Hey good lookin' what ya got cookin'? 53

LemurSonya автор
Mr Bellamy бета
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Muse

Пэйринг и персонажи:
Мэттью/Доминик, Доминик Ховард, Мэттью Беллами, Кристофер Уолстенхолм
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Мини, 11 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: AU Романтика Флафф

Награды от читателей:
 
Описание:
Мэттью сидел на диване перед огромной плазмой, в его руках остывал сэндвич с тунцом, про который мужчина давно забыл, а всё потому что на экране снова был он. Этот Ховард, ведущий кулинарного шоу. Здесь, в Париже его, конечно, дублировали на французский, но перевод запаздывал, что позволяло Мэтту прекрасно слышать глубокий голос шеф-повара, вещающий что-то о приготовлении заправки из оливкового масла и винного уксуса. Не то, чтобы Мэттью действительно было важно, что он говорил.

Посвящение:
Юле <3 за всё


Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Будучи кулинарным фриком, я давно хотела написать на эту тему фик. Чтобы были рецепты, разнообразные вкусняшки и гастрономические изыски.
Ну и прекрасный шеф-повар, конечно. Получился вот такой... эксперимент.

Название взято от балды - мне просто фраза понравилась)

Отдельное спасибо Лизе и чудесному *серому свитеру мистера Беллами* (ю ноу уот ай мин)


4 августа 2015, 16:49

1. Entrée

Во время приготовления блюда в духовке не стоит слишком часто открывать дверцу. Проявите терпение и результат вас не разочарует. — Мэтт! — Способов приготовления брускетты чрезвычайно много, и наверняка многие из вас уже пробовали распространённый вариант этого блюда с томатами, чесноком и базиликом... — Беллами! — Я предлагаю вам необычный, но очень вкусный рецепт брускетты, этой традиционной средиземноморской закуски с молодыми цуккини и шпинатом. Итак, прежде всего нам понадобится... Крис в очередной раз постучал в дверь люкса, но, не дождавшись ответа, повернул ручку и вошёл, мягко ступая по толстому кремовому ковру в прихожей. — Мэттью, ты здесь? Из глубины номера доносился звук работающего телевизора, и Кристофер, сообразив, откуда ветер дует, издал тяжкий стон и направился оттаскивать своего друга от его последнего увлечения. — Цуккини необходимо порезать длинными полосками толщиной примерно пять миллиметров и обжарить на сковороде. Затем мелко шинкуем перец чили, и не забудьте перед этим тщательно удалить из него все семена! Мэттью сидел на диване перед огромной плазмой, в его руках остывал сэндвич с тунцом, про который мужчина давно забыл, а всё потому что на экране снова был он. Этот Ховард, ведущий кулинарного шоу. Здесь, в Париже его, конечно, дублировали на французский, но перевод запаздывал, что позволяло Мэтту прекрасно слышать глубокий голос шеф-повара, вещающий что-то о приготовлении заправки из оливкового масла и винного уксуса. Не то чтобы Мэттью действительно было важно, что он говорил. — Мэтт. Машина сейчас... — Тсс, — Беллами, не отрывая взгляд от экрана, прижал палец к губам. — Сейчас самое интересное! — Интересное? — Крис скептически поморщился. — Слушай, это всё-таки не «Игра престолов», а кулинарное шоу! Что тут вообще может быть интересного, если ты не домохозяйка с тремя детьми и не старушка на пенсии...? Мэтт хотел было ответить, что, несмотря на сложные рецепты и потрясающую технику, самым интересным в этой программе являлся сам ведущий, но передумал и продолжил пожирать взглядом... нет. Не готовую дымящуюся брускетту, посыпанную тёртым сыром, хотя она тоже была весьма аппетитна, а обаятельного Доминика, который порхал по своей телевизионной кухне в безупречно отглаженном поварском кителе с высоким воротничком. Чёрный цвет шёл Ховарду удивительно. — Хлеб можете взять любой, на ваш вкус. Я, к примеру, предпочитаю классическую чиабатту, — вещал шеф-повар, помахивая лопаткой и улыбаясь своей фирменной белозубой улыбкой, а на лице Уолстенхолма меж тем отражалось скорбное принятие того факта, что его друг и фронтмен группы окончательно слетел с катушек. — Это был «Мастер-класс» с Домиником Ховардом. Увидимся с вами завтра в это же время. И помните: кулинария — проще, чем вы думаете! — Сказал чувак, получивший в свои двадцать восемь уже две звезды Мишлен,— фыркнул Крис, щёлкая пультом и погружая комнату в тишину. Мэтт повернулся к другу, удивлённо изгибая бровь. — Тебе-то откуда это известно? — От Келлс. Она тоже этого Ховарда обожает. И моя дочь. И даже моя матушка, — Крис фыркнул и закатил глаза. — Правда, Келли, в отличии от тебя, готовит по его рецептам. В самом деле, Мэтт... Лучше бы ты не только дрочил на шеф-повара, а действительно чему-то учился. Какой толк от этих программ, если ты и яйца сварить не можешь... Беллами усмехнулся и вернулся к своему сэндвичу, чувствуя, что просмотренная передача ещё больше раздразнила его аппетит. Во многих смыслах. — Как думаешь, он живёт в Лондоне? — поинтересовался он с набитым ртом, и Крису пришлось приложить все усилия, чтобы понять, что он вообще сказал. — Кто? Мэттью совершил мощное глотательное движение и смахнул рукой крошки с губ. — Доминик. — Наверняка. Откуда мне знать? И вообще хочу напомнить, что ты сейчас в Париже. У тебя интервью на радио через полчаса, а вечером концерт. А твоя голова снова забита блондинчиком из телевизора. Что ж, Кристофер был не особенно далёк от правды, однако Беллами ничего не мог с собой поделать. Кулинарное шоу увлекало, почти гипнотизировало его и заставляло отвлекаться от шумихи, связанной с началом гастрольного тура, снова и снова включая телевизор, чтобы перенестись в безмятежный мир вкусной готовки. Мэттью нравилось погружаться в это незнакомое для себя пространство, наблюдать, как мастерски смешиваются различные ингредиенты, чтобы в результате получилось что-то новое и потрясающее, не говоря уже о том, что сексуальный ведущий явно не планировал покидать мысли Мэтта в ближайшее время. Надо отметить, что чаще всего мужчина думал о совершенно невинных вещах — например, о том, как они с Домиником могли бы просто проводить время вдвоём — гулять по городу, обсуждать общие интересы и смеяться (обычно в воображении Мэтта это был Лондон, но здесь, в Париже его мечты начинали плавно приобретать вид французской столицы). Однако порой — как правило в те дни, когда Ховард щеголял в студии в особенно узких брюках и наклонялся над своими кастрюльками чаще необходимого — это были жаркие фантазии об индивидуальных уроках, которые Доминик мог бы устроить для Мэттью, и о том, чем ещё можно было бы заняться, разложив блондина на кухонном столе в фартуке на голое тело... Беллами потряс головой, отгоняя неуместные мысли. Стояк был бы сейчас совершенно некстати, но, к счастью, от него Мэттью спас раздавшийся уже в третий раз звонок водителя, означающий, что откладывать поездку на интервью нет больше никакой возможности. Спустя неделю Мэтт вновь был в Лондоне, наслаждаясь коротким перерывом в гастрольном графике и ленивым, свободным от каких-либо публичных мероприятий времяпрепровождением, которое мужчина позволял себе в такие дни. Вскоре группе предстояло отправиться за долгожданной дозой ультрафиолета в Испанию и Италию, а пока в окно скрёбся мелкий дождь, шторы были плотно задёрнуты, а царящий в квартире мягкий полумрак так и манил склонить голову на диванные подушки и закрыть глаза. Именно этим Мэтт в настоящий момент и занимался. Ноутбук у него на животе убаюкивающим голосом Ховарда рассказывал о тонкостях приготовления соуса песто, когда мобильный, лежавший на журнальном столике, вдруг огласил весь дом неприятно резкой трелью. Мэттью подскочил, едва не роняя ноутбук на пол. — Беллами, — гаркнул он, даже не взглянув, кто звонит. — Ты что, спишь? — раздался в трубке слегка растерянный голос Криса. — Сейчас три часа дня. — Это имеет отношение к делу? — Нет вообще-то. Слушай, я не знаю, в курсе ли ты, но сегодня в шесть часов вечера у твоего блондинчика презентация новой книги в ресторане «Фойе». Келли сказала мне только что. — О... — весь сон как рукой сняло. — Вот как. Беллами запретил себе искать информацию о Ховарде в сети, по себе зная, как мало там правды. Что касается официального сайта шеф-повара, на нём можно было обнаружить лишь бесполезные для Мэттью рецепты, краткую и не слишком содержательную биографическую справку, а также множество восторженных комментариев фанаток всех возрастов, на которые, наткнувшись однажды, Беллами не решился бы взглянуть вновь. Похоже, заходить в Интернет время от времени всё-таки стоило. — Ты можешь сходить туда, — Кристофер неловко засмеялся. — Ну там... познакомиться с ним. — Конечно, — Мэтт с силой потёр рукой лоб. — Спасибо, что сказал. — Хм... пожалуйста. И мне... это... пора. Пока. После того, как Уолстенхолм отключился, Мэтт некоторое время просто смотрел на телефон в своей ладони, пытаясь привести в порядок разбредающиеся мысли. Да, он действительно мог рвануть на другой конец города, где находился ресторан, и наконец-то увидеться с Ховардом в реальности, но подобные обстоятельства встречи отчего-то казались неправильными. Во-первых, мужчине не хотелось, чтобы презентация книги Доминика превращалась в автограф-сессию Мэтта Беллами, а, во-вторых, едва ли сунуть Ховарду книжку с его лицом на обложке и получить взамен росчерк маркером и стандартную улыбку было для Мэттью пределом мечтаний. Отключив телефон, он перевёл взгляд на экран ноутбука как раз в тот момент, когда Доминик, сложив губы трубочкой, дул на ложку и пробовал результат собственных трудов. Выражение истинного блаженства, отразившееся на его лице, в очередной раз убедило Мэттью, что эта кулинарная программа должна быть запрещена к показу в дневное время суток. — ...У нас получилась чудесная лёгкая закуска из козьего сыра, которую вы можете подать с получившимся соусом и овощным салатом. Такой ужин не причинит вашей фигуре никакого вр... Беллами захлопнул крышку ноутбука и выругался. Когда стрелка часов подобралась к шести, и стало ясно, что ни на какую презентацию он уже точно не поедет, Мэттью со вздохом поднялся с дивана и побрёл на кухню. В холодильнике было пусто, за исключением совершенно не вдохновляющих остатков вчерашнего карри в картонной коробке. Мэтт откупорил бутылку вина и выпил половину, сидя за столом в одиночестве и задумчиво глядя в окно на сгущающиеся сумерки.

2.Main Course

Выбирая мясо, имейте четкое представление о том, что вы хотите приготовить, и не стесняйтесь поделиться этим с продавцом. Лучше всего покупать мясо на рынке, а не в магазине, где больше выбор, а качество зачастую значительно лучше.  Яркое солнце светило с самого утра, но небо было тяжёлое, тёмно-синее, предвещающее к вечеру если не бурю, то изрядный ливень уж точно. На фоне такого свинцового неба даже беззаботная игра бликов в кронах деревьев казалась зловещей и неприятной. Беллами недовольно поморщился и нацепил на нос тёмные очки, заводя машину и медленно выезжая из гаража. Это были первые выходные июля, день, на протяжении многих лет означавший для Мэтта одно: традиционное барбекю у Уолстенхолмов — традиция, ставшая ежегодной с тех пор, как семья Криса обзавелась собственным большим домом в пригороде. Поскольку подпускать Беллами к открытому огню было по меньшей мере опасно для жизни, на Мэттью в этот день ложилась обязанность делать часть покупок — исключая мясо, естественно, потому что Мэтт в этом всё равно ничего не смыслил. Однако сегодня что-то пошло не так, и в последний момент ему позвонила Келли и, извиняясь, попросила его позаботиться и о мясе тоже. — Мясо — это самое важное. За ним нужно ехать на рынок, — авторитетно заявила Келлс, после чего дала Мэтту чёткие указания, что и в каком количестве необходимо покупать. Рассчитывавший обойтись походом в супермаркет, мужчина не очень обрадовался перспективе тащиться на рынок, да ещё и в такую жару, но Келли была непреклонна. — Съезди на Боро Маркет, — посоветовала она, и Мэтт, поразмыслив немного, с ней согласился. К тому же это был единственный фермерский рынок в городе, в местоположении которого Беллами был уверен. Конечно, он бывал здесь и раньше — раза два или три — но успел уже подзабыть и внушительные масштабы этой гастрономической мекки, и впечатляющее разнообразие товаров и, в первую очередь, совершенно сумасшедшее количество народу. Как будто половину Лондона вдруг осенило отправиться на рынок этим субботним днём. Вытащив из кармана слегка помятый листок, Беллами вздохнул и бесстрашно нырнул в людской поток, надеясь добраться первым делом до прилавков с овощами, которые значились в списке первыми. Он отыскал необходимое достаточно быстро, однако, радость была недолгой — овощные ряды оказались самой многолюдной точкой рынка и вызвали у мужчины невольные ассоциации с вагоном метро в час пик. С черепашьей скоростью продвигаясь между аккуратными прилавками и пасторального вида лавочками, которые словно соревновались друг с другом в своей живописности, Мэттью то и дело ловил себя на мысли, что просто глазеет по сторонам, вместо того, чтобы делать то, зачем пришёл. Вокруг одного из прилавков с зеленью собралось особенно много покупателей, и Беллами, протискиваясь сквозь толпу, вдруг ощутил толчок в спину, после чего знакомый голос торопливо произнёс: — О, прошу прощения, сэр. Первой мыслью Мэттью было то, что ему напекло голову. Даром, что рынок располагался под навесом. У него явно случился тепловой удар и слуховые галлюцинации, потому что этот голос — этот чёртов голос, который отпечатался где-то на подкорке мозга, который мужчина узнал бы где угодно и когда угодно, только что обратился к нему посреди грёбаного фермерского рынка. И тогда Мэтт повернулся и увидел его. Шеф Ховард собственной персоной стоял перед ним в тёмных очках, неизменных узких джинсах и белой футболке, контрастирующей с тёмным загаром красивых рук. — Вы же... — в улыбке Доминика мешалось удивление и радость. — Мэтт Беллами! — Да, это я, — всё ещё пребывая в лёгком шоке, Мэттью почесал затылок. — Мне нравится Ваша музыка, — как ни в чём ни бывало продолжал Ховард и, стащив очки, повесил их на горловину футболки. — Меня зовут... — Шеф Доминик Ховард, — договорил за него Мэтт и, наконец, улыбнулся, протягивая ему руку. — Я знаю. — Правда? — Дом склонил голову на бок. — Не ожидал, что ты интересуешься кулинарией. И делаешь покупки на рынке. — По мере возможности, — туманно отозвался Беллами и тут же повернулся к прилавку, пытаясь замять неловкую паузу. — Возьму базилика и вот этой брюссельской капусты... Он покидал в бумажный пакет несколько зелёных соцветий. И как-то само получилось, что они продолжили путь вместе, разговаривая обо всём, включая недавний выход книги Ховарда, последний альбом группы Мэттью, погоду в Италии в это время года и очередную дату конца света. Изредка прохожие узнавали их, однако подойти не решались и лишь бросали на мужчин заинтересованные взгляды или смущённо улыбались. Доминик на Боро Маркете чувствовал себя как рыба в воде, безошибочно ориентируясь среди многочисленных павильонов и «улиц» рынка. Здесь он явно был не обычным покупателем, а своеобразным авторитетом, поэтому и отношение к нему было соответствующее. Ховард здоровался с продавцами, периодически вступая с ними в короткие беседы, отпускал шуточки, комментировал содержимое прилавков и давал советы. При этом, все мужчины уважительно кивали ему вслед, а все женщины пытались строить Доминику глазки. Мэттью невольно задумался, не выглядит ли он со стороны точно так же? Вместе они завернули в мясные ряды, где Ховард помог Мэттью выбрать самые лучшие для барбекю стейки из свинины, настояв также на том, чтобы взять куриных крылышек. — Отличное мясо, — Дом указал мимоходом на одну из витрин. — И тоже отлично подходит для гриля. Мэттью присмотрелся. — Это же кролик. — Верно. Его достаточно замариновать на час в смеси оливкового масла, розмарина, тимьяна, соли и перца и... — он осёкся и опустил глаза.— Прости. Я иногда забываю, где нахожусь... Мне это нравится, — хотелось ответить Мэттью. — Нравится твоя увлечённость, азарт в твоих глазах, когда ты говоришь о любимом деле. Ты мне нравишься. Ты и твоё потрясающее тело. К чёрту барбекю, поехали ко мне... Вместо этого он сказал: — Я веду себя точно так же, когда речь идёт о музыке. И, наверное, ему всё-таки напекло макушку, потому что он вдруг сказал: — Доминик, ты знаешь, мои друзья — те, у которых сегодня барбекю — твои большие поклонники. Они отличные ребята. У Келли есть все твои книги, и она была бы на седьмом небе от счастья, если бы ты приехал со мной к ним на обед. Я... я заплачу за такси. И, скорее всего, Доминик тоже перегрелся на солнышке, потому что он, задумчиво почесав небритую щёку, пожал плечами и сказал: — Вообще-то у меня на сегодня не было особых планов. Я могу поехать, но ненадолго. Завтра мне рано вставать. Мэтт почувствовал, что сердце забилось в груди особенно быстро, и перевёл взгляд на тушки несчастных кроликов, чтобы слегка отвлечься. Неожиданного гостя в семье Уолстенхолмов встретили по-разному. Келли, увидев Ховарда на пороге, закричала: «Это что, розыгрыш?» и первое время никак не желала верить, что это не съёмки какой-то юмористической передачи. Забавно, учитывая, что её супруг являлся басистом одной из самых успешных рок-групп в мире. Крис же, напротив отреагировал на приезд Доминика спокойно — только вздёрнутой бровью и ироничной усмешкой, направленной в сторону Мэттью. — Это что-то значит? — уточнил он у Беллами позже, когда они вдвоём стояли у жаровни. — Не то, что ты думаешь, — Мэтт бросил быстрый взгляд на Ховарда, который помогал Келли накрывать на стол. — Мы познакомились совершенно случайно, разговорились, и я попросил его приехать ради Келлс. Возможно, я ему вообще не интересен. В этом смысле. — У тебя есть по крайней мере один вечер, чтобы это выяснить, — Крис отхлебнул пива из банки. — Но заранее предупреждаю: я не позволю вам трахаться под крышей моего дома. Мэттью скривился и показал другу средний палец. А потом было застолье на террасе, и роскошный сытный обед, плавно перетекающий в ужин и горящие фонарики, которые делали атмосферу совсем уж идиллической. Доминик быстро влился в компанию, находя общие темы не только с Келли, но и с детьми, а также с Крисом, который окончательно отбросил все предубеждения относительно шеф-повара и уже строил планы о совместной рыбалке в следующие выходные. Это вызвало целый поток воспоминаний о прежних разах, когда они ездили на рыбалку с Беллами, а соответственно и ворох связанных с этим смешных случаев и шуток. Мэттью хохотал вместе со всеми, внутренне радуясь, что Доминик получает удовольствие от вечера, однако одна назойливая мысль мешала мужчине в полной мере наслаждаться и вкусной едой, и изысканным вином, и взглядами, которые Ховард, сидящий напротив, бросал ему через стол: что будет с ними дальше, когда этот день закончится?

3. Dessert

Тирамису — необыкновенно нежный, мягкий и просто красивый десерт, название которого в переводе с итальянского означает «вознеси меня», что следует понимать, как «подними мне настроение», «наполни меня энергией». Идеальный десерт для первого свидания, утончённый, но, вместе с тем, несложный в приготовлении. Как правило, назавтра это блюдо становится ещё вкуснее! К вечеру сизые тучи, блуждавшие по небу целый день, наконец, пролились на землю дождём, поэтому с террасы, где стало довольно прохладно, решено было переместиться в гостиную. Как и всегда у Уолстенхолмов, как и в любом доме с тремя маленькими детьми, царил настоящий бардак, но никого из присутствующих это не смущало. Спокойно убрав с обеденного стола разбросанные на нём альбомы и фломастеры, Келли быстро сервировала десерт — кофе и тирамису — однако все были настолько сыты, что едва могли отдать должное кулинарным способностям хозяйки. Дети, пребывающие в радостном возбуждении от того, что «повар из телевизора» пришёл к ним гости, буквально захватили Доминика в свой плен, влезая ему на колени, наперебой демонстрируя свои игрушки и рисунки и всячески пытаясь завладеть его вниманием. Поэтому немудрено, что в разговоре за столом Доминик почти не принимал участия. Вместо него говорил Мэттью, который, когда волновался, начинал болтать без умолку обо всём, что взбредёт в голову. Похоже, сегодня Беллами волновался даже больше обычного, потому что даже невозмутимый Крис начал коситься на него с недоумением. — Это просто превосходно, — Ховард, которому всё-таки позволили попробовать десерт, облизал ложку, не обращая внимания на потяжелевший взгляд Мэтта. — Келли, я буду вынужден попросить у тебя рецепт. — О боже! — воскликнула та, немного переигрывая. — Сам шеф Ховард просит у меня рецепт. Крис, ты слышишь? Вообще-то это тирамису — фирменное блюдо моей бабушки, она наполовину итальянка... И она всегда настаивала на том, что пропитывать бисквитную основу надо именно марсалой, а не кофе или ликёром. Конечно, для детей приходится готовить безалкогольный вариант десерта. Ховард понимающе кивнул. — Тирамису было одним из первых блюд, которые я приготовил для своей... Беллами вскинул глаза на Доминика. Казалось, вот сейчас блондин произнесёт «девушки», и все надежды Мэттью будут разрушены в один момент. Но Ховард, легко улыбнувшись, договорил: — ...мамы. Она всегда поощряла мои занятия кулинарией. Мэтт закусил губу и опустил взгляд. Они столкнулись в коридоре — Келли чудом балансировала груду грязных тарелок, которые несла в раковину, в то время как Мэттью, оставив надежду покурить из форточки на кухне, собирался проскользнуть на задний двор. — Я всё скажу Крису, — заметила Келлс, провожая взглядом пачку сигарет, которую Беллами торопливо запихивал в карман. — Ему всё равно. — Вот и проверим. — Ладно, не надо, — Мэтт со вздохом взъерошил себе волосы и кивнул в сторону гостиной.— Что там происходит? — Всё как обычно, — буднично откликнулась она, похоже окончательно свыкнувшись с присутствием Ховарда у себя в доме. — Доминик обсуждает с Крисом футбол и одновременно играет в Барби с Авой... А вот что, чёрт возьми, с тобой происходит? Серые глаза Келлс посерьёзнели, когда она поняла, что друг не собирается отвечать. — Ты ведёшь себя странно. — Насколько странно? Келли возмущённо засопела, после чего решительно сунула Мэттью часть посуды и жестом указала ему следовать за собой, что Беллами и сделал. — Сегодня ты сам не свой, — водружая тарелки в раковину и включая воду, рассуждала девушка. — Пригласи его куда-нибудь. Пошли букет цветов... Ну или как там у вас это принято...? Уголки губ Мэттью изогнулись в подобии улыбки, тут же превратившейся в оскал. — Это будет особенно феерично, если он окажется натуралом. — Мэтт, — Келли вытерла руки полотенцем и посмотрела на него почти умоляюще. — Он не окажется. Он пожирал тебя взглядом весь ужин. Доминик засобирался домой вскоре после того, как Мэттью и Келли вернулись в гостиную. Он отказался от ещё одной чашечки кофе, шутливо потрепал по голове детей, не желавших отпускать его, и смущённо улыбнулся им в ответ на просьбу приехать в гости в следующий выходной. — Я провожу тебя, — предложил Мэтт, поднимаясь, и улыбка Доминика стала ещё шире. — Хорошо. Он пожал руки Келли и Крису, и, помахав всем напоследок, вышел в коридор вслед за Беллами. — Доминик, — начал Мэттью и закашлялся. Всё это было очень странно, учитывая обстоятельства, но отпускать Доминика просто так он не собирался. — Да? — тот надел кеды и выпрямился. В приглушённом свете прихожей Ховард выглядел чертовски соблазнительно. Взгляд Мэттью то и дело устремлялся в вырез его футболки. — Я должен признаться тебе кое в чём. Доминик, казалось, ждал чего-то совершенно другого, потому что его рот удивлённо приоткрылся. — О... — Я вообще-то ничего не смыслю в кулинарии. Абсолютно. — Да, — Ховард хмыкнул. — Я догадался. — В самом деле? — Ещё тогда, на рынке. Когда ты назвал брокколи брюссельской капустой. Мэттью с облегчением рассмеялся и приступил ко второй части своего заготовленного признания. — Это ещё не всё. Я пригласил тебя сюда не ради Келли. По тому, как приподнялись уголки губ шеф-повара Мэтт понял, что и эти его слова не стали для Ховарда откровением. — Об этом я тоже догадался. — И я собираюсь тебя поцеловать, — это было уже экспромтом, и в следующий момент его губы накрыли губы Доминика. Если бы Мэттью сказали, что мечта, которая преследовала его так долго, сбудется в тесной полутёмной прихожей дома Уолстенхолмов, под звуки футбольного матча и крики детей в отдалении, он бы долго смеялся. А потом надавал бы шутнику по голове, в которой родилась настолько нелепая мысль. Он всегда представлял себе поцелуй с Ховардом, как что-то сладкое, сахарное, как один из его знаменитых десертов. Что-то со вкусом вишни или малины. Но он ошибался. У Доминика был вкус выпитого вина, и горчащего табака, и чего-то острого, как перец чили, терпкого и совершенно головокружительного. Его вкус пьянил, и Мэттью вцепился Ховарду в волосы, чтобы углубить поцелуй и лучше его распробовать — Я... — Дом оторвался от него, тяжело дыша. — Хотел этого весь вечер. И он снова припал к губам Беллами, будто и сам не мог насытиться поцелуем. — Да, — так же запыхавшись отозвался мужчина. Кожа вокруг рта горела от контакта с лёгкой щетиной Доминика, но это было последним, о чём он думал. Его руки чесались сейчас же прижать Ховарда к стене и продолжить начатое, поэтому он отступил назад, чтобы не искушать судьбу. — Я собираюсь позвонить тебе завтра, — предупредил Мэтт, и может быть от волнения интонация получилась у него необычайно серьёзной. Доминик усмехнулся. — Очень на это рассчитываю, — он облизнул губы и выскользнул за дверь, где его уже ждало такси. Проводив взглядом удаляющуюся машину, Беллами захлопнул дверь и прислонился к ней спиной, чувствуя, как тело покалывает от возбуждения и какого-то другого, нового чувства, похожего на щемящую нежность. Мэттью улыбнулся и прикрыл глаза. Без сомнения, о лучшем десерте он не мог и мечтать.
Ууу, какая невозможная прелесть! Дурашливый Мэттью милее всех на свете, ну а секси шеф-повар Ховард - это секси шеф-повар Ховард :D Побольше бы таких от вас вкуснятинок :3
автор
>**_addicted_**
>Ууу, какая невозможная прелесть! Дурашливый Мэттью милее всех на свете, ну а секси шеф-повар Ховард - это секси шеф-повар Ховард :D Побольше бы таких от вас вкуснятинок :3

Ура! Спасибо! Очень рада, что Вам было вкусно :3
А вот и я. :) Хеей, ты была права, когда сказала, что незнакомая с фэндомом я всё пойму. И это просто awww, я тону в невозможно милой и тёплой атмосфере происходящего. И это... Так чисто, невинно и PG, и я просто готова разрыдаться от всего этого. Словно все мои кинки разом, как по шёрстке погладили. Такие спокойные работы — именно то, что доктор прописал после Oh no Louis, и я искренне благодарна, что ты выложилась именно сейчас — на некоторое время я забыла обо всём и просто читала, читала, читала. Потом осознала, что именно до твоих фиков, а не переводов, я не дошла, и надавала себе по кумполу, потому что, ах Соня, ты пишешь прекрасно — чётко, выверенно, каждое слово на своём месте и никаких ляпов. Читается на одном дыхании, серьёзно. Я влюбилась. Ну и-и-и... Ты растравила во мне гастрономического гурмана; вот что я должна делать, когда дома кроме пачки пельменей — шаром покати? Срочно требую шефа Ховарда с высылкой на дом! Потому что описания всех этих блюд — это ммммм, разжигает аппетит, и это явно не то, что нужно мне после восемнадцати часов, но-о-о... Ах, от Дома у меня у самой слюнки текут, представляю, каково было сдерживаться Мэттью — когда вот такое само совершенство прямо перед тобой... Хорошая выдержка у парня, хорошая. :)
А ты — огромная молодец, Сонечка, и спасибо тебе за это чудо, и я не прощаюсь, и я пошла читать ещё что-нибудь)))
автор
>**Jade_Stone**
>А вот и я. :) Хеей, ты была права, когда сказала, что незнакомая с фэндомом я всё пойму. И это просто awww, я тону в невозможно милой и тёплой атмосфере происходящего. И это... Так чисто, невинно и PG, и я просто готова разрыдаться от всего этого. Словно все мои кинки разом, как по шёрстке погладили. Такие спокойные работы — именно то, что доктор прописал после Oh no Louis, и я искренне благодарна, что ты выложилась именно сейчас — на некоторое время я забыла обо всём и просто читала, читала, читала. Потом осознала, что именно до твоих фиков, а не переводов, я не дошла, и надавала себе по кумполу, потому что, ах Соня, ты пишешь прекрасно — чётко, выверенно, каждое слово на своём месте и никаких ляпов. Читается на одном дыхании, серьёзно. Я влюбилась. Ну и-и-и... Ты растравила во мне гастрономического гурмана; вот что я должна делать, когда дома кроме пачки пельменей — шаром покати? Срочно требую шефа Ховарда с высылкой на дом! Потому что описания всех этих блюд — это ммммм, разжигает аппетит, и это явно не то, что нужно мне после восемнадцати часов, но-о-о...
Ух ты! Какие люди! Захвалила меня, конечно, как обычно)) Танюшка, спасибо тебе большое! Очень рада, что тебе понравилось и да... в эти неспокойные времена действительно хочется какого-то лёгкого, неангстового чтива..В общем, мы с шефом Ховардом счастливы, что блюдо пришлось по вкусу. :p


>Ах, от Дома у меня у самой слюнки текут, представляю, каково было сдерживаться Мэттью — когда вот такое само совершенство прямо перед тобой... Хорошая выдержка у парня, хорошая.

А вот это новость! От Дома слюнки текут)) Потом ты мне об этом поподробнее расскажешь ;)


>**Лиис -Ledi Uprirsing-**
>Это чертовски вкусно, просто феерия ощущений и эмоций!

Мрр..) Бон аппети! И гран мерси конечно же! :-*
Соня! <3
Спасибо за это чудо, сейчас пишу и продолжаю улыбаться как ненормальная. И, конечно же, отдельная благодарность за посвящение и, за что очень неловко, извиняюсь за такую задержку (сама понимаешь почему; но всё же).

Такие живые и классные герои получились, и мне давно уже нравится сочетание эдакого полу-ау, когда Мэтт - тот самый, а Доминик не знаком с ним, и вот они встречаются впервые, а потом... :))

Надеюсь, что ты готова разразиться очередным фанфиком со дня на день, ибо это было бы замечательно <3
автор
>**Volupture**
>Соня! <3Спасибо за это чудо, сейчас пишу и продолжаю улыбаться как ненормальная. И, конечно же, отдельная благодарность за посвящение и, за что очень неловко, извиняюсь за такую задержку (сама понимаешь почему; но всё же).Такие живые и классные герои получились, и мне давно уже нравится сочетание эдакого полу-ау, когда Мэтт - тот самый, а Доминик не знаком с ним, и вот они встречаются впервые, а потом... :))

Урря)) Я так рада, что тебе понравилось! <3

>Надеюсь, что ты готова разразиться очередным фанфиком со дня на день, ибо это было бы замечательно <3

Как только придёт писец - так сразу) И симметрично надеюсь на то же самое с твоей стороны ;)
Это так красиво и мило <3 Подняли настроение на весь день!
Большого вдохновения на новые работы! :3
автор
>**oneREBORN**
>Это так красиво и мило <3 Подняли настроение на весь день! Большого вдохновения на новые работы! :3

Очень рада! Большое Вам спасибо за отзыв и пожелание :3