О пользе изучения иностранных языков

Джен
G
Завершён
111
автор
L.Luft соавтор
CRAZY SID бета
Размер:
5 страниц, 1 часть
Описание:
Как Коннор и Хэйтем договаривались о сотрудничестве в полевых условиях. Рассуждения о целях ассасинов и тамплиеров, их философия. Простой разговор между отцом и сыном.
Примечания автора:
Этот фанфик родился из ролевой переписки, где один автор писал от лица Коннора, а другой - от лица его отца.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
111 Нравится 4 Отзывы 16 В сборник Скачать

О пользе изучения иностранных языков

Настройки текста
Хэйтем из последних сил цеплялся за ветку закостеневшими пальцами и с опаской смотрел вниз. На кой дьявол его понесло за этим чертовым куском ткани?! Следопыт он, как же. Вот что стоило презреть гордость и не поддаться на провокацию сына?! Тем более вот он: стоит, задрав голову, и с усмешкой смотрит на находящегося в затруднительном положении отца. - Да ладно, отец, ты по деревьям научился лазать? - не сдержал сарказм наглый отпрыск. - С вами и не такому научишься, - ответил Хэйтем, не без труда перехватил ветку поудобнее и уже не столь громко пробурчал: - Вот только слезть теперь как? - На деревьях из засады часто охотятся рыси, - просветил отца Коннор и склонил голову к плечу, с интересом наблюдая из-под капюшона за развитием событий, - так что не советую там долго рассиживаться. Хотя говорят, фрукты с деревьев можно снимать при помощи меткого выстрела из лука... Недолго думая, рассерженный таким обращением Хэйтем раскачался на руках и достаточно ловко приземлился на землю. Ну, по крайней мере это ловким показалось ему. На ноги? Да. Не упал? Нет. Значит, даже изящно. Невозмутимо сложив за спиной руки в замок, Хэйтем встретился взглядом с сыном. - Ну, так на чем мы остановились? Сдерживающий смех Коннор разглядывал несколько потрепанного магистра ордена тамплиеров. Не важно, как ты выглядишь, важно, как ты себя держишь и чувствуешь. - А ты как думал, в кого ты такой? - невозмутимо и чуть ли не с гордостью заявил Хэйтем, но поспешил отойти от дерева подальше, печатая широкие шаги. Второй раз лезть на него он не собирался. Абсолютно не его стихия. - В маму? Она-то хорошо лазала, - голос Радунхагейду был столь ядовит, что Хэйтема передернуло: так шипела гремучая змея перед броском. - Твоя мать была замечательной женщиной, - магистр полуобернулся и из-под полей шляпы взглянул на отпрыска, - и характером ты точно пошел в нее, - он с легкой улыбкой покачал головой, вспоминая то спокойную, то страшную в бою Гадзидзио. - Я бы с радостью передал ей твой комплимент, да не выйдет, - с кривой усмешкой ответил ассасин. Он до сих пор не смог простить, что старший Кенуэй не остался с ними, не предотвратил гибель женщины, что родила ему сына. - О! Прости, ты снова хочешь поговорить на эту тему? Свое мнение я уже давно изложил, однако ты, как и все ассасины, упертый гордец! Впрочем, я не удивляюсь, что ты до сих пор не замечаешь очевидных вещей, - вновь продолжился вечный спор. Опять они не семья, а извечные противники. Черт бы побрал все это! Недовольный Хэйтем громко выдохнул воздух. - Даже после всего, что видел своими глазами! - После того как ты чуть не свалился с ветки? - выражение лица индейца стало издевательским. - А нет, прости, после того как ее заживо сожгли у меня на глазах. Ой! - ударение было сделано на последнем слове. Попробуй разобраться, когда могавк серьезен, а когда изволит шутить или издеваться. Но пожалуй, это была их общая семейная черта. Магистр на мгновение остановился, слегка сгорбился и нахмурился. Слова Радун... Раден... Да бес бы с ним! Ассасин вновь задел его за живое. В таком мимолетном состоянии старшего Кенуэй можно было сравнить с обиженным вороном, который выждет момент и больно клюнет своего обидчика. - Стоит напомнить, что ты до сих пор водишься с тем человеком, который отдал приказ об истреблении твоего племени, - сказал Хэйтем и слегка повел плечами, затем вновь выпрямился. На его лице не осталось и следа от прежнего замешательства - вновь это треклятое "рыцарское" безразличие ко всему, пожизненная маска всемогущего и всесильного главы ордена. - С ним я еще разберусь, - почти шепотом пообещал младший Кенуэй. - Когда-то ему придется обойтись без моей помощи. Но пока я буду нужен людям и могу свести человеческие жертвы к минимуму, я буду идти с ним по одной тропе. - А затем люди, ради которых ты потеешь, и не вспомнят о тебе. Впрочем, не моя забота. Человечество уже давно перестало быть благодарным, - медленно, но верно разговор скатывался в конфликт двух поколений. Хейтему очень хотелось уйти от больной темы, но сын все равно не даст с нее свернуть, прямо как муравей - с нахоженной тропы. - Мне не нужно, чтобы обо мне помнили. Не забыл? Мы действуем во тьме. Наше братство никогда не было на виду. Коннор резко присел и всмотрелся в следы на земле, тронул примятую траву кончиками пальцев, потом медленно распрямился и раздраженно поморщился: олень, кто же еще в этой-то глуши. Путь недолгий, но пролегает в охотничьих угодьях, здесь нужна осторожность, а не то либо волк, либо рысь могут испортить настроение. - Братство, - сказал Хэйтем, внимательно наблюдая за действиями сына, - забавно. Юношеский максимализм никогда не приводил ни к чему хорошему, - и, отведя взгляд, он осмотрел окружающий пейзаж: кусты, деревья, высокая трава - лес густой, проще говоря. Слова, сказанные сегодня здесь, быть может, совершенно бессмысленны. Все равно не поймет, не задумается. Все равно что пытаться втолковать голодному зверю о пользе растений для пищеварения. - В чем ты увидел максимализм? - Коннор упрямо сложил руки на груди. - Был бы максимализм, я бы с тобой не разговаривал. Максимализм - это привести мир к рабским устоям, отец. Это желание продвинуть к власти пару-тройку человек и навязать свою волю. Я же пытаюсь вести людей к свободе, чтобы за парой достойных человек стояло желание тысяч. Ну что стоило отцу взглянуть на проблему под иным углом? Тогда бы столько можно было изменить... Но нет, что вы, он же тамплиер. Он же, Дух его забери, магистр! Негоже главе ордена уступать какому-то там ассасину. - Свобода мнима. Людьми нужно управлять, иначе они забываются. Ты считаешь людьми тех, кто нахально, брызгая слюной, кричит о независимости? Ты считаешь людьми тех, кто видит единственный выход лишь в войне? А война - это много жертв, там погибают невиновные. Тот же твой любимый Вашингтон всего лишь идея, которая разрушает сама себя, которой жить осталось совсем немного. Свобода - это миф, сказка для наивных глупцов, - резкие жесты, рваные фразы. К чему все это? В глазах сына полное отсутствие понимания. Он столь же слеп, сколь и его кумиры. - Это идея, - проворчал Коннор, вышагивая вперед. - Ты слишком плохо думаешь о людях. Все беды от необразованности, нищеты, в которую палками загоняют твои любимые англичане. Кого же ты хочешь поставить у власти? Чем они отличаются от того же Вашингтона? Это два разных мировых порядка, но один из них основан на желании власть имущих, а другой - на желаниях большинства. Не говоря о том, что "эти глупцы" не пытаются отнять землю моего народа, как твои любимчики. Война - цена свободы, отец, единственно возможный способ защитить свои земли, - голос ассасина был спокоен и уверен, будто бы ему не третий десяток лет, а как минимум пятый. Эта уверенность может заставить задуматься любого. Хэйтем легко улыбнулся, узнавая в сыне себя самого в те же годы: такая же вера, слепая и безрассудная... Скольких она погубила, прежде чем он обрел знание? - Пускай так, - произнес магистр, слегка качнув головой, и медленно пошел следом, неслышно ступая по мягкой траве. Он тоже мог двигаться бесшумно, пусть и не был столь ловок в лесу. Пожалуй, в городе он чувствовал себя уверенней. Дзио не раз смеялась над его рваной, резкой манерой двигаться. - Все равно это большинство должно быть слегка иным. Впрочем, теперь все это уже не столь важно. - Почему? - резко оглянулся на отца Коннор, даже шаг сбавил. Во взгляде появилось недоумение, смешавшееся с недоверием. - Звучит так, как будто ты решил сдаться. Тебя что, Великий Дух по голове ударил? Хэйтем распрямил плечи и взглянул на сына так, как старики смотрят на своих юнцов-детей: словно с легким умилением и сочувствием, будто бы давая понять, что у него за плечами многолетний опыт, а у щегла напротив - лишь жалкий багаж. Впрочем, было еще что-то во взгляде тамплиера, быть может, просто усталость. - Сдаться было бы слишком легко, Коннор. Не столь важно, потому что вряд ли ты поймешь мои слова как стоило бы. Есть замечательная черта у людей: коверкать речи, уверовать в свои иллюзии и слепо следовать им, - магистр усмехнулся, но продолжил говорить вкрадчиво и мягко, как с психически больным человеком: - Со временем приходит и Понимание. - Может, и до тебя дойдет, - с легким смехом ответил ассасин, возобновляя шаг, - как в свое время до деда, ведь сказанное тобой и к тебе относится. Так ли ты уверен в своем Понимании, как тебе кажется? - Коннор отмахнулся от невидимого Отца Понимания, будто от надоедливой мухи. - Наша цель в принципе одинакова: прекратить войну, достичь порядка в первую очередь в Бостоне. Вместе мы можем это сделать, а уж дальше как-нибудь разберемся, - голос могавка вновь стал безмятежен и весел. Казалось, за ним осталось последнее слово. Лес тем временем начал редеть, в листве все чаще стали появляться просветы, в кронах деревьях - оконца голубого неба. Еще немного - и они выйдут на большую дорогу, ведущую к форту. - Ты предлагаешь объединиться, ассасин? - Хэйтем с недоверием взглянул на собеседника, специально сделав акцент на последнем слове, словно вкладывая в него осознание, что подобное в принципе не может случиться. - Да, тамплиер, - передразнил отца Коннор, - но одно условие, - и его глаза хитро сверкнули из-под капюшона. - Надо же, ты еще ставишь условия. Интересно услышать, каково же оно, - Хэйтем постарался сделать вид, что не поддался на провокацию, хотя ответ уже прозвучал в мыслях. Да эти слова были как бальзам на душу! Однако надо учитывать, что мальчик не так прост. Что же он мог потребовать? Вряд ли совместную прогулку под парусом. - Ну, как инициирующая сторона, я имею на это право, - карие глаза ехидно сощурились, - ты выучишь мое имя. - Издевательство какое-то, - удивленно буркнул Хэйтем. Малость не этого он ожидал. Однако негоже магистру падать в грязь лицом перед юнцом. - Так уж и быть. Выучу. - Тогда начинай. Я весь внимание, - Коннор едва сдерживал распирающий его смех. - Радунхагейду, папа, - акцент на последнем слове показал всю степень глумливости ассасина. - И я принимаю твое согласие. Хэйтем нахмурился и зыркнул на сына так, как часто смотрел на рекрутов, которые выполняли поручения из рук вон плохо. Однако вряд ли этот взгляд подействует на отпрыска. Что ж, придется принять маленькое поражение в бою, но не сдаться в войне. Тамплиер тяжело вздохнул, подумав: "Дзио была лояльнее". - Ра... еще раз как? - Черт бы побрал этих индейцев с их мудреными именами. Язык же можно сломать! - Ра-дун-ха-гей-ду, - по слогам, слегка наклонившись к отцу, издевательски медленно повторил могавк. - Давай, это совсем не сложно, смог же ты управлять орденом, а это должно быть куда как труднее! Магистр утешал себя представлениями, как однажды скинет эту "инициирующую сторону" с крыши какого-нибудь здания. Нет, отец из него действительно хороший. - Радун...гей? - Нет, не гей, - Коннор громко фыркнул, все же не сдержав смех, - Радун-хагейду. - Ну это бы объяснило твое пристрастие к Вашингтону, - усмехнулся Хэйтем. - Радун... ха... гей-ду. - Через мой труп, - побледнел Коннор, враз растеряв веселье, и даже содрогнулся от представленной картины. - Даже подумать подобное... О, да у тебя получилось! - он несколько раз гулко хлопнул в ладоши. - А теперь разом и быстро! - Вы были бы неплохой парой, - с ехидством проговорил Хэйтем, - Радунха... гейду. Сдержаться и не подколоть сына было выше сил магистра. Да и просто хотелось посмотреть на то, как он отреагирует на подобную скабрезную шуточку. - Как и ты с Чарльзом, - фырканье усилилось. - Еще немного - и ты почти запомнил! Надо же, у тебя явно способности к нашему языку, - Коннор внезапно смутился. - Давай не будем больше говорить на подобные темы? Ладно шутки в армии, но мне просто странно слышать подобное от тебя! - и замотал головой, будто старался выгнать из головы неприятные мысли. - Не так странно было бы обнаружить тебя в борделе! Хэйтем сморщил нос. Нет, Чарльз - это уже слишком. Пожалуй, глупая была затея. - Согласен. Говорить более не будем. И о борделях тоже... Слышать было действительно противно, потому как какой бордель, когда воспоминания о Дзио не давали засматриваться на других женщин, да и работа отнимала все время?! Пожалуй, он действительно очень любил эту странную, сильную и одновременно нежную индианку. Некоторое время шли в молчании. Ситуация складывалась более чем идиотская: вместе с пошлыми разговорами потерялись общие темы, будто двое взрослых мужчин больше ни о чем другом не могли поговорить. Наконец Коннор прервал молчание: - Скоро форт Монмут. Так что решил? Мы дальше идем одной дорогой? - Ну я же выговорил твое имя, Коннор, - криво усмехнулся тамплиер. - Условие выполнено. - Это делает тебе честь, отец, - глумливости у могавка было не занимать. - Что ж, дальше мне с тобой не по пути. Когда мы встретимся и где? - Быть может, Нью-Йорк. Через две недели. Да, пожалуй, так, там и решим. Будет необходимость - сам меня отыщешь. Ты же инициирующая сторона, - хмыкнул магистр. - А теперь прошу меня простить, - и, склонив голову, направился по направлению к форту, чей частокол уже виднелся между редкими стволами деревьев. - Прощаю, - Коннор, остановившись, из-под "клюва" капюшона смотрел ему в спину, - но далеко не за все. По крайней мере хоть мое имя ты запомнил. Радунхагейду неожиданно улыбнулся. Пожалуй, диалог у них может получиться. Возможно, это начало чего-то большего, что изменит ход истории. По крайней мере он мог на это надеяться.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты