Заражение +65

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
EXO - K/M

Пэйринг или персонажи:
Кёнсу, Бэкхён, Чанёль, Чонин
Рейтинг:
G
Жанры:
Ангст, Психология
Размер:
Мини, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
«Искуcство — это способность одного человека заражать своими чувствами другого» (с)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
я не знаю, что это вообще и как на меня нашло о_О
2 августа 2012, 23:34

«Искуcство — это способность одного человека заражать своими чувствами другого»




С приходом в агентство нескольких новых трейни круг общения До Кёнсу меняется. Теперь он проводит гораздо больше времени с двумя парнями-вокалистами, чем со старыми друзьями – в большинстве своём рэперами и танцорами. А когда один из новеньких, Чондэ, начинает посещать углубленные занятия китайским, Кёнсу всё чаще остаётся наедине с Бэкхёном, и они поют вместе.

С первого взгляда Бён Бэкхён может показаться совершенно обычным. В его внешности нет ничего яркого. Но Кёнсу пытается копнуть глубже и практически мгновенно отмечает, что Бэкхён – настоящий артист. Он знает, как подать себя и исполнить песню так, чтобы она проникла человеку в душу и оставила там неизгладимый след. Его выражения лица, его жесты, когда он поёт – такие естественные и в то же время гипнотизирующие, что Кёнсу не может отвести взгляд. Он хотел бы научиться держаться на сцене и петь так же, как Бэкхён. И он будет учиться у него, пусть и тренируется в агентстве намного дольше.

Кёнсу не замечает, как, наблюдая за старшим, начинает, будто сухая губка, впитывать в себя его эмоции. Ему повезло, ведь у Бэкхёна лёгкий характер, он всегда в приподнятом настроении и готов к новым свершениям, желая работать, что есть сил, и стать лучше всех. Кёнсу старается не отставать, хоть его ноги и слишком короткие, чтобы бежать в том же темпе. Но благодаря старшему он, несмотря на все трудности, улыбается.

На его глазах Бэкхён с первой же встречи сходится с Чанёлем – вот уж у кого нестандартная, привлекательная внешность и убийственная харизма. И Кёнсу удивляется, ведь Чанёль, хоть и компанейский, но всегда дружил только со своей, сложившейся тусовкой и был зачастую слишком занят собственными, уже частично звёздными, делами.

Рядом ним Бэкхён расцветает, и Кёнсу видит, что их отношения строятся не только на энтузиазме новенького, который очевидно льётся через край. Чанёлю тоже интересно, и он частенько первый заходит за Бэкхёном в их с Кёнсу вокальную комнату. Улыбка Бэкхёна особенно яркая в ответ на улыбку Чанёля, и от того, как сияет старший, когда они уходят вместе, Кёнсу получает полную перезарядку. Он остаётся репетировать один и начинает делать успехи в пении, каких не было весь предыдущий год.

Но ни один цветок не цветёт вечно, особенно такой диковинный, как Бён Бэкхён, и, спустя ещё пару недель, он уже вянет. Гораздо быстрее, чем распускался.

В какой-то момент Кёнсу уже не способен делать вид, что не замечает, как у Бэкхёна потухли глаза, как он начал слегка сутулиться и всё свободное время исписывать кривыми строчками свой потрёпанный блокнот. Кёнсу тоже становится плохо, а потом ещё хуже – наверное, сказываются переживания за друга.

- Хён, расскажи мне, что случилось. Я же волнуюсь… - осторожно начинает он, убедившись, что в тишине комнаты их никто не побеспокоит.

Бэкхён тяжело вздыхает, видимо, сомневаясь, стоит ли говорить, и Кёнсу сжимает его плечо своей маленькой ладонью.

- Всё в порядке. Ты можешь мне доверять…

- Я влюбился в Чанёля. И это безнадёжно.

Бэкхён закрывает лицо руками.

Кёнсу не знает, что ответить. Он прекрасно понимает безнадёжность, о которой говорит Бэкхён. Чанёль уже давно встречается с Йеджин, она милая и хорошая, но даже кроме неё у него есть куча влюблённых девчонок-трейни и фанатки, которые каждый день ждут его у дверей агентства с тех самых пор, как он снялся в клипе SNSD.

С каждым проходящим днём Кёнсу всё больше не по себе. Перед глазами стоит образ Бэкхёна, сидящего на стуле и закрывающего лицо ладонями. Он хочет сесть также и сильно пожалеть, что заговорил тогда со старшим, но понимает, как это некрасиво по отношению к другу, который ему доверился. Он же сам до него допытывался, он действительно волновался… Поэтому Кёнсу пересиливает себя и пытается незаметно, но внимательно понаблюдать за Чанёлем в тщетных попытках понять, действительно ли шансы Бэкхёна равны нулю.

Но почему-то, вместо Чанёля, другой человек так и лезет ему на глаза.

- Очень жаль, что мы стали меньше общаться, хён, - сонно бормочет ему Чонин, потирая глаза, - Найди как-нибудь время сходить со мной в Лоттерию, м?

Кёнсу сглатывает.

Он никогда не задумывался, почему в своё время отдалился от Чонина. Для себя Кёнсу списал всё на новых вокалистов, необходимость больше времени проводить за пением, слушать музыку и пробовать писать тексты. Чонин же перестал приглашать его после очередного «Извини, но нет». А ведь раньше они почти постоянно были вместе. И на занятиях, и после, когда ели дешёвый фастфуд в забегаловках и там же делали селки, прижимаясь друг к другу как можно ближе, чтобы попасть в кадр.

Когда Бэкхён говорит о Чанёле, когда в его речи проскальзывает то, что теперь может понять только Кёнсу, младший начинает думать, что сам чувствовал то же самое. И, когда он видит Чонина, ему кажется, что чувствует до сих пор. Оно лежит у него где-то на дне сердца, давя тяжёлым грузом на внутренние органы. Может, именно поэтому он и не в состоянии издать именно те звуки, которые требует от него педагог по вокалу?

*

В один из обычных серых дней Бэкхён сидит в инструментальной и играет на пианино. Это грустная мелодия, которая, благодаря тому, что на клавиши нажимают именно его пальцы, звучит для Кёнсу особенно душераздирающе. Он хочет попросить, даже нет, велеть старшему остановиться, потому что у него всё внутри переворачивается, ему тошно, и он просто не может уже так жить.

Теперь Кёнсу честен с собой в том, что если бы не Бэкхён, он бы, возможно, никогда не задумался о своих чувствах к Чонину. Возможно, он и влюбился в Чонина только потому, что его подтолкнул к этому Бэкхён своей собственной сумасшедшей влюблённостью. Кёнсу сам не знает. Желание обвинить старшего в своей проблеме слишком велико, но он не опустится до такого. Кёнсу изо всех сил борется с собой. Бэкхён не виноват в том, что обладает такой силой. Возможно, в первую очередь она действует на Кёнсу, а уже потом на всех остальных. Или он ошибался, и на остальных она не действует вовсе. Чанёль же ничего не замечает…

И тогда Кёнсу пугается. Ему начинает казаться, что сейчас он всего лишь глупое отражение Бэкхёна. Что Бэкхён так вдохновляет его потому, что все эмоции старшего действительно идут от сердца, они его собственные от начала и до конца, ни у кого не заимствованные. А Кёнсу всего лишь пустышка, которая всегда молча делала то, что просили учителя, стараясь добиться правильности. Как он может нести в души людей чувства, когда сам умеет лишь идеально и бездушно следовать указаниям, а чувствовать за счёт другого человека?

Изо всех сил пытаясь прогнать эти мысли, Кёнсу крепко обнимает Бэкхёна.

Чьи бы ни были эти чувства, он всё равно их испытывает.

- Я тебя понимаю.

Бэкхён не подозревает, как честно и буквально это звучит. А Кёнсу прекрасно знает, что старший очень расстроится, если поймёт, что заразил и ранил своими чувствами. Поэтому он ничего ему не скажет.

И вместе они как-нибудь выкарабкаются. Наверное.