Только назови меня по имени... 11

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Трансформеры

Пэйринг и персонажи:
ОМП/ОЖП, Вехиконы
Рейтинг:
G
Жанры:
Ангст, ER (Established Relationship)
Предупреждения:
ОМП, ОЖП
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
ТФ:П, 3 сезон.
Небольшая зарисовка о вехиконе и его чувствах. Не такие уж эрадиконы и бездушные машины, какими кажутся на первый взгляд...

Посвящение:
Посвящаю моему боевому товарищу Критик_Werwolf :3 Да-да, тебе)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
21 мая 2015, 20:48
День был теплым, приятным. Потоки воздуха приятно скользили по корпусу небольшого фиолетового истребителя. Вехиконам тоже иногда нужно проветриться. Вот кибертронец заметил невдалеке рыжую скалу с довольно удобным выступом для посадки. Послышался звук трансформации – и вот обладатель воздушной альт-формы стоит на камнях во всей своей красе робомода. Его корпус ничем не отличался от корпусов других вехиконов – тот же цвет, те же формы, тот же визор, тот же слабоватый бластер. Типичное десептиконское пушечное мясо, разменная монета, таким не дают в манипуляторы серьезного оружия – вехиконы дезактивируются быстрее, чем успевают стрелять. В придачу – они все одинаковые. Индивидуальность исчезла в вехиконах с тех пор, как они присоединились к Мегатрону. Имена и внешность забыты, теперь есть только порядковый номер и серый гладиатор-повелитель. У вехиконов никогда нет и не было ничего, что напоминало бы им о том, что они когда-то отличались друг от друга. По крайней мере, так думало фиолетовозначное начальство.
Вехикон под номером R-1037, стоящий сейчас посреди пустыни, не согласится с этими словами. Он много мог бы поведать окружающим о жизни вехиконов. Но никому никогда не было дела до фиолетовозначной массовки, о них вспоминали только тогда, когда хотели навесить на них какую-нибудь грязную работенку, поэтому тайны этих конов так и оставались для подавляющего большинства знакомых с ними существ неразгаданными. Впрочем, вехи привыкли быть всегда на втором плане, и R-1037 в том числе. Когда начальство праздновало победы с размахом, достойным Праймуса, вехиконы тихо сидели со среднезаряженным по отсекам. Если им вообще позволяли не работать в тот день, при этом зачастую им приходилось прислуживать на вечеринках шефа.
Вехикон сделал пару небольших шагов и оказался на самом краю выступа. Перед ним простиралась безжизненная пустыня. Песок, камни, да редкие растения – вот и все, то мог увидеть вехикон. R-1037 качнул шлемом, вспоминая бывшее имя. Дезерт Кондо – Пустынный Кондор. Как это имя подходило ему сейчас… Как оно грело Искру, напоминая о Кибертроне, родном небольшом городке Тайресте, семье… «Интересно, как там Энджербайт и Блюволс?» - подумал фиолетовозначный, и тут его Искра противно сжалась. Около орбитального цикла назад он увидел позывные своего бондмейта и юнглинга, подаренного меху Вектором Сигма, в списках погибших, когда занимался архивами. Дезерт Кондо не свыкся с той мыслью, что дорогих ему существ больше нет. Перед его оптикой предстали мощная агрессивная сикерша, которая была со своим бондмейтом весьма ласкова, и маленький обладатель голубого изящного корпуса - мех с доброй Искрой, пока еще по-юнглингски наивный. Как жаль, что он никогда не узнает, что такое «актив без войны», как и многих других вещей. Он никогда не успеет вырасти и стать гладиатором, о чем так мечтал. Кондо тяжело провентилировал системы. История вехикона была банальна до невозможности, подобная участь постигла многих, но легче меху от осознания чужой схожей беды никогда не было и не будет. R-1037 присел на выступе скалы, свесив с его края ноги, тупо смотря невидящим взглядом в пространство. Он отчетливо помнил, как десептиконы ворвались в Тайрест, охваченные восторгом, энтузиазмом и верой в Мегатрона, как нынешний вехикон с семьей отбивались от фиолетовозначных, как его бонди с бэтой по приказу меха сбежали, как самого Дезерт Кондо забрали в пристанище революционеры, как его корпус перестроили, изменили воколайзер и дополнили его образ «маской», как меху дали номер, как отправили в армию вехиконов, одна половина которых была составлена из специальных массово производящихся дронов, а вторая – отчасти из таких же «добровольцев», как Кондо, отчасти из второсортных последователей серого гладиатора… Да, все это R-1037 помнил очень хорошо, даже слишком. Мех помотал шлемом из стороны в сторону, пытаясь отогнать слишком явственные воспоминания, встал. Эта прогулка вновь пробудила в вехиконе поневоле скорбь по близким. Как, впрочем, и все предыдущие и последующие. Но она помогла привести в порядок мысли Кондо. Теперь он вновь осознал в полной мере, зачем ему поддерживать свой актив. Трансформация. Полет. Пункт назначения: «Немезида».
***
Дезерт Кондо тихо шел к своему отсеку. Никто, как обычно, не обращал внимания на жалкого вехикона, но того такое отношение к себе сейчас вполне устраивало. Под маской мех грустно улыбался. Воспоминания о былых временах – самое прекрасное и одновременно самое ужасное, что у него было. Многие моральные повреждения время не сможет излечить, моральная боль сильнее физической. Сколько раз корпус меха собирали заново буквально по кусочкам, но тогда R-1037 не было так больно, как последний месяц. Но вот за воспоминаниями мех достиг своей цели – перед ним была дверь в отсек на 5 вехиконов.
– R-1037, придешь через полчаса ко мне в лабораторию,- мимо прошел Шоквейв, искавшего «трансформера на побегушках». Сикер медленно провентилировал системы. Как же он хотел услышать свое настоящее имя, особенно произнесенное тем самым мягким фемским голосом…
-Я жду вас с бэтой, дорогая. Надеюсь. Верю. Позови меня, если я тебе понадоблюсь. Только назови меня по имени…- раздался тихий механический шепот из-под маски.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.