Защитник Рэдволла

Джен
PG-13
Завершён
23
автор
Размер:
71 страница, 9 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
23 Нравится 19 Отзывы 7 В сборник Скачать

Глава седьмая

Настройки текста
      – …да, свалилась прямо к нему в лапы! И, по-моему, не особенно-то этому огор-р-рчи-чи-чилась!       Утро дня, следующего за Долгим Днем, выдалось ясным и приветливым. Солнце весело играло в листве, отражаясь в каплях росы, и даже смутно темнеющая далеко впереди стена Овражного Замка казалась не такой уж мрачной. Однако в спасательном отряде царило уныние.       – Что ж, – с несколько наигранной бодростью заговорил наконец Бэзил, – нет худа без добра. По крайней мере, мы убедились, что Роза-Лилия жива и невредима. Раз этот план не удался, переходим к следующему!       – А какой у нас следующий? – мрачно поинтересовался Джаспер. Сообщение Остроклювы о том, что Рози «не слишком огорчилась», оказавшись в объятиях разбойника, произвело на него самое удручающее впечатление.       – Для начала, думаю, найти все-таки этот пресловутый подземный ход. Выяснить, существует ли он вообще и можно ли по нему пробраться. Зная свои возможности, мы сможем понять, что делать дальше.       – Ты прав, – в первый раз за это утро подал голос Маттиас. – Остроклюва, тебя я попрошу отправиться за воробьиным войском. Поддержка с воздуха может нам очень пригодиться. А мы с вами, друзья, пойдем на поиски. Вход в подземелье должен быть где-то здесь, неподалеку от замка. Давайте разойдемся и поищем его. Только будьте осторожны, не подходите к стенам слишком близко, чтобы разбойники вас не заметили.       – Обижаешь! – воскликнул Бэзил. – Я, между прочим, мастер маскировки!       – Мы, пожалуй, пойдем посмотрим с западной стороны, верно, Джаспер? – вызвался Пит.       – Хорошо. А я поищу с востока. Встретимся в полдень у этой сосны.       Остроклюва вспорхнула и исчезла в небесах, заяц длинными прыжками двинулся в сторону замка и через несколько секунд исчез из виду. Звери разошлись в разные стороны. Однако, не успели крысы пройти и нескольких десятков шагов на запад, как Питер толкнул Джаспера в бок.       – Возвращаемся, только тихо! – прошептал он.       Джаспер удивленно покосился на него, но пошел следом.       Быстро и бесшумно Питер пробирался сквозь кусты в ту сторону, где они совсем недавно расстались с Маттиасом. Мыша-воителя они увидели очень скоро. Совсем не таясь – напротив, высоко подняв голову, с решимостью на бледной нахмуренной мордочке, -Маттиас шел прямиком к воротам замка!       – Куда это он? – удивился Джаспер.       – За ним! – коротко бросил Питер.       И беззвучно и незаметно, как умеют только крысы, друзья поспешили следом.       – Заметил, он со вчерашнего дня сам не свой? Как в воду опущенный! – проговорил на ходу Питер. – А теперь отослал нас всех под разными предлогами. Кажется, я знаю, что он задумал… но это безумие, его надо остановить!       – Не понял… – пробормотал Джаспер.       Из-за деревьев уже показалась громада замка, окруженная широким рвом, когда две крысиные фигуры вынырнули из-за кустов по обе стороны от Маттиаса и пошли с ним рядом, словно стражи.       Маттиас посмотрел на них без особого удивления.       – Уходите, – тихо сказал он.       Питер молча покачал головой.       – Уходите, ребята, – повторил Маттиас. – Это не ваша битва. Ваше дело – освободить девушку и живыми вернуться домой.       – Мы не бросим тебя, Маттиас, – ответил за двоих Питер. – Хотя, по-моему, ты совершаешь страшную глупость. Просто собираешься пожертвовать собой – и зачем? Чего этим добьешься? Клуни – злодей, он твоего благородства точно не оценит! Подумай, может быть, лучше…       Обернувшись к нему, Маттиас словно хлестнул его взглядом. Но в следующий миг огонь в его глазах погас.       – Я не могу иначе, – просто ответил он.       В этот миг они вышли из леса на поляну перед входом в замок. Маттиас подобрал с земли сухую ветку, намотал на ее конец носовой платок и поднял над головой. Из бойницы в стене над воротами высунулся крысиный нос.       – Кто вы и что вам нужно? – гнусавым голосом спросил стражник.       – Я – Маттиас-Воитель, Защитник Рэдволла, и пришел говорить с Клуни Хлыстом! – выпрямившись во весь свой невысокий рост, громко и с достоинством проговорил Маттиас.       Крысиный нос исчез – и через пару минут показался снова.       – Клуни готов принять вас, – объявил стражник, – но все свое оружие оставьте здесь, за стеной!       Маттиас молча отстегнул меч – обычный меч из оружейной Рэдволла – и положил его на траву. Рядом с ним легли короткий кинжал и праща.       – Подождите, – вскинулся Джаспер, – мы что, пойдем безоружными к нему в логово?       Питер снял оружие следом за Маттиасом.       – Да вы с ума сошли! – завопил Джаспер. – Я шел сюда драться с Клуни, а не сдаваться ему на милость! Он же нас просто перережет, как слепых крысят!       Маттиас повернулся к нему.       – Значит, уходи, – спокойно сказал он. – Возвращайся в Рэдволл или жди здесь, как пожелаешь.       Джаспер потоптался на месте, зло и растерянно переводя взгляд с Маттиаса на Питера и обратно; потом сплюнул и отошел в сторону.       – Питер, тебе тоже лучше… – начал Маттиас.       – По-моему, ты свихнулся и идешь на верную смерть, – отрезал Питер. – Но я тебя не брошу.       Тем временем ворота замка медленно растворились, и со скрипом опустился дряхлый подъемный мост. Рука об руку Маттиас и Питер вошли в логово врага.       – Забавно, – тихо проговорил Маттиас, когда мост остался позади, ворота захлопнулись у них за спиной, и по обе стороны выросла глухая каменная стена, – та, прошлая война тоже началась с переговоров. Только тогда Клуни пришел в Рэдволл с белым флагом и предложил нам сдаться. А теперь мы, похоже, поменялись местами.       Предводитель разбойников ждал их во внутреннем дворе замка. Он стоял в окружении своих солдат; над головой его развевался лиловый штандарт с изображением клыкастого звериного черепа. В полном боевом облачении – в кольчуге и шлеме с поднятым забралом, с боевым шипом на хвосте –Клуни Хлыст выглядел свирепо и грозно. Краем сознания Маттиас отметил, что старый враг изменился за эти годы: на морде и на могучих лапах появились новые шрамы, кое-где в густой темной шерсти белеет седина. Но все это Маттиас видел мельком, почти не осознавая, ибо все внимание его было устремлено на меч, на который опирался Клуни.       Меч Мартина.       – Смотрите-ка, кто к нам пожаловал! – насмешливо протянул Клуни, оскалив зубастую пасть. – Сколько лет, сколько зим!       Крысы-разбойники угодливо захихикали.       – С чем же ты пришел ко мне, Маттиас-Воитель? Принес выкуп за пленницу? И какой же – быть может, ключи от Рэдволла на тарелочке?       Хихиканье переросло в громовой хохот. Питер побагровел; только инстинкт самосохранения удерживал его от того, чтобы броситься на Клуни с кулаками.       Маттиас гордо выпрямился; бледные уши и хвост его порозовели.       – Нет, – спокойно ответил. – Я действительно пришел предложить тебе выкуп, но другой. Я предлагаю себя!       Смех умолк; Клуни наклонился вперед и так и впился в Маттиаса своим единственным глазом.       – Вчера на турнире, – продолжал Маттиас, – ты хотел вызвать меня на бой. Но я уклонился от поединка – и теперь сожалею об этом и хочу исправить свою ошибку. Я пришел принять твой вызов, Клуни Хлыст!       Говоря это, он не отрывал взгляда от Меча на поясе у разбойника.       Кожаные ножны, украшенные причудливым узором, широкая гарда, витая рукоять с круглым навершием. Сила и простота. Совершенство в каждой линии.       Для Маттиаса Меч был не просто оружием – он был живым существом. Ближе друга, роднее брата, которого у Маттиаса никогда не было. Быть может, дороже самых любимых – жены и сына. Не просто Меч – осколок Небес, воплощение лучшего в его собственной душе.       И эту драгоценную святыню Маттиас потерял. Потерял по собственной вине.       Что ж, если теперь сон его сбудется – он сочтет это заслуженной карой.       – Венков и медалей у нас здесь нет, – усмехнулся Клуни, – да и на роль Королевы Красоты претендентов немного. Каким же будет приз для победителя?       – Если я выиграю бой – ты отдашь девушку и Меч и уйдешь из Края Цветущих Мхов, вместе со своей шайкой, – спокойно ответил Маттиас. – Если выиграешь ты… чего ты хочешь, Клуни Хлыст?       – Выиграю или проиграю – монахи Рэдволла все равно не откроют мне ворота по доброй воле, верно? Что ж, мне хватит твоей смерти. И того, что этот юный спортсмен, – Клуни кивнул в сторону Питера, – расскажет всем жителям Цветущих Мхов, как их Защитник пал, сраженный собственным священным Мечом!       Маттиас пошатнулся, словно от пощечины, но не опустил взгляд.       – Согласен, – ответил он. – Но если выиграю я – откуда мне знать, что ты исполнишь договор? Что отпустишь нас живыми?       – Неоткуда, – ощерил желтые резцы Клуни. – Придется тебе положиться на мое честное слово. Эй, Сыроед, дай ему свой меч и щит!       «Маттиас, остановись!» – хотел воскликнуть Питер – но что-то сжало ему горло, и оттуда не вылетело ни звука. Да и в любом случае, останавливаться было уже поздно.       Разбойники расступились к стенам, образовав круг. На мордах их читалось нетерпеливое ожидание: никто не сомневался, что их предводитель разделается с Маттиасом, словно с надоедливой мухой.       Кто-то протиснулся к Питеру и потянул его за рукав. Обернувшись, он с удивлением увидел сестру. Роза-Лилия была бледна и утомлена на вид, но жива и – по крайней мере, снаружи – цела и невредима.       – Рози! – тихо воскликнул Питер. – Я думал, ты сидишь взаперти… Ну как ты?       – Со мной все в порядке, – так же тихо и торопливо ответила Рози.       Брат и сестра обнялись.       – Но ты… Клуни тебя не… не обидел? – нерешительно спросил Питер.       – Все хорошо, – успокоила его Рози. – Он меня и когтем не тронул!       И это была чистая правда. Хотя остаток ночи после неудачного побега Рози провела у него в покоях. Клуни ругал ее последними словами, угрожал посадить на цепь, если она еще раз выкинет какую-нибудь штуку, заявил, что теперь будет держать при себе и глаз с нее не спускать – но не тронул и кончиком хвоста. Он сдержал свое слово.       Маттиас подошел к ним.       – Когда начнется бой, – тихо сказал он, – все взгляды будут обращены на нас с Клуни. За вами никто следить не будет. Воспользуйтесь моментом и бегите через подземный ход!       Брат и сестра переглянулись.       – Я никуда не побегу, – твердо ответил Питер. – Я останусь с Маттиасом до конца. Но ты, Рози…       – Думаешь, я вас брошу? – отрезала она.       – Поединок начинается! – громко и торжественно, на манер герольда на турнире, объявил Сыроед.       Противники начали сходиться. Меч Мартина сверкал в лапах у Клуни, словно застывший в металле солнечный луч – но воин, державший его, был темнее ночи. Маттиас, бледный, как снег, что-то беззвучно шептал, не сводя глаз с Меча.       Клуни нанес первый удар: воспользовавшись тем, что все внимание противника было устремлено на Меч, он сделал выпад хвостом, попытавшись подсечь врага и сбить с ног. Маттиас вовремя отпрыгнул – и тут же ринулся вперед и попытался ударить врага клинком в бок. Но Клуни развернулся и отбил его удар с такой силой, что Маттиас пошатнулся и едва устоял на ногах.       Битва продолжалась. Оба наносили мощные удары и отбивали их мечами и щитами; клинок скрещивался с клинком, и в воздухе стоял звон и скрежет.       Каждый удар вражеского Меча больно отдавался у Маттиаса в сердце. До начала битвы Воитель надеялся – на это и был его расчет – что Меч Мартина не подчинится злодею, не поднимется против своего истинного владельца. Но, похоже, он ошибался. Меч лежал в руке у Клуни так, словно для него и был выкован, и повиновался ему, как продолжение его собственной лапы. Это было невыносимо, противоестественно – и причиняло куда большую боль, чем любая рана, нанесенная телу. Как ни безумно это звучит, Маттиасу казалось, что он сражается с самим собой.       И все же он не сдавался. Клуни теснил его к стене; но Маттиас отчаянно отбивался, парируя выпады противника или уклоняясь от них, избегая хлестких ударов хвоста. Пару раз ему удавалось даже нанести врагу глубокие царапины клинком или острым краем щита. Крысы-разбойники, поначалу встретившие его криками и насмешками, теперь примолкли: им стало ясно, что Клуни встретился с серьезным соперником.       Маттиас изнемогал. Теперь он начал понимать, почему так успешно сопротивлялся Хлысту в тот раз, семь лет назад, совсем несмышленым и необученным мышонком. Тогда Меч придавал ему сил и ослаблял его противника – теперь же каждый удар Меча словно вытягивал из него силы. Все оставили его – и дух Мартина, и небеса, которым он так верил…       – Держись, Маттиас! – послышался совсем рядом голос Питера.       Что ж, хоть кто-то его не бросил.       – Можешь убить меня, Клуни! – вскричал Маттиас сквозь звон мечей. – Можешь отнять у меня все – но Рэдволл тебе не достанется!       Клуни зарычал в ответ и бросился на него с удвоенной яростью. Хвост его, взметнувшись в воздух, хлестнул Маттиаса по щеке, точно кнут, и оставил на ней кровавый рубец. Меч Мартина взлетел над головой Воителя, ярко сверкнув на солнце, и ослепительным пламенем засияли таинственные руны, выжженные на клинке…       В этот миг Маттиас понял их значение.       – Пусть свершится воля небес! – с этими словами он отбросил меч и щит и остановился, раскинув лапы крестом.       Клуни замер, в ярости и недоумении воззрившись на него.       – Это еще что?! Бери меч и дерись, чтоб тебя! – взревел он.       Маттиас покачал головой.       – Мне было видение, что я погибну от Меча Мартина, – проговорил он. – Если такова воля небес, если моя смерть каким-то неведомым образом защитит Рэдволл – пусть так и будет!       Крысы-разбойники радостно зашумели – но тут же притихли, когда предводитель обвел их свирепым взглядом своего единственного глаза.       Двумя широкими шагами Клуни приблизился к Маттиасу вплотную. Занес над его головой Меч…       И опустил. На морде его отражалась ярость и бессилие.       – Будь ты проклят! – прорычал он. – Будь проклят этот чертов Меч!       Маттиас широко раскрыл глаза.       – Не можешь зарубить безоружного? – спросил он.       – Еще чего! Разумеется, могу! – заорал Клуни, со злобой чиркнув Мечом о камни. – Но зачем? На кой черт мне тебя убивать, если это будет не победа, а избиение младенцев? Пропади он пропадом, этот Меч: пока я не взял его в лапы, никогда об этом не задумывался… Бери оружие и дерись, трусливый ублюдок!       В этот миг на двор замка пала огромная тень, и громкий скрипучий голос у них над головами проговорил:       – Клуни, дружище, я только что из Елового Бора – и там такое творится!..       – Я занят! – рявкнул Клуни.       – Ну так прервись на минутку. Это важно. А твой мелкий серый приятель никуда не убежит. У меня две новости, Клуни, одна хорошая, да и вторая, пожалуй, тоже ничего…       – Так выкладывай поскорее! – прорычал Клуни.       Стервятник щелкнул клювом и облизнулся; физиономия его выражала настоящее блаженство.       – Во-первых, – заговорил он, – ты бы только видел, сколько там трупов!       Клуни вздрогнул и наконец оторвал взгляд от Маттиаса.       – Где, черт тебя побери?       – В Еловом Бору. Весь лес, можно сказать, завален превосходной свежей мертвечиной – хватит на обед для сотни таких, как я, и еще останется! Не думаю, что хоть один зверь там остался в живых. Разве только, может, древолазы на деревьях отсиживаются.       – И какая же вторая «хорошая новость»? – поднял бровь Клуни.       – А та, что я видел жутких тварей, которые устроили эту бойню, и слышал их разговоры. Они говорили, что отдохнут и попируют еще немного, а затем двинутся дальше на юг – и в разговорах их часто звучало слово «Рэдволл»!..
© 2009-2022 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты