О вынужденных задержках +7

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
BlazBlue

Основные персонажи:
Ноэль Вермиллион (Мю, Двенадцатое устройство Первичного поля для контакта с Гранью, Сая), Рагна Бладэдж (Жнец)
Пэйринг:
Рагна\Ноэль
Рейтинг:
G
Размер:
Драббл, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Эта девчонка сбивает Рагну с толку. То смеется, то злится, то плачет. То напоминает о потерянном, болезненном, тщательно избегаемом в мыслях столько лет, то тянет куда-то вперед. Тем, что непохожа, тем, что так неловка и неуклюжа. Тем, что ее почти невозможно просчитать и понять. Но почему-то и не хочется

Посвящение:
С днем Рождения Аэлен-сан! Надеюсь, мой скромный подарок тебя порадует хотя бы немного ^^'

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Автор только прошла Триггер, так что не на что не претендует. И автор как бы в курсе, что название не слишком подходит, но ничего разумнее в голову не пришло.
11 марта 2015, 15:25
- Так, я точно не ослышался? - мужчина с глазами разного цвета поперхнулся и покосился на светловолосую девушку в синей форме Либрариума. Эти сердитые взгляд и голос вызывали нервную дрожь не только у мирных жителей, но и у видавших виды офицеров, уже давно надеявшихся получить награду за поимку Рагны Бладэджа. Кто знает, что на уме у известного преступника? Недаром же в его кличке ясно звучит слово "кровь". Небось и плащ каждый раз в свежую обмакивает...Такие байки вызывали чуть ли не большее раздражение, чем уродски нарисованные плакаты о розыске, но была от них и польза. Меньше ненормальных решалось связываться. Оказывается, дурная слава может сослужить неплохую службу. К этому даже привыкаешь.

Так что испуг в распахнутых чуть ли не на пол-лица глазищах этой девчонки (как там ее звать-то?) для Рагны нисколько не удивителен. По сравнению с тем, что происходит в следующий момент.

- Вы нисколько не ослышались! - звонко тараторит она, старательно соблюдая вымуштрованную в Академии манеру выговора. - Я, младший лейтенант Ноэль Вермиллион, запрещаю вам покидать это место без соблюдения должных процедур и----

- Чего? - девушка растерянно подпрыгивает, когда ее бесцеремонно перебивают. Рагна устало морщится - на его многострадальную голову и так свалилось слишком много нервотрепок за последнее время, не хватало еще тратить остатки терпения на эту особу. Он не очень любил заморачиваться копаниями в себе и в других людях, поэтому одного взгляда на взъерошенные светлые пряди, неуклюже торчащие из-под спешно натянутого на лоб берета, ему хватало чтобы понять главное - проблем с этой....Ноэль? не оберешься. Рейчел точно не обозналась, назвав эту особу наследницей Лазури?

- Т-то и сказала, - еще и упрямица. Встала посреди дороги и сдвигаться не собирается. Колени правда подрагивают - нервно так, вот-вот подломятся как будто. И голос словно ветер на ветру - трепещет и срывается на писк. Но все равно не умолкает. - Прошу меня простить, но вы никуда не пойдете с такими ранами!

- Аа...Ты об этом, - мужчина хмыкает, вспомнив, что ему действительно зацепили левую руку и бок. Кровь почти перестала течь, впитавшись в ткань плаща. Саднит немного, но идти можно. - Не смертельно. Жить буду. Так что пошли.

Ноэль упрямо мотает головой и выставляет в бока кулачки, такие маленькие, что кажется, одна пряжка на его ремне больше их в два раза. Однако сколько же нервной настырности скрывается в этой хрупкой фигурке!

- Слушай, нечего терять время на глупости! Не помру я по дороге, не такая уж долго нам и топа...

- Вы можете пострадать от заражения крови! - на этот раз ее очередь перебивать. Ну приехали. Рагна вымученно скребет в затылке, пытаясь унять растущее с каждой секундой желание вспылить, а то и вовсе взять девчонку в охапку и потащить силком - сама же точно с места не сдвинется. Но вместе с раздражением просыпается и другое, забытое чувство, порой возвращающееся в неосознанных попытках смириться со странностями и слабостями попавшихся на его пути существ. От этого он злится немного сильнее, но, выдыхая сквозь сжатые зубы, соизволяет поинтересоваться с максимально возможным терпением:

- И что ты предлагаешь?

Зеленые глаза проясняются.

- Я могу обработать ваши раны! - заявляет их обладательница с неподдельным энтузиазмом и бросается к поваленному у тропы дереву. Вот куда она все поглядывала. Не замечая обескураженного выражения на лице Рагны, она извлекает откуда-то из-под изорванного плаща небольшую аптечку. И, бормоча про себя, извлекает из кожаной сумки бинты, склянки, то и дело роняя из-за спешных неуклюжих движений. Она настолько увлечена процессом перебирания бутылочек в попытке не разбить их, что легендарному преступнику все меньше и меньше нравится эта идея. Можно даже сказать, ему становится очень не по себе.

- Ты вообще.....людей лечила? - решается спросить он, на что девушка с писком чуть ли не падает с бревна, возвращенная его окликом из каких-то своих грез. И обескураженно трясет головой.

- Только сдавала теорию в Академии... - честно признается она, понурившись. И добавляет немного обиженным даже больше на себя, чем на него, голосом: - Но у меня правда были зачеты! Иногда даже....с первого раза...

- Ясно, - Рагна хмыкает не слишком ободряюще, о чем тут же жалеет, увидев проступившие на глазах незадачливой врачевательницы слезы: - Так, стоп-стоп-стоп, только не реветь! Это уж точно не повод реветь!

- Я и не реву! - протестующе хнычет девушка, неловко утирая раскрасневшееся лицо. Ее спутник только закатывает глаза, окончательно теряя суть происходящего. - Сядь, - добавляет она внезапно сухим приказным голосом, от чего он теряется еще больше.

- Ааась?

- Если ты не сядешь и не дашь себя вылечить, то я никуда не пойду! - Ноэль выкрикивает это дрожащим, прыгающим голосом, но в зеленых глазах нет страха. Есть ожидание того, что ее послушаются. Ноэль смотрит на него снизу вверх, исподлобья, как смотрят упрямые дети. Какой знакомый взгляд. Родной и чужой одновременно.

Молчание служит ответом слишком долго, поэтому решительная твердость черт на ее лице пропадает, не выдерживает долгого зрительного контакта. Плечи девушки неуверенно поднимаются, она вжимает голову почти напугано, как ожидающий наказания зверек. И смотрит робко, ну прямо выпущенный из клетки кролик.

- Прости...те, - жалобно мямлит она и тянется вслепую собирать содержимое аптечки, рискуя разбить все то, что уцелело после первой волны ее энтузиазма. Рагна бессильно фыркает и, к ее удивлению, присаживается рядом с ней.

- Ладно, только не затягивай с этим, - разрешает он, поражаясь собственному великодушию. И его оглушает облегченный и нервный смех, за который Ноэль тоже будет извиняться, отчаянно и с постоянными запинками. Кажется, они все-таки здесь надолго. О чем он думал только? Хочется разозлиться на себя, но почему-то не получается. Как и на эту постоянно сбивающую его с толку особу.




- Ай, больно же, черт подери! - Рагна шипит даже не столько из-за неприятного жжения, сколько из-за того, что сейчас его добровольно вызвавшаяся целительница от волнения разразится очередным бурным потоком извинений.

- Простите, простите! - ну вот так и знал же. - Но нужно потерпеть, так края ваших порезов будут обеззаражены...Мне правда жаль! - вставляет она на каждый возмущенный рык, сопровождающий прикосновения промоченной в растворе марли к запачканной в крови коже.

- Да перестань уже изви---

- Осталось совсем немного, правда-правда! - заверяет его Ноэль и в доказательство своих слов действительно терзает его раны в последний раз. А потом спешно разматывает бинт, рискуя запутаться самостоятельно. В какой-то момент хочется отнять и сделать все самому....Но ведь расстроится.

- Что-то до твоего лечения они не так сильно болели, - ворчит ее пациент, наблюдая за тем, как она возится с белоснежным рулоном. Вот поэтому он и не тратит на это время....

Рагна ожидает обиды, растерянности, слез, которые он точно не знает как унимать. Но вместо этого на него смотрят странным, спокойным взглядом. Сочувственным и упрекающим одновременно.

- А вы всегда так делаете? - спрашивают его без капли любопытства в голосе.

- Делаю что?

- Даете ране зарасти гноем так, что потом прикоснуться невозможно?

Хороший вопрос. Настолько хороший, что приходится отвести взгляд и найти где-то в траве или кронах деревьев какой-то повод не отвечать на него. Но на ответе почему-то и не настаивают, а молча перебинтовывают предплечье, стараясь не касаться раны в лишний раз. Только руки дрожат предательски, в страхе хозяйки в очередной раз попасть в неловкое положение. И навредить. Ноэль Вермиллион боится совершать ошибки. Но еще больше она боится, что из-за ее несовершенства кто-то пострадает. Даже кто-то такой, как легендарный преступник Рагна Бладэдж. Тем более, когда выясняется, что его лицо куда благоразумнее тех зверствующих лиц на плакатах для розыска. Человечнее. Спокойнее. Добрее. И неизвестно откуда она так уверена в последнем.

Со стороны они наверное выглядят странно - офицер НОЛа, обрабатывающая раны чуть ли не самому разыскиваемому человеку. Сама ведь недавно нервно вздрагивала от одной мысли, что может с ним пересечься на улицах города. Ноэль вспоминает об этом и щеки ее краснеют от стыда. Она уже хочет извиниться, но ее грубовато окликают:

- Не знаю за что на этот раз, но даже не думай.

Девушка вздрагивает и растерянно моргает.

- Серьезно, у тебя такое виноватое лицо, словно это тебя ищут власти, - Рагна передергивается. А затем добавляет: - Перестань так часто извиняться.

- Х-хорошо, извини--- ой, - Ноэль осекается и смущенно смеется. - Кажется, это рефлекс.

- Ладно... Видали рефлексы и хуже.

И хотя его тон недовольный, почти сварливый, почему-то у нее на душе становится легче. Возможно ей чудится, но она видит в смиренной гримасе что-то знакомое, что-то смутное. Что-то успокаивающее. И почему-то ей не хочется знать причины. Ноэль хочет сама найти сидящего перед ней человека. Нащупать где-то между бессознательным непонятным доверием и сотней характеристик, которые ей давали о нем, возможно лживых, возможно частично правдивых. Но ей почти физически необходимо понять это самой.

Эта девчонка сбивает Рагну с толку. То смеется, то злится, то плачет. То напоминает о потерянном, болезненном, тщательно избегаемом в мыслях столько лет, то тянет куда-то вперед. Тем, что непохожа, тем, что так неловка и неуклюжа. Тем, что ее почти невозможно просчитать и понять. Но почему-то и не хочется. Можно принять ее странный характер и не заморачиваться.

Им почему-то очень спокойно вместе. Не в общем понимании этого слова. Просто почему-то есть ощущение, что беспокойный мир приобретает какую-то опору. Загадочную по происхождению, но вызывающую чувство встречи с чем-то родным и новым одновременно. Родным ли потому, что новым или наоборот, так ли уж это важно? Ну или хотя бы пусть это будет неважно ближайшую вечность их совместного пути.

Возможность оставлять отзывы отключена автором