Первый вечер на людях +251

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Шерлок (BBC)

Автор оригинала:
verityburns
Оригинал:
http://archiveofourown.org/works/300796?view_adult=true

Основные персонажи:
Грегори Лестрейд, Джон Хэмиш Ватсон, Шерлок Холмс
Пэйринг:
Шерлок/Джон
Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Hurt/comfort
Размер:
Мини, 7 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Фонтан ощущений! » от nalia78
«Отличная работа!» от step_aside
Описание:
Джон приходит в себя после жестокого похищения. Они с Шерлоком решают пойти на рождественскую вечеринку, организованную Ярдом. И некоторые вещи... внезапно получают развитие на танцополе...

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
Автор отмечает название песни: Danny Elfman - "The Little Things".
19 июня 2015, 18:55
Лестрейд облокотился на стену, рассеянно удерживая в руке пластиковый стаканчик с сомнительной крепости пуншем, и окинул взглядом непривычную картину - Шерлока Холмса, по доброй воле пришедшего туда, где было много людей.
Ну... "по доброй воле" - это, вероятно, было слишком сильно сказано. Инспектор проследил за взглядом Шерлока, без доли удивления обнаружив, что тот глядит на танцпол. Его друг и сосед по квартире резво прыгал там с весьма довольным видом; почти ничто в его облике не напоминало о недавно пережитых испытаниях.
Конечно, теперь левую щеку Джона украшал новый шрам, тянувшийся от нижнего века до самой шеи, - но он уже побледнел. Что до ребер, то они, похоже, теперь совсем не болели, - судя по тому, с каким энтузиазмом он кружился вместе с сержантом Каванаг. Ее золотистые волосы летали по воздуху, как маленький флаг, она хихикала и широко улыбалась. Всем нравился Джон.
Лестрейд оттолкнулся от стены и двинулся к Шерлоку, обмениваясь любезностями с коллегами, попадавшимися на пути. Шерлок приветствовал его - если тут можно было использовать подобное слово, - слегка скривив губы, но не двинулся с места. Он стоял, расслабленно облокотившись на колонну, и эта поза не могла обмануть Лестрейда, который так хорошо его знал.
- Обычно вы не отвечаете на рождественские приглашения, - начал инспектор со слегка неуклюжей самоуверенностью. - Что не означает, что мы вам не рады, конечно, - быстро добавил он.
Шерлок промолчал.
- Вам с Джоном, само собой.
Молчание сделалось еще более красноречивым.
Лестрейд попытался найти повод свернуть на нужную тему, но в конце концов просто повернулся к танцполу.
- Он неплохо выглядит, - решил рискнуть он, кивнув в сторону новоявленного центра всеобщего внимания. - В смысле, уже лучше.
- Чем когда ты его спас? - осведомился Шерлок. - Вряд ли он в принципе способен выглядеть хуже.
Лестрейд поморщился, постаравшись сейчас обойтись без воспоминаний.
- Так... он тебя сюда притащил, да?
Шерлок приподнял бровь, бросив на него презрительный взгляд.
- Меня редко удается куда-либо "притащить".
- Тогда зачем ты пришел? - в лоб спросил Лестрейд.
Какое-то время ему казалось, что ответа не последует; они оба просто стояли и смотрели на Джона, который теперь беззастенчиво хохотал, пытаясь повторить сложную танцевальную схему, предложенную молодыми констеблями.
- В последнее время он нечасто выходит из дома, - в конце концов отозвался Шерлок.
Лестрейд кивнул, снова попытавшись - и снова не сумев удержаться от привычных раздумий о том, что же всё-таки творится между этими двумя. Ставки на то, что сегодня они пришли "как пара", на этот раз взлетели втрое. Касса этого пари хранилась у Брэдстрита, и каждый раз он взимал с игроков по пять фунтов, - хотя после того, как Джона нашли, эта сумма на целых семь дней удерживалась у пятидесятифунтовой планки. Спорщиков было немало, но всех до одного постигло разочарование. Когда эти двое воссоединились, Джон только сказал, что он "в порядке", а Шерлок едва взглянул на него после первого стремительного и крайне внимательного осмотра. Казалось, только Лестрейд заподозрил, что он просто не может вынести подобного зрелища. А затем, спустя несколько минут, их уже увезла машина скорой.
- Стоишь и ревнуешь, псих? - послышался язвительный голос из-за колонны.
- Прояви хоть каплю оригинальности, Салли. Если бы ты меняла оскорбления так же часто, как мужиков, жизнь стала бы куда интереснее.
Салли ринулась в наступление.
- Я не...
Шерлок холодно оглядел ее с ног до головы и вновь отвернулся.
- Я бы мог упомянуть "нижнее белье" вместо "мужиков", однако, похоже, его перемена сегодня - исключительный случай.
Салли раскрыла рот, чтобы продолжить, но Лестрейд оборвал ее:
- Если для вас это цивилизованное приветствие, Донован, в следующем месяце вас ждет еще один воспитательный курс. Я буду счастлив внести ваше имя в список.
Секунду спустя он обнаружил, что внимательно смотрит в спину Салли, которая тут же молча ретировалась; Шерлок тихо фыркнул, и Лестрейд вспыхнул и отвел глаза, снова уставившись на танцпол.
- Я так тебя и не поблагодарил, - внезапно проговорил Шерлок.
- За что? - спросил Лестрейд, а потом взглянул ему в лицо. - Ох. Ясно, - он пожал плечами. - Ну, я опередил тебя всего на пять минут, невелика разница.
Молчание Шерлока прозвучало, как реплика, и Лестрейд вновь вспомнил, каким нашел тогда Джона. Пять минут могли стать очень долгим сроком.
- Тебе, возможно, не захочется торопить время на этот раз, - прошептал Шерлок.
- Что?
Шерлок кивнул на часы, висевшие на стене.
- Уже почти полночь.
Лестрейд взглянул на циферблат: минутная стрелка на нем мягко подошла к часовой, закрыв собой промежуток. Он снова повернул голову, чтобы попросить объяснений, но Шерлока уже не было рядом.

***
Джон слабел. Он отлично проводил время: танцевал, болтал со всеми, флиртовал совершенно бесцельным образом, - просто чтобы не потерять форму... было приятно вновь "нормально" провести вечер. Но сейчас его ноги как будто вспомнили, что еще не до конца обрели силу, - и стаканчик пунша только обострил это ощущение. Джон начал оглядываться вокруг в поисках Шерлока и случайно посмотрел на часы, которые уже показывали двенадцать.
Еще один день. Еще на одну страницу календаря дальше от того, что случилось, - и что это неизбежно означало для его будущего. Джон вздохнул, а затем помахал горстке энергичных дружелюбных людей, с которыми провел большую часть вечера, шагнул прочь и направился к колонне, возле которой в последний раз видел Шерлока.
Его там не оказалось, и Джон принялся вертеть головой, высматривая Шерлока среди собравшихся в зале настолько тщательно, насколько это вообще можно было сделать в такой темноте. Джон пробирался сквозь толпу, протискиваясь между гостями, пока его внезапно не остановила теплая ладонь, крепко взявшая его за запястье сзади.
Его машинальная реакция в ответ на чужое прикосновение вспыхнула и тут же угасла. Джон почти откинулся назад прежде, чем успел себя остановить.
- Что ты творишь? - проговорил он, стараясь перекричать назойливый грохот музыки.
Шерлок шагнул ближе, потом еще, пока Джон не начал ощущать тепло его тела всей спиной, от шеи до поясницы.
- Разве это не вечер для общения? Я веду себя общительно.
- Пойдут слухи, - Джон ощутил, как Шерлок улыбнулся ему в висок, и торопливо огляделся, однако они были в середине танцпола, скрытые в толпе: островок покоя во всем этом безумии.
- Ну и пусть.
- Шерлок! - Джон попытался обернуться, но Шерлок только крепче сжал пальцы. Одна его рука скользнула вдоль по талии Джона, притянув его ближе, а другая двинулась вверх по корпусу и обхватила здоровое плечо. Шерлок был без пиджака, рукава темной рубашки оказались закатаны, и его предплечья призрачно белели в темноте.
- Джон. Ты ведь этого хочешь, - Шерлок покачивал бедрами в такт музыке, и Джон машинально последовал за этим движением, коротко прижавшись затылком к плечу Шерлока, просто чтобы впитать его близость. Потом он отстранился и повернулся.
- Но ты - нет.
Шерлок не выпустил его из рук... просто ослабил хватку, чтобы позволить развернуться. И теперь он снова притянул Джона к себе.
- Я хочу, - почти шепотом проговорил он Джону на ухо. - Я всегда хотел.
Музыка переменилась, заиграла медленная композиция, которая звучала тише. Люди вокруг разбились на пары, но Джон держал ладони у Шерлока на плечах, чтобы сохранить некоторую дистанцию.
- Ты всегда говорил, это слишком опасно. И я думал... после того, что произошло... что ты станешь еще более непреклонным.
- Мы почти три года притворяемся, Джон, - низкий голос Шерлока звучал ясно. - Три года рядом - но не близко. Три года осторожности и дистанции. Три года ты улыбался, - и никто не знал, что это я вызываю такую улыбку. Три года хмурился, - и никто не сознавал, что я делаю так вместе с тобой.
- Полагаю, в том, что я хмурился, ты тоже был виноват, откровенно говоря, - с улыбкой отозвался Джон.
Лицо Шерлока осталось серьезным.
- Ты никогда не хотел прятаться. Это был мой выбор.
- Но я это понимал, - заверил его Джон. - Ты боя... - он умолк, - ...беспокоился, что кто-то станет использовать меня против тебя. Мне это ясно. Всегда было ясно.
- Можешь сказать "боялся", - ответил Шерлок. - "Боялся" - более честное слово. Но в свете последних событий, похоже, нет преимуществ в том, чтобы утверждать, будто ты значишь меньше, чем в действительности, - если даже того, чем ты кажешься, достаточно, чтобы подвергнуть тебя риску, - он горестно улыбнулся. - Возможно, если бы у меня был не один друг, ты бы не обращал на себя столько внимания.
- Ну, ты определенно не станешь заводить других любовников, чтобы я среди них затерялся.
Шерлок поджал губы.
- Салли бы сейчас посмеялась. Она всегда говорит, это я собственник.
- Да, ну, знаешь, непросто видеть, как люди постоянно раздевают тебя глазами. Может, если бы мне не приходилось всё время затыкать в себе это, я бы не реагировал так остро, когда ты оказываешься дома, со мной.
- Это бы стало большой потерей, - голос Шерлока прозвучал, как отдаленный раскат грома, и от этого природного звучания сейчас все нервы Джона мигом напряглись, словно натянутая струна.
- Шерлок, ты уверен? За три года ты ни разу не дрогнул. Ты сдаешься мне просто из-за того, что произошло? Я не хочу, чтобы ты был несчастлив.
- В каком смысле "сдаюсь"? - осведомился Шерлок. - Ты никогда меня не просил.
Джон бросил на него выразительный взгляд.
- Я все время прошу. Я знаю, как хорошо ты можешь меня прочесть. Мне не нужны слова, чтобы ты услышал, что я хочу сказать, - он нахмурился. - После того, как ты меня нашел...
- Лестрейд тебя нашел.
- Ты меня нашел. Ты просто отправил ко мне Лестрейда, потому что он был ближе, - Джон покачал головой. - Я боялся, ты решишь, что мне будет лучше без тебя... Что ты попытаешься меня отослать.
Губы Шерлока язвительно скривились.
- Слово "попытаться" должным образом отмечено, - его взгляд остался твердым. - Я знаю, что ты чувствуешь ко мне, Джон. Возможно, между моментом, когда прошла твоя хромота, и моментом, когда я тебя соблазнил, существовал отрезок времени, в течение которого это могло стать одним из вариантов, но...
- Не слишком-то долгий отрезок, да?
- Достаточно долгий.
Они застыли, глядя друг на друга.
- Я лучше буду рисковать, чем стану жить без тебя, - сказал Джон, но они оба слышали, какое слово он на самом деле хотел использовать.
- Я это знаю.
Джон сердито глянул на него.
- Иногда раздражает, когда о тебе всё время и так знают. Ты никогда меня не ревнуешь, правда? Это не слишком-то лестно осознавать.
- Не говори глупостей. Мысль о том, что ты когда-нибудь меня предашь, абсолютно смехотворна.
- Да, думаю, тебя просто невозможно одурачить.
- И всё же, я вовсе не это имел в виду, - Шерлок прищурился, - как ты и сам прекрасно понимаешь, - его пальцы снова стиснули запястье Джона. - Может, я и не беспокоюсь, когда ты с кем-то флиртуешь, но приятным это точно не назовешь. Мне всегда хочется подойти и поцеловать тебя, чтобы они все перестали улыбаться.
- Правда?
- Правда. И с сегодняшнего дня именно так я и намерен поступать, - Шерлок улыбнулся, однако его улыбка быстро исчезла. - Это не скоропалительное решение, Джон. Я специально ждал так долго, чтобы удостовериться: в основе этого лежит не моя склонность давать тебе всё, чего бы ты ни захотел, которая возникла, когда я получил тебя обратно.
- Ты ни разу мне об этом не говорил!
- Ты бы использовал это знание для того, чтобы требовать чай.
Лицо Джона смягчилось.
- Ты в любом случае делал чай для меня. Ты отказывался от дел, чтобы побыть со мной, - не думай, что я не знаю.
- Это были тупые дела, - Шерлок отвел глаза.
Джон шагнул к нему.
- Теперь я в порядке. Не делай этого, если тебе на самом деле не хочется.
- Это рациональный выбор. Ты в любом случае можешь попасть под удар, а значит, так лучше всего будет ясно, что ни одна атака не останется безнаказанной. Я позабочусь о том, чтобы в твоей важности никто не посмел сомневаться.
Джон заморгал, глядя на него.
- Что это значит?
- Всему свое время. А теперь, может быть, ты меня поцелуешь - и покончим со слухами, которые гуляют по залу?
Джон не повернул головы, хоть и ощущал, что всё больше взглядов устремляется к ним. Медленная песня подошла к концу, и ее место занял новый тяжелый ритм.
- Я не так прост, - отозвался Джон, и выражение счастья на его лице уступила место озорной улыбке. - Тебе сначала придется потанцевать со мной.

***
- Что там, черт побери...?
Лестрейд искоса взглянул на Салли и снова обернулся к танцполу.
- Этого не... - у нее даже рот раскрылся, - ...быть не может.
Они оба застыли, уставившись на двух людей, то возникавших в просветах между фигурами танцующих, то пропадавших вновь.
Затем в поле зрения Лестрейда вновь появилась сержант Каванаг, на этот раз с другой стороны.
- Вы видите то же, что и я, или я просто перебрала?
- Не думаю, что проблема в том, что ты пьяна, - проговорила Салли. - Он, похоже, под кайфом.
- Именно так всё и выглядит, - согласился Лестрейд. - Но я вполне уверен, что эта химия не противозаконна.
В толпе снова возник просвет, и все трое как по команде подняли брови.
- Кажется, так и есть, - пробормотала Каванаг. - Черт возьми, я думала, он будет танцевать как марионетка, которую дергают за веревки, с этими его длиннющими руками и ногами...
- Но ничего подобного, - сказал Лестрейд.
- Абсолютно, - согласилась Каванаг.
Салли заморгала.
- Секундочку! У кого касса? - она огляделась. - Где Брэдстрит?
Лестрейд широко улыбнулся.
- Похоже, мои детки, наконец, получат свой Х-Box на Рождество.

***
Шерлок закрыл глаза и расслабился, удерживая напряжение только в мышцах правой руки. Он коротко сжал запястье Джона, а потом скользнул ладонью вдоль по его бедру. В действительности, они танцевали довольно часто, поскольку Джон это любил, но никогда не выбирали места, где их могли узнать, и всегда были в гриме. Сумрачные бары, маленькие клубы, - в первый раз это случилось во время расследования, которое привело их на дискотеку в стиле 90-х, подумать только.
Шерлок поначалу очень сопротивлялся такой идее, несмотря на выражение "надежды и готовности к разочарованию" на лице Джона, сделавшее отказ абсолютно невозможным. В ответ на заявление "я не танцую" был выдвинут контр-аргумент - напоминание о том, как часто Шерлок бывал в клубах в юности. Пришлось признаться, что раньше он танцевал исключительно под кайфом. Шерлок думал, что этот довод окажется убедительным, раз уж Джон так строго относится к нелегальным наркотическим веществам. Но тот в ответ лишь пробормотал: "Эндорфины", - имея в виду, что через несколько минут Шерлок окажется прижат к стене в туалете, едва удерживаясь на ногах, пока ему делают минет. После такого неприлично было бы отказаться.
Он крепче прижал Джона к себе, наклонил голову и вдохнул поглубже, стараясь расслабиться и позволить ритму вести, двигаясь в такт, удерживая одну ладонь у Джона на пояснице, а другую - между его лопаток. Джон безошибочно следовал за Шерлоком, как делал это всегда. "Подумай о сексе", - однажды сказал он, когда Шерлок начал жаловаться на свою неловкость. Такая рекомендация оказалась очень здравой.
Основываясь на опыте прошлых месяцев, сейчас Шерлок раздумывал о том, что будет, когда они вернутся домой. Джон всегда становился податливым и покладистым после танцев. Готовым угождать. Эта мысль показалась Шерлоку еще приятнее, когда он ощутил, как руки Джона обвились вокруг его шеи. Они начнут в коридоре, - решил он, - и Джон поднимет руки над головой, как сейчас, но только Шерлок прижмет его запястья к стене ладонью и будет держать. И Джон не отстранится. Не станет бороться за господство. Он позволит Шерлоку обхватить пальцами его лицо, и запрокинуть его голову. И когда Шерлок наклонится к нему, Джон разомкнет губы, принимая его, и позволит Шерлоку взять, что он хочет. А Шерлок хотел очень и очень многое.
- Сначала в коридоре, - проговорил он Джону в ухо, а потом отстранился, чтобы увидеть, как расширятся его зрачки. Джон кивнул. Шерлок уже вытянул его рубашку из-за пояса брюк сзади и засунул ладонь под нее, ощущая, как пальцы Джона тянут его за волосы. Кожа Джона была горячей и влажной от пота, - такой же, как станет через час или два, когда Шерлок будет вылизывать ее, постепенно сдвигаясь вниз.
Здесь, на танцполе, он ощущал, что множество глаз обратилось к ним, что они оба давно миновали черту, за которой можно подумать, будто двое друзей просто пытаются перекричать музыку, и что знакомые люди сейчас смотрят на них и понимают: небрежный флирт Джона Ватсона никогда, никогда не получит продолжения, поскольку Джон Ватсон безоговорочно занят, и ни у кого нет шансов.
Шерлок потянулся к бедру Джона и сжал его, сильно, а другой ладонью скользнул по кругу, чтобы достать с другой стороны. Он слегка нажал, наклонив Джона назад ровно настолько, чтобы его пальцы выскользнули из кудрей Шерлока и легли ему на плечо. Они двигались вместе, в полном согласии, и взгляд Шерлока не дрогнул, когда их глаза встретились, и стало ясно, что картины, которые сейчас предстали перед его мысленным взором, видел и Джон тоже.
Воображаемое действие переместилось в спальню, и взгляд Шерлока скользнул вниз, на губы Джона, немедленно раскрывшиеся перед ним; озорной язычок возник между ними, когда Джон облизнулся. Неторопливо. Он сделал бы то же самое дома, и Шерлок толкнул бы его, чтобы Джон сел на кровать, а после встал бы перед ним, выжидая... пока Джон будет притворяться, что не ему принадлежит вся власть в комнате. Будет притворяться покорным и даже слегка взволнованным. Оставит ремень Шерлока на месте, но расстегнет его брюки, засунет внутрь пальцы, которые и в самом деле будут слегка дрожать, будет гладить поверх белья, пока возбуждение Шерлока не начнет сочиться сквозь шелковую материю, а потом в конце концов отодвинет ткань и нагнется, с восторгом в глазах от того, что способен сделать это... сократить Шерлока до его самых базовых состояний, напомнить ему, что здесь, в этом доме, с этим возлюбленным он целиком и полностью человек... такой же, как любой другой.
Выскользнув из размышлений назад в реальность, Шерлок развернул Джона и потянул его назад, удерживая в объятиях так крепко, что между ними совсем не осталось свободного пространства. Он раньше не слышал песни, которая звучала сейчас, но ее беспрестанный направляющий ритм очень точно совпадал с его настроением и казался таким естественным для этого танца. Шерлок наклонился, почти коснувшись губами уха Джона, и властно прижал ладонь к его животу.
- Вот как это закончится.
Он был очень нежен с Джоном, пока тот восстанавливался, но сегодня они оба оказались готовы к большему. Шерлок втянул носом его запах и представил себе, насколько сильнее он станет, когда Джон окажется раздет. Когда он будет стоять, опираясь на руки и колени, а Шерлок заставит его раскрыться, тщательно лаская пальцами и языком, заставит его браниться и умолять, не позволяя напряжению найти выход, пока все слова не иссякнут, не оставив ничего, кроме имени Шерлока. Только тогда Шерлок возьмет свое - отданное свободно, как дар, отчаянно желанное, драгоценное, обожаемое. Он обовьется вокруг Джона, прижавшись грудью к его спине, проникнув глубоко внутрь, призовет на помощь все силы самоконтроля, чтобы это продолжалось так долго, как только возможно, откладывая на потом момент, который наступит сразу после экстаза... момент, когда они вновь окажутся разделены, и Джон отодвинется. Но никогда не будет далеко. И всё же сейчас Шерлоку хотелось держать его куда ближе.
Джон откинул голову назад, его "да" звучало абсолютно ясно безо всяких слов, и Шерлок ослабил хватку, развернул его к себе, осознавая в потоках затихающей музыки, где они находятся сейчас и сколько внимания на них обращено.
И затем, в полумраке танцпола, призвав в свидетели половину Скотланд-Ярда, Шерлок Холмс наконец сбросил маску, которую носил столько лет, и наклонил голову, чтобы поцеловать единственного человека, которого когда-либо любил.
Апплодисменты были оглушительны.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.