Мечом и топором. +47

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Hetalia: Axis Powers

Пэйринг и персонажи:
Дания/Исландия, упоминание Норвегии и Швеции., Швеция, Норвегия, Дания, Исландия
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Экшн (action), Повседневность, Songfic
Предупреждения:
Насилие, Нецензурная лексика
Размер:
Мини, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Размышление Исландии о Дании на поле боя.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Написано на песню Тэм и Йовин "Гимн маньяка"
4 августа 2012, 13:42

В глазах твоих огонь, и страшен твой оскал.
Увидевший хоть раз запомнит навсегда.



Исландия немного испуганно смотрит на Хенрика со стороны. Датчанин наводит легкое чувство ужаса. Среди кучи людей, в этой бойне, он выделяется, даже если ты его знать не знаешь. Чрезмерно агрессивный, громкий, да и к тому же просто высокий. Люди отлетают от него с завидной скоростью. Секиру уже, где-то прохлопал, за то приобрел два немаленьких таких меча. Лицо в брызгах крови, оскал ничего хорошего не обещает. Ей богу, как таран.
Сам Халядор стоит на охранной вышке, которую они уже взяли. Жутко болит нога, выше колена, какая-то тварь хорошенько рубанула по ней клинком. Норвегия еще не показывался, да и у Исландии сердце за него не болит. Брат слишком ответственный, чтобы незапланированно умереть. По поводу Дании он тоже не волнуется, шумоголовый, но живучий. Да и просто постараться надо, завалить его, здоровый ведь. Берсерк, не то слово. Халядор снова находит в толпе его. Людей поменьше стало, кое-кто постарался. В этот самый момент Хенрик всаживает какому-то парню клинок в грудную клетку, стирает очередной слой крови на лице рукой в кожаной перчатке, и, помахивая мечем, идет дальше. Даже в его движеньях есть что-то такое, что заставляет стараться обходить его на поле боя.
Исландия присаживается на каменный выступ и морщится от того, как натягивается порванная кожа на ноге. Оторвать лоскут от рубахи под кольчугой, перетянуть, все, была бы проблема. Халядор откидывает голову на шершавую стену позади себя и глубоко вздыхает. Он всегда создает двойное впечатление, это Хенрик. В мирное время – заноза в одном месте, постоянно докучающий и не то слово раздражающий. Но война – его стихия. Хочется, хотя бы не забрать слова о никчемности обратно, но точно обдумать их еще раз. И как вообще Халядору довелось с ним связаться?
Звон стали снизу стал более редким и тихим, значит, враги сдались. Ну, или их просто не осталось. Исландия приоткрывает усталые глаза. Хочется домой. Побыть в прострации ему не дает звук быстрых шагов на лестнице. Конечно Дания, кто еще.
- Прохлаждаешься? – воодушевлённо интересуются у него.
- Ты бы лицо вытер, - лениво отвечает ему Халядор. Вставать так не хочется, да и в сон тянуть начинает.
- Пф, еще только этим не занимался, - с какой-то непонятной усмешкой Хенрик подходит почти вплотную, протягивает руки и не спеша поднимает Исландию за локти.
- Конечно, не воинов это дело. Правильно Кетель говорит, извилина одна, и ту оставил шлем, - пока его поддерживают за руки, Халядор позволяет себе чуть поджать больную ногу.
- Кетель, кстати, не появлялся? – слова его успешно игнорируют. Ну и ладно, не больно и надо.
- Нет пока, они со Швецией восточные крепости берут, - взгляд Дании ему не очень нравится и заставляет сразу настороженно спросить, - А что?
- Да так, - Хенрик прижимает его ближе, уже за пояс, тянет за подбородок и прижимается губами к удивленно приоткрытому рту. Халядор вымученно выдыхает, но отвечает. Смешно, воин воином, а Кетеля побаивается. Хотя, тут дело более тонкое, неизвестно как Норвегия отреагирует на такие отношения с его братом.
Исландия недовольно мычит, когда его уже вполне целенаправленно прижимают с силой к стене и начинают жадно трогать все, что ниже спины.
- Нога. У меня болит нога, придурок, отцепись, - Халядор пытается освободиться от навязчивых объятий, но становится ровно, только когда сам Хенрик соизволил отойти.
- Барышня, вас довести до кареты? – ехидно интересуется датчанин.
- Не смеши, ты хотя-бы в жизни своей что-нибудь кроме мечей, доспехов и полей сражений видел? Не то, что карету, - издав смешок, Исландия, прихрамывая, идет к лестнице, стараясь не смотреть на Данию, лицо предательски покраснело. Халядор досадливо облизывает еще влажные губы.
- Ага, - неторопливые шаги за спиной и какой-то слишком-уж елейный голос, настораживают. – Видел, - получив ладонью по причинному месту, Халядор становится совсем уж пунцовым.
- Отвали, пожалуйста, по-хорошему, а? Или помоги спуститься, - без вопросов, но с довольной улыбкой, его руку закидывают на сильное плече и уже в темпе они спускаются вниз.
И как Исландию только на таких тянет?