Возвращайся +46

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
The Elder Scrolls III: Morrowind, The Elder Scrolls IV: Oblivion, The Elder Scrolls V: Skyrim (кроссовер)

Основные персонажи:
Ворин Дагот (Дагот Ур), Неревар Индорил
Пэйринг:
Дагот Ур/Неревар(ин)
Рейтинг:
R
Жанры:
Драма, Соулмейты
Предупреждения:
Смерть основного персонажа, Насилие
Размер:
Мини, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Связь, над которой не властны ни смерть, ни судьба, ни время.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
20 марта 2015, 14:50
Первая Эра. Ресдайн.
"Возвращайся," - говорит Ворин, высший консул Дома Дагот, Неревару, славному предводителю кимеров.
Тот в последний раз оглядывается, оставляя верного соратника, а с ним - богохульные и опасные Инструменты Кагренака. Нет никого, кому он доверял бы больше. Особенно сейчас, во времена войны и раздора.
Позже, инстинктивно, но тщетно закрывая руками рану в груди и чувствуя торчащее из неё острие копья Воина-Поэта, Неревар Индорил сквозь пелену боли ещё успевает удивиться, ловя себя на том, что его предсмертные мысли - не о запоздалом сожалении о ложном обвинении Думака, не о горечи предательства самых близких поверенных, а снова о нём. Сколько недосказанного льётся потоком крови из сведённого судорогой рта, сколько недооценённого пылью ускользает сквозь пальцы, в мимолётном приступе агонии царапающие землю, которую они смогли удержать такой дорогой ценой...
...Может быть, именно на него свалят вину за это подлое убийство, а гнев народа сделает остальное.
...Может быть, он тоже предаст своего генерала, поддавшись искушению, грозящему любому, кому доводится иметь дело с Инструментами.
...Может быть, став богами и получив власть над тканью мироздания, Трибуны изменят время так, что Неревар сам убьёт его в прошлом, приняв желание уберечь Разделитель, Разрубатель и Призрачный Страж от неверного Первого Совета и двемерской аристократии за неповиновение приказам и личную измену.
Он так никогда и не узнает.

Третья Эра. Морровинд.
"Возвращайся," - шепчет Дагот Ур, дьявол Красной Горы, Нереварину, инкарнации древнего героя.
Сон смутен, странен, тревожен и тяжёл. Истинное Воплощение отвечает на поцелуй - и в ту же минуту горячие губы превращаются в холодную безжизненную маску. Доверчиво идёт навстречу раскрытым объятиям - и обнаруживает себя в плену длинных чудовищных когтей. Поддаваясь отравляющему околдованный рассудок соблазну, льнёт к полуреальной плоти гостя своих сновидений - и в ужасе осознаёт, что та иссушена, как у мумии, и изъязвлена неизвестной отвратительной болезнью.
...Может быть, инкарнация - женщина, а может, мужчина.
...Может быть, даже звероподобный чужеземец, которому здесь место в рабских кандалах, а не на пути героических свершений.
...Может быть, это всего лишь кошмары, которые не следует воспринимать серьёзнее капризов разума, чересчур усталого и перегруженного многочисленными экзотическими странностями Вварденфелла.
Он узнает слишком поздно.

Пятая Эра. Старый Велотиид.
"Возвращайся," - зовёт сущность Шармата, вместе с Псевдо-Шестым Домом хранящего родину, душу Хортатора, пребывающего далеко отсюда, на поле битвы, в Акулахане, стоящем лицом к лицу с Нумидиумом.
Разве может спасти мир тот, кто не сумел уберечь от роковой участи даже один-единственный остров? Но Наставника не отговорить. Он рождён для борьбы, предводительства и того, чтобы дарить надежду своему народу. И он больше не верит в судьбу.
Есть только один, к кому он готов прислушаться и на чей зов вернуться. Пусть и не пришёл однажды в далёком прошлом - но теперь он восполнит это.
...Может быть, его душе принесёт лишь страдания то, что её отняли у Азуры и бросили в пекло предсмертной агонии мироздания и водоворот временных парадоксов.
...Может быть, именно благодаря этому он наконец сможет выяснить, существовал ли из всех вариантов развития событий на протяжении веков тот, в котором все продолжали жить и править вместе, справедливо и счастливо.
...Может быть, они ещё сумеют исправить историю... или же начать всё заново.
Он узнает, так или иначе.