Защищая +308

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Kyo Kara Maoh!

Пэйринг или персонажи:
Юури/Вольфрам
Рейтинг:
PG-13
Предупреждения:
OOC
Размер:
Мини, 16 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Какие могут быть причины у Мао избегать жениха?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
7 августа 2012, 21:30
Вольфрам нервничал. Сегодня-завтра должен был прибыть Юури. В Шин-Макоку его величество поджидало много работы, Гюнтер и Гвендаль уже за головы хватались без короля. Блондин вздохнул. Ему опять не удастся поговорить с Юури. Последнее время они виделись очень редко. Вольфрам был рад, что ему все еще было разрешено спать в комнате Юури. Это была единственная возможность побыть с женихом наедине.
Кстати о женихах… Вольфрам вздохнул. Считалось, что идея брака принадлежит Юури, хотя всем было доподлинно известно, что предложение руки и сердца было результатом ошибочных действий. Незнание законов и обычаев сыграло с королем Шин-Макоку злую шутку. Обзаведясь завидным женихом, его величество не пустился в пляс, как подобало счастливчику. Сказать, что он был удивлен, - значит, сильно погрешить против истины. Хорошо. Вольфрам тоже не был в восторге от идеи стать женихом какого-то проходимца. Но потом этот слабак доказал, что является истинным правителем своей страны… Вот тут и начались проблемы. Фон Бильфельд оказался женихом его величества. Женихом короля, а не проходимца. Женихом нежеланным, случайным и… ненормальным. Юури всегда отталкивал Вольфрама. Мягко, ненавязчиво держал на расстоянии. Это было обидно.
Вольфрам привык купаться в славе, любви и восхищении. А этот мальчишка отказывался даже всерьез задумываться над их помолвкой. Как будто до свадьбы они не доживут. Или будто после свадьбы все останется на том же уровне. Блондин саданул рукой по столу. Чертов Юури! Неужели дальше поцелуя (которого Вольфрам не помнил вообще) у них ничего не зайдет? Нет, конечно, у Вольфрама не было опыта в подобных делах… Легкий румянец проступил на нежных щеках. Да и откуда бы ему взяться, этому опыту, если он – прекрасный фон Бильфельд, мечта всех девушек Шин-Макоку? Он умеет принимать комплименты, цветы и подарки, искусно уворачиваться от объятий и поцелуев, дарить улыбки и благосклонные взгляды. Даже дворцовых интрижек у него не было, потому что одна мысль об этом вызывала отвращение. Он никогда не понимал свою мать. Шерри была способна очаровать кого угодно, всегда была мила со всеми и радовалась каждому новому знакомству. Вольфрам не нуждался в близком человеке. А приобретать опыт, переступая через себя, свое отвращение, он не хотел.
Потом в его жизни появился Юури. И все пошло наперекосяк. Несмотря на то, что они оба были парнями, Вольфрам старался сблизиться с королем. И чем сильнее Юури противился их союзу, как чему-то противоестественному, тем яростнее блондин настаивал на более тесном знакомстве. Конечно, он знал, что мужеложство не приветствуется в их мире. Но ведь никто и не запрещал его! А Юури так забавно злился… Вольфрам, конечно, и сам изрядно смущался своей влюбленности. Но мало кто знал об этом. А после злосчастного поцелуя юноша боялся показаться на глаза жениху. Это был его первый поцелуй с мужчиной. И он его даже не помнил!
В дверь постучали, зашел Конрад:
- Пойдем, скоро все начнется.
Вольфрам торопливо поправил манжеты, провел ладонью по волосам. Грустно вздохнул. Все равно этот слабак ничего не заметит! Блондин понуро направился за Конрадом.

Вода в фонтане оставалась спокойной, но Гюнтер и Конрад внимательно следили за поверхностью, надеясь не пропустить момент появления короля. Вот сейчас он появится, думал Вольфрам, мокрый, замерзший. Придется его отогревать, поить горячим чаем, отбиваться от того же Гюнтера и Гвендаля. Им бы только загрузить бедного Юури!
Светящееся пятно отвлекло внимание блондина. Водная поверхность странно дрогнула и разошлась в разные стороны, будто занавес. В этом своеобразном проеме показалась фигура темноволосого юноши. Юури, подумал Вольфрам. Фигура шагнула на свет. Не может быть, подумал Вольфрам.
Его величество король демонов изящно перешагнул невысокий бортик фонтана. Штаны его при этом остались сухими, заметил блондин.
- Добрый день, Веллер, - хищный взгляд. Легкое похлопывание по плечу.
- Ваше величество, - поклонился Конрад.
Черные глаза прочертили дорожку к следующим встречающим.
- Добрый день, Гвендаль, - пожатие руки, - Гюнтер, - кивок. – Как обстоят дела в моей царственной империи? – о Боже, он действительно так сказал? Царственная империя? Вольфрам опустил взгляд. Король демонов – это не Юури. К нему не прицепишься с расспросами, не повиснешь на шее.
Мужчины пораженно молчали. Юури не мог долго пребывать в облике истинного Мао. Несколько минут. Не более… И все же…
Тем временем король сделал шаг к Вольфраму.
- Фон Бильфельд, - щеки блондина коснулась тонкая ладонь. Вольфрам испуганно вгляделся в лицо Мао. Тот сделал еще шаг. А он выше меня, отстраненно подумал Вольфрам. Синие искры побежали по черным волосам. Выражение черных глаз смягчилось. Король наклонился, легко коснувшись губами мягкой кожи, отстранился. – Мы увидимся позже, - холодно произнес он и развернулся к ожидающему его Гвендалю. – Сегодня я займусь делами государства, - кивнув остальным, Мао просто зашагал вперед, предоставляя другим недоуменно переглянуться за его спиной. Конрад первым пришел в себя. Посчитав, что Юури скоро вернет свой прежний облик, Веллер решил подстраховать юношу, ведь от слабости тот мог сильно удариться головой. А полы в замке были отнюдь не из пуха. Мужчина поспешил за Мао.
Гюнтер и Гвендаль нагнали их через несколько шагов.
И только Вольфрам остался на месте.
Пальцы неверяще пробежались по губам. Его второй поцелуй. Снова с мужчиной. С королем. Но не с Юури. Вольфрам поежился. Холодно. От прикосновений Мао – холодно. Юури всегда – нежный и спокойный. Как прохладный ручей. Король демонов холоден и жесток. Как лед.
Господи! Его поцеловал Мао! Вольфрам со всхлипом спрятал лицо в ладонях.

Весь оставшийся день Вольфрам пытался не попадаться на глаза королю. Блондин провел несколько часов в парке, размышляя, стоит ли ему и этой ночью спать в королевской опочивальне. По всему выходило, что стоит. И если юноша еще надеялся, что Юури придет в себя, вернется в свое тело, то пара реплик Йозака уничтожила ростки надежды на корню. Похоже, Мао решил править сам. Проблема выбора заключалась в том, что Юури не был против присутствия Вольфрама в своей постели. А что думал по этому поводу Мао, оставалось неизвестным. Будет ли блондину дозволено приходить на ночь, юноша не знал. Как и не мог ручаться, что в случае положительной реакции останется в выигрыше. Да и желания разделить ложе с холодным демоном у Вольфрама не возникало. Этого короля фон Бильфельд боялся. Что ни говори, а Мао – весьма непредсказуемая персона. Сегодня он уже поцеловал бедного Вольфрама, что ждет их впереди? Блондин передернул плечами. Он пропустил обед, потому что боялся увидеть своего жениха в обличии Мао. Сейчас же близилось время ужина, и голод давал о себе знать. Велеть подать ужин в свои покои Вольфрам не мог, это могло оскорбить короля. А идти в столовую – боялся. Патовая ситуация. Наконец, собрав волю в кулак, блондин решительно зашагал к замку.

Ужин не принес облегчения, но был очень информативен. Король обронил, что родных не будет несколько дней, поэтому он планирует провести в Шин-Макоку около двух месяцев. Брюнет был очень сдержан, выражая свое желание проследить за процветанием царственной империи. Вольфрам мысленно закатил глаза. Что за пошлая формулировка? Гюнтер радостно всех заверил, что его величество сегодня очень продуктивно поработали, Гвендаль только молча кивнул в знак согласия.
По окончании ужина Мао подошел к Вольфраму, положил ему руку на плечо:
- Мне необходимо разобраться с некоторыми делами. Можешь не ждать меня, когда соберешься спать.
Голос прозвучал тихо и властно. Вольфрам покраснел, кивнул и вышел из столовой. Во всяком случае, вопрос об уместности нахождения в спальне короля теперь был решен. Вольфрам хмыкнул. Юноша не был уверен, что это хорошая идея.
В спальне короля он впервые пожалел, что к ночной сорочке не предусматривается пижамных штанов. Провести ночь практически обнаженным с малознакомым мужчиной… Вольфрам был в ужасе от подобной перспективы.
Проворочавшись полночи, блондин все-таки уснул. Спал он беспокойно, постоянно ворочался. Ближе к утру дверь в спальню отворилась. Мао неслышным шагом подошел к кровати. Присел. Волосы медленно укоротились, выражение глаз смягчилось, и через мгновение на Вольфрама смотрел уже Юури собственной персоной. Пальцы брюнета пробежались по светлым волосам жениха.
- Спи сладко, - прошептал Юури, склоняясь. По черным волосам побежали синие искры. Король демонов остановился в нескольких сантиметрах от лица фон Бильфельда. – Спи сладко, любимый.
Юноша поднялся и тихо покинул комнату.

Утром блондин проснулся в прекрасном расположении духа, которое немедленно изменилось, когда он оглядел спальню. Никаких следов пребывание своего жениха в оной Вольфрам не заметил. «Неужели его не было всю ночь?! Может быть… он провел эту ночь с Гюнтером?!» Возмущению юноши не было предела, пока он торопился в комнату брата.
- Гвендаль! Ты должен мне все рассказать! – Вольфрам влетел в комнату, не удосужившись постучать. Гнев подстегивал его. Но в помещении было пусто. «Ну конечно! – подумал Вольфрам. – Еще утро, они наверняка завтракают!»
По пути в столовую блондин наткнулся на Аниссину, которая и поведала несчастному юноше, что завтрак был давным-давно, а Гвендаль, Гюнтер и его величество в настоящий момент находятся в библиотеке. Резко сменив направление, Вольфрам почувствовал, что на сей раз Юури не удастся отвертеться. Тут блондин резко затормозил. Юури… Ох. Нет. Мао. Может ли Вольфрам ревновать к Мао? Наверное, нет, ведь он любит Юури, а не Мао. Все равно. Не мог Юури так долго находиться в облике короля демонов! И вообще! Длинные волосы и хищный взгляд еще не давали ему повода вешаться на каждого встречного-поперечного! Размышляя таким образом (и презабавно размахивая руками), Вольфрам дошагал до библиотеки, куда также ворвался, снова не удосужившись постучать.
Мао сидел за столом и подписывал какие-то бумаги. Гюнтер и Гвендаль стояли у окна, прихлебывая из чашек. Вольфрам хлопнул дверью. Мао поднял глаза.
- Фон Бильфельд, - король приподнял бровь и указал на кресло напротив. – Доброго дня. Сейчас принесут что-нибудь перекусить, ведь ты пропустил завтрак, - голова вновь склонилась над документами. Вольфрам оторопело присел на предложенное место. Через несколько секунд рука короля дрогнула, он стал что-то быстро подчеркивать, перечеркивать и писать на листке. Вольфрам сглотнул. Это было очень быстро. Действительно. – Гюнтер, - требовательно позвал король.
- Ваше величество, - чашка была оставлена под присмотром Гвендаля, мужчина склонился к столу, заглядывая в документ через плечо короля. Вольфрам почувствовал укол ревности и тут же мысленно себя обругал. Глупо ревновать к Мао! Это же не Юури! Но Гюнтеру позволено быть так близко…
- Скажи мне, что они не имели в виду то, что я думаю, - изящный палец ткнул в какие-то строки на листе.
- Это… ммм… - Гюнтер углубился в чтение.
- Они желают повысить пошлину на ввозимый товар! – голос Мао упал, но накал продолжал нарастать. – Они считают, что пошлины недостаточно высоки?!
- Видимо, так, ваше величество, - мягко ответил Гюнтер.
- Они живут только за счет этого, - вмешался в разговор Гвендаль. – Эта местность достаточно бедна, люд кормится грабежом, а пошлина для них – всего лишь официально разрешенный грабеж.
- Вот как, - Мао, казалось, успокоили слова и размеренный тон. – Тогда… - он потянулся за печатью, - отклонить!
- Но… Ваше величество…
- Мы будем доставлять товары водными путями, а когда они поймут, какую жилу сами себе перекрыли, вы увидите, они согласятся с нашими расценками.
Вольфрам слушал, не понимая и половины из разговоров. Спустя пять минут после его прихода служанка принесла ему стакан молока и огромное блюдо с булочками. Блондин хотел было пожаловаться, что не очень-то любит молоко, но именно в тот момент, когда он уже почти открыл рот, Мао произнес:
- Молоко… Отлично. Улучшает цвет лица, знаешь ли…
Холодный взгляд черных глаз задержался на щеках блондина, и тот почувствовал, что краснеет.
И Вольфрам заткнулся. Даже сил съязвить по поводу огромного количества булочек не хватило. Впрочем, это быстро перестало быть поводом для шуток, потому что и Гюнтер, и Гвендаль совершали набеги на блюдо, чтобы потом устроиться у окна. Вольфрам провел в библиотеке довольно много времени, пока его мягко не выпроводили со словами: «Уже обед, прекрасная возможность повидаться с Шерри». За несколько часов стопка приказов, писем, предложений и проектов на столе короля уменьшилась почти в десять раз, Гюнтер несколько раз даже уносил куда-то какие-то срочные бумаги. Гвендаль задумчиво тер переносицу, глядя на короля. Мао ожесточенно что-то писал, ставил печати, перечеркивал, иногда даже рвал и выбрасывал документы…
Вольфрам вошел в столовую. Мама, Аниссина, Грета и Конрад уже были здесь. Блондин как раз успел дойти до своего места и сесть, когда двери снова отворились и зашли Гвендаль и Гюнтер. Короля с ними не было.
- А… где его величество? – задал Конрад интересовавший всех вопрос.
- Он решил пропустить обед, потому что осталось еще очень много работы. Также он просил передать тебе, - Гвендаль кивнул Конраду, - что не забыл о ваших послеобеденных тренировках.
Грета хлопнула в ладоши:
- Папа теперь стал таким серьезным! Он хочет, чтобы мы спелни… сепли… сплетничали, пока его нет, да? – девочка радостно посмотрела на взрослых. Те переглянулись. Первым нарушить молчание решил Конрад.
- Как долго может продлиться это состояние?
Гвендаль пожал плечами:
- Вряд ли обещанные два месяца. Конечно, это странно, что Юури не возвращается к обычному состоянию так долго, но логичных объяснений у меня пока нет.
- Можно было бы связаться с Муратой, чтобы он помог нам? – Гюнтер посмотрел на Конрада. Мужчина лишь покачал головой.
- Ну надо же, как все неожиданно, - подала голос Сесилия.
Все замолчали.
- А я сегодня гуляла с Гизелой, - подала голос Грета. – Мы ходили во дворец Истинного короля, там одна девочка играла со мной. У нее были такие смешные точки на лбу… - Гвендаль и Конрад неожиданно увлеклись рассказом девочки. – А потом мы играли с водой, и она сказала, что папа теперь тоже как вода. Я не поняла и попросила ее мне объяснить… - теперь внимание всех за столом было приковано к Грете, взахлеб рассказывающей о прогулке. – Она сказала, папа влюбился, - Вольфрам поперхнулся, Аниссина машинально похлопала его по спине. – Папа теперь как вода будет искать свою форму… Ну, знаете, если воду налить в стакан, она будет как стакан, а если налить в миску, то она будет как миска… Только я не поняла, как папу можно налить в стакан?...
Конрад занялся распутыванием сумбурных детских идей и мыслей, остальные, не сговариваясь, приступили к еде с удвоенной силой. Каждому было над чем поразмыслить.
Вольфрам клокотал. Юури влюбился! Раз он пришел таким с Земли, может, он влюбился там, у себя на родине? Нашел какого-нибудь парня посимпатичнее… Да нет, Юури не мог влюбиться в парня! Вольфрам вспомнил, как множество раз Юури отталкивал его от себя со словами: «Ты же парень!». Определенно, он нашел себе девчонку. Какую-нибудь блондинку…
- Вольфрам! – воскликнула Сесилия. Юноша отвлекся от невеселых мыслей, чтобы натолкнуться на упрек в глазах матери. Свечи на столе полыхали почти до потолка. Мужчины отодвинулись от стола, Аниссина опасливо косилась на блондина, мама постукивала пальцами по столу, а Грета восхищенно хлопала в ладоши. Вольфрам сжал кулаки. Пламя успокоилось.
- Вы же не думаете, - раздался жалобный голос Гюнтера, - что он хочет нас покинуть?
Сесилия, Аниссина и Вольфрам непонимающе уставились на фон Криста.
- Ну… выглядит так, будто он хочет справиться со всеми делами на сотню лет вперед и с чистой совестью покинуть нас… Нет?
Снова воцарилось молчание. Аниссина положила ладонь поверх руки Вольфрама:
- Не волнуйся… Он же твой жених, он вернется к тебе.
Юноша поспешно встал и, извинившись, вышел. Быстро добравшись до своей комнаты (и не встретив на пути никого из прислуги), Вольфрам кинулся колошматить подушки, грозясь разорвать их в клочья.
- Влюбился! – зло шипел блондин. – Влюбился!
Очень хотелось плакать, но парням не пристало лить слезы из-за отказа. Через несколько часов бессмысленного блуждания по комнате, лежания на кровати и периодического избиения подушек Вольфрам решил, что с него хватит. Пора заканчивать с этим фарсом, с этой выдуманной помолвкой, с ненастоящими женихами… Он рывком открыл дверь и натолкнулся на Йозака, который опасливо заглянул внутрь.
- Все живы? Ничего не сгорело? – мужчина перевел взгляд на фон Бильфельда. – Не хотите ли поупражняться в фехтовании? Помогает выпустить пар…
Блондин зло посмотрел на Йозака, но предложенный меч взял.
- Спустимся во внутренний двор. Там Конрад и его величество как раз заканчивают тренировку… - радостное кудахтанье Йозака помогало отвлечься от горестных мыслей. На самом деле Вольфраму не хотелось рвать помолвку. Идти к Юури, нет, к Мао, говорить, что раз теперь все лишено смысла… Он должен сделать первый шаг. Без взаимного согласия им не стать свободными…
Выйдя на улицу, Вольфрам не увидел – почувствовал, что король сражается с Конрадом. Воздух гудел от напряжения. Там, где Юури обычно пытался, задыхаясь, поднять меч и отбить удары, сейчас творилось нечто несусветное. Мао не атаковал, только защищаясь, но скорость реакции и то, как иногда лезвие мелькало излишне близко от горла Веллера, показывало, что король не проиграет.
Вольфрам сглотнул. Мао был пугающе силен.
- Давно они… так? – запинаясь, спросил он Йозака.
- Почти два часа. С обеда.
- Останавливались?
- Нет, - пожал плечами мужчина.
- Посторонимся, чтобы не попасть под горячую руку?...
Договорить Вольфрам не успел. Битва закончилась неожиданно, словно и не звенели только что оглушительно мечи. Мао кивнул Конраду и направился к жениху.
«Нам нужно расстаться, нам нужно расстаться…» - твердил про себя блондин. – «Давай, скажи это, не будь трусом…»
Мао подошел почти вплотную. Черные глаза всмотрелись в лицо юноши.
- Мой ответ – нет, - Вольфрам вздрогнул от неожиданного совпадения слов и ситуации, которую он обдумывал. – Тебе не достичь взаимного согласия, фон Бильфельд, - и король пошел дальше, словно не замечая затравленного взгляда своего жениха.
Вольфрам судорожно сжал рукоять меча.
- Почему? – обратился он вдогонку. – Раз уж ты не заинтересован во мне, как в женихе, то освободи меня от обязательств. Я найду себе кого-нибудь попро…
Лезвие свистнуло около уха, Вольфрам осекся. Мао оказался рядом, Конрад пытался остановить действия короля.
- Я сказал – нет, - непререкаемым тоном. Черные волосы удлинились почти до пояса. Неуловимое движение кисти руки – и острие ножа смотрит Вольфраму в сердце. – После ужина я буду ждать тебя в спальне.
Убедившись, что блондин его услышал, Мао отправился во дворец. Конрад бросил сочувствующий взгляд на Вольфрама. Йозак потерянно смотрел вслед королю демонов. Жизнь приобретала пугающие обороты. Фон Бильфельд выронил меч.

На ужин Вольфрам не спустился. Он смалодушничал, проведя время в своей комнате, строя безумные догадки о причинах поведения Мао. Позже, готовясь отойти ко сну, Вольфрам застрял на выборе ночной рубашки. В этот момент дверь в комнату открылась, вошел король. Резко обернувшись (и прикрывшись тем немногим, что не было способно полностью скрыть все, что надо), блондин пробормотал:
- Ваше величество?
- Я бы хотел узнать, что является причиной твоей задержки? Кажется, я ясно дал понять, что сегодняшнюю ночь мы проведем вместе…
Вольфрам попятился. Он не стремился изменить Юури с этим… Мао.
Слишком быстрое движение – и король держал блондина за руку, не позволяя убежать. Взгляд черных глаз задержался на губах блондина, опустился ниже – и щеки фон Бильфельда залила краска смущения. Его величество медленно ослабил хватку, толкнул Вольфрама на кровать и склонился сверху. Сильное гибкое тело было очень близко, а взгляд черных глаз – непривычно холоден. Вольфрам прикусил губу. Он не позволит этому случиться! Только не так! Мао вытянул руку. Блондин зажмурился. Шорох.
- Вот эта вполне подойдет, - деловитым тоном произнес король.
Вольфрам открыл глаза. Ему протягивали очень длинную, достаточно целомудренную ночную рубашку темно-синего цвета.
- Будет приятно оттенять глаза, - насмешливо протянул Мао.
Фон Бильфельд послушно взял предложенную вещь и вопросительно посмотрел на короля.
- Я подожду тебя в нашей спальне, - улыбнувшись, тот вышел.
Вольфрам обессилено упал на кровать. Может, его тело не интересует Мао? Может, он неправильно все воспринимает? У него все равно нет времени поразмыслить обо всем как следует… Натянув рубашку, блондин уныло побрел в спальню короля. Толкнув дверь и оказавшись внутри, юноша опешил. В комнате царил полумрак, который сам Вольфрам определил бы как интимный. Возле окна стоял стол – фон Бильфельд не помнил, чтобы там вообще что-то было, - на котором еле теплилась свечка. За столом сидел Мао и, казалось, грел руки о пламя. Черные волосы поблескивали искрами. Когда король опустил руки, Вольфрам увидел, что вокруг пламени образовался водяной шар диаметром около ладони. Из-за колебаний воды по стенам спальни поплыли разводы, похожие на волны.
- Эээ… - замялся блондин.
Брюнет повернул голову, поднялся, подошел ближе. Вольфрам старался не сильно пятиться, не показывать свой страх. Король подошел совсем близко, взял жениха за руку, подвел к кровати. Вольфрам почувствовал, что сейчас расплачется, так страшно ему было. Мао был выше и сильнее, а еще он был королем. Сопротивляться было бессмысленно. Сердце блондина, казалось, забилось с удвоенной силой. Ладони притянули Вольфрама в крепкие объятия, он уткнулся носом Мао в ключицу. Судорожно всхлипнув, фон Бильфельд попытался оттолкнуть короля, для чего ему пришлось положить руки тому на грудь. Под ладонью билось неистовое сердце. Его удары, наверное, должны были слышать во всем замке. Услышав резкий вдох сквозь зубы, Вольфрам поднял голову и одновременно почувствовал растущее желание Мао. «Нет, похоже, мое тело ему нравится», - с ужасом подумал блондин. Теплые сильные руки ненавязчиво оттолкнули Вольфрама. Он боялся взглянуть на короля. Впрочем, если бы фон Бильфельд все же поднял взгляд, он бы сильно удивился, увидев, как укоротились волосы и смягчилась линия глаз. Словно бы Мао замер на середине трансформации в Юури. Впрочем, так оно и было.
Заправив непослушную белую прядку за ухо, Мао склонился и поцеловал Вольфрама в макушку:
- Сладких снов.
Блондин, сжавшийся за секунду до этого в ожидании насилия, удивленно открыл глаза. Но Мао уже садился за стол, придвигая к себе чернильницу и перо.
- Ваше… величество? – хриплым голосом проговорил Вольфрам.
- Спи, фон Бильфельд, - холодно прервал его король. – Я не планирую в отношении тебя насильственного мужеложства. Если тебе будет мешать свет – скажи мне.
Блондин обессилено опустился на кровать, моля богов, чтобы все оказалось действительно так. Завернувшись в одеяло, он медленно вздохнул. Ночь казалась ему ужасной перспективой. Полагая, что не сможет уснуть, Вольфрам приготовился вздрагивать от каждого движения короля. Но сон на удивление быстро настиг его – сказалось напряжение дня.

Ночью, почувствовав чужое прикосновение, фон Бильфельд мгновенно открыл глаза. Его обнимали. Со спины. Осторожно повернувшись (и приготовившись дать деру от короля демонов), блондин замер. Мрак ночи не скрывал короткие черные волосы и детские черты лица. В кровати с Вольфрамом спал Юури! И обнимал его во сне. «Он перестал быть Мао! Он перестал быть Мао!» - проносилось в голове Вольфрама. – «Надо его срочно разбудить. Но…» Мальчишеские руки так приятно обвивали его талию… Юури ведь все равно останется собой? С ним ничего не произойдет… Так что… Нет смысла будить его сейчас… Лучше утром… поддразнить его, сказав, что он так размечтался о предмете своих грез, что перепутал его с Вольфрамом. От этой мысли кровь бросилась блондину в голову. Точно! Ведь Юури влюбился! Может, он обнимает своего жениха, думая о ком-то другом?!
- Юури, ты, негодяй! – Вольфрам расталкивал брюнета, мечтая убить ту, кто поселился в мыслях последнего. Ревность изводила юного блондина. – Вставай же, Юури!
Занавески на окнах полыхнули огнем, осветив удивленное спросонья лицо Шибуи. Черные глаза растеряно смотрели в аквамариновые.
- Прекрати меня обнимать, ты, идиот несчастный! Эгоист! – Вольфрам отпихнул от себя жениха. Думает о ком-то другом, кипятился Вольфрам, играет с моими чувствами! Глаза светились ненавистью. Юури посмотрел на свои руки.
- Обнимал?... – прошептал он.
- Да! Обнимал! Как ты можешь!... Как ты смеешь!... – обнимать меня, думая о других. Но Вольфрам так и не смог довести предложение до конца. Горя праведным гневом, он не сразу обратил внимание, как удлинились черные волосы. Только когда глаза стали холодными и жестокими, Вольфрам, наконец, понял, что Мао вернулся.
Спустившись с кровати, черноволосый юноша махнул рукой в сторону окна – и горящие занавеси потухли, будто и не было пожара несколько минут назад.
- Я приношу свои искренние извинения за случившийся инцидент. Уверяю, подобного больше не повторится.
С этими словами Мао покинул комнату. Вольфрам вышел из оцепенения. Сев на кровать, блондин заметил, что у него дрожат руки. Через несколько минут в дверь постучали. Вольфрам вздрогнул. Вошла служанка с подносом.
- Его величество велели принести Вам горячего шоколада и проводить до Вашей спальни. Не волнуйтесь, мы проветрим это помещение. Об этом тоже было дано распоряжение его величества.
Вольфрам бездушной куклой брел вслед за девушкой, не слушая, что она говорит.
Он разбудил Юури, но тот стал Мао.
И он наговорил Юури гадостей.
Можно было бы просто радоваться, что Юури рядом…
А теперь Юури нет. Есть Мао. От которого веет холодом.
Вольфрам вспомнил теплые объятья Юури и глубоко вздохнул.
Надо будет рассказать брату.

Утром Вольфрам поспешил к Гвендалю. Но того уже не было в комнате. Заглянув в столовую – завтрак только сервировался, – блондин отправился в библиотеку. Ну где еще может быть Гвендаль, как не в библиотеке с королем. От этой мысли Вольфрам сбился с шага. Ему не хотелось попадаться королю на глаза. Но выбора не было. Он решил, что быстренько заглянет в комнату, позовет брата и скроется с глаз Мао.
Постучав и приоткрыв дверь, блондин заглянул внутрь. Брюнет с холодными глазами смотрел точно на Вольфрама.
- Хорошо, что ты пришел, - сдержано произнес король. – Я как раз решил послать за тобой. Заходи.
Прямого приказа короля нельзя было ослушаться. Вольфрам с пылающими щеками протиснулся в комнату. Мао поднялся и направился прямо к нему. Отодвинув его рукой, словно незначительное препятствие, Мао потянул за ручку двери:
- Я найду Конрада, чтобы дать ему указания.
Дверь за брюнетом закрылась.
Пытаясь успокоить колотящееся сердце, Вольфрам повернулся к брату.
- К-какие указания?
- Его величество сегодня уезжает в путешествие по своей… кхм… царственной империи. Сопровождать его будут Гюнтер, Гизела, Аниссина и я. Ты, Конрад и Йозак останетесь в замке.
- Но почему?!
- Ты хочешь поспорить с Мао, Вольфрам? – голос Гвендаля был усталым.
- Н-нет… Но… Брат! Сегодня кое-что произошло! – блондин смутился. – Ночью…
- Это касается…
- Я был в спальне короля. Нет, не подумай, ничего такого не было… Но… Когда я ложился спать, он еще был Мао.
- Что ты имеешь в виду – еще был Мао?
- Ну, ночью я проснулся, а он – Юури! Я обрадовался, - Вольфрам решил опустить упоминания о вспышке ревности. – Когда же я разбудил его, он снова стал Мао… - голос фон Бильфельда упал.
- Открыл глаза – и превратился? – нахмурился Гвендаль. Вольфраму пришлось рассказать, как все было.

- Я полагаю, мы возьмем карету для наших прекрасных дам, - Мао слегка склонил голову в сторону девушек.
- Ваше величество, я вполне способна продержаться в седле! – попыталась вклиниться в разговор Аниссина. Гизела позади нее энергично кивала головой.
Король повернулся к девушкам.
- Я бы не хотел, чтобы вы испытывали неудобства. К тому же, в карете всегда можно укрыться от непогоды. Гюнтер, я уверен, будет иногда заглядывать к вам, чтобы развеять вашу скуку.
Девушки послушно кивнули.
- Ваше величество! – со стороны замка показался Конрад. – Ваше величество, Вы уверены, что не хотите, чтобы я сопровождал Вас? – голос мужчины был полон беспокойства. Гвендаль и Гюнтер уже посвятили его в ночные превращения короля, и Конрад сильно переживал за своего правителя.
Мао положил руку Конраду на плечо:
- Я хочу, чтобы ты присмотрел за моим… женихом, пока меня не будет. Позаботьтесь о Вольфраме, Конрад. Я вверяю его безопасность в твои руки.
- Ваше величество, не беспокойтесь, - улыбаясь, протянул Йозак. Он тоже был посвящен в тайны ночи, поэтому вел себя с Мао так же, как и с Юури. – Мы присмотрим за блондинчиком, ни один волос с его головы не упадет… - дурашливый тон сменился удивлением, когда король жестом показал Йозаку следовать за ним.
Отойдя на приличное расстояние, Мао развернулся к Йозаку:
- Я хочу, чтобы ты присмотрел за своим капитаном…
- Конрад?... – удивленно начал мужчина.
- Конрад, - утвердительно.
- А что не?...
- Он слишком усиленно трудится. Мне было бы очень приятно, если бы ты принял на себя некоторые обязанности и проследил за тем, чтобы капитан отдохнул как следует.
Йозак ошарашено кивнул.
- Следить надо за несколькими пунктами.
Мужчина кивнул, приготовившись запоминать.
- Первое. Сон. Здоровый, крепкий сон не менее восьми часов в сутки.
Кивок.
- Второе. Пища. Разнообразное меню, трехразовое питание, и смотри, чтоб не жевал всухомятку!
Кивок.
- Третье. Насыщенная положительными событиями жизнь. Позитивные впечатления. Можешь устроить ему, скажем, свидание?
Йозак удивленно смотрел в черные глаза.
- Свидание?
- Да.
- С кем?
- С тем, с кем он согласится на него пойти! Мне все равно! Сам сходи, если никого не подберешь!
Йозак прикрыл глаза. Свидание с капитаном… Это не совсем то поручение, которое ему хотелось бы выполнять…
- Понял?
- Да, ваше величество!
- Вот и ладно, - усмехнулся король. Развернулся и направился к поджидающей его свите. Его провожали все, кроме Шерри и Вольфрама. Первая отсутствовала, так как была на свидании с Рэйвеном (хотя мужчина долго пытался отнекиваться), второй – потому что сам Мао запретил ему появляться во дворе. Подняв взгляд на замок, король увидел светловолосую голову в окне. Ухмылка скользнула по его губам. Никто ничего не заметил.
Вольфрам изумленно смотрел, как стекло покрывается тонким налетом льда с внешней стороны. Происходящее на улице стало для юноши большим размытым пятном. Он приложил пальцы к стеклу – и тут же одернул их: кожу обожгло холодом. Вольфрам вздохнул и осел на пол. Мао ненавидит его…


«… Прошло уже несколько дней, никаких превращений мы не заметили. Мао полон сил и уверенности. Он желает превратить свою страну в цветущий рай. Гюнтер в восторге. Ты писал что-то о замороженном окне? Мы ничего не видели. Неужели король столь силен?...»

«… Аниссина разработала несколько механизмов. Гизела скучает по дому, короля угнетает ее состояние. Полагаю, мы скоро вернемся… Гюнтер в восторге. Я заметил, что король почти не спит. Мы движемся на запад…»

« … Гизела пишет дневник о нашем путешествии. Теперь ей не так скучно. Возможное скорое возвращение откладывается. Король работает над полусотней проектов. Гюнтер в восторге…»

«… Король общался с Гизелой, высылаю тебе копию ее записи в дневнике. Не обращай внимания на нежности, это же дневник девушки. Полагаю, тебе будет интересно…

Сегодня я встретила его величество по дороге к колодцу. Он улыбнулся, приветствуя меня, но в улыбке не было искры жизни. Я не хотела болтать с его высочеством о пустяках, но так само получилось. Я спросила, нравится ли ему Шин-Макоку, а он ответил, что влюблен в эту страну и ее народ. И снова улыбнулся. Грустно-грустно. Возможно, он тоскует по тому, кого любит? Он помог мне донести воду до лагеря, а я собирала цветы. В лагере я отдала букет его величеству. Его руки, теплые, нежные, взяли у меня букет. Он смотрел на цветы, а глаза его как будто теплели. Мне даже на мгновение показалось, что волосы его величества стали укорачиваться…

На настоящий момент это единственное свидетельство. Изменений в облике короля замечено не было. Скоро вернемся…»


Они вернулись ночью. Стараясь не шуметь, отвели лошадей в конюшню. Сонных девушек довели до их спален, мужчины разошлись по комнатам, Мао направился к себе. Открыв дверь, брюнет увидел именно то, чего опасался. Вольфрам спал, почти свесившись с кровати. Осторожно прикрыв за собой дверь, король направился в единственное свое убежище – библиотеку. Сидя спать неудобно, но это лучше, чем, проснувшись, выслушивать обвинения фон Бильфельда в домогательствах. У короля осталось четыре дня до конца отведенного срока. Но он не сможет этого выдержать…


Вольфрама разбудила служанка, напевавшая что-то, убираясь в комнате. Сам по себе сей факт был необычен, потому что юноша очень редко заставал девушек за работой. Как правило, все заботы о комнате проходили за его спиной. Сев на кровати, блондин поинтересовался:
-Что-то случилось? – голос спросонья трудно было назвать внятным.
- Ах, Вы же не знаете! Король ночью вернулся! Они приехали…
Фон Бильфельд подскочил на месте. Король вернулся? И где же?...
- Постой, когда, ты сказала, они приехали? – юноша действительно озаботился этим вопросом.
- Ночью, чуть позже полуночи, я полагаю…
Получается, король опять не ночевал в своей комнате? Получается, король заходил в свою комнату, но покинул ее, обнаружив в ней – его, Вольфрама? Блондин вскочил. Юури не хочет его видеть? Мао не хочет его видеть? Вольфрам вспомнил ошеломленное выражение лица брюнета, когда тот понял, что обнимал блондина. Проклятье, да он, наверное, ненавидит меня! Если ему так неприятны мои прикосновения… Вольфрам упал обратно на кровать. Надо найти в себе смелость, твердил он мысленно, спуститься к завтраку. Там ситуация прояснится. Возможно. Светлые брови сдвинулись.

Взгляды всех присутствующих обратились на Вольфрама, стоило ему перешагнуть порог столовой. Секунда понадобилась фон Бильфельду, чтобы понять: короля на завтраке не было.
- Где он? – тихо спросил Вольфрам, опускаясь на стул между Гретой и Шерри.
Все посмотрели на Гвендаля.
«Неужели опять в библиотеке?» - ужаснулся Вольфрам.
- Он захотел поговорить с Йозаком. Они сейчас в саду…
Йозак. Высокий и сильный. Смешливый, дурашливый. Серьезный, преданный… Именно с ним разговаривал король перед отъездом. Что было нужно Мао сейчас? Вольфрам прикрыл глаза. Нельзя ревновать Мао! Невозможно ревновать к Йозаку! Тем не менее…
Блондин отодвинул свою чашку, извинился и покинул столовую. Ноги несли его в сад. Долго блуждать не пришлось: голоса Мао и Йозака он услышал довольно скоро. Но их скрывала высокая живая изгородь.
-… я доволен, - это был голос Мао. Вольфрам вздрогнул. - Теперь же я прошу тебя позаботиться о Вольфраме фон Бильфельде. Последний пункт отменяется, - голос брюнета снова наполнился льдом. – А теперь мне пора… - раздались торопливые шаги. Вольфрам вышел из своего укрытия и наткнулся на Йозака. Мужчина неловко улыбнулся:
- А, доброе утро. Значит, именно Вы станете тем, кто первый узнает… Король нынче же возвращается домой… - коренастый блондин махнул рукой в сторону. – Мы снова остаемся без правителя…
- Что? Возвращается? – мысли завертелись в голове Вольфрама с бешеной скоростью. Мао возвращается домой. Но дома, у себя на Земле он же не может быть Мао. Значит, там будет Юури. Юури…
Вольфрам оттолкнул протянутую ладонь Йозака. Скорее, во дворец истинного короля! Не позволить Юури!...
Стены дворца встретили Вольфрама спокойствием. На противоположном конце внутреннего дворика блондин заметил знакомую темную фигуру.
- Юури!
Фигура остановилась. Обернулась.
- Юури, стой!
Мао нерешительно шагнул назад, под своды замка.
- Стой! – Вольфрам побежал к поспешно удаляющемуся королю.
Коридоры и лестницы закончились очень быстро, но и расстояние между фон Бильфельдом и Мао заметно сократилось.
В паре шагов от фонтана король остановился. Посмотрел на Вольфрама. Из-за спины начали вздыматься водяные драконы.
- Не подходи ко мне! – голубые фигуры метнулись к заслонившемуся от них блондину. Вода рассыпалась брызгами от удара об огненный щит. Вольфрам пошел к королю. Тот сделал шаг назад. Еще один. Уткнулся ногами в бортик фонтана.
- Не подходи ко мне, - теперь голос звучал не властно, а скорее умоляюще. Вольфрам приближался. – Пожалуйста, Вольфрам… - синие искры пробежали по укорачивающимся волосам, взгляд брюнета стал испуганным. – Пожалуйста, не…
- Юури! – блондин сделал еще шаг навстречу, подошва сапога удобно легла в небольшую лужу, оставшуюся от разлетевшихся водяных драконов…- Юу-у…

Чьи-то руки вытянули Вольфрама из казавшейся бездонной толщи воды. Эти же руки придали ему сидячее положение, придерживая голову, оберегая от удара. Наверное, он переместился вместе с Мао на Землю. Глаза открывать блондин побоялся. Но когда неуверенные ладони проехались по его груди и стали расстегивать камзол, юноша передумал. Резко распахнув глаза, он ошеломленно уставился на растрепанного и мокрого Юури.
- Ч-что ты делаешь?! – вопрос был глупым, но на большее фон Бильфельда не хватило.
Брюнет отпрянул, Вольфрам заметил, как румянец заливает щеки молодого короля. Его жених снова стал собой. Не допускающим даже мысли о возможных отношениях между парнями Юури…
- Ты весь мокрый… Я… сейчас принесу сменную одежду… - брюнет поднялся. – Н-не ходи за мной, натопчешь в доме… - то, что сам Шибуя мог натоптать в доме гораздо больше Вольфрама, его, похоже, не волновало.
Несколько секунд спустя дверь в ванную приоткрылась, в проеме показалась рука с полотенцем.
- Держи, - буркнул Юури с той стороны двери.
- Угу, - промычал в ответ Вольфрам.
Еще через какое-то время так же «сердечно» Юури передал жениху одежду. Вольфрам очень смутился, увидев несколько вызывающее, на его взгляд, нижнее белье. В прошлый раз ему достались очень удобные… ммм… как же они назывались? Вольфрам не помнил, но они были достаточно длинными, надежно защищая невинность и самолюбие молодого человека. Эти же…
- Ю-ури… - смущенно позвал блондин.
Дверь распахнулась. Окинув взглядом едва успевшего прикрыться огромным полотенцем Вольфрама, Шибуя отвел глаза в сторону.
- Эти… Это…
- Это плавки, Вольфрам… Ммм… И не беспокойся, они чистые, я их ни разу не надевал… - Юури покраснел. – Да, в моем мире это нормально, не беспокойся, я не пытаюсь приставать к тебе!
Дверь закрылась. Фон Бильфельд прикрыл глаза. «Я не пытаюсь приставать к тебе!» Что, черт возьми, это значит? Приведя себя в порядок, Вольфрам вышел из ванной. Ориентируясь на звук, блондин дошел до кухни, где и обнаружил Шибую. Подойдя поближе и заглянув через плечо, он поинтересовался:
- Что ты делаешь?
Юури резко обернулся. И только теперь Вольфрам заметил, что смотрит на него, настоящего Юури, не Мао, снизу вверх. Разница в росте была невелика, около половины ладони. Так что взгляд Вольфрама упирался как раз в плотно сжатые губы Юури. Король Шин-Макоку неловко отступил назад.
- Твой чай. Осторожно, горячий. Пей здесь. Вещи оставил там? – он мотнул головой в сторону лестницы.
Вольфрам послушно кивнул. Юури поспешно вышел из комнаты. Да он выше меня, подумалось блондину. И голос у него стал ниже. Король взрослеет… Бездумно взяв кружку, Вольфрам осторожно отпил глоток.

- Мурата сказал, вряд ли я смогу вернуть тебя раньше, чем через два дня.
- Разве он приходил? – Вольфрам разглядывал корешки книг в комнате Юури.
- Нет, но скоро придет, - было заметно, что брюнету не по себе в присутствии фон Бильфельда. – Мама с радостью согласилась оставить тебя ночевать у нас. Тебе ведь некуда идти…
- Понятно, - значит ли последняя фраза, что Юури не хотел бы, чтобы Вольфрам остался у них дома?
Шибуя замялся.
- Она… сказала, раз мы такие друзья… - «О, ну он же твой жених, в конце концов!» - Ты будешь ночевать в моей комнате… - заметив удивленное лицо Вольфрама, Юури поспешно добавил, - не волнуйся, здесь достаточно места, чтобы мы не мешали друг другу.
С этими словами брюнет снова покинул комнату. Он велел Вольфраму подождать немного, заходил несколько раз, интересовался, не голоден ли фон Бильфельд… В общем, Юури был настолько подчеркнуто-вежлив, что блондин моментально закипал от одной мысли об этом. Когда дверь в очередной раз отворилась, Вольфрам собрался высказать Юури все, что думает по этому поводу, но вошедший не был Юури. Высокий, широкий в плечах черноволосый юноша в очках. Шори. Брат Юури, подумалось Вольфраму. Вот таким будет Юури через несколько лет.
- Ты! – палец Шори уткнулся в Вольфрама. – Представитель Шин-Макоку! Я, старший брат Юури, желаю знать, хорошо ли вы защищаете его от опасностей вашего мира?! – Вольфрам потерял дар речи от подобного напора. Он мог только отступать назад шаг за шагом. – Я думаю, такой юнец как ты, - «Да как он смеет!» - пронеслось в мозгу Вольфрама. – Не подходит для охраны моего брата! Можно было бы прислать кого-нибудь более компетентного! – Шори буквально нависал над несчастным блондином.
На этих словах в комнату ворвался Юури. Одним быстрым взглядом оценив обстановку (и оценив ее не в пользу Вольфрама), парень подлетел к старшему брату, схватил его поперек талии и буквально вытолкал из комнаты.
- Вольфрам – мой гость! Он мне не слуга и не охранник! Шори, не лезь в мои личные дела! – Вольфрам с удивлением наблюдал, как защищает свою собственность настоящий король демонов, не Мао. Не так уж они были и непохожи, заметил он мысленно.
Когда дверь за Шори закрылась, Юури устало прислонился к ней лбом.
- Все-таки… Это очень сложно, жить в двух мирах…
Блондин поймал себя на мысли, что боится продолжения фразы. Вдруг Юури хочет бросить Шин-Макоку? Бросить всех? Его грустные размышления прервал настойчивый стук в дверь:
- А почему он в твоей комнате, Юури? Пусть живет в моей! Я не позволю малознакомым парням ошиваться вокруг моего брата! Чем вы сейчас там занимаетесь? – стук усилился. Шибуя тяжело вздохнул, отлепился от двери, подошел к Вольфраму, взял его за руку, повел его к двери.
Вот, он отдаст меня на съедение этому монстру по имени «старший брат»…
Все еще держа блондина за руку, Юури отворил дверь.
Шори уставился на них. Юури демонстративно привлек к себе Вольфрама, обнял его за талию, настойчиво глядя брату в глаза:
- Он – мой жених, - просто сказал он. И снова сделал это. Поцеловал Вольфрама. Его губы были влажными и теплыми. Фон Бильфельд был готов признать, что этот поцелуй – лучшее событие в его жизни. Рука с его талии переметнулась выше, зарылась в волосы. Это было… ммм… приятно. От незабываемых ощущений Вольфрама оторвал резкий звук захлопнувшейся двери. Юури тотчас же прервал поцелуй, буквально отскочив от блондина.
- П-прости, я не это имел в виду… - шепотом проговорил он. Когда Вольфрам отрыл рот, чтобы возмутиться, пальцы короля легко накрыли его губы, призывая к молчанию. Черные глаза указали на дверь. Вольфрам кивнул, освободился от хватки Шибуи и подошел к окну. Так он мог быть уверен, что Юури не увидит его лица.
- Вольфрам, - очень тихо позвал его жених. – Вольфрам, пожалуйста… Я… не хотел обижать тебя. Я вовсе не это имел в виду…
Вольфрам промолчал.

Тишина стала постоянной спутницей блондина. Фон Бильфельд никогда так много не молчал. Всегда находились желающие поговорить с ним. Сейчас тоже был… желающий. Но Вольфрам боялся разговоров с Юури. Боялся того, что тот мог сказать. Я не хочу быть Мао. Я не вернусь в Шин-Макоку. Я не хочу иметь с тобой ничего общего…
В первый вечер он не спустился к ужину, ссылаясь на усталость. Юури принес ему в комнату бутерброды и чай. И они действительно спали в одной комнате. И в ней действительно нашлось место для двоих. Вольфраму было ужасно стыдно, что именно он спит на кровати, в то время как Юури ютился на матрасе на полу. Но стоило заикнуться об этом, как взгляд у Юури стал совершенно стеклянный. И блондин испугался. Он поспешно переоделся в предложенную пижаму и юркнул под одеяло. Ночь с Юури напомнила ему ночи с Мао.
Утром Юури встал очень рано и куда-то ушел; когда Вольфрам проснулся, он был один в доме. Найдя свой завтрак и устроившись в гостиной, фон Бильфельд медленно пролистал несколько книг. Если он правильно понял, то книги эти, несмотря на кажущийся серьезным историзм повествования, были сущими сказками. Странный мир. Юноша послонялся по дому еще немного, потом улегся на кровать (благо, ее никто не заправил, да и заправлять ее было некому – в земном доме Юури не было слуг). Он не знал, сколько провалялся, бездумно уставившись в небо за окном, пока не пришел его жених. Громко возвестив всех о своем приходе («Идиот! Если бы кто-нибудь хотел тебя убить, мог бы убивать, ориентируясь на звук!»), Юури добрался до комнаты, почти спокойно посмотрел на Вольфрама.
- Ты голоден?
Блондин пожал плечами.
- Тогда, если ты не против, посмотри, пожалуйста, телевизор, пока я займусь уроками? – с этими словами Шибуя выпроводил Вольфрама из комнаты, усадил перед телевизором, научил пользоваться простейшими кнопками пульта и убрался восвояси.
Через пару часов блондину наскучило новое развлечение, он дошел до комнаты, постучал, вошел.
- Юури, я видел… там… тоже такое хочу.
Шибуя откинулся на стуле, тяжело вздохнув. Повернулся к фон Бильфельду.
- Что там?
- Ммм… Такие книги с рисунками и подписями… Эээ… Манга!
Взгляд Юури повеселел.
- Это я могу устроить, - он поднялся со стула. Добрался до книжных полок, указал на самую верхнюю. – Все маленькие в мягком переплете.
Вольфрам кивнул.
- Только… это… закрой его… то есть, отключи…
Юури покачал головой. Отобрал у Вольфрама пульт, вышел из комнаты, но скоро вернулся. К этому времени блондин уже выбрал себе несколько различных томов, сложил их небольшой башней около кровати, на которой читал.
Юури вернулся к урокам.
Периодически Вольфрам вставал, менял книги, возвращал их на место. Юури корпел над учебниками, не поднимая головы. Завтра он планировал вернуть Вольфрама домой, поэтому у него не будет много времени, чтобы подготовиться к послезавтрашним урокам. Шибуя был очень занят, поэтому не сразу заметил неестественную тишину, установившуюся в комнате. Когда он в очередной раз повернул голову, то заметил, что Вольфрам держит мангу в темной синей обложке. На щеках блондина расцвел стыдливый румянец. Юури мысленно выругался.
- Вольфрам, - мягко позвал он. Юноша вздрогнул, выронил книгу из рук. Шибуя снова мысленно выругался и проклял себя и свою забывчивость.
- Юури, они… Они… Ты?... – широко раскрытыми глазами Вольфрам смотрел на своего жениха. То, что он видел… Это правда? Так бывает? Попробовав представить себя и короля на месте главных героев, Вольфрам понял, что кровь начинает закипать.
- Вольфрам, это… - Юури встал, приблизился к блондину. Его жених приоткрыв рот смотрел на него. – Вольфрам, - Юури потянулся к юноше. Зрачки последнего расширились, он упал на подушку.
- Вольфрам!

Когда фон Бильфельд пришел в себя, рядом никого не было. Он лежал под одеялом, быстрый взгляд на книжные полки довел до сведения, что в комнате успели прибраться. Ни одной манги в синей обложке не было. Вольфрам успел прочитать три истории и начал четвертую, когда Юури, наконец, заметил. О… Они были такие… откровенные! Стыд снова обжег щеки блондина румянцем.
- Вольфрам, - приоткрылась дверь, показалась взлохмаченная голова Юури. – Вольфрам, ты в порядке?
- Да. Да, - задумчиво ответил блондин. И вдруг резко сел. От быстрого движения закружилась голова, но упасть ему не позволили сильные руки, уверенно подхватившие его. – Юури! Ты же не любишь мужчин!
Король покраснел.
- Не люблю, - кивнул он.
- Тогда почему… Тогда откуда…
- Вольфрам, - лицо Вольфрама оказалось в плену осторожных ладоней. – Я не люблю мужчин. Я люблю только тебя, - блондин вскинулся на эти слова, брюнет успокаивающе погладил его по спине. – Не волнуйся, я не сделаю тебе ничего плохого. Я почти научился сдерживаться. Не бойся, я не… коснусь тебя… подобным образом.
- Почему, Юури?
- Чтобы не сделать тебе больно… Но… отпустить тебя я тоже не смогу, – брюнет опустил голову. – Тебе придется стать мужем Мао.
- Мужем Мао? При чем тут Мао?
- Я… Чтобы оградить тебя от себя, я становлюсь Мао. Только… Даже будучи им, я не хочу отпускать тебя.
- Подожди, ты осознанно становишься Мао? – чуть отстранился Вольфрам.
Нежные пальцы коснулись его щек.
- Я не трону тебя, Вольфрам. Пожалуйста, поверь мне…
- Но… Постой, если ты любишь меня, почему Мао не подпускал меня к себе?
- Рядом с тобой я становлюсь тем, кто я есть. Я не хотел пугать тебя своими чувствами. Я же видел, как ты испугался… - Юури замялся. – Этих книг.
- Я не… Подожди! Я не испугался!
- Нет? Но…
- Я поверить не мог, что это действительно возможно… И потом… Эти книги… такие смущающие. Такие… откровенные рисунки…
- Значит ли это, что тебе не неприятно целоваться со мной?
В ответ Вольфрам прижался к губам жениха.

Когда толща воды расступилась, выпуская вперед абсолютно сухих Вольфрама и Мао, Конрад и Йозак сделали шаг назад. Гюнтер выглядел взволнованно, Гвендаль – огорченно.
Шагнув из фонтана, Мао тряхнул головой – и черные волосы укоротились под снопом синих искр. Юури оглядел всех присутствующих и улыбнулся:
- Я дома.
- С возвращением, ваше величество, - тут же нашелся Йозак. Остальные пораженно смотрели на смущенно улыбающегося Вольфрама и радостного короля.
- Гюнтер, ты не мог бы мне помочь, - заговорчески обратился Юури к фон Кристу.
- Да, ваше величество?
Юноша что-то зашептал на ухо мужчине, остальные старательно делали вид, что не прислушиваются.
- Ваше величество! – только и воскликнул Гюнтер.
- Ах, да. И еще, - брюнет снял с плеч рюкзак, достал из него четыре книги в синих обложках и с хитрой улыбкой вручил их всем четверым встречающим.
- Ну, пойдем, Вольфрам?
Они направились прочь.
- Мне больше нравятся длинные волосы, - раздался немного капризный голос Вольфрама.
- Как скажешь, - засмеялся Юури. И посыпались синие искры.


По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.