Ксенорадуга: цвет крови осьминога +134

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ориджиналы

Пэйринг и персонажи:
омп/омп
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Юмор, Фантастика, Экшн (action), PWP, Мифические существа
Предупреждения:
Кинк, Ксенофилия
Размер:
Мини, 5 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
невероятные приключения мелкого мошенника в прибрежных водах

Посвящение:
ЭМПИ ЛИЧННО И КСЕНОКОТИКАМ! EDM за лучшую фразу текста вообще лучей любви!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Для Ксенофилии 2015, на зиму.
1 апреля 2015, 23:21
Абсолютную черноту вокруг Энди порой прошивали смутные золотые столбы света, и тогда он мог видеть что-то вокруг. «В прямом смысле упал на дно», – думалось медленно, смутно, со странным юмором. В самом прямом – вокруг был какой-то лунный пейзаж, если бы на луну сбрасывали мусор. Маска на лице наконец начала действовать, собирая кислород из воды, и Энди истерически всхлипнул, пытаясь хохотать, не теряя контакта с маской. Двадцать первый век! Человечество покоряет космос! А его за какие-то жалкие два миллиона попытались обуть в бетонные ботинки!

Нет, допустим, обули его более чем успешно – тазик на ногах весил добрых полсотни кило и наручники весьма крепко держали руки за спиной, – но тонуть Энди отказывался из принципа.

Хорошо хоть не пристрелили, ролевики несчастные.

Вода была в это время года тёплая, как молоко, так что риска замерзнуть Энди не видел. Он начал аккуратно шевелиться – и быстро понял, что ничего не выходит. Он снова и снова дергался, пытался хотя бы вывернуть руки вперёд или своротить с места проклятый таз, но все больше напоминал себе глупую актинию. Выжить в бандитской разборке, послать нахер Большого Босса Конакри и так глупо умереть на дне, от голода! Ни за что!

Энди напряг все силы – и таз, кажется, немного сдвинулся с места. Недостаточно. Энди осторожно присел, рассматривая, нельзя ли как-то выскользнуть. Слабые вспышки от маяка освещали непростую картину: хорошо схватившийся, суперпрочный бетон класса В55, на котором-то он и нагрел Босса, очень плотно охватывал стопы, щиколотки, поднимаясь выше косточек. Если хорошо похудеть... Хотя куда уж дальше, он и так был худ как щепка. Плотный бетон держал как кандалы. Эта марка включала в состав противоразмывные добавки в достаточном количестве – живым дождаться, когда эту дрянь размочит солёной водой, не получилось бы. Скорее вода и рыбы снимут его плоть с костей.

Таз очень плотно застрял между старой, давно вросшей в донный ил стиральной машиной и остатками пирса, давно смытого штормом. Никакой рыбы, никаких медуз, даже странно... Энди никогда не разбирался в морях и океанах, но тут ощутил тревогу. Как в лесу, когда вдруг становится абсолютно тихо и слышно только своё дыхание. Маска вдруг сильнее стянула лицо. По дну кто-то крался.

Это было абсолютно иррациональное чувство, но как Энди ни рвался, ни вертелся, ему не удавалось ни сдвинуться с места, ни увидеть агрессора. Маска не была оборудована тепловизором, он видел лишь мусор в слабом свете, далекие смутные тени кораблей, хаотичные перемещения ила в морском течении,

То, что он не видел акулы, вовсе не значило, что ее здесь нет! Энди рванулся так, что ободрал костяшки ног, и узкое пространство между кожей и бетоном быстро наполнялось кровью. Она уже выплывала над поверхностью бетонного блока смутными призрачными мутными струйками.

Энди наклонился, пытаясь понять, насколько все плохо, и на секунду или две перестал контролировать то, что оставалось за спиной. Движение он почувствовал всей кожей – что-то огромное мгновенно поднялось и так же мгновенно обхватило его, стискивая кошмарными стальными… Энди не раздумывал, на этот раз он рвался так, что несомненно себе порвал что-то.

Раздался хруст, и ему стало плохо от ужаса – палец, кость?.. Энди замер – постепенно понимая, чувствуя, что страшные мускульные кольца держат его, но не душат и что обе руки прекрасно двигаются в разные стороны, более не связанные цепочкой наручников. Он немедленно треснул по щупальцу кулаком.

ТЫ ХОЧЕШЬ УТОНУТЬ?

Вопрос буквально наполнил воду, прошил все тело от спины вверх и вниз, насильно заставляя расслабиться.

ТЫ ДЫШИШЬ ПОД ВОДОЙ.

Зловредное головоногое – наверняка это был гигантский осьминог, Энди уже мрачно уверился в этом – сообщило это как истину, но все равно показалось важным сначала кивнуть, потом – показать такой неловкий жест, вроде как «немного».

Мышцы огромных щупалец напряглись, и Энди снова задергался. Мышцы расслабились.

ХОЧЕШЬ ОСТАТЬСЯ ЗДЕСЬ?

Энди яростно затряс головой в универсальном международном жесте отрицания. Мышцы чуть-чуть сократились, будто спрашивая на этот раз, и он послушно обвис, как тряпочка. Пара щупалец поднырнула под бетонный блок, и дно стронулось с места легко и плавно, будто Энди ехал на диковинном скоростном экспрессе. Все меньше света, все дальше от города… это казалось довольно страшным, но все не так ужасно, как медленная и мучительная смерть от голода и жадных рыб. По законам жанра, его сейчас ждало что-нибудь особенно ужасное. Скоро он перестал ориентироваться и понимать, куда его тащат.

Он занялся мыслями, как именно мог коммуницировать с ним этот многоногий скот, не вылезая из воды, но ни к каким выводам так и не пришел. Он умел ловко обманывать покупателей, умел втюхивать любое дерьмо втридорога, умел выживать в условиях местной дикости, умел притворяться абсолютно черным для белых и абсолютно белым для черных, а вот в океанологии силен не был.

Снова выплыла какая-то слабо освещенная груда железа. И снова. И снова. Энди снова запаниковал – его зачем-то таскали по кругу, вывернув в неудобную позу. Бетонный блок больно давил на ободранные ноги, соленая вода уже щипала ссадины, и Энди наполняло уныние. Становилось то теплее, то холоднее. Он вскоре понял, что теплее – на самом далеком участке, а холоднее – у груды освещенной арматуры. Что эта скотина делает?

Новый круг ушел на другой путь, по спирали в середину неровного эллипса, по которому его таскали добрую четверть часа. Осьминог остановился – и начал лупить Энди об дно так, что удары прошивали все его тело. Кажется, он пытался расколоть блок, но черт, так же больно! Хаотичные взмахи руками заставили, наконец, злобную тварь притормозить и заинтересованно замереть. Энди показал пальцем вверх, изобразил проплывание всем телом, потом показал на блок, изобразил «стоп». Повторил пантомиму. И снова. И снова.

На четвертый раз хватка ослабла, и щупальца скользнули по телу совсем иначе, почти ласково. Черт, это напугало до дрожи. Громада за спиной медленно сдвигалась, сдвигалась, и так же медленно вплывала в поле зрения. Огромные – не меньше двадцати сантиметров в диаметре – щупальца, с огромными – как столовые тарелки – присосками. Гигантское округлое тело, черное, гладкое, едва проблескивающее в слабом свете. Огромные внимательные глаза. Жуть и ужас!

ТЕБЕ НРАВИТСЯ НА ДНЕ, – утвердило чудовище.

Слова буквально пронзали тело, и теперь остатки школьного курса физики всколыхнулись у Энди в голове – звуковые волны, передающиеся по воде, вот что это было! Эффект как от джакузи, только очень общительного.

Энди замотал головой, надеясь, что осьминог все равно не решит его пристукнуть. Вместо этого тварь снова обвила его несколькими щупальцами. Одно из них самым кончиком поддело маску, и Энди рванулся так, что осьминог аж отпустил его – а потом снова обнял, вновь проскальзывая за спину. Теперь он, в сущности, зазвучал – низкая глубокая вибрация пронизывала тело от макушки до пяток, и вскоре Энди забыл, как дышать, зато вспомнил другую важную вещь: перед тем как запихать в бетон, с него сняли брюки.

Щупальца стремительно скользили сверху вниз в гипнотическом ритме, расслабляя, успокаивая, снимая боль – присоски как будто массаж ему делали, и скоро от одежды остались лишь парящие вокруг в темной воде отдельные клочки. Энди слабо хлопнул по щупальцам, но те лишь втекли ему в ладони, развели, заскользили по запястьям – там, где была тонкая чувствительная кожа. Что-то двинулось сверху вниз, через плечо. Очень много присосок, но тонкий…

Еще одно слово всплыло в голове – «гектокотиль». Половое, мать его, щупальце, длинное и тонкое, медленно ползло по телу, а чертова вибрация, от которой аж кровь в венах дрожала в такт, не давала сопротивляться. Длинный гладкий кончик пощекотал сосок, прошелся по старому шраму, белому на темной коже, и двинулся ниже, ниже, еще ниже – по животу, обвился вокруг торчащего члена, и резко скользнул под него. Энди распахнул рот и едва не потерял маску от резкого проникновения внутрь. Осьминог уверенно двигался все глубже и глубже, и когда внутрь начали пропихиваться присоски, Энди слабо заскулил под своей маской. Кислорода из воды ему уже решительно не хватало, внутрь лилось – быстро уходящая сквозь поры мембраны вода, и наконец осьминог просто обхватил его поперек лица толстым щупальцем, прижимая всей спиной к прохладной гладкости огромного тела. Гектокотиль двигался внутри, извивался, проезжаясь по простате, и Энди продолжал стонать в маску, намертво впившись в щупальце. Он забыл про больные ноги, про все забыл, пока под безумную, низкую похотливую мелодию из-за спины его медленно натягивали так, как никогда никакие игрушки не…

Что-то резко протиснулось внутрь, словно шарик прокатился, болезненно дернув мышцы, но тут же замерло. Звук не прекращался, и шарик начал вибрировать в такт – прижатый прямо к простате, так, что Энди мог только отчаянно подаваться назад.

Пара щупалец надежно зафиксировала его, чтобы не рвался, еще одно – кольцами обвило член, остальные гладили снова и снова, и снова, и снова, пока его несчастное шокированное тело не выгнуло в бесконтрольном оргазме.

Щупальце покинуло его очень медленно, то и дело замирая, принимаясь снова вибрировать, скользя и щекоча, и Энди мог бы поклясться, что поймал еще два или три оргазма-отката, как девчонка. Белое облачко спермы так и висело, пока щупальца не пришли в движение, снова обвивая его, на этот раз совсем другой хваткой. Осьминог дернул его вверх – и ноги наконец выскользнули из ловушки раскрошившегося от вибрации бетона.

Энди несколько секунд приходил в себя, потом со стоном – на этот раз мысленным – обхватил особенно разодранную правую лодыжку. Кусок рубашки, попавшийся под руку, превратился в бинт. Потом вторым куском он обвязал и левую ногу, не столь пострадавшую. Осьминог поддерживал его, не давая особенно вертеться в невесомости подводного мира.

Я ТРАХАЛ НЫРЯЛЬЩИКОВ С СЕТКАМИ ДЛЯ УСТРИЦ, КУПАЛЬЩИКОВ В ПОЛОСАТЫХ КОСТЮМАХ – И ЭТО БЫЛО ОЧЕНЬ НЕУДОБНО.

Уже собравшийся всплыть Энди вздрогнул от этого откровения и повернулся к осьминогу. Тот легонько обхватил его за талию и плавно двинулся наверх, не выпуская в свободное плавание.

Я ТРАХАЛ НЫРЯЛЬЩИКОВ С БАЛЛОНАМИ. Я ТРАХАЛ ДАЖЕ ВОДОЛАЗОВ, НО Я ВПЕРВЫЕ ВИЖУ, ЧТОБЫ ЛЮДИ ШЛИ КУПАТЬСЯ С ТАЗИКОМ БЕТОНА. ТЫ ЧТО, СЛИШКОМ ЛЕГКИЙ?

Энди захохотал, прижал маску обеими руками и смеялся всю дорогу до поверхности, пока его голова наконец не оказалась над водой. Он втянул невероятно чистый, свежий воздух, понимая наконец, где он – едва ли не на севере Гвинеи, за пару километров от Конакри, – и удобнее сел на щупальцах. Осьминог оставался под водой, глядя из-под лунной дорожки. Ночь даже не кончилась…

– Ты меня понимаешь? – Энди погладил его по щупальцу, заново переосмысливая приключение. – Где это ты наловчился так болтать по-нашему?

СЛУШАЮ. ЛЮДИ ГОВОРЯТ.

Теперь голос откровенно звучал из-под воды, как будто слова приносило ветром. Удивительное чувство.

– Как тебя зовут?

Осьминог довольно долго молчал. Энди уже понял, что замерз и что пора бы выбираться. Украсть одежду, сесть на поезд, оказаться в другой стороне мира…

...или придумать что-нибудь куда более интересное. Большой Босс Конакри, надувшийся тут, как лягушка, совсем не ждет, например, атаки…

АОКИНОМЕ. ГОЛУБАЯ КРОВЬ МОРЯ.

– Что?!

АОКИНОМЕ. МЕНЯ ЗВАЛИ ТАК НЫРЯЛЬЩИКИ, КОГДА Я БЫЛ МАЛ. ТЫ ДЫШИШЬ ПОД ВОДОЙ. ПРИХОДИ СНОВА, ЧЕЛОВЕК.

– Энди. Меня зовут Энди. Я вернусь.

Он погладил щупальце и лихо нырнув в воду, поплыл к берегу. В голове у него зрел новый, еще более лихой план «как бы заработать миллиард».
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.