Ведьма +4

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Versailles

Основные персонажи:
Масая Кавамура (Хизаки), Теруаки Ямашита (Теру), Юичи Кагеяма (Жасмин Ю)
Пэйринг:
Хизаки/Теру, Камиджо/Жасмин
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Мистика, Детектив
Предупреждения:
Элементы слэша
Размер:
планируется Миди, написано 11 страниц, 3 части
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
А что, если Жасмин был ведьмой?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Структура мира позаимствована в наглую из "Хроник Амбера" Желязны, но слегка видоизменена. Рейтинг (возможно) будет повышен, а жанры будут пополняться по мере выкладывания новых глав.

3 часть

29 июня 2015, 14:54
Едва Хизаки переступает порог квартиры Теру, гитарист сразу же бросается ему на шею и доверительно заглядывает в лицо:
- Хи-тян, что случилось? – он отступает на шаг назад и таки дает пройти в квартиру.
Уже выслушав рассказ Хизаки гитарист хитро улыбается:
- Я еще раз смотрел почту Масаши.
- И? – Хизаки отходит от окна и подходит в упор к Теру.
- И? – победная улыбка: - Последнее письмо он отправил только вчера.
- Что? – Хизаки отступает к окну и садится на подоконник, звенит в ушах и опять кружится голова. Теру хватает его за плечо:
- С тобой все в порядке?
Кавамура невесомым движением обнимает его за талию и упирается лбом в его плечо:
- Теру, но ведь… - У Масаи перепуталось все в голове и он просто вздыхает: - Я люблю тебя...
- Знаю. – Теру легко касается губами его виска и обнимает. Хизаки ловит взгляд его глаз и еще раз тяжело вздыхает, потом тянется к губам. Но Теру неожиданно сильно отталкивает его и серьезно смотрит в упор:
- Сначала надо разобраться, что происходит вокруг нас. Давай вместе пересмотрим почту Масаши. – Гитарист тащит Хи к ноутбуку.
- Погоди, послушай минутку, я серьезно… - Хизаки хватает Теру за руку и заставляет парня замереть.
- Да? – Теру удивленно смотрит на гитариста.
- Не езди в ближайшее время мотоциклом, пожалуйста… Я очень тебя прошу…
- Ладно, не буду, только не смотри на меня так жалобно. – Теру целует его в щеку и резко отворачивается, направляясь к ноутбуку.

Последнее письмо с адреса Масаши отправлено буквально пол часа назад. И как и вчерашнее, адресовано Юичи. Юичи ему не отвечал, ну или входящие письма были удалены. А Масаши все допрашивался, как воскрешать мертвых.
- И… что теперь? – Хизаки вопросительно смотрит на Теру, а тот на минуту замешкавшись отвечает:
- Поехали к Жасмину! – и быстро начинает одеваться, едва одевшись хватает растерявшегося Кавамуру за руку и тащит на подземную парковку. Хотел взять мотоцикл, но Масая неожиданно воспротивился этому его порыву и запихнул его в свой автомобиль. Теру возмутился:
- Но на мотоцикле же быстрее!
- Теру, я ведь тебя по человечески попросил, никаких мотоциклов! – Хизаки тяжело вздыхает: - Ну не веди себя как капризный ребенок, пожалуйста!
Теру тяжело вздыхает и отворачивается от него, смотрит на дорогу и теребит свою длинную челку. Хизаки догадывается, что парень обиделся, но ведь он просто беспокоится за него…
- Теру… - Масая аккуратно касается его руки, лежащей на колене. Но парень отталкивает его:
- На дорогу лучше смотри.
Кавамура убирает руку и старается сосредоточиться на дороге, но мысли упрямо возвращаются к надувшемуся гитаристу.

Жасмин был явно удивлен гостям, но ничего спрашивать не стал. Хизаки же первым завести разговор банально боялся. Они сидели на кухне и просто смотрели друг на дружку, а Теру с обиженным все еще видом косился на Масаю. Кагеяма просто с непроницаемым лицом разглядывал взволнованного лид-гитариста, что у того даже появилось ощущение, что басист читает его мысли. Причем такое ощущение было не в первые в обществе Юичи. Одет Юичи был предельно просто, по домашнему: черные джинсы и футболка с логотипом Guns n Roses. Но даже в таком виде он сильно смахивал на ведьму. Что-то хитрое и колдовское таилось в его проницательном взгляде, а обстановка кухни усиливала это ощущение. Сидели они за квадратным дубовым столом, над столом была грубая почерневшая балка, с которой вверх тормашками свисала огромезная летучая мышь. Теру всегда казалось, что мышь вообще живая, хотя была ли она живой на самом деле – ни он, ни Хизаки не знали. На стенах дубовые панели, по углам паутина… Хоть бы не настоящая.
Теру не выдержал игру в молчанку первым:
- Ю, что с Масаши?
- Аааа, ты таки добрался до его почты… - Жасмин откинулся на спинку стула и ухмыльнулся: - Я знаю. Он сам вернется. А вот искать надо Юки и Камиджо, как они в это все встряли, я не понимаю.
- Жасмин, но я вообще ничего не понимаю! – Хизаки привстает, наклоняется вперед и заглядывает в медовые лисьи глаза Юичи.
- Хи-тян, а вот ты можешь мне помочь. – Ю отвечает на его взгляд: - Смотри, я сам не могу ничего сказать о тех людях, с кем я на прямую никак не связан, зато это может сделать кто-то, кто с ними связан при помощи моей силы…
- Что от меня надо?
- Тебе придется попробовать себя в роли ясновидящего…
- Чудесная перспектива, Юичи, ты ничего получше придумать не смог? – в голосе Хизаки послышался сарказм.
- Химе, ты хоть договорить мне дай. Ладно? – Ю как-то выделил последнее слово и закурил, опять откидываясь на стуле. Хизаки же лишь вздохнул и критически осмотрел согрупников. Старшеклассницей он уже был, монашкой тоже, в маги что ли теперь переквалифицироваться?
Теру обнял Масаю за плечи, заметив его состояние:
- Ну чего ты загрустил?
- Мне что, плясать от радости?
- А ну не злись. – Теру строго посмотрел на него.
- А я счастлив что ли должен быть от таких перспектив что ли?
Юичи прервал их перепалку:
- Теру, да оставь ты его в покое, сам пересердится. Он ведь даже не завтракал сегодня.
Хизаки опешил:
- А ты откуда знаешь?
- А по тебе разве не видно? – Юичи тихо рассмеялся.
Хизаки предпочел сменить тему:
- Что с Юки и Масаши?
- Масаши сам найдется, я же говорил уже… Я могу его хоть сейчас вытащить, но пусть он помучится: сам же всю эту кашу заварил – пусть сам и расхлебывает. А вот с Юки и Юджи придется повозиться. Хотя начал все Масаши, подговоривший Юки за компанию… А Ками влез во все это попозже, когда у Масаши уже начались проблемы… Юджи… - Жасмин неожиданно обхватил голову руками и глухо застонал: - Хи, помоги мне, пожалуйста, я ведь тоже не всемогущий, в конце-концов!
Неожиданно влез Теру:
- А может лучше я?
Хизаки резко вскакивает и сгребает Теру в охапку:
- Нет!
Жасмин и Теру удивленно и немного испуганно смотрят на Хизаки, а он сглатывает и наконец соглашается:
- Лучше я.
Жасмин смеется:
- Без паники вы, ничего опасного нет же. Сейчас разберемся.
- Странно звучит твое «разберемся»… - замечает Теру и выбирается из довольно крепкой хватки Масаи.
- Масаши сюда тащи, а. - То ли просит, то ли приказывает Хизаки.
Кагеяма показательно игнорирует его слова, встает и подходит к довольно древнему, на вид, деревянному распятию в углу. В этот же момент сверкнула молния, через несколько секунд ее догнал раскат грома и мерно забарабанили тяжелые капли дождя по окну.
- Дождь… - Теру зябко жмется к плечу Хизаки.
Жасмин стал на колени перед распятием и враз в помещении стало темно. Перед распятием зажглась свеча. Юичи так и стоял на коленях, низко опустив голову и замерев. Вдруг враз что-то изменилось. Хизаки и Теру хоть и почувствовали это, но заметить ничего не успели, только легкий запах серы. А потом – сверкнула молния, и в ее свете Хи увидел не кухню уже, а снежную равнину. Кавамура и Теру сразу же оказались на ногах, испуганно вцепившись друг в дружку. Равнина тоже исчезла. Опять молния. Потом тьма заменяется сумеречным светом. Теперь они на развалинах какого-то замка. Вокруг стена дождя.
Жасмин подбегает к напуганным парням и коротко ругается:
- Масаши, скотина…
- Что случилось? – Теру не узнает свой голос.
- Масаши не хочет возвращаться, так еще и нас не пускает.
- Застряли. – Коротко подытожил Хизаки. В глазах Теру читался ужас, он испуганно жался к Масае:
- Хи, и что теперь?
Хизаки же молча переводит взгляд на Юичи, который опускается на землю и обхватывает голову руками. Похоже, он чувствует себя виноватым. Начинает ругать Масаши, но вряд ли это сейчас поможет…
Сидят втроем, Теру улегся на колени к Хизаки и тихо всхлипывает, совсем как напуганный ребенок. Жасмин первым прервал молчание:
- Может нас и не Масаши подставил… А кто-то другой… Или буря в пространстве-времени…
Но оба парня были не в состоянии воспринимать сейчас длинные пояснения Жасмина. Масая и Теру только крепче прижимаются друг к дружке и стараются согреться под струями холодного дождя. Ю умолк, сел чуть в стороне и уставился на низкие облака, периодически убирает длинную мокрую челку с лица.
- Да этот дождь когда-нибудь окончится? – спросил Теру совсем несчастным тоном.
- Скорее всего в этом мире всегда идет дождь.
Теру вздыхает, садится и касается губами совсем холодной шеи Кавамуры.
Жасмин же что-то замечает вдали и вскакивает на ноги, делает несколько шагов вперед, замирает. Его вскрик пугает и Хизаки, и Теру. Они оба тоже вскакивают и подбегают к Ю. За развалинами замка оказывается равнина, пересекаемая рекой, которая проходит прямо под холмом с замком. По линии горизонта равнину обрамляют горы со снежными вершинами, и между горами и нашим холмом – ни единого деревца. Пустая равнина с сочной, высокой, зеленой травой. И ничего более.
Хизаки обращается к Теру:
- Милый, как ты?
Теру вместо ответа фыркает и вымучено улыбается, проводя рукой по пояснице Хи:
- А ты замерз…
- Как и ты.
Юичи вздыхает:
- Хоть бы дождь убрать.
- Жасмин, ты ничего не придумал? – Хизаки переводит взгляд на басиста. Но он лишь отрицательно качает головой и смотрит куда-то в сторону. Но явно ничего сейчас не видит… Хизаки становится его даже жаль, ведь он не виноват же в том, что они тут застряли… Чего же он сам хочет? Вернуться и встречаться с Юджи? Или… Что-то другое, куда ни группа, ни Юджи не входят?
Жасмин оборачивается к Хизаки. Потухший взгляд, опущены плечи. Сломался? Хизаки становится страшно, но не Жасмин вызывает этот страх. И не что-то конкретное… Какой-то просто первобытный страх неизвестного. И вместе с тем желание жить… Именно эти чувства заставили человека выйти из пещеры и укутаться в звериную шкуру. Страх ледяными лапками проходится по спине, сжимает сердце и горло, чешется в груди и животе… Хизаки переводит взгляд на Теру и Ю и понимает, что они чувствуют приблизительно то же самое.
Юичи смотрит в сторону еще целой башни:
- Там что-то есть. – Бежит к ней и резко останавливается: - Юджи!
Через секунду прийдя в себя Юичи с такой скоростью рванул в перед, что Хизаки и Теру потеряли его из виду за развалинами.
Юичи же влетает на первый этаж башни и виснет у Камиджо на шее, покрывает его лицо поцелуями, сбивчиво шепча:
- Люблю, люблю…
Камиджо отстраняет его немного от себя и устало улыбается:
- Жасмин, милый…
Жасмин же просто разрыдался навзрыд, прижимаясь к Камиджо и что-то сбивчиво шепча.
- Ю, успокойся, наконец я тебя нашел… - Камиджо гладит его по спине и крепко обнимает: - Не бойся, я тебя никуда не отпущу.
- Оджи…- Жасмин перестает рыдать и смотрит ему в лицо: - Это не правильно будет. Я ведь говорил тебе забыть меня. И как ты тут оказался?
Тут их находят Хизаки и Теру. Масая облегченно вздыхает:
- Юджи, хоть ты нашелся.
Тут Теру указывает пальцем в небо и вскрикивает:
- Дракон!
Подняв головы, парни замечают парящего над ними самого настоящего дракона весьма внушительных размеров и ярко-зеленого цвета. Его чешуя ярко блестит, но… солнца-то нет из-за туч. И этот дракон явно не водный дух, а ужас европейского Средневековья. Хорошо еще, что одноголовый.
Хизаки в панике вцепляется в Теру.
И тут весь мир вокруг опять начинает меняться. Гром, молния. Дождь вроде бы прекращается.
Теперь вокруг них просторная комната. Вся обшита деревом, включая потолок. Сумеречный свет из окна, завешенного мешковиной. Вся комната завалена чем только можно, предназначение многих вещей вообще не представляется угадать. В центре стоит стол, на нем – какие-то колбочки, баночки и бутылочки с разноцветными жидкостями. Паутина. Хизаки скептически оглядывается вокруг и замечает еще и огромную летучую мышь под потолоком в углу и плакат Versailles на стене.
- Где мы? – Масая сам не узнает своего голоса.
- Судя по всему это где-то в квартире Ю. – Теру оглядывается на Жасмина и отряхивает воду с волос.
- И что это было? – Хизаки вопросительно смотрит на Юичи.
А Жасмин невинно улыбается:
- Это не я, это буря в измерениях.
Хи меряет его взглядом: высокий, тощий, длинные волосы не осветлены. Мокрая челка прилипла ко лбу; жмется к Камиджо и невинно хлопает длинными ресницами.
Хизаки переводит взгляд на Камиджо:
- А тебя где носило?
- Ну, - Юджи уклончиво улыбается: - попутешествовал немного.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.