De wereld van barsten +29

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Брайт Поппи «Рисунки на крови»

Основные персонажи:
Захария Босх, Тревор МакГи (Блэк)
Пэйринг:
Захария/Тревор
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст, Мистика, Детектив, Психология, Повседневность, Ужасы, ER (Established Relationship)
Предупреждения:
Нецензурная лексика
Размер:
Макси, 196 страниц, 22 части
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Потрясающая вещь» от RossomahaaR
«Замечательная работа!» от гспж ентк
Описание:
Первые месяцы в незнакомой стране, на неизвестном континенте. Здесь точно не достанут федералы, всегда можно спокойно купить травки и целоваться взахлеб посреди мостика через очередной узкий, словно вена, канал. Вот только в этом ли счастье? И не может ли статься, что, убегая от неизвестности, вы так и не поняли, что было проклятьем, а что - благом?
И самое главное: как найти свой талант снова, если ты уже пережил его кульминацию?

Посвящение:
Посвящается юности, дороге, севшей батарее лэптопа и бутылке виски.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Помощь с редакциями глав 1-7 - Mir Charime, clockworkhat

Учитывая относительную самостоятельность текста и большое количество упоминаний о прошлом в ретроспективе, произведение можно читать и как ориджинал при наличии желания. Но не нам за вас решать.

13 (9)

30 ноября 2015, 13:09
      С тем же успехом они могли бы поговорить и по телефону.
      Стоя перед дверью заброшенной фабрики, Фокси в который раз думает о том, что приходить сюда было опасно, что его могли выследить, что за ним мог быть хвост, а после качает головой, принюхиваясь. Он знает, что за ним никто не следил. Знает, но продолжает искать отговорки.
      В руках у Фокси два бумажных стакана с кофе и пакет с сандвичами.
      – Просто праздник какой-то...
      Он входит по возможности тихо, принюхивается. Чей-то тяжелый взгляд упирается в спину, но Фокси знает, что там никого нет. Логово Ящерицы парой этажей ниже, но кто-то все-таки за ним следит из темноты. Детектив поднимает руку, приветливо машет скрытой камере, улыбается. За спиной слышится шорох. Фокси старается сделать вид, что не замечает его.
      По другую сторону экрана Ящерица смотрит на мониторы, с которых ему улыбается Фокси. Они гаснут, когда за дверью слышатся шаги. Фокси нарочито громко топает, долго возится с дверью.
      – Сандвичи, кофе и частный детектив с доставкой на дом, – он ставит на стол стаканы и пакет с едой. – Я решил, что нам нужно встретиться.
      Ящерица смотрит на него долгим немигающим взглядом и очень серьезно произносит:
      – Ты в курсе, что я питаюсь от розетки? У вас ужасная служба доставки, мистер, соедините меня с начальником, я подам жалобу.
      Сегодня на его шее новые амулеты. Какие-то рыбные кости, клыки, огромное бронзовое ожерелье с крупными камнями, состоящее из нескольких плоских прямоугольников, соединенных тонкими звеньями цепочки... Волосы Ящерицы в еще большем беспорядке, словно он спал где-то в центрифуге и только что проснулся.
      – Позер, – Фокси тихо смеется, подает Ящерице стаканчик с кофе. – Выглядишь кошмарно. Нам нужно поговорить об этом деле. Этот убийца – уверен, ты знаешь о нем больше, чем говоришь.
      Хакер отставляет стаканчик куда-то за свой трон, подальше от глаз Фокси, и показно удивляется:
      – Убийца? О чем ты? Не отвлекайся на глупости, – Ящерица выглядит очень серьезно и назидательно, будто строгий папаша, отчитывающий нерадивого сына, – Цель на сегодня, леворукий ищейка, – твой ненаглядный коп. Тот, что вел твое дело и надавил на присяжных. Не припомнишь, как же его зовут?..
      – Ты никогда не говоришь прямо о том, что тебе нужно, не так ли? – эмоции Фокси очень быстро сменяются с неловкости на раздражение. – Почему бы тебе просто не рассказать мне о том, что тебе известно? Если все дело в этом копе, то почему бы тебе просто не сказать об этом прямым текстом? Хотя... – детектив качает головой. – Дело не в копе, верно? Он покрывает кого-то в департаменте полиции?
      Ящерица смотрит куда-то вверх с мечтательным выражением лица и чуть перемещается в кресле, словно ерзает от любопытства. Он кидает быстрый взгляд куда-то за кресло (куда он убрал кофе, и где, возможно, пряталось что-то более интересное) перед тем, как снова посмотреть на Фокси с лучезарной улыбкой:
      – Ты сможешь выбить признание? Мне кажется, оно нам просто необходимо. Как солнце и плоть. Я думаю, – нет, я уверен! – он знает, почему меня так напрягает этот розовый кумар в небе и странная рябь.
      Фокси подходит к Ящерице совсем близко, наклоняется к его лицу, жмурится, шумно вдыхая воздух через нос.
      – От тебя пахнет шоколадной выпечкой и какао с маршмеллоу, – он улыбается. – Пей уже этот чертов латте. Я тащил его тебе через весь город. В кафе у Мисси готовят лучший кофе в этом долбаном городе. Мы могли бы сходить туда вместе, если бы ты чаще выбирался из своей берлоги.
      Ящерица замирает и сжимает подлокотники кресла. Суставы в основании пальцев белеют и выглядят огромными узловатыми передатчиками на фоне тонких пальцев и узких проводов. Он смотрит на детектива снизу вверх, и в его глазах практически неподдельный ужас. Мистер Фокси выпрямляется, складывает руки на груди и продолжает, будто ничего не случилось:
      – Хочешь сказать, на рассвете у тебя тоже болит голова от этого тошнотворного розового свечения? Есть идеи, что за чертовщина здесь происходит?
      Ящерица, напротив, растерян и не сразу находит ответ. Он заставляет себя сбросить оцепенение и оскорбленно надувается:
      – Я знаю только то, что свечение стало слабее с нашей с тобой первой встречи. И вали уже, ты мне мешаешь. А я сделал тебе пальцы не для того, чтобы ты мне мешал.
      Он отворачивается к мониторам и полностью игнорирует Фокси до тех пор, пока тот не уйдет. Как только шаги в отдалении стихают, Ящерица спешно и суетливо наклоняется за стаканчиком с кофе, ставит его на столик возле своего кресла и включает странную лампу с экзотическим алым светом. На гладкой картонной поверхности с пошлыми сердечками и нарочито-вычурной надписью "Мисси" немедленно проступают следы пальцев и ладони Фокси. Хакер смотрит на них, и в его глазах проскакивает нечто болезненное и грустное. Он вновь осторожно берет стакан за верхний край, стараясь не испортить следы детектива, закрывает глаза, медленно выдыхает и прижимается губами к отпечатку ладони, оставленному на фирменном картоне.

      – С нашей последней встречи...
      Фокси улыбается, выходя на улицу, подставляет лицо солнечному свету, стягивает перчатки и смотрит на солнце сквозь растопыренные пальцы.
      – Маффины и круассаны с шоколадом. Шоколадные кольца с молоком. Мороженое от «Колд Клаудз» с шоколадной крошкой. Мальчишка. Сладкоежка.
      Мистер Фокси улыбается, чуть склоняет голову, зачем-то проводит пальцами по губам, замирает на минуту и качает головой.
      – Полицейский – не ключевая фигура, но он может вывести на более крупную рыбу.
      Фокси уходит, не оглядываясь. По пути он покупает коробку шоколадного печенья, долго вдыхает запах выпечки, а после отдает ее мальчишке-посыльному вместе с запиской: «Доставить по адресу...».

***



      Небо над городом напоминает расколотый свод черепа, сочащийся алой кровью. Фокси поднимает взгляд и какое-то время смотрит на облака, закручивающиеся в вихри над шпилями небоскребов.
      – Тошнотворное зрелище. Ящерица был прав, в этом есть что-то неправильное. Будто кто-то сломал этот мир и это небо. Но разве в городе не всегда было так?
      Детектив пытается вспомнить свое детство, но не может вспомнить даже лица своих родителей.
      – Зато я точно знаю, кто сфабриковал против меня улики. И расследовал дело, из-за которого Ящерица лишился ног. Офицер Мейсон Покьюпайн. Жалкий ты выродок.
      Шагая по улице – начинается дождь, и Фокси поднимает воротник своего плаща – детектив вспоминает, как с помощью данных Ящерицы и связей в полиции узнал, в какой отдел перевелся бывший глава оперативного отдела. Он побывал сегодня уже в сотне мест и выглядит ничуть не лучше хакера с утра: угольные тени вокруг глаз стали еще глубже, несколько крупных сосудов на белках лопнуло…
      – Секретариат полиции, не так ли? – Фокси окидывает здание взглядом, пряча руки в карманы брюк. – Два года до пенсии, кому же хочется попасть под шальную пулю или возиться с очередным расследованием, когда вы уже прикупили домик за городом и небольшую яхту, да, офицер?
      Фокси подходит к административному зданию, открывает дверь, проскакивает внутрь в тот самый момент, когда охранник нагибается за уроненной ручкой. Далее – немного переждать, пока второй, патрулирующий этаж, не отойдет в другой конец коридора. Быстрее. Вверх по лестнице и вперед, до кабинета с именной табличкой: «Мейсон Покьюпайн, глава секретариата». Фокси распахивает дверь и наводит дуло пистолета на тщедушного человечка, утонувшего в глубоком кожаном кресле.
      – Мистер Покьюпайн, рад увидеться с вами снова.
      Человечек пытается кричать и звать охрану, но удар мистера Фокси вышибает его из кресла, Покьюпайн затихает в углу и тихо скулит, закрывая ладонями сломанный нос.
      – Чертов рыжий лис, ты поплатишься, тебе отрежут не только пальцы, ты...
      Фокси бьет бывшего копа в живот носком ботинка, и тот затихает.
      – А вот теперь, офицер, побеседуем спокойно.
      Внезапно на столе Покьюпайна звонит его служебный телефон. Фокси видит, что телефон отключен от сети и не может работать. Он с опаской берет трубку, подносит ее к уху и слышит веселый и бодрый голос Ящерицы:
      – А ты знал, что Верлен прострелил Артюру Рембо запястье? – Фокси закатывает глаза, но хакер не унимается. – Якобы из-за действия абсента. Всегда считал это полной глупостью. Абсент, как и любой другой алкоголь, не может заставить человека вести себя так, как ему не свойственно. Верлен просто был таким. Гомосексуалисты вообще забавные ребята. Сообразив, что он сделал, Верлен упрашивал Рембо простелить ему что-нибудь в ответ. Ты мне, я – тебе. Смешно, правда? А по дороге в больницу он и вовсе стащил откуда-то пистолет. Рембо пришлось звать копов, чтобы...
      – Я как раз собирался прострелить запястье одному придурку. Придется прострелить его тебе.
      Фокси кладет трубку, хищно улыбается забившемуся в угол копу.
      – Говорят, мистер Покьюпайн, если отрезать ящерице хвост, у нее отрастет новый. А что будет, если отрезать ей ногу? Благодаря сфабрикованным вами уликам одна яркая ящерица, очень редкая, единственная в своем роде, осталась без ног. И эта ящерица просила отплатить вам тем же, если вы не станете более сговорчивым. Что скажете, офицер? Отрастут ли у вас ноги, если я их вам отстрелю?

***



      Блики пожара окрашивают лицо Фокси в рыжий и красный, делают его улыбку похожей на звериный оскал. Горит здание полицейского секретариата. Детектив бросает в пожар докуренную сигарету и уходит, поднимая ворот плаща. Никто не обращает на него внимания. Вокруг суетятся люди, кто-то пытается потушить огонь своими силами, вдалеке слышатся сирены пожарных машин.
      – Итак. Трещины мира, – детектив поднимает голову в небо. – Все дело в них.
      Прямо над полицейским участком две крупные трещины, похожие на неаккуратные хирургически разрезы, затягиваются с противным влажным чавканьем. Огонь над полицейским департаментом разгорается сильнее.
      – Покьюпайн был не только продажным полицейским – он был настоящим психопатом. За время своей работы в полиции он сфабриковал сотни дел. Изнасилования, убийства с особой жестокостью, нападения, разбойные грабежи, торговля оружием и наркотиками. И всегда он прикрывал темные дела одного-единственного человека. Всегда только его одного. Но и его с лихвой хватило, чтобы превратить этот город в трущобы за какой-то десяток лет. Фосфор. Я слышал это имя и раньше. Достаточно могущественный, чтобы держать город под контролем. И достаточно скрытный, чтобы, вопреки собственному имени, нигде не засветиться. Эти странные трещины над городом – его рук дело. Не просто игра света и тени, а настоящие разломы в реальности. Через них в этот город проникает настоящее зло. Ад на земле – вот что готовит нам этот человек. Только человек ли он?
      Телефонная будка на другой стороне улицы начинает захлебываться звонком. Уже ничему не удивляясь, детектив Фокси берет трубку.
      – Ящерица. Ты не мог бы названивать мне хотя бы немного реже? Иногда твои звонки сбивают меня с толку.
      – Ох… ладно. Думаю, могу, – Фокси облегченно вздыхает, но Ящерица продолжает как ни в чем не бывало, – но не переживай, я все равно прекрасно тебя вижу и слышу. Если буду нужен, можешь просто постучать своими прелестными пальчиками по чему-нибудь.
      – Я подумаю над этим, – Фокси хмурится. Его лицо выглядит настолько мрачным, что идущая мимо телефонной будки женщина шарахается от него в ужасе.
      – О! Ты же знаешь азбуку Морзе! Ну, тогда можешь настукивать мне послания. Что-нибудь в духе: ·–·– –···– ·–·· ··–– –··· ·–·· ··–– –···– – · –··· ·–·– [1] – по-моему, просто чудесно!
      Фокси снова молча кладет трубку.

***



      Фокси идет по темному проулку. Он устал и раздражен. Он прикладывает новенький искусственный палец к гладкой поверхности наручных часов, настукивая ритм.
· ··· ·–·· ·· –···– – –·–– ·–·–·– –···– ···· ·–· · –· ––– ·–– –···– –– ·– ·–·· –··– –––· ·· –––– –·– ·– ·–·–·– –···– –– · –· ·–·– –···– ··· ·–·· –·–– –––– ·· –––– –··– ·–·–·– –···– ––·· –· ·– ·––– ·–·–·– –···– –––· – ––– –···– ·–·– –···– ·––· ·–· ·· ·–– ·–·– ···– ··– –···– – · –··· ·–·– –···– –·– –···– –·– ·–· ––– ·–– ·– – ·· –···– ·· –···– ·–– –·–– · –··· ··– –···– – ·– –·– ·–·–·– –···– –––· – ––– –··· –·–– –···– ··– –···– – · –··· ·–·– –···– –· · –···– –··· –·–– ·–·· ––– –···– –· ·· –···– ··· ·· ·–·· ·–·–·– –···– –· ·· –···– ···– · ·–·· ·– –· ·· ·–·– –···– ––·· ·– –···– –– –· ––– ·––– –···– ··· ·–·· · –·· ·· – –··– –···– ·· –···– –– · –––– ·– – –··– –···– –– ––– · ·––– –···– ·–· ·– –··· ––– – · [2]
      Какие-то совершенно непотребного вида бомжи разламывают сырую крысу. Они завязывают драку за то, кому достанется лучший кусок.
      – Эй ты, я ее нашел!.. – слышится возмущенный голос. Один из бездомных ударяет другого, но Фокси даже не поворачивает головы.
      Он идет мимо мужчины. Его огромная спина в подранной куртке заслоняет все остальное, и невозможно бы было понять, чем именно тот занимается, если бы не хриплое сопение, характерные движения руки и конвульсивно подергивающиеся плечи.
      Фокси все равно. Он продолжает стучать:
·– –···– · ··· ·–·· ·· –···– ·–·– –···– · ––·– · –···– ··– ––·· –· ·– ··–– ·–·–·– –···– –––· – ––– –···– – –·–– –···– –· ·– –···– ··· ·– –– ––– –– –···– –·· · ·–·· · –···– ··– –– · · –––– –··– –···– ···· ––– –·· ·· – –··– ·–·–·– –···– ·–·– –···– ·––· ·–· ––– ··· – ·–· · ·–·· ··–– –···– – · –··· · –···– –· ––– ––· ··– –···– ·· –···– ––·· ·– ··· – ·– ·–– ·–·· ··–– –···– –––· ·· – ·– – –··– –···– ·–· · –– –··· ––– –···– ––·· ·– –·· ––– –– –···– –· ·– ·––· · ·–· · –·· ·–·–·– –···– ·––· ––– –·– ·– –···– –··· ··– –·· ··– –···– ·–– · ––·· – ·· –···– – · –··· ·–·– –···– ·–– –···– –··· ––– ·–·· –··– –· ·· –·–· ··– ······ [3]
      Детектив останавливается посреди грязного проулка и трет воспаленные глаза руками. От этого темные тени вокруг них становятся только ярче, к ним приливает кровь, наполняя сосуды. Глубоко вздохнув, мистер Фокси отправляет еще одно сообщение в никуда:
–· · –···– ––·· –· ·– ··–– ·–·–·– –···– ––·· ·– –––· · –– –···– ·–·– –···– ··· ···– · ––· –···– ·––· ––– ·–·· ·· –·–· · ·––– ··· –·– ·· ·––– –···– ··· · –·– ·–· · – ·– ·–· ·· ·– – –···– ·· –···– –––· · –– –···– ··–·· – ––– –···– ––– –··· · ·–· –· · – ··· ·–·– [4]
      Когда детектив, наконец, доходит до обиталища Ящерицы, на его лице уже нет и тени раздражения. Он явно чувствует себя неловко, не зная, что хакер ответит на его импульсивную речь.
      Но Ящерица на удивление безмятежен. Он сидит в своем кресле с закрытыми глазами, экраны за его спиной поочередно загораются, сменяются с такой частотой, что взгляд Фокси просто не может за ними уследить. Детектив явно не понимает, что делает хакер, и ему очень любопытно, но неловко спросить. Поэтому он садится на пол, прислонившись спиной к стене, и ждет. Невозможно понять, сколько времени проходит прежде, чем Ящерица, наконец, произносит:
      – Ничего страшного в том, что ты сжег участок. Видел те жуткие трещины над ним? – Они же исчезли. Ты сделал все правильно, взбодрись.
      Фокси рассеянно кивает. Он переживает совсем не из-за этого.
      – Ты писал что-то еще? – Ящерица открывает глаза и лукаво улыбается. Он пожимает плечами, заставляя мягкий рассеянный свет кабелей заиграть на очередных странных амулетах на его шее, и нагло врет. – Меня немного отвлекла драка за крысу. Я искренне болел за того безбашенного придурка в вязаной шапке.
      Фокси принюхивается. Он чует ложь, но ничего не говорит. Лишь неуверенно улыбается и отрицательно качает головой.

***



      – Мистер Фокси, частный детектив. – Фокси усмехается, глядя на свое отражение в зеркале.
      Для детектива-убийцы, а заодно и грозы преступного мира он выглядит слишком молодо и слишком счастливо. Мало кто знает, что детективу Фокси всего двадцать два. И что настоящее его имя Марион Фокс.
      – Что за дурацкое имя Марион?!
      О чем только думали его родители, называя мальчишку этим бабским именем? Фокси не любит свое имя, и он уверен, что Ящерица знает об этом.
      Ящерица... от мыслей о мальчишке-хакере, буквально приросшем к своему компьютеру, улыбка Фокси теплеет. Они не виделись уже неделю, но Ящерица оставляет для детектива послания на неоновых вывесках и говорит с ним механическими голосами автоответчика.
      Детектив Фокси счастлив. Все это время он ищет повод встретиться с Ящерицей – и вот сегодня этот повод находится. Самое обычное, на первый взгляд дело: неверная жена обчистила счета мужа. Но воровка обратилась за помощью к хакеру по кличке Молния, и дело осложнилось махинациями в сети.
      Фокси даже рад, что эта алчная тетка, Лайза Уолберт, оказалась такой хитрой. Он оставляет послание для Ящерицы, постукивая пальцами по циферблату часов, и ровно в шесть открывает тяжелую дверь его убежища.
      О том, что случилось потом, он будет рад забыть – но не забудет. События того вечера липкой чернотой будут тянуть его душу на самое дно.

***



      Фокси снова выходит из своей коморки только на третий или четвертый день. Он не помнит, как добрался до места, служившего ему и офисом, и домом, не помнит, где потерял ключи, как выбивал плечом двери... Он только смутно помнит, что по пути завернул в какой-то дешевый бар, пахнущий так же ужасно, как Фокси чувствовал себя в тот день. Он даже не собирался пить. По крайне мере, не до беспамятства. Но мозг отключился на третьем виски с содовой, а кто-то из местных забулдыг захотел выяснить отношения со странным типом, игнорирующим их общество и их остроумные шутки.
      – Не представляешь, как я испугалась! Пришлось даже вызвать полицию, – с ужасом шепчет соседка своей гостье, когда Фокси проходит мимо. – Он ломился в собственный дом, матерясь на всю округу!
      Смутно детектив вспоминает, что полицейскому тоже досталось от него, когда тот попытался наставить на него пушку. Но это все, что осталось в его памяти касательно того эпизода.
      Зато он хорошо помнит Ящерицу, огромную кровать, шушукающиеся тени по углам... и когда в его памяти всплывает все это, мистер Фокси, стоя в очереди в скобяной лавке, заходится в спазмах истерического смеха. Этот смех быстро переходит в рыдания, и детектив плачет, глядя на собственные руки.
      Он приходит в себя ближе к вечеру: принимает душ, тщательно бреется, подолгу держа бритву в опасной близости от горла, проветривает комнату, меняет ручку дверного замка, опускается на кушетку и долго глядит в одну точку.
      – Хотел бы я отвинтить их… – Фокси опускает взгляд на свои новые пальцы, – и послать Ящерице вместе с коробкой шоколадного печенья.
      Он осматривает произведение искусства, подаренное ему хакером, и с сожалением обнаруживает, что у пальцев нет ни креплений, ни зажимов. Непонятно, как их снять, и к тому же, они чувствуют боль, будто живая плоть. Мистер Фокси пытается полоснуть их скальпелем и шипит, когда на искусственной коже выступает настоящая кровь.
      Он находит в себе силы набрать закодированный и защищенный от прослушивания номер Ящерицы ближе к полуночи, неуверенный, что ему ответят. Но когда на том конце снимают трубку, детектив не знает, о чем говорить. Повисает неловкая пауза.
      – Нам нужно решить это дело с хакером по прозвищу Молния, – произносит он, наконец.
      – Согласен, – холодно бросает Ящерица. – Но сначала тащи сюда свою задницу. И не смей больше портить мои вещи.
      Впервые за все это время именно хакер кладет трубку первым.

***



      Фокси трясет, когда он подходит к логову Ящерицы. Какое-то время он курит под покосившейся вывеской старой фабрики, долго не решается войти внутрь, мнется у железной двери компьютерного центра. Когда дверь все-таки открывается – очень легко, от одного прикосновения – внутри нет ни той злополучной постели, ни даже намека на нее.
      Мистер Фокси ставит на стол коробку с шоколадными кексами и молча садится в углу. Ему не хочется говорить. Он боится, что если скажет хоть слово, его голос предаст его и сорвется на крик или стон.
      – Подойди, – произносит Ящерица, не отворачиваясь от своих мониторов. Сегодня на его шее простые мелкие деревянные бусы, взгляд быстро перескакивает с одного экрана на другой. По левую руку от кресла столик с медицинскими инструментами.
      Фокси подходит молча – и очень медленно. Протягивает вперед руки ладонями вверх и закрывает глаза. Если Ящерица собрался снова отобрать у него пальцы, он не хочет на это смотреть. Чувствовать – бог с ним, но хотя бы не смотреть. Он думает о том, что лучше бы все прошло без наркоза. Тогда хотя бы будет не так тяжело.
      Ящерица поворачивается, молча осматривает состояние пальцев и заклеивает порез. Он светит на него из фонарика, и синий свет намертво высушивает клей, не оставляя и следа от того дефекта, что оставил себе Фокси.
      – Молния ее предал. Он забрал все деньги и продает ее саму на аукционе для богачей в центре. Сегодня там будет весь свет и твой ненаглядный убийца, – хакер отворачивается и снова концентрирует свое внимание на мониторах. – Свободен, – бросает он скупо после паузы. – У меня много работы.
      – Кто бы сомневался, что этот ублюдок кинет их обоих.
      Лицо Фокси враз становится жестким, губы складываются в тонкую линию. Он удивлен, но даже не заикается: слишком сосредоточен на деле.
      – Мне нужна информация о Фосфоре. Все, что сможешь накопать. Никто не знает, как выглядит этот человек. Будешь смеяться, но я вообще сомневаюсь, что он человек.
      Мистер Фокси резко разворачивается на каблуках и идет к двери, чеканя шаг. Он останавливается, уже выйдя наружу, оглядывается смущенно и неуверенно.
      – Я скучаю по твоим звонкам из телефонных будок. И по нашей переписке морзянкой. Я бы хотел…
      Голос Фокси предательски дрожит. Он качает головой и уходит, так и не закончив фразу.

***



      Когда он стоит на остановке в ожидании автобуса, идущего в центр, какой-то пьяница начинает безумно хохотать и хлопать. Фокси оборачивается на него и хмурится: грязное немытое существо, сидящее на земле. Сначала детектив явно испытывает раздражение и презрительно морщится, но уже через секунду его лицо проясняется. Мистер Фокси вытаскивает свой блокнот и спешно записывает неровные хлопки азбукой Морзе. Удостоверившись, что послание небольшое, и он получил его полностью, детектив сосредотачивается и получает ответ:
      «Фосфор – политик. Талантливый хакер».
      Подошедший автобус сияет огнями. Вывеска, похожая на неоновую, должна сообщать номер маршрута и конечные остановки. Фокси садится, хотя, вопреки логике там написано:
      «Он может легко обойти меня».
      Остается лишь надеяться, что это именно его автобус.

Комментарии:


[1] Азбука Морзе. Ссылка на перевод данной фразы:
https://clck.ru/9btRp
[2] https://clck.ru/9btRt
[3] https://clck.ru/9btRx
[4] https://clck.ru/9btRz