учитывая нехватку провизии, остальных это навряд ли обрадует в купе с тем, что под подушку он положил связку чеснока и всё это за одну ночь! Денис был уверен, что если найдут тела рабочих, то именно Егор будет читать молитвы при захоронении здесь, в снегах. На шестой день буря не унималась, но этот день не стал скучным, как рассчитывал Денис. Он ознаменовался целым событием, эпицентром которого было бесследное исчезновение Сыча. Сначала этому никто не предал значения, считая, что тот где-то заныкался и спит, но когда время приблизилось к вечеру, пропажа Сыча насторожила всех не на шутку. Были организованы поиски по всему комплексу, но полярника нигде не было. Целый час был выделен на поиски снаружи, даже Денис с Антоном к ним присоединились, несмотря на лютый холод и сильнейший колкий ветер со снегом. Видимость была практически нулевая, да и слышимость была никакая. Антону и Денису начальник сказал вести поиски вдоль стен главного здания, сами полярники, имея опыт нахождения в тяжёлых погодных условиях, прочёсывали остальную территорию. Какие-либо следы в такую бурю найти было просто невозможно. Денис шёл и видел, как его собственные следы заметало, чего уж говорить о чужих, если таковы были. Денис с Антоном вернулись раньше всех, просто не в силах терпеть невыносимый холод. Антон паниковал, кричал, что не чувствует пальцев рук. Но с ними было всё в порядке, просто сильно замёрзли, ничего серьёзного. Полярники вернулись без Сыча, найти его им так и не удалось. Была заварена кастрюля горячего чая, чем все и начали отогреваться в комнате отдыха. - Он не мог просто взять и исчезнуть, - вздохнул Бородач. - Тут дело явно нечисто. Потусторонняя сила тута, - прошептал рыжебородый дизелист. На него все молча посмотрели, но соглашаться или возражать не стали, лишь Михалыч махнул в его сторону рукой. - Думаю, Сыч вышел наружу, может, прогуляться, не знаю, но вышел. Возможно, ему стало плохо, и он… буря, - задумался Михалыч. – Чёртов снег, я не в первый раз вижу то, как он забирает жизнь хорошего человека. - Он ещё может быть жив, - предположил Денис. - Очень сомневаюсь, - на него посмотрел Михалыч. Несколько минут была полная тишина, никто не шутил и не смеялся. Серьёзность ситуации заставила Дениса задуматься уже всерьёз о своём выживании. Каждый неправильный шаг может привести к погибели. - Завтра будет полярная ночь, - сказал Антон. - Это он верно подметил, - Бородач хлебнул горячего напитка. Именно хлебнул. - Каптёр, сходи за хлебом, а? - попросил Егор. Мужчина в чёрном свитере поднялся на ноги и, кивнув головой, вышел из комнаты. - Я вам всем сделаю кресты, это убережёт от нечисти, - шептал рыжебородый. - Ой, Егорушка, угомонись, опять ты начинаешь, - поморщился Михалыч. Снова молчание. Разговор никак не клеился, все находились в подавленном состоянии. От окна, около которого сидел Денис, веяло холодом, и он пересел поближе к электрообогревателю. - Ну где Каптёра носит? Уже полчаса одну воду пьём. Радж, ты у нас по кухни, сходи за ним, наверняка, один стоит и жрёт всё подряд, - ворчал начальник. Раджеш неохотно удалился из комнаты и вернулся через пару минут с круглыми глазами. - Его нет, - скал он. - Чего? – спросил Бородач. - Его нет на кухне. Я рядом ещё посмотрел, позвал, он не говорит, - пояснил Раджеш. - Так, возьми Егорку и Стаса, обыщите оба этажа здания, - рявкнул начальник. Никто не пошевелился. - Чего ждём? Вперёд! – громко сказал Михалыч, ударяя пустой кружкой по столику. Рыжебородый и едва знакомый Денису Стас встали и вместе с Раджем вышли из комнаты. - Может, обыскать весь комплекс? – предложил Михалычу Бородач. - Не имеет смысла, - прошептал рыжебородый. - И почему же? – приподнялся Михалыч. - Потому что вы его не найдёте, - всё так же тихо ответил Дизелист. Через несколько минут вернулись трое полярников и сообщили, что Каптёра нигде нет. Они, так же как и Бородач, предложили поискать в других зданиях, но в ответ получили молчание со стороны Михалыча. Тот встал со стула, подошёл к Егору и сел рядом на пол. - Дай-ка мне один из твоих крестов, - попросил он. От его слов наступила полная тишина, Денис видел смятение на лицах полярников, да и сам он был несколько шокирован. Люди пропадают, и это не случайность. Что-то явно происходило. Можно было объяснить одно исчезновение человека, но не последовательность нескольких. Полярники не дураки, чтобы просто взять и уходить на улицу без причины, а исчезнуть в помещениях просто невозможно. Шорох. Начался тот самый шорох, сопровождаемый чем-то похожим на царапанье. Полярники молча переглянулись. - Так, мне всё это надоело. Не думаю, что Каптёр мог взять и исчезнуть. Помните, я перенастроил систему датчиков освещения? Я могу отследить любое перемещение по базе. Каптёр где-то бродит, я уверен, - Денис встал на ноги. - Вот это другой разговор, - поднялся Бородач, хлопая инспектора по плечу. – Найди нам его, давай. Денис ощутил в себе небывалую уверенность, а главное – он ощутил то, что стал полезен, нашёл своё место в команде. Вместе с Бородачом, Михалычем, суеверным Егором и ещё четырьмя оставшимися полярниками он зашёл в штабное помещение. Инспектор запустил программу по освещению и начал просматривать схему. Везде были красные отметки, говорящие о том, что в этих местах свет отключён. Войдя во вкус, Денис взял микрофон и включил громкую связь. - Каптёр, если ты меня слышишь, пройди в штаб. Повторяю, срочно пройди в штаб, - сказал он. Его голос было так же слышно из динамика, висевшего на стене штаба. Денис и Бородач начали всматриваться в экран, водя взгляды то от одной красной точки, то к другой. - Смотрите, - Денис показал на зелёную отметку. - Я же говорил, что он не мог просто исчезнуть. Если я правильно понял схему, то он сейчас… сейчас, - задумался инспектор. – Каптёр на складе. - Штаб складу. Каптёр, тебя ждут в главном здании. Ух, и заставил же ты всех поволноваться, - улыбнулся Денис, выключая микрофон. - Молодчик, парень, - похвалил Михалыч. - Он идёт, - сказал инспектор, видя то, как загораются зелёные «лампочки» в определённой последовательности, и за ними гаснут другие. Денису было сложновато читать довольно запутанную схему освещения, но объект двигался в верном направлении. Вот он идёт по цилиндрическому коридору, попадает на станцию со снегоходами и горючим. Далее он снова проходит коридор и попадает на центральный склад оборудования. После снова цилиндрический и уже последний коридор, ведущий к главному строению, в котором Денис сейчас пребывал. Далее отследить Каптёра было проблематично из-за нерабочих датчиков первого этажа. - Он уже в здании, - потянулся Денис. - Я ему тёмную устрою. Вот шутник же, - посмеялся Бородач. - Вижу движение на лестнице. Он поднимается, - Денис смотрел на монитор, видя сработавшие датчики лестницы, а затем и коридора. – Он на этаже. Идёт к нам. Один за другим менялись цвета с красного на зелёный, пока не загорелся последний по маршруту рядом с дверью в штаб. Движение прекратилось, новые «лампочки» больше не зажигались. - Ну и где он? – спросил Михалыч. - За дверью, - ответил Денис. - Чего ждёт? – буркнул полярник в возрасте со светлыми волосами. - Ох, я сам ему открою дверь и дам в нос. Лично, - усмехнувшись, начальник направился к двери. - Лучше не надо, - прошептал дизелист, целуя самодельное распятье. Михалыч резко открыл дверь, но за ней никого не оказалось. Тогда он выглянул и посмотрел по сторонам, после чего вернулся. - Я не понял. Денис, твои датчики не работают? – спросил он. - Нет, работают точно. В чём дело? – замешкался инспектор. - Его там нет, - прошептал Егор. - Да, его там нет, - подтвердил начальник, садясь на свободный стул. Инспектор не поверил и сам выскочил в коридор. К его удивлению, Каптёра там не оказалось. Встревоженный, он вернулся обратно. - Крысы? – предположил Антон. - Здесь не бывает крыс, - ответил Бородач. - Это ерунда какая-то, - кудрявый полярник встал и вышел в коридор. - Денис, если это всё твой розыгрыш, то я тебе башку оторву, - угрожал подошедший Михалыч. - Клянусь, я тут ни при чём! – волновался инспектор. - Серго, ну так есть кто? – крикнул Бородач, глядя на дверной проём. Вышедший полярник не отвечал. - Серго! – повторил тот. - Чего разорался? Выгляни, - буркнул Михалыч. Бородач с крайней неохотой вытянул голову в коридор, осмотрелся и вернулся обратно. - Его там нет, - сказал тот. - Так, парниша, смотри на свои датчики. Куда делся Серго? – Михалыч вновь перекинул внимание на Дениса. - Никуда. В смысле, движений никаких нет, он не ходил по коридору, - озадачился инспектор. - Да что ты мне лапшу на уши вешаешь! – разорался начальник. Крики, споры, перебранка продолжались долго. За окном стемнело, что все прекрасно видели, но предпочли не замечать. Под конец усталости, шум и гам прекратились, все пришли к единогласному выводу о том, что люди исчезают, и исчезновение их неестественно, просто необъяснимо. Денис снова попытался связаться с компанией, что окончилось провалом. Водитель громко объявил, что с него хватит, и он поднимает якорь, уезжает. И плевать он хотел на холода, перспектива внезапно исчезнуть была для него страшнее. С ним согласились ещё двое полярников, Михалыч же мешать не стал, хотя вполне мог вмешаться. Машинист и двое мужиков чуть ли не бегом вышли из штаба, оставив в нём Дениса, Антона, Бородача, Михалыча и рыжебородого Егора. Спустя пару минут послышался приглушённый шум работы мощного дизельного двигателя – Денис сразу узнал биение сердца автопоезда. Шум усилился и в то же время стал затихать. - Да чёрт возьми, прогревать машину нужно не меньше суток! Куда они поехали! – возмущался Михалыч, начиная метаться по штабу. - Страх и не такое делает с людьми, - пояснил Денис, на что получил грозный взгляд начальника. Снова начался этот шорох. Этот чёртов металлический шорох, скрежет. Денис опять ощутил на себе порцию мурашек. - Фундамент не может производить такие звуки. Там и ветра не должно быть, - задумался Денис. - Ну спасибо, от твоих слов стало легче, - с сарказмом выкрикнул Бородач. - Нет, я хочу сказать, что стоит выяснить источник шума, - пояснил инспектор. - Будто нам заняться больше нечем, салага, - Михалыч с грохотом захлопнул дверь, благодаря чему шум немного приглушился. - Нет, вы не понимаете. Может, там кто-то есть? Кто-то просит нас о помощи? - предположил Денис. - Ты же сам говорил, что тут подвала нет, - вступил Антон. Денис посмотрел на монитор, на схему освещения. Везде, кроме штаба, горели красные значки. Больше всего он боялся увидеть «движение», но такового, к счастью, не было. - Да, я детально изучил схемы прежде чем ехать сюда, и подвала нет. Но я не смотрел схемы георазведки. Возможно, там, внизу, есть пустота. Однажды компания хотела построить метеостанцию в Сибири на хорошей возвышенности, но в ней была обнаружена полость, из-за чего проект свернули из-за риска обрушения, - поведал Денис. - Вот ты и сам ответил на свой вопрос. Будь тут полость, то и станцию бы не строили, - усмехнулся Бородач. - И всё же, этот шум что-то издаёт, - прошептал Егор. - Да вы бесите меня со своей паранойей! Плевал я на этот шум. Наша задача сейчас выжить и каким-то образом продержаться полгода! Пускай себе шумит. Это может быть что угодно, даже таяние ледников, - возмущался начальник. - Мы на твёрдой земле, - сухо пояснил Антон. - А ты вообще заткнись! – орал Михалыч. - Друг, потише. Еще предложи морды друг другу набить, - улыбнувшись, поднялся Бородач. - Я спокоен! – отстранился Михалыч. - Раз мы застряли тут на полгода, то почему бы не устранить шум? – предложил Денис. Взгляд у начальника был такой, словно тот хотел разорвать Дениса если не на кусочки, то на атомы. - Тебе так интересно? Так давай, вали и исчезни вместе с остальными! Одним ртом меньше, еды больше достанется, - взбесился Михалыч. - А вот и пойду! – крикнул инспектор. Михалыч подошёл к нему и занёс перед его лицом массивный кулак. - Эй, а ну бросьте это, - их тут же разнял Бородач. Начальник неохотно отошел назад и опустил руку. Денис вернулся к компьютеру и открыл схемы базы, начиная осматривать их уже в который раз. Данных по георазведке в компьютере не было, только план самого комплекса. Инспектор просматривал каждую комнату и тут же вспоминал то, как она выглядела. Внезапно, одна непонятность всё же всплыла: согласно схеме, основной склад состоял из трёх больших секций, а когда Денис занимался его осмотром, то помнил, что их было четыре. Такое отклонение от плана было очень странным, да просто запрещённым. - Я пойду на склад, кое-что проверю, - сказал Денис. Михалыч ничего не ответил. - Один? Не слишком разумно, - сказал Бородач. - Я пойду с ним, сопровожу, - внезапно вызвался Егор. - Ты мне нужен и никуда не пойдёшь, - возразил начальник. - Если мне суждено исчезнуть, то это случится независимо от того, хочу этого или нет, - пояснил Егор. - Снова твои бредовые проповеди? – крикнул Михалыч. - Да пусть идёт. Действительно, куда уж хуже? К тому же, они будут вдвоём, - заступился Бородач. Начальник что-то пробормотал и сел на стул рядом с Антоном. Тот же вскочил с места как ошпаренный. - Я, пожалуй, с вами, - скал тот, косясь на злого Михалыча. Денис пожал руками и открыл дверь. - Правильно, на троих идиотов меньше, - буркнул начальник. - Да Михалыч! – крикнул Бородач. Инспектор медленно пошёл по коридору. Свет резко загорался прямо по пути. Денис старался прислушиваться к каждому звуку, ведь мало ли какая опасность предостерегала их на том или ином повороте. Однако кроме шороха ничего иного слышно не было. Спустившись на первый этаж, инспектор лёг на пол и приложил к полу ухо. Звук определённо шёл снизу. Что-то металлическое и царапающее. В шуме не было ритмичности, каждый звук был неоднороден. Поднявшись, Денис прошёл к одному из тамбуров и открыл дверь, ведущую в цилиндрический холодный коридор. Стены покрылись инеем от понижения уличной температуры, пол выглядел скользким. Парень быстрым шагом прошёл коридор и открыл другую дверь, где оказался на основном складе. На нём так же автоматически включился свет и стало видно секции, разделённые перегородками. Денис не ошибся, их было четыре, а не три, как подразумевали схемы. Он прошёл с напарниками в самую дальнюю секцию, но ничего странного в ней не было – лишь всякий инструментарий, хлам и строительные материалы. - Ну построили склад побольше, ничего особенного. Может, вернёмся? – предложил Антон. Денис ничего не ответил и начал осматривать секцию, при этом периодически спотыкаясь об разбросанные вещи. Его внимание привлёк квадратный чистый след на полу, хотя кругом была пыль от цемента и прочего мусора. Присмотревшись, он увидел две дырки и ровные края квадрата. Вставив пальцы в отверстия, он поднял крышку люка, за которой виднелась тёмная железная лестница. - А вот этого на схеме не было точно, - Денис посмотрел вниз. – У кого есть фонарь? - У меня в телефоне, - Антон протянул мобильник с включённой яркой лампочкой. - Зачем тебе тут телефон? – удивился Егор. - Так, там музыка у меня, - пояснил связист. Тем временем Денис уже спускался по холодной скользкой лестнице. Высота была около пяти метров, и далее шёл проход, некий тоннель с грубыми деревянными стенами и неработающими лампочками, что висели на них. Остальные спустились так же осторожно. Шорох шёл из конца тоннеля, но света мобильника хватало лишь метра на три, не более. Денис, аккуратно ступая по земле, пошёл вперёд. Тоннель был узкий и на вид прочностью не отличался, хотя на пути встречались опорные балки, подпирающие большие доски свода. Рыть тоннель в ледяной земле? Да кому это в голову взбрело? Денис не понимал. С каждым шагом шорох становился всё ближе, а тоннель начал уходить под небольшим углом вниз. Спустя пару минут ходьбы в свет фонаря попала металлическая дверь с крутящейся ручкой-вентилем по центру. Антон попытался её повернуть, но та не поддавалась. Тогда ему на помощь пришёл Егор и, с громким скрежетом, та всё же неохотно поддалась - дверь удалось открыть. За ней был обустроенный коридор со шпаклёванными стенами и полом, состоящим из металлических листов. На потолке вращались красные лампочки – единственный свет в новом коридоре. - Что это за хрень такая? – удивился рыжебородый. С каждым новым шагом шорох усиливался, различались новые звуки. Что-то звенело, царапало и громко стучало. Перед группой оказалась новая дверь и уже стеклянная. Она автоматически отъехала в сторону, как только Денис к ней подошёл. За ней был просторный светлый кабинет, на потолке которого так же маячили красные лампочки. Он был оснащён множеством компьютеров и оборудованием, многие из которых валялись на полу в разбитом состоянии. В кабинете было ещё две двери. Одна сбоку, небольшая железная. И впереди двойная и рельефная. Компьютеры работали, и пока Егор с Антоном осматривали комнату, Денис подошёл к одному из рабочих компьютеров. - Звук идёт оттуда, - Антон указал на рельефную дверь. - Мне не хочется туда идти. Ой, как не хочется. - Колючие потроха, мне об этом ничего не говорили, - осматривался рыжебородый. - Интересно, - Денис перебирал документы в компьютере. – Четверо пропавших рабочих были не совсем рабочие. Это учёные компании, работающие здесь. Я пока не понял, чем они тут занимались, но всё же нашёл массу интересного. Егор и Антон подошли к Денису. - Компания что-то тут обнаружила, что-то очень важное для неё, и на этом месте в срочном порядке начали строить станцию, но так и не достроили из-за исчезновения строителей. Затем начали пропадать сами учёные, и последний из них успел отправить сигнал о помощи, сообщение. В нём говорилось, чтобы… чтобы сюда больше никого не отправляли, и станцию изолировали, - говорил инспектор. - Но мы же здесь, - удивился Антон. - Я работаю на эту дурацкую компанию уже восемь лет. Вам хорошо сидеть в тёплых офисах, а я на своей шкуре знаю, что компания готова на всё, дабы получить своё. Они знали и всё равно отправили нас сюда! Они знали! – разозлился Егор, зажимая в руке распятье. - Тут есть ещё записи, - Денис щёлкал мышкой. – В них говорится о том, что «они» не отсюда, они невидимы и очень умны. «Мы случайно освободили их. Пробудили от холодного сна. Генератор обогревает их помещение, но они переделали его. Теперь его не отключить. Он может работать вечно. Они что-то делают с людьми, заставляя тех исчезать. Никто так и не понял, что. Возможно, это акт агрессии, а может, они так… едят. Некоторые вырвались. Мы закрыли двери, но уже поздно. Эти твари не должны выйти за пределы базы. Да они и не могут - холодно для них. Я слышал их крики, как они возвращались в базу. И этот шорох. Он сводит меня с ума. Я видел одного из них. Оно показалось мне. Это так мерзко! Оно смотрит на меня прямо сейчас, и, думаю, это будут мои последние строки…» - Доктор Сазонов === Прошло полгода === - База, как слышите меня? Мы прибыли. Говорит инспектор Алексей Макаров. - Вас слышим. Доложите о ситуации. - На станции никого нет, мы обыскали все помещения. Думаем, все четверо рабочих замёрзли снаружи, завтра начнём поиски. - Хорошо. Ведите поиски, докладывайте о каждой находке. - Принял. Кстати о находках, мы обнаружили множество вещей. Такое ощущение, что до нас тут была другая группа. - Ответ отрицательный. До вас никого не посылали. На станции должны быть только четыре рабочих. Найдите их. - Вас понял. Конец связи. *** - Полкан-7 базе, приём. - База на связи. - Заканчиваем облёт сектора, видим заметённый автопоезд. Группа снизу занимается его осмотром и докладывает, что людей не обнаружено. Его с трудом удалось вскрыть, он был заперт изнутри. Ждём указаний. - Вы в каком секторе? Ближе к Андромеде? - Никак нет, в секторе b-286, в пяти километрах от портового военного города Витязь. - Отбуксируйте автопоезд туда. - Вас понял. Конец связи. КОНЕЦ
Примечания:
В случае обнаружения лексической, пунктуационной, смысловой, либо же какой-либо другой ошибки прошу сообщить об этом в комментарии.