Black Friday скидки

Лифт или удачный день одного удачливого омеги

Слэш
NC-17
Закончен
955
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Драббл, 7 страниц, 1 часть
Описание:
Сегодня определенно мой день. Наткнулся на свою первую любовь, застрять с ним в лифте, во время течки, заметьте. Что может быть хуже?
Посвящение:
Электрикам, черти бы их побрали, из-за милости которых Автор два часа сидела в лифте и писала.
Примечания автора:
Все банально. Любителям криативности рекомендация идти своей дорогой, ибо это самая банальная ситуация, которая может произойти с каждым.


№14 в жанре «Омегаверс»
№15 в жанре «PWP»
№16 в жанре «Флафф»
№23 в жанре «POV»
№25 в жанре «Юмор»
№29 в жанре «Повседневность»
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Награды от читателей:
955 Нравится 13 Отзывы 162 В сборник Скачать
Настройки текста
Я летел к большому красному дому, нервно поглядывая на часы. Вот черт, опаздываю на целых десять минут! Да ещё и, как на зло, телефон дома забыл. Я надеюсь, что Сергей еще не ушел. Подводить брата не хотелось, он попросил помочь с покупкой обоев. Сережа купил новую квартиру и делает капитальный ремонт. Ну а я, в качестве бесплатной рабочей силы, ему помогаю. Чего стоило одно то, что в день, когда в доме отключили свет, мы как-раз собрались тащить рояль (Сергей музыкант) на шестнадцатый этаж. Мы - это я, брат и дворник, которому не вовремя зачем-то приспичило зайти в подъезд. До сих пор с содроганием вспоминаю тот инструмент-мучитель... Словно бы заново ощущаю все эмоции, что одолевали меня в те нескончаемые шесть часов подъема по ступеням на шестнадцатый (ШЕСТНАДЦАТЫЙ!) этаж... Стоит ли говорить, что дворник позорно слинял еще на восьмом этаже? Нет, не смотря на то, что я омега, моя физическая подготовка довольно хорошая. Бег - моё хобби, так что утренние пробежки перед парами в институте - привычное дело. Потому, своим жилистым и поджарым телом я могу оправданно гордиться! Представьте довольно симпатичную, немного круглую физиономию с глазами шоколадного цвета, прямым носом, облепленным задорными рыжими веснушками на бледноватой (а что вы хотели, весна только началась!) коже. Ну да, чуть не забыл про свою офигенную шевелюру а-ля "я упала с сеновала", которая не поддавалась ни расчёске, ни воде... да еще, в добавок ко всему, была рыжей. Вот такой я рыжий-пыжий конопатый убил дедушку лопатой. Хоть сейчас можно брать лопату и копать картошку, становясь Антошкой... Но я Ярослав, поэтому такой поворот событий изначально должен был потерпеть фиаско... Из мыслей меня вывел оглушительный гудок серебристого джипа, под колесами которого я чуть "в ящик не сыграл". Тьфу, растяпа! Хух... Так, спокойнее! Меня, кажется, чуть удар не хватил! Нет, ну вроде бы уже двадцать лет от роду, а через дорогу ходить до сих пор не научился! Бестолочь! Пока я, греющийся на весеннем солнышке, сидя на теплом асфальте перед машиной, занимался чтением мысленных нотаций самому себе, дверь джипа резко хлопнула. Моя скромная персона мало что в тот момент понимала и была слегка невменяема, находясь в состоянии глубокого шока. Дело в том, что скоро течка имела место быть, из-за чего я был немного заторможен. - Вы целы? - Прозвучал над моей головой приятный глубокий бас. Меня цапнули за шкирку и подняли на ноги, которые позорно подрагивали от пережитого испуга. Я задрал голову... Водитель дорогой машинки был таким высоким амбалом, что дядя Стёпа, наверное, нервно курил бы в сторонке, а уж мне, со скромным ростом сто шестьдесят девять, пришлось бы нести стремянку, чтобы заглянуть в его глаза... Так вот, я задрал голову и второй раз ошарашенно замер. Возьмите меня семеро! Передо мной стояла моя первая любовь, которая четыре года назад напрочь снесла мне крышу. Этот альфа был красив!, до безумия красив как тогда, так и сейчас... Высокий, статный, с ровным бронзовым загаром, в плечах косая сажень. Как всегда, одетый с иголочки. Необычно резкие, но приятные черты лица: острый подборок, вытянутый овал лица, высокие скулы, нос с небольшой горбинкой и тонкие губы, обычно растянутые в неком подобии насмешливой полуулыбки. Но самыми невероятными казались мне его глаза... Кошачьей формы, точно такого же тёмно-карего цвета, что и мои. Глаза, за которые когда-то я бы душу Дьяволу продал. Жгучие, томно обрамленные пушистыми ресницами, всегда горящие теплым лукавым огоньком... Его прямые, черные волосы были стянуты в небольшой хвостик. Так выглядел Айдар - моя боль, моя первая любовь, моё наваждение, которое на протяжении многих лет преследовало меня. Тогда я ещё учился в школе и был довольно проказливым разгильдяем, умело прячущимся за маской книголюба-тихони. В середине учебного года, нежданно-негаданно, в класс перевели нового ученика, к которому поначалу относились с большой осторожностью. Дар был сыном одного городского богача, довольно влиятельного человека, владельца крупной фирмы. Один из родителей альфы был азиатом, а другой - нашим русским человеком. Смешение крови одарило Айдара восхитительной внешностью, недюжинным упрямством, пылким сердцем и горячим нравом. Стоит ли говорить, что отбоя от поклонников-омежек у него не было? Да!, мне, как и всем остальным, очень понравился альфа с острым умом и необычной внешностью, но не более... Беспочвенных надежд я не питал, потому как в те годы уже неплохо соображал, что альфа вряд ли загорится любовью к моей тихой скромной персоне. Но шутница-судьба решила всё иначе. Почему-то из целой толпы смазливых омежек, он выбрал меня, не имеющего к нему никакого отношения. Конечно же, я ответил отказом на предложение его встречаться: я не был настолько наивен, чтобы не понять, чего хочет Дар. Тут у него банально сыграла гордость! Ему!, всему такому неотразимому альфе, за которым подстилки на ночь только так и бегают, отказал какой-то неприметный книжный червяк. Почему же я не послал Айдара со всеми его ухаживаниями подальше? Ошибаетесь, мои дорогие, ошибаетесь! Послал, в лучших трехэтажных конструкциях великого и могучего русского мата, но проклятого мажора не пробрало. И Дар с упорством беременной ослицы, все-таки приударил за мной. Чего только не было: и приглашения в рестораны, и дорогие конфеты (а на шоколад у меня жуткая аллергия, пришлось скормить Сереже). Айдар даже пытался слать мне бесполезные, по моему мнению, цветастые веники непонятных цветов, пыльца которых заставляла мою старую, обожаемую нами с братом, кошку Фросю (наследство, доставшееся от переехавших в Болгарию родителей, и да она тоже была жутким аллергиком) "откинуть копыта". Помню, чуть не задушил альфу, с криком "Смерть котоненавистникам!". Фрося была мне очень дорога... Тогда Дар сменил стратегию и начал действовать по-другому. Началось рисование детскими мелками на асфальте под нашими окнами "Яр, я тебя люблю!"; упорное сидение под моей дверью (как он проникал в подъезд, минуя наших бдительных старичков, сидящих на лавочках, для меня оставалось загадкой) если я не хотел с ним куда-то идти; были и романтичные (мои бедные уши!) серенады под той же дверью, тем же вечером пьяным голосом... От безысходности, наверное. Я ведь тоже существо упрямое. Спустя долгие три месяца, я сдался и согласился встречаться с Айдаром. Его дикая радость в тот момент меня позабавила. К моему недоумению, всё на этом не закончилось, а переросло во что-то серьезное. Дар носился со мной, как с хрустальной статуэткой, настойчивой внимательностью и терпением заставил меня самого скинуть все свои маски и быть с ним самим собой. С альфой мне было легко и хорошо, как ни с кем другим, и моё сердце медленно, но верно, расцвело бутоном первой, яркой любви. Я не понимал, как же мог жить без любимого так долго? Айдар был нужен мне, как глоток воздуха, как еда и вода. В моей голове летали радужные мысли о том, что так будет всегда, что всегда он будет рядом, этот смешливый метис с добрым сердцем. Но любовь вскружила мне голову, забрав возможность мыслить трезво. Однажды он просто исчез. Ушел, ничего не сказав, забрал из школы документы, а семья его переехала в свою далекую страну. Я целый год ходил, как робот. Ничего не могло подавить мою апатию ко всему. Никто не мог заменить мне любимого. Только Сережа видел не утихающую истерику в первые недели, только он слышал, как беззвучно я плакал по ночам от боли, от обиды, от одиночества, которое охватило меня после исчезновения Дара. Раны, нанесенные им моему сердцу долгое время не зарастали, а боль в душе не утихала. Но что нас не убивает делает сильнее, правда? Так оно и было до этого момента. А сейчас... Сейчас мое самообладание затрещало по швам. Нет, уже не было той горечи и обиды, что сжимали душу раскаленными тисками, я давно простил Дара и даже попытался забыть... Просто сейчас сердце сжалось и, если я ещё хоть немного времени проведу рядом с ним, точно не выдержу и постыдно разревусь, как школьница-малолетка. - Яр?! - В глазах альфы промелькнула смесь удивления, неуверенности и недоверия. Не дожидаясь, когда он придет в себя, я драпанул от машины, что было сил. Прочь, подальше от него. - Ярослав! - Недовольно раздалось сзади. Не оглядываясь, я услышал, как хлопнула дверца джипа. Я, задницей чуя, что сейчас будет, ускорился. И, как на зло, подтверждая все мои опасения, сзади взревел мотор. У-у-у, гад, что ж тебе дома-то не сиделось?! Пришлось срезать дворами, с трудом вспоминая, что мне надо к брату. Моя уловка с дворами подействовала, проход между домами был узеньким - машине не проехать. Ну ничего, тут всего два квартала до Сережи осталось! Я припустил еще резвее, наверное, адреналин в крови открыл мне второе дыхание. Сердце бешено стучало в груди. Сейчас меня и гоночный болид не обогнал бы! Я мысленно молился всем богам, что бы в самый неподходящий момент меня не скрутила боль от надвигающейся течки. Вот он, заветный подъезд! Я остановился, покачиваясь от бешеного рокота в ушах, вызванного быстрыми ударами моего сердца. Дергано зашарил по карманам, ища ключи и тут увидел, как Дар несется ко мне с ошеломляющей скоростью... Он вынырнул из-за поворота так внезапно, что я на несколько секунд растерялся, а потом, опомнившись, лихорадочно дернул домофонную дверь и ввалился в подъезд, захлопнув дверь перед самым носом альфы. Вихрем взлетел по лестнице и нажал кнопку вызывающую лифт. Я уже было хотел вздохнуть с облегчением, когда железные двери, наконец, открылись, как вдруг сзади запищал домофон, открываемый ключом кого-то из жильцов и смазанный вихрь, метнулся в подъезд, толкнув меня в лифт. Я отпрыгнул от Айдара настолько, насколько позволяло пространство и с дури начал нажимать все кнопки подряд, лишь бы поскорее выбраться отсюда. - Яр, прекрати! - Альфа рывком отдернул меня от кнопок. Я сузил глаза и оттолкнул его, вжавшись в противоположный угол кабины. И тут, как по заказу, (или же закону подлости), свет погас, и мы остановились. - Блять, ну почему именно сейчас!? - Тихо ругнулся я. Сегодня определенно мой день! Мало того, что наткнулся на Айдара, да еще и в одном лифте застрял с ним на неопределенное время... Будь он неладен! Чертовы электрики и лифтеры, что б им руки поперешили в нужное место! Ну вот что мне делать в этой ситуации?! Что мне сказать ему? Да нафиг надо! Дар молчит, и я буду молчать, авось пронесет и мы промолчим вплоть до того, как включат свет. - Ты живешь в этом доме? - Первым нарушил тишину Айдар. Я продолжил молчать. Кажется, он тоже немного растерян и не знает, что сказать. - Ну почему же ты молчишь? - Его голос совсем близко, в кромешной тьме не разглядеть, но альфа определенно подошел ближе. - Зачем убегал от меня? - А я должен с тобой еще и говорить, после того, как ты меня кинул?! - Прошипел я, чувствуя, как закипаю от злости. - Я-то тебя кинул?! Это ты, Ярослав, не дождался меня, не смотря на мою просьбу! - Моментально вспыхнул альфа. Его голос всегда становился тихим, когда он был зол. - Совсем крыша поехала?! Какая на хрен просьба? - Воскликнул я сквозь стиснутые зубы. Ох, ну что за хуйня-то сегодня творится?! - Ты переехал в другой город и спустя полгода после своего возвращения из Монголии, я не мог тебя найти! Женя должен был отдать тебе моё письмо! Я не смог найти тебя, Яр! - Словно не слыша меня, продолжил Дар. Я прямо ему так и поверил, ага. - Не было никакой записки, идиот! И не надо себя выгораживать, - тихо сказал я, пытаясь дышать через раз. Начались болезненные спазмы внизу живота. Мне казалось, что в лифте стало удушающе жарко. Дыхание стало рваным, от присутствия Айдара в непосредственной, недопустимой от меня близости. И запах чужого сильного тела, отдающий какой-то пряностью и живым запахом альфы, от которого меня не по-детски повело... Оставалось только посильнее вжаться в угол, подальше от Дара и молиться, чтобы он не вздумал сокращать дистанцию. Как я люблю судьбу-злодейку за такие вот "подарки", что б её! - Я себя не выгораживаю, Ярослав! Это... - Тут он странно осекся. После довольно продолжительного молчания последовали слова: - То есть, ты не получал от Жени никакого письма? - Нет, дурень, не получал! Ты бросил меня, даже не сказав почему! - Проронил я, стараясь не застонать от боли. Боже, как же мне жарко! - Но как же так, Яр? Он сказал, что отдал его тебе в руки... Вот ведь лживая тварь! Малыш, прости... Я не знал... - Упавшим голосом сказал Айдар. У меня словно камень с души свалился. Столько!, столько гребанных лет, я убивался - почему любимый бросил меня? Почему разлюбил? Как же захотелось найти его в темноте и, крепко обняв, зарыдать от облегчения... Но этот глупый порыв я в себе подавил, слишком много времени прошло. В жизни альфы, наверное, были многие омеги, может и сейчас есть. Он не любит, а я все ещё на что-то надеюсь. Дурак. - Не называй меня так, Дар. Это было очень давно. Я тебя простил и выкинул из головы напрочь. Твои извинения, извини, сейчас не к месту. Вот если бы это было четыре года назад... а так, я собираюсь уйти отсюда, как только включат свет. Мы разойдемся, как в море корабли, - хмыкнул я, почти корчась на полу. В полной темноте другие чувства обострились и обоняние в том числе, и не только мои. Дар шумно втянул ноздрями воздух... Я вздрогнул, услышав это. В одно мгновение альфа оказался рядом со мной. - Да у тебя течка, - прошептал он, водя носом по моей шее. Я дернулся и попытался отпихнуть Айдара, но он и внимания не обратил на мои попытки. - М-м-м, какой сладкий запах. - Отпусти, - простонал я, чувствуя, как подрагивают мои коленки от близости сильного тела. - Не могу. Ты, как наркотик, понимаешь? Я очень долго мечтал именно об этом, Яр. Ты постоянно меня преследовал. Не могу остановить свое влечение, - хрипло говорил Дар, уверенно прижимая меня к стенке лифта. Оттолкнуть его - тоже самое, что толкать дерево. Но чужие теплые губы, накрывшие мой рот, заставили замереть и неосознанно прижаться в ответ. Боже, как же я ненавижу себя за эту беспомощность, за слабость перед ним. Жаркое дыхание на моей шее, пальцы Дара, избавившие меня от куртки и его твердая эрекция упирающаяся в мой живот, вызвали всепоглощающие волны дикого, неприкрытого желания. Даже если бы я сказал Айдару, что это мой первый раз, вряд ли бы он остановился. Так странно, в голове бредовая мысль - расслабится и отдаться на милость альфе. Чертова омежья природа! - Хватит! - Мой голос не такой решительный, как того хотелось бы. Даже наоборот, в нём я, с удивлением, нахожу неуверенность. Дар не ответил, только наши губы встретились в непозволительно страстном, кружащем голову поцелуе. Наглый азиат хозяйничал у меня во рту, щекоча небо, играя с моим языком. М-м-м... Его губы скользнули вверх по щеке и, легонько прикусив мочку моего уха, стали нежить чувствительное место за ним. Когда Айдар начинает нетерпеливо расстегивать пуговицы на моей рубашке, я, посильнее сжав пальцы, лежавшие на широких плечах, стал хрипло дышать ему в шею. ТАК сильно в своей жизни я ещё никого не хотел... Только вот, что изменится от того, что сейчас будет? Время не повернуть вспять... Правда, мне очень этого хотелось. - Пожалуйста, прекрати! - Почти молю, пытаясь сохранить жалкие остатки контроля над телом, которое так страстно алчет испытать близость альфы. - Прости, твой запах сводит с ума... Не бойся, я не сделаю больно, - пробормотал Дар, сдергивая рубашку мне на локти и жадно припадая губами к обнаженному плечу, вызывая на коже мурашки удовольствия. Тут-то моя крыша окончательно и бесповоротно дала деру. Я не смог сдержать стона и выгнулся навстречу ласкам. В животе пульсировал комок боли. Как же сильно было желание поскорее ощутить альфу в себе! Он опустился ниже и захватил в плен вишенку моего соска, который тут же затвердел. Сильные пальцы жестко сжали второй, я выдохнул в губы Дара и поддался зову своего тела. Соблазнительно изогнулся в его руках, поцеловал, немного раздвинув ноги. Для того, чтобы полностью распалить альфу этого хватило. Моя податливость завела его ещё больше и даже сквозь одежду, я ощутил твердый член, упирающийся в мой живот. Пальцы Айдара невесомо погладили мой живот, ненадолго задержались, обводя ямочку пупка. Мои джинсы были безжалостно содраны с подрагивающих ног. - Ах, - только и смог выдохнуть я, когда ласковая рука, недолго понежив поясницу, скользнула ниже. Сейчас я даже порадовался, что было темно, и он не видел моих покрасневших щек. Теплая ладонь легла на ткань боксеров, поглаживая сквозь неё возбужденную плоть. Я был тесно прижат к Дару, пальцы рук сильно сжались. Альфа всё ещё был одет, и мне это не нравилось. С трепетом ловя каждое нежное движение чужих рук, я стянул с него пиджак, раздраженно сдернул галстук и, наскоро расстегнув рубашку, начал тереться о приятно пахнущую чем-то пряным кожу, иногда покусывая её и гладя ладонями. Из-за своей неопытности, я не знал, что делать, но это, кажется, Айдару нравилось. Как-то незаметно я остался без нижнего белья. Дар подхватил меня и заставил обнять его руками и обвить ногами талию... Спиной я был прижат к холодной стене лифта. Ну и видок, наверное, у нас. - Какой же ты мокрый, - прошептал альфа мне на ухо, раздвинув мои ягодицы. Я нетерпеливо всхлипнул, подрагивая от желания. Чужая рука осторожно скользнула между бедер, поглаживая нежно и ласково... а потом один палец медленно погрузился в скользкую от смазки, узкую дырочку. Я издал жалобный стон в целующие меня губы. Язык Айдара трахал мой ротик, а пальцы долго и мучительно-сладко растягивали нетерпеливо подрагивающее колечко мышц. Как мог, я изогнулся и просунул руку в брюки Дара, давясь ещё одним стоном наслаждения - альфа задевал во мне простату. Он шумно выдохнул мне в ухо, когда я наконец смог освободить немаленьких размеров член из тесного плена и погладил большим пальцем влажную головку. Вот тут меня пробрал иррациональный страх. Мне точно придется не сладко... Ощутить в себе такую... большую и толстую плоть... Но останавливаться я, разумеется, не собирался! Нешуточное возбуждение снова накатило на начавший проясняться разум. Меня приподняли за ягодицы, и я ощутил, как горячий, твердый член толкнулся в меня. Паника затопила сознание, и кожа покрылась испариной, но боль и дискомфорт были недолгими. Дар был опытным мужчиной, это я понял сразу. В такт неторопливым плавным толчкам, он ласкал мою вставшую плоть, заставляя извиваться и тереться об него всем телом. Тогда Айдар начал входить в меня резко и сильно, крепко сжимая пальцы на моих бедрах. Я дернул ими навстречу неистовому темпу и недоуменно вскрикнул, когда альфа сомкнул зубы на моей шее. Метка, черт бы меня побрал! Он поставил метку! Я сжался, когда почувствовал, что оргазм, скапливающийся где-то за гранью восприятия, накрыл меня с головой. По телу прошлась сладкая судорога, заставляя меня выгнуться и громко вскрикнуть. Сильнее прижал к себе голову Дара, стараясь не упустить ни одного мига удовольствия. Меня ещё потряхивало отголосками пережитого наслаждения, и я, как в тумане, понимал, что альфа кончил и оказался заперт во мне. Сцепка в лифте, мля-я-я! Пока что, меня, зависшего в послеоргазменном экстазе, это не очень-то возмущало, потому я даже умудрился провалится в полудрему. *** Пришел в себя я уже в... в машине. С недоумением фыркнул, уткнувшись носом в кожаное сидение и завозился, пытаясь сесть. Через несколько мгновений борьбы с покрывалом, (непонятно откуда взявшимся!), я уселся на ноющую пятую точку. Так, и что я тут делаю? Память услужливо подложила мне воспоминая прошедших трех часов, проведенных в лифте. И Айдара, и течку, и сцепку, и... ох, черти ядреные, метку! Пальцы коснулись красных отметин на шее. Нет, ну я всё понимаю, но в порывах страсти мог бы и проконтролировать! Пришлось бороться с сильным желанием постучаться головой об стекло, не потому что это глупо, а потому что машина чужая. Ещё и сам Дар куда-то делся, хотя, может это и к лучшему. На данный момент страх неизвестного был силен и фразочка "поматросил и бросил" меня более чем устраивала. А дети... а что дети? Конечно же, я, по любому, залетел! У нас, как-никак, была сцепка. Выращу симпатичного карапуза в гордом одиночестве, а на вопрос "где папа?" буду отвечать что-то вроде: "Он был героическим летчиком!" Или морячком, или нефтяником... Не суть. Главное, что в гордом одиночестве. Но метка... Сердце снова болезненно сжалось. Мысль о маленькой семье - я, ребенок и семь кошек - с треском провалилась. "Вот какого хрена, скажи мне, Яр, ты переживаешь?!" - Взвился сам на себя. - "Он твою девственную задницу трахнул? Трахнул. Метку поставил? Да. Дети есть? Скоро будут. Ты любишь его? Любишь. Тогда в чем проблема? Ну извините, гордость и обиду сунуть надо в одно темное-темное место." От раздвоения личности меня оторвал звук хлопнувшей двери и нежный поцелуй в висок. - Как ты? Болит? - Твоими стараниями! - Фыркнул я, даже не пытаясь выбраться из крепких объятий. - Прости. Знал бы, что ты - девственник, немного бы проконтролировал себя, - в голосе этого наглого хмыря ни капли раскаяния. Но Боже, неужели я слышу нежность, или это просто нервишки шалят? - М-м-м, - я сдавленно замычал и попытался удрать от стыда подальше, хотя бы на другое сидение. Черт, побери, держите меня семеро!, Дар знает! - Куда собрался?! Больше не смей никуда убегать! Не отпущу! А попытаешься - привяжу к кровати и буду тебя воспитывать проверенными народными средствами, - нагнал меня насмешливый голос Айдара, и сильные руки снова сгребли моё бренное тельце в охапку. И ведь, правда, не отпустит. Да и сам я не хочу никуда от него убегать... Но попытаться стоит, ибо эти народные средства воспитания мне нравятся уже сейчас. Мой альфа. Люблю. - Твой, твой. И я тебя, - шепнули мне на красное ушко. Чертовы мысли вслух! Но любовь - это хорошо, любовь - это замечательно! Особенно если это Дар. Мой Дар.
Примечания:
Прошу прощения, произошел страшный косяк при перизаливке текста в новой части комментарии удалились. Приношу глубочайшие извинения, за ошибки ибо бета где-то гуляет.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты