Холодные камни Арнора (9.1) //Пни его// +16

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Толкин Джон Р.Р. «Властелин колец», Толкин Джон Р.Р. «Арда и Средиземье» (кроссовер)

Основные персонажи:
Король-чародей Ангмара
Пэйринг:
Аранарт, Хэлгон, упоминаются Эарнур, назгулы
Рейтинг:
G
Жанры:
Драма, Психология, Повседневность
Предупреждения:
ОМП
Размер:
Мини, 5 страниц, 1 часть
Статус:
заморожен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Аранарт, первый Вождь следопытов Арнора, узнает о том, что его соперник в праве на корону Гондора погиб, не оставив наследников.
//
– И вот тогда Король-Чародей присылает королю Эарнуру второе послание… – смачно рассказывал купец с юга.
Старший из двух бродяг нехорошо сверкнул глазами, взял свое пиво, пересел поближе.
– И пишет, что тот раньше был просто трус, а теперь еще и – дряхлый трус.
Бродяга чуть прихлебнул пива.
– А ты прям читал те письма? – захохотал кто-то из фермеров.

Посвящение:
С благодарностью Науртинниэлль за прекрасную дискуссию, хотя и несколько по иной теме :)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Фрагмент главы, читающийся как вполне законченный рассказ. (Посему "название" носит условный и фулюганский характер).
Поскольку только кусочек из - ставлю, как обычно, статус "заморожен".
И да, это попытка второй раз сыграть в "Невозвращение Короля", с уже более строгой матчастью и просто логикой :)

Часть 1

15 мая 2015, 06:38
За столом в углу сидели два бродяги из числа тех, кого принято называть подозрительными личностями. Не фермеры, не купцы и… нет, не воины. Хотя вооружены и мускулисты. Но одежда, которая в свое время собрала на себя столько грязи, что ее изначальный цвет уже не определить… нет, это в лучшем случае – охотники. А в худшем… не стоит и думать. И не смотреть в их сторону. Тем паче, что они и сами хотят быть незаметными.
Один, полуседой – крепкая фигура, худощавое лицо. Второй – верно, сын? – узкоплеч, а о лице скажешь только, что безбород: не снимает капюшона. Шрам у него там, что ли, через весь лоб?
Наверняка, разбойники.
Для пущей подозрительности младший пил молоко. Старший хотя бы – пиво, как все нормальные люди.
Ели медленно. То ли не голодны, то ли пришли сюда больше послушать, чем поесть.
А послушать было что.
– И вот тогда Король-Чародей присылает королю Эарнуру второе послание… – смачно рассказывал купец с юга.
Старший из двух бродяг нехорошо сверкнул глазами, взял свое пиво, пересел поближе.
– И пишет, что тот раньше был просто трус, а теперь еще и – дряхлый трус.
Бродяга чуть прихлебнул пива.
– А ты прям читал те письма? – захохотал кто-то из фермеров.
– Я-то нет, а только весь Минас-Тирит их знает! Рассказывали: примчался из-за реки гонец, весь черный, страшный, люди перед ним разбегались, а он лук достал, на стрелу послание повесил и – рраз! – оно прямо в королевской цитадели упало!
Бродяга сделал вид, что пьет, – скрывал улыбку. Он, конечно, очень смутно помнил высоту Минас-Тирита, но предположить, что стрела долетит до седьмого яруса, не рискнул бы. Если она хотя бы перелетела внешнюю стену – и то это был бы оч-чень хороший выстрел.
– Ну и король, конечно, после такого должен был при всем дворе читать. А там же и эти их… бабы. Дамы, в смысле. Она хоть и десять раз дама, а всё – баба. И язык у нее… Короче, к вечеру знал весь город.
– Да ты не про баб, ты про короля рассказывай!
– А что король? Куда ему деваться? Над ним же весь город смеяться будет! Он надел доспехи, сел на коня, да и поскакал к Крепости Призраков. Ну и всё.
– Что – всё?
– Всё – и всё. Не видел его с той поры никто. Сгинул.
Бродяга аккуратным движением отставил пиво.
– Не, ну так неинтересно! Что там было-то? В этом черном замке, как его?
– А я откуда знаю?! Это тебе, парень, не сказка! Это правда! И уж того, чего никто не видел, я рассказывать не буду. А только без короля мы теперь.
– Это как?
– А так! Он же женат-то не был. Ну и всё. Нет у него детей.
Бродяга медленно распрямился. Сжал губы. Посмотрел на своего спутника – такими огромными глазами, о каких говорят «ты, парень, словно призрак увидел».
– Хе! Будто чтобы были дети, надо жениться!
– Это тебе, может, и не надо. А у них, у королей, всё чистенько и благородно.
– И чего ж теперь будет?
– А что было, то и будет. Только без короля. Наместник же.
Бродяга незаметно перевел дыхание. Взялся за пиво. Сделал маленький глоток – едва горло промочить.
– Не, без короля как-то неправильно…
– А чего – неправильно? Мне вон дед рассказывал. Ну, жил он при князе Арведуи: ниччо хорошего не было, одна война была.
Бродяга снова сделал маленький глоток.
– А мы щас живем себе тихо и спокойно. Ну вот и Гондор теперь будет без короля жить так же.
– Да тебя, парень, прямо в совет к наместнику!
– А чего, неправда, что ли?
Бродяга взял недопитое пиво, вернулся за свой стол. Взглянул на спутника: слышал? Тот чуть заметно кивнул. Тихо спросил:
– И что ты намерен делать?
– Допивай свое молоко, если оставлять не хочешь, – сказал вполголоса и окликнул трактирного слугу: – Парень, позови-ка нам хозяина.
Вскоре явился хозяин. На этих то-ли-разбойники-то-ли-кто-они-там он смотрел с опаской.
Старший достал из кошеля несколько полустертых медных монет, выложил на стол. Сказал спокойно:
– Мы нынче не при деньгах. А я бы не отказался и помыться, и поспать на чистых простынях. Так что… – он чуть усмехнулся, – дров наколоть не надо?
– Дров? – трактирщик явно не этого ожидал. – Что ж, дров – это можно, только вот… возьметесь ли?
– Они у тебя что, черное дерево из южного Харада? – спросил тот, что в капюшоне.
Полуседой повторил этот вопрос безмолвным движением бровей.
– Ну пойдемте, если не шутите. Посмотрите, договоримся.
Старший встал, молодой допил молоко (телячье пойло, прям как не разбойник!) и пошел за ними.

На заднем дворе они увидели несколько выкорчеванных пней дубов.
Старший смотрел на них совершенно равнодушно. Лицо младшего было по-прежнему закрыто. Трактирщик даже обиделся: он ожидал, что эти кряжистые монстры испугают непрошенных помощников. Когда он соглашался вывезти из-под росчисти эти пни (доставшиеся ему бесплатно, только увези их, сделай милость!), он полагал, что ему их наколет какая-нибудь компания гномов не при деньгах – за еду и ночлег. И сейчас, предлагая людям (один староват, а второй, похоже, слишком молод) гномью работу, он рассчитывал… да хоть на что-нибудь! На отказ, крепкое словцо, на удивление хотя бы… бесчувственные.
– И как договоримся? – никаким тоном спросил старший. Младший углядел топоры, пошел выбирать.
– Вы, эт-та… вы…
– Дуб – дерево колкое, если с умом, – откликнулся младший. Себе он присмотрел небольшой топор и сейчас выбирал отцу (или кто он ему там) тяжелый.
– Ну… сколько до вечера наколете…
– Этого хватит? – сухо спросил старший.
– С одним пнем справитесь?
– Договорились.

Хэлгон наконец-то смог снять плащ, оба расстегнули перевязи оружия, Аранарт разделся по пояс (зачем ждать, пока рубаха почернеет от пота), они выкатили первый пень на середину двора, и Аранарт – буквально – врубился в дело. Хэлгон пока обрубал длинные корни у других пней. Расколет вождь эту зверюгу на несколько частей – займемся ими.
Время словно повернулось на восемьдесят лет вспять. Тот страшный год в Мифлонде, когда он изводил себя тренировками.
«Нет! Не думать!» – и дуб звенит не хуже стали под ударом топора.
«Нет! Не сметь!» – и трещина втрое длиннее лезвия рассекает огромный пень.
«Нет!» – хором кричат топор и дерево, – «Не сметь идти в Гондор!»
«Нет!» – удар. – «Ты не получишь короны!» – удар. – «Бездетность Эарнура ничего не изменит», – удар. – «Гондорская знать была против сына князя. Бродягу она не примет никогда!» – удар.
Ну вот, это уже не пень, а две половины. Можно одной корни порубить, пока он вторую разделает.
Удар: успокоиться. Удар: прошлое – в прошлом. Удар: ты сам отказался от Звезды Элендила. О какой короне Гондора может идти речь? Удар: выбрать путь и не сворачивать с него. Твой путь – Арнор. Удар: наместники так хотели править Гондором – вот пусть и правят.
Меняемся. Порубить эти куски на мелочь. До вечера один пень, говорите? Плохого ты мнения о роде Элендила, приятель…
«Поехать на юг – хуже, чем снова опозориться перед Гондором».
Удар.
«Объявиться – и узнают назгулы!»
Удар.
«Восемьдесят лет прятаться – и всё погубить самому».
Удар.
«Всех погубить самому!»
Удар.
Удар.
Удар.
…успокоиться. Вот есть просто пень. Его надо просто порубить. И не думать ни о каком Гондоре.
– Хэлгон, давай следующий. Этот сам домельчишь.
Удар.
«А даже если бы всё сложилось прекрасно…»
…лезут в голову мысли и лезут. Сколько же пней придется изрубить, чтобы их выгнать?!
Удар.
Удар.
Толку с них… разве что трактирщику радость будет.
«…и Гондор бы принял короля с севера…»
Удар.
«…сам бы стал там править? или Арахаэля отправил? ему уже тридцать восемь, не шесть!»
Удар.
Удар.
«Бросить всё, что строил восемьдесят лет?»
Удар.
«Или рассчитывать, что Арахаэль справится в чужой стране с этими умниками?»
Удар.
…глупости. Гондор никогда не отдаст короны ни тебе, ни ему.
Удар.
«Кто бы ни поехал – поехал бы не один. Свита! И сколько бы нас потом осталось в Арноре?»
Удар.
Удар.
– Хэлгон, я там где-то воду видел.
– Она дождевая.
– Без разницы. Давай.
Ну что смотришь?! Замолчи уже. То есть ты и так молчишь. Но нечего смотреть – так. Еще парочка пней – и успокоюсь.
– И не старайся перерубить всю мелочь. Ночлег мы уже отработали.
Удар.
«Да, согласись Гондор, мы бы получили знамя с Короной…»
Удар.
«…только вот за королем на юг бы потянулись одни, другие, третьи…»
Удар.
«…зачем жить в пещерах, если можно жить в домах? дворцах…»
Удар.
Удар.
Удар.
«На сколько бы веков хватило любви арнорцев к Арнору, если бы я сам поехал на юг?»
Удар.
«На два?»
Удар.
«На три?»
Удар.
«На один?»
Удар.
«Знамя с Короной мы бы получили. А вот Семизвездье бы пришлось с него убрать».
Удар.
– Давай новый. Не хочу с мелочью возиться.
– Другие за ночлег дорубят.
– Именно. Сделаем им доброе дело.
Удар.
«Но если уж играть в счастливые финалы, то может быть и такой…»
Удар.
«…какая-нибудь гондорская молодежь, из тех, что погорячее, захочет сменить дворцы на пещеры…»
Удар.
«…Арнор не исчезнет…»
Удар.
«…да, но об этом быстро узнают назгулы…»
Удар.
«…и мы получим Третью Ангмарскую войну…»
Удар.
Удар.
«Хотя всё это глупости. Стоит мне только объявиться – и назгулы узнают».
Удар.
Удар.
Удар.
«Почти никакого шанса на корону…»
Удар. Удар.
«…и самому уничтожить Арнор».
Удар. Удар. Удар.
…это уже просто дубовые поленья.
…на заднем дворе трактира.
…надо возвращаться из мира грез в реальность.
Удар. Удар.
…в свою реальность, которую ты сам и создал.
…уже скоро вечер. Помыться. Поспать на чистом. Много ли надо для счастья?
Удар. Удар.
…и никаких тебе назгулов. Не шатаются назгулы по трактирам.
Удар. Удар. Удар.
…если наследник Элендила может здесь колоть дрова, то почему бы и Королю-Чародею не заглянуть пива выпить? Пиво тут хорошее.
Удар. Удар.
…а точно, у него же с телом сложности. Не может он пива выпить.
Удар. Удар.
…ну вот так ему и надо.
– Вы… парни, вы чего? Вы это всё – вдвоем?!
– Нет, – Аранарт отер пот со лба, – тут проходил отряд гномов, он всё и наколол. И дальше пошел.
Трактирщик недоуменно переводил взгляд с одного на другого и с них на двор, засыпанный дубовыми поленьями.
Хэлгон на всякий случай отступил в тень, но предосторожность была явно излишней: ошалевший хозяин сейчас видел только деревяшки.
– Мы договаривались насчет помыться.
– Ну… оно готово… но, эт-то, про один пень говорили…
– Нам остальные обратно собрать? – осведомился Хэлгон.
Аранарт чуть нахмурился:
– Ты считаешь, что ты нам что-то должен?
– Ну… да. По-честному если.
– Муки – дашь? – напряженным голосом спросил вождь дунаданов.
– Чего?
– Муки. Обычной муки.
– Ржаной? Пшеничной?
– Без разницы.
– Э-э… дам. А сколько?
– Ну а на сколько мы тебе накололи?
– Э-э…
– Два мешка дашь?
– Дам. Еще как дам.
– И как ты их тащить собираешься? – осведомился Хэлгон.
– А никак. – Он пристально посмотрел на трактирщика. – К тебе приедет… такой как мы. Напомнит, как мы тебе тут дуб перекололи. Отдашь ему.
– Да, господин мой, – ответил трактирщик раньше, чем понял, что именно он сказал.
– Хватит болтать, – нарочито громко заявил Хэлгон. – Скоро ночь, а мы до сих пор во дворе.
– Да, да, идемте…
– А если ты считаешь, что и еще нам должен, то пусть нам в комнату принесут еще этого, как его… пожрать.
Нолдор выдавливал из себя самый развязный человеческий тон, на который он только был (или не был!) способен. Чтобы эта круглая человечья морда не осознала и забыла…
День, конечно, был тяжелый, но это ж не повод так держать себя!
Тут трактир, а не тронный зал Минас-Тирита.
…молчит. Правильно молчит. «Не обнаруживать себя. Не выдавать себя»… а сам?!
…голова наполовину седая, а до сих пор присмотр на ним нужен.
Примечания:
Не надо думать, что у дунаданов не было денег. Аранарт достает из кошелька то, что хочет достать. А не то, что там в принципе есть :)