Awakers: Пробудители. Том 2. +20

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Ориджиналы

Пэйринг или персонажи:
начинающая и продолжающая рок-банда
Рейтинг:
R
Жанры:
Юмор, Драма, Психология, Повседневность, POV, Hurt/comfort
Предупреждения:
Нецензурная лексика
Размер:
Макси, 147 страниц, 18 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«С любовью ❤» от Железобетон
«Лучшая рок-группа Фикбука!» от Железобетон
«Награда за победу в номинации » от Железобетон
Описание:
Рок-группа - все равно что брачный союз. Потому что невозможно создавать вместе нечто личное и оставаться друг другу чужими.
Продолжение к повести Awakers (Пробудители): http://ficbook.net/readfic/104032 о суровых буднях юных рокеров.

Посвящение:
+ Читателям первого тома посвящается.
+ Всем, кому грустно, скучно и одиноко.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Напоминаю, что следить за доп.материалами и потугами автора можно тут: http://twitter.com/TeamAwakers
ВНИМАНИЕ! Супер-новость! Теперь у Авэйкеров есть группа вконтакте: http://vk.com/club53050402
Чибизуализация:

Саймон. Барабанщик, рассказчик:
http://static.diary.ru/userdir/1/0/6/5/106535/77318227.jpg

Ральф, бас-гитара:
http://static.diary.ru/userdir/1/0/6/5/106535/77318233.jpg

Майк, гитара:
http://static.diary.ru/userdir/1/0/6/5/106535/77318237.jpg

Трой, солист
http://static.diary.ru/userdir/1/0/6/5/106535/77318239.jpg

Том. Мастер на все руки.
http://static.diary.ru/userdir/1/0/6/5/106535/77318245.jpg

Ринго R.I.P.

15 февраля 2013, 15:06
С недавних пор у Майка выработалась потребность ходить на цыпочках. Как ниндзя, ей богу.

- Какого хрена ты такой бесшумный? - снова хватается за сердце Том.

Том просто не жил с Троем, поэтому не понимает. Но Том вообще не в счет, потому что был уличен в жульничестве.

- Да не может борода расти так ровно! - не соглашается Майк. - Ты же обещал ее не трогать.

- Я и не трогал!

- Харэ пиздеть, я же вижу!

Конечно, тут же откуда ни возьмись, как по звуку горна выскакивает Трой и встает на защиту Тома. Обычное дело. Трой всегда встает на защиту Тома, когда кто-то обвиняет его в наглой лжи. Тому просто повезло, что с Троем никто не спорит в последнее время, потому что Трой охрипший и с фингалом. Все же понимают, что солист нам нужен в целости и сохранности. С голосом, по крайней мере. А фингал случился, когда у Троя отросла суперспособность ходить через закрытые двери. Ну как, ходить... Не насквозь, конечно, а лбом в стеклянную поверхность.

- Вы его поколачиваете что ли? - осторожно спрашивает Робби, украдкой разглядывая синеющее пятно на бледной гордоновской щеке.

- Нет, - бурчит Майк. - Но сдерживаемся с трудом.

И Эмма туда же. Не знаю, что за ниточки ее души были задеты, что она внезапно развидела в Трое соперника, тянется рукой к заросшей мордочке, предлагает замакияжить. Хотя в ее тоне явно слышится, что зрелище живописное. Трой и его трещины. Она застала нас, когда мы сидели на кухне, пили кофе на ночь - непозволительная вольность - он рассказывал про свой сон.

- Как будто мы с Ральфом снова ходили по коридорам универа. Я говорил про репетицию, а он - про то, что у него много заданий, надо написать какую-то работу. А я сказал, что не пойду на тесты, потому что учил давно и ничего уже не вспомню. И тогда до меня дошло, понимаешь. Я ему говорю: “Ральф, погоди, нам больше не надо ходишь на учебу. Мы бросили, помнишь? Значит, это все сон!” Сам не могу сообразить, когда началось одно и началось другое и говорю: “Это все сон, Ральф, а если это сон, то, может, твой папа в порядке? Пожалуйста, пожалуйста, ради бога, пусть он будет в порядке!”. Так и сказал. Долго пытался проснуться и не мог. Потом, конечно, проснулся, но толку-то…

Если бы не знакомый звук щелчка фотоаппарата, я бы так и пребывал в неведении, как Трой. Есть у Эммы такая привычка: щелкать исподтишка. Это потом только, сотню тайных фоток спустя она заявляет в открытую: “Будь моим проектом!” А в тот вечер она никак о себе не заявляет. Только провожая гостя в коридоре тянется к заросшей мордочке и предлагает замакияжить, если что. Приглашает заходить почаще.

Почаще Трой к нам не заходит, но легче идет на компромиссы. Может, правда приболел на этот раз, или сдулся, наконец. Так или иначе, Трой охрипший, с фингалом и более сговорчивый.


* * * *

Сейчас я уже ни за что не вспомню, что за великое событие случилось в жизни Робби, что он потащил нас в паб. Если бы мы знали, что “великие события” в его жизни случаются регулярно, наверное, пропустили бы приглашение мимо ушей. Но Робби так пылает восторгом, будто его возвели в ранг Папы. А это точно стоило бы отметить. В общем, мы устраиваемся в укромном уголке паба. Еды и напитков настолько дохера, что приходится сдвинуть два стола. Кроме нас здесь еще какие-то друзья Робби, так что компания собралась разномастная.

Один из чуваков оккупировал Майка и тычет ему в нос айфоном с фотками своей жены и годовалой дочки - нашел себе самую “заинтересованную аудиторию”, что называется. Майку, разумеется, глубоко плевать на чужих детей и чуть менее плевать на жен, но вроде как, отказать неловко, и наш внезапно добрый Майки прилагает немалые усилия, чтобы изобразить заинтересованный вид. На краю стола закосевший Ральф пускается в некую дискуссию с Робби, из которой ничерта не слышно, кроме конечного вывода о том, что “откуда вы, ребята, такие серьезные беретесь?” Трой с голодухи налопался как хомяк, свернулся калачиком на диване и уснул.

Том снова рассказывает свои томьи сказки, на этот раз нечто из цикла “в мире животных”.

- Вот вы знали, что у тигров не только шерсть полосатая, но и кожа?

И тут меня прорывает:

- Да ну, брехня это все.
- Я тебе говорю! - уверяет Том с таким видом, будто его самого этот факт удивляет до глубины души. - Я по телевизору видел.
- Что видел? Лысого тигра?
- Ну.
- Да врешь ты все!
- Больно надо, - обижается Том, но отступает. Защищать-то некому.

А потом Майк начинает подначивать:

- Саймон - вообще звездец, его хрен перепьешь.

И это последнее, что я помню достаточно четко с того вечера.



* * * *


- Пожалуй, это не очень хорошая идея, - здраво изрекает Ральф уже после того, как его рука разбила “пари”. Ладно Том, его вечно заносит. Но Саймон стоит ровно и выглядит совершенно серьезным. А Ральф как-то не привык сомневаться в его здравомыслии.

- Да не сцы, Дороти, - успокаивает он чисто с троевской интонацией и по плечу хлопает ободряюще. - Ты же слышал, у Томми-боя все под контролем. Вперед, вперед.

У Тома джипиэсник с координатами того самого парня, который “торгует чучелами диких животных”.

- Наверняка, тигры у него есть. Пару штук найдется... Если бы я заведовал лавкой с чучелами диких зверей, у меня бы точно были тигры.

На улице ночь, свежий воздух и фонари безумные. Дождь идет второй день, машины радостно носятся, как дикие лани на свободе - самое время в два часа ночи. Футболка в брызгах по самое горлышко. Том стряхивает грязь с локтя, пока Саймон голосует, выскочив на середину дороги.

- Не дури, Супермен! - кричит на него разумный Ральф. - Собьют, фарой не моргнут!

А он все равно стоит и машет снятым с шеи синим платком.

Такси игриво шуршит дворниками, пока хозяин разглядывает загадочные координаты.

- Это за пределами города выходит, час езды, не меньше.

Барабанщик уже браво пихает басиста на соседнее сидение, связно бормочет про кредитку, и что у них все под контролем.

- Ruby, Ruby, Ruby! - голосят Саймон с Томом в унисон, перекрикивая радио, Ральф негодует, что его занесло на заднее сидение. Кто знал, что барабанщики бывают горластые и вообще... Он прикрывает глаза, пытается сосредоточиться на каплях дождя, размытых контурах за окном и думает, что надо оставить таксисту чаевые.

- Мы хотим тигра! - объясняет Том телефонной трубке, когда большая часть пути осталась позади.
- Скажи, что у нас много денег! - подсказывает Саймон.
- У нас много денег, и мы хотим тигра!
- И про бритву не забудь...

Ральф взволнован.

- We are the angry mob we’re in the papers everyday! - подпрыгивает на месте Том.

Счетчик выписывает баснословную сумму. Ральф оставляет чаевые. Саймон приглашает таксиста на их выступление. На полном серьезе. Склонился к водительскому открытому окну и долго высказывает благодарность, связными фразами хорошо поставленным голосом. Собранный весь, подтянутый. Приличный сынишка Большой Шишки. Только щеки раскраснелись сверхмеры.

- В порядке? - обращается он к Ральфу с чересчур явной заботой в голосе. - Не укачало?

- Он себя старшим в группе мнит, - жалуется басист Тому, невзначай повиснув у парня на шее. - Мелюзга.

Вероятно увлеченные люди вообще не спят, потому что тот самый парень встречает их в полной бодрости, с чашкой кофе наперевес. Любезный вполне, взашей не гонит, полицию не вызывает. Или фраза “у нас много денег” творит чудеса.
Правда, тут же поджидает разочарование.

- Что значит, нет тигра?! - паникует Том.
- Ну хоть что-нибудь полосатое есть? - идет на компромиссы Саймон.

Ральф прижимается лбом к оконному стеклу и гадает, как скоро должно наступить похмелье.

- Это не то же самое! - продолжает паниковать Том. - Если у тигра кожа полосатая, это не значит, что она будет полосатая у какого-нибудь бурундука!
- О! Бурундуки есть? - щелкает пальцами Саймон.
- Это не то же самое, я же говорю!

Серый кролик похож на персонажа давнишнего детского мультика. Ральфу до слез жаль этого кролика. Он гладит пушистую макушку и обещает, что все будет хорошо.

- Ну к черту, что, мы зря что ли ехали? Дай нам хотя бы вон того бурундука крупного, - барабанщик явно настроен серьезно.
- Это не бурундук. Это сурикат.
- Чувак, ты охренел! Сурикат есть, а тигра нет? - возмущается Том.
- Берем!

- Где ты взял ножницы? - недоумевает Том, когда они топают по темной тропинке предположительно в направлении большой дороги.

Саймон пожимает плечами:

- Со стола.
- Спер что ли?
- Да ладно, мы же ему заплатили.
- Да, откуда у нас много денег? - на всякий случай интересуется Ральф. Он не припоминает, чтобы на его счет поступали сказочные суммы.

- А, это Троя кредитка, - барабанщик отмахивается новоприобретенным чучелом невиданного зверя.

- Откуда у тебя кредитка Троя?
- Вы чего, чуваки? Я - хранитель кредитки Троя.

Ральф качает разумной головой.

- Да он не против. Я хоть сейчас ему позвоню, - Саймон пощелкивает ножницами, пихает зверя подмышку.

- Я же говорю, я ему позвоню, - вспоминает он еще через квартал.

Ральф недоумевает вслух, почему они до сих пор идут пешком.

- Ты таксишки видишь? - подсказывает Том. - Ну...

Они провожают взглядом очередное авто с шашечками, прикидывают, что упустили что-то важное.

- Саймон должен голосовать! Он же всегда голосует! - доходит до Тома.

- Хорошо идем, чуваки... В ногу.

* * *

- Позвонил! - сообщает Саймон. Перекладывает ножницы в другую руку, зажимает зверя коленями, роняет телефон на землю.

- Ruby ruby ruby, - тоскливо напевает Том под нос, а он заявляет:

- Короче, пацаны, я устал идти. Я буду тут спать.

Уселся, прислонился спиной к столбу с рекламными объявлениями, посадил рядом зверя, наглаживает.

- Хорошая шерстка, гладкая...

Том тоже тянется, запускает руку в полосатый подшерсток.

- Гладкая. Как у Майка.

Саймон подскакивает на месте:

- Йопта! Где мы забыли Майка?

- Его же с нами не было, - в голосе Тома звучит сомнение.

- Схера его не было?
- Да не было! - Том разводит руками.
- Блядь, Томас, вечно ты всех вводишь в заблуждение! Троя с нами не было, а Майк - был! Сейчас я ему позвоню…

Однако как только телефон оказывается в руках, в голову приходит гениальная идея. Саймон достает из кармана моток скотча и ловко прикручивает телефон к спине нового пушного приобретения.

- Чтобы не потерялся, - объясняет он, а Том подсказывает:
- К руке примотай, чтобы наверняка.
- Точняк! Решено: назову его Ринго.
- С чего ты взял, что это мальчик?
- Я его купил, мне решать: мальчик он или девочка, - Саймон зевает, складывая руки на груди, насколько позволяет кусок громоздкой конструкции на запястье. - Короче все, я - спать.

Ральф в растерянности топчется в луже.

- Ну как... ты же не можешь спать на улице.
- Да ну... не знаю как у вас там в этой Британии, а у нас в Штатах - демократия и свобода. Где хочу, там и буду спать.

- Хорош дурковать, - пытается вразумить его Ральф, но тот прикладывает палец к губам.
- Тссс. Спокойной ночи, Ральф.


* * * *
Оказывается, память у Тома работает лучше, чем хотелось бы. Он докладывает все в подробностях, а мне так хочется сказать “да врешь ты все”, но язык прилип к небу и совершенно не ворочается. К тому же, на этот раз я не уверен в его неправоте. Я думаю, что теперь я хотя бы знаю, что рассказать Эмме про ночные приключения. Хотя стоило бы лишить ее этого удовольствия, потому что она все утро доставала меня тем, какой я забавный, когда вдрызг. Кажется, она вообще считает меня большим шутником.

Майк глядит на трофей, любуется моим похмельным видом и бессовестно ржет.

- Бляяяя! Как я мог это пропустить!? Неужели никто не додумался сделать пару снимков?

Я чешу руку - остатки клея так и не сходят. Да я и не пытался отмыть толком. Короче говоря, все заняты бурным радостным обсуждением.
Где-то в этот момент на пороге появляется Трой, и взгляд его тоже моментально устремляется к новому неподвижному участнику группы. Трой делает шаг вперед, два шага назад, серьезный до жути:

- О боже, что это?

- Это очень смешная история, которую мы с тобой пропустили, - доходчиво объясняет Майк, продолжая ржать.

- Это мертвый зверь, это не смешно, - Трой затравленно озирается по сторонам, будто решил, что мы собственноручно сделали чучело из мелкого, а следующим в ход пойдет он.

- Его зовут Ринго, - помогает Том.

- Какой, блядь, Ринго? Уберите его отсюда.

- Ты чего, боишься? - Майк хватает зверушку и надвигается на солиста. - Чего его бояться, смотри какой миленький.

- Блядь, вы пизданутые все что ли?! - орет Трой. - Уберите из студии труп, я говорю!

Как следует орет. Ральфа передергивает.

- Сам и убери! - Майк кидает Ринго ему в руки, отпрыгивает, прячется за надежной спиной басиста, предвидя ответный бросок.

Но броска не происходит. Трой зажимает зверька в руках, как младенца, смотрит в его стеклянные глазенки, и губы его предательски дрожат. В следующую секунду он вылетает из студии, но я готов поклясться, что чую привкус соли в воздухе.

Это и смешно и не очень. Истерики Троя - дело будничное, привычное. Мы сошлись на том, что они ему необходимы, чтобы делать свою работу. Сошлись на том, что в этом уверен Трой. Теперь только дело за тем, чтобы решить, кто пойдет его успокаивать на этот раз.

- Я пойду, - вздыхает Ральф после того, как Майк аргументирует, что его с нами не было, я ссылаюсь на похмелье, а Том вообще делает вид, что он тут ни при чем. Но Том вне игры. У нас с ним как-то раз случился односторонний разговор. Том подошел ко мне и сказал:

- Я не могу справляться с некоторыми ситуациями. Я не люблю просить помощи со стороны. Я не умею просить людей, чтобы они не ставили меня в ситуации, с которыми я не могу справляться.

Я тогда все понял. Тому нельзя доверять ответственные миссии. А успокаивать Троя Гордона - это вам не шутки.

Поэтому в этот раз идет Ральф.

Я успеваю поглотить две бутылки воды до его возвращения. Делиться подробностями он не спешит.

- Ну что? - не терпится Майку.
- Ничего.
- Куда вы дели Ринго?
- Он его закопал.
- А сам где? Тоже закопался?
- Идет.
- Ну так как прошло-то?
- Блин, Майк, такой любопытный, сам бы шел да успокаивал, - огрызается Ральф.

Однако, Трой правда скоро возвращается. Деловой весь из себя, охрипший, все с тем же фигналом. И совсем не говорит с Ральфом. День не говорит, два не говорит. Я специально считаю. Делюсь недоумением с ребятами, но все лишь плечами пожимают.


* * * * *

Требуется бутыль вина и много минут беседы, чтобы раскрутить Ральфа на признание.

- Я попытался сказать ему в общем... Про всю эту работу. Что он слишком нервный в последнее время и так далее.
- А он?

Ральф морщится, ерзает, и видно сразу, что слова, которые сейчас прозвучат совсем ему не по душе:

- Он сказал: “Как бы тебе понравилось, если бы твоего папу набили соломой и выставили на продажу?”

В комнате очень тихо. Я жалею, что на его месте не Том. Был бы Том, можно было возразить “да врешь ты все”, потому что Трой не мог такого сказать.

- Не бери в голову, он сдуру ляпнул, - машинально тараторю я, потому что ничего адекватного в такой ситуации не выдашь. Остается только ложь и клише. - У него же бывают приступы кретинизма. Уработался до усрачки, вот крышей и двинулся.

- Не сдуру.
- Да ладно...
- Он обычно извиняется сразу.
- Он не извинился?
- Нет.
- Я его убью.
- Оставь, - Ральф сердито выдыхает алкогольные пары, крутит в руках пустой бокал. - Я просто больше не буду... Короче, в следующий раз, я - пас.

* * * * *

Трой отмалчивается дальше. Образцово-показательный: в истерики не пускается, с похмелья не заявляется. Только с Ральфом не говорит. А я в поддержку Ральфа не говорю с Троем в ответ. Короче, как сказал серьезный Майк “ведете себя как маленькие”. Еще и за спиной шушукаемся.

- Да недотрах у него, ясен хрен, - авторитетно заявляет тот самый Майк, который только что обвинял нас в инфантильности. - Я давно уже говорю. Надо просто пойти и трахнуть кого-нибудь, а он сидит как дурак.

- Может, у него что-нибудь случилось, - Том покусывает ноготь.

- Что, например?

- Не знаю. Может, переживает из-за Дня Рождения.

- А что было на День Рождения? - я уже боюсь, что у меня снова память отшибло.

- Ну, сам факт... Может, ему четверть века стукнуло, а у нас даже альбома еще нет.

- Какой четверть века? Ему двадцать два, - поправляет Майк.

- Ааа, - внимает Том. - Тогда не знаю.

- Ладно, для передышки тоже неплохо, - отшучивается Ральф. - А то бывает, как позвонит посреди ночи и давай бла-бла-бла.

- Радио-Трой, - вмешивается Майк и поясняет на мой недоуменный взгляд. - Ну, когда он звонит и начинает всякое бла-бла-бла про все подряд.

- Про что?
- Ну там...

- Про капибар, - подсказывает Ральф.

- Точно, точно. Про мангустов всяких там. Ежиков.

- Мне не рассказывает, - делюсь я.

- Ага, бог миловал, - фыркает Майк. - Зануда. Как начнет про своих...

- Ленивцев, - подсказывает Ральф снова.

- Скучно. Жуть.
- Да... Хотя, так... отвлекает.

- В смысле, он звонит и пересказывает Дискавери? - уточняю я.

- Точно! - соглашается Майк. - Да у него давно этот бзик, у него был какой-то предмет, так что он нам потом лекции пересказывал про всяких пингвинов, и моржей, и...

- Блядь, - выдает вежливый Ральф. - Я забыл.

- Блядь, - повторяет самовлюбленный Майк. - Я дебил.

Оказывается, я так долго тусовался с Троем, но одного важного факта про него не знал. Оказывается, Трой в самом деле очень любит животных.


* * * * *

Когда первый альбом выходит в свет, нам долго приходится отвечать на один и тот же вопрос по поводу бонус-трэка.
Нет, песня “Ringo R.I.P.” не имеет никакого отношения к Ринго Стару.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.