Я - ГАНДАМ.

Слэш
R
Закончен
24
автор
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Описание:
Гандам Эксия просто хотел вести дневничок с тупым лтыбром
Посвящение:
Всем Гандамам, ставшим объектами фапа своих пилотов! те просто ВСЕМ ГАНДАМАМ посвещается.
Примечания автора:
Секс с использованием посторонних предметов - долго думал, ставить ли галочку.
ООС - то же самое. Пожалуй, Гандам Эксия слегка ООС, но характер, имхо, не раскрыт в оригинале).
среди варнингов прошу добавить техно-яой. а) он тут есть; б) я знаю злодеев, его изобретших.

изначально хотелось добавить еще пак бесполых мальчиков Рибонса, но куклоепство и без них зашкалило. в результате поостерегся.

еще варнинг - пара фейков.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
24 Нравится 6 Отзывы 0 В сборник Скачать
Настройки текста
Всем приветы, я – черный ящик Гандама Эксия. Вообще-то, я хотел начать свою первую запись немного иначе, просто: “Я — Гандам”, но Веда говорит, что надо быть дружелюбней, так что, всем приветы, кто бы это не нашел. На самом деле, черный ящик Гандаму, оснащенному системой самоуничтожения, как мне двадцать пятый нож, но я – усовершенствованная модель, следовательно, напичкан всякими бесполезными, но очень милыми гаджетами, чтобы хоть чуть-чуть виснуть и не давать вконец зазвездиться Сецуне. Чтобы глюкать настолько крепко, чтобы у него хотя бы usb-тапочки иногда перегревались, стараться мне приходится по полной. А что делать? Веда говорит — у каждого свой побудитель к самосовершенствованию, для Сецуны это – желание в один прекрасный день стать Гандамом. Я же, Гандам, заявляю прямо: хочет – ради Шенберга, я не против, но от тапок с подогревом придется отвыкнуть — мы, Гандамы, их не носим. Однако, я непоследователен. Почему я балуюсь с гаджетами, например, занимаюсь этим бесполезным резервным копированием совершенно не важной информации? Да потому что этот жмот, Сецуна Ф. Сейе, мне даже автопилот не дает. Вот и грею ему тапки. Маленькая такая Мобайл Сьюитная мстя. Веда говорит, что в последнее время я употребляю все больше арготизмов, это все Харо виноват. Он нахватался от своего ирландского питомца, а я – от этого гиперактивного модуля памяти. Мы все подключены к Веде, но, почему-то, остальные молчат. Даже Веда говорит редко. Харо говорит много, но сплошную чепуху. Сецуна – изредка вдохновенно несет бред. Я же начал познавать мир, мне нужен собеседник. Хотя бы такой миляга, как я сам. Однажды я подумал – раз уж прикрутили мне зачем-то этот ящик, почему бы и нет? Веда говорит – изучай других с помощью себя, а себя – с помощью других. Я начинаю. Я – GN-001, Гандам Эксия, Семь Мечей. Разработан на основе Гандама второго поколения GNY-001, Астрея, разработанного на основе Гандама первого поколения GN-000 или просто О. Впервые запущен организацией Небожители в 2306 году Нашей Эры. Мой первый и последний Пилот — Сецуна Ф. Сейе. Навсегда. Потому что хрен этот повернутый маньяк меня кому отдаст. Моя высота – 18,3 метра, вес без погрузки — 57,2 тонн, энергетическая система – GN-двигатель, защита — электронный углерод. Кинжалы, лезвия, щит, на запястьях – “вулканы”. Кроме того – система оптического камуфляжа. А еще мне приходится быстро носиться, потому что Сецуна предпочитает ближний бой. Веда говорит, это оттого, что он привык полагаться только на себя. Не могу его за это винить, мое детство было гораздо радужней. Сецуна меня вчера всем показал. Огромный стадион, прикосновение сотен жадных глаз к защитной системе. Несколько взглядов – откровенно липких. Сецуна умотал так быстро, как только смог. Парня сгубит жадность, но я невольно почувствовал облегчение. Вспоминаю взгляд одного блондина, утешает только мысль, что я – очень красивый. Мурашки чуть пониже GN-двигателя. Веда говорит – то ли еще будет. Поддаюсь тихой панике. Сецуна, хоть и жаждет со мной породниться, то ли упорно ни черта не замечает, то ли косит под какой-то монумент. Интересно, какой олень ему сказал, что Гандам должен быть похож на истукана? Мой разум внутри Веды – очень чувствительный, а сознание – более чем эмоциональное. Кажется, Сецуна решил, что ему достаточно добиться визуального сходства с моей маской. Шиш ему с моторным маслом, он все равно не сможет так глазами сверкать при трансформации ни-ког-да! …Давно ничего не сливал сюда, да как-то все завертелось. Если в двух словах: жить – страшно! Кажется, все вокруг ополоумели, спят и видят исключительно сон про то, как, наконец, отколупают от меня кусочек. За мной гоняются сумасшедший блондин (тот самый), сумасшедший русский, сумасшедший террорист и стада разнообразнейших Мобайл Сьюитов, пилотируемых не менее сумасшедшими пилотами. Все пытаются хоть что-то с меня сковырнуть. Озверевшая толпа фанатов, я увидел обратную сторону популярности. Радует только то, что сумасшедший Сецуна Ф. Сейе, как я уже говорил выше, хрен-с два-с кому-то меня отдаст. Харо радуется, что он – просто модуль памяти, а Веда говорит – а чего ты ждал, Экс? Мы, мать их всех, воюем. Кажется, Тьерия окончательно достал её своей нежностью, раз суперкомпьютер заговорил таким тоном. …Яйца Эолии, я не должен сейчас отвлекаться, но не могу, не могу, срочно запостить, пока не забыл! Он это сказал, правда-правда, так, что все-все слышали!!! Сецуна сказал: “Я – Гандам!”. Я чуть тапочки не отрубил вместе с движком, пока Небожители подбирали отвисшие челюсти. Ох, чтоб у меня маскировка отказала, когда меня окружит отряд террористов, кажется, у него все-таки получится. С таким серьезным подходом-то! Даже Веда тихонько хихикала, пока мы с Харо ржали, как придурки… …Веда говорит, можно иногда подслушивать их мысли. Люди нам нравятся, они забавные. Даже Сецуна не так уж плох, насколько вообще может быть неплох Сецуна Ф. Сейе. Веда говорит, можно даже подглядеть одним глазком маленький кусочек будущего. Я пока не уверен. Это немного нечестно по отношению к ним. Знать то, что с ними произойдет потом. Без меня она этого делать не хочет, ей обязательно нужен сообщник. Как же мы похожи на них. На людей. Третий день. Любопытство все-таки сильнее меня. Выпишем с Сецуной люлей приставучему блондину, и пойду сдаваться Веде. Харо ничего не расскажу хотя бы из вредности – пока меня хватают за разные детали все эти маньяки, его тискает миленькая Фелт. Я пошел смотреть на свое блестящее будущее. Немного волнуюсь за них – людей чинить сложнее, чем меня. Кажется, я прикипел к ним всем кокпитом. Даже к этому ненормальному в usb-тапках Шенберг-мейд. Веда говорит, я – слишком чувствительный. Веда говорит – увидим только отрывки. Веда говорит – собственников надо отстреливать. К чему было последнее — не понял. Я пошел подглядывать. Что день грядущий нам готовит? =)… Ёб вашу мать, как говорит, крепко выпив, наш милый кэп. За ногу, за хвост и об угол, как добавляет быстро протрезвевший Аллилуйя в случае внезапной атаки противника, помогая принять нашему милому кэпу вертикальное положение и волоча её на мостик. Пресвятая Богородица, чтоб тебя сутки на алтаре за такое перли благоверные во все щели, как бормочет Локкон, когда Дюнамесу вместо оторванной ноги присобачивают какую-то подпорку и высовывают его из корабля противостоять этой самой внезапной атаке. Ебитские пассатижи, как шипит, кусая губы, Тьерия, когда ему кажется, что Веда уделяет ему слишком мало внимания. Я – Гандам, как бубнит себе под нос Сецуна Ф. Сейе, когда думает, что его никто не слышит. Я – Гандам! Консервированный Эолия и Веда мне свидетели, кто угодно захочет быть просто ГАНДАМОМ, после того, что мы увидели. Харо подкатывается к каюте миленькой Фелт и слышит какие-то странные тихие и надрывные звуки. — Фелт-Фелт больно-больно? – Обеспокоенно попискивает Харо и запрыгивает в приоткрытую дверь. Миленькая Фелт делает несколько судорожных вдохов, щеки заливает румянец, покусанные красные губки беспомощно приоткрыты, ресницы дрожат. Уткнувшись щекой в подушку, она что-то мнет и поглаживает у себя между ног, запихав обе ручки в расстегнутые штаны, её попка подрагивает. — Фелт заболела-заболела? – Подкатывается к самой кровати Харо. – Харо позвать Локкона? Резкий вдох пугает его на секунду, но потом он видит на лице миленькой Фелт то, что идентифицирует как: лихорадка, удовольствие, радость, одобрение, просьба, смущение, радость, удовольствие, удовольствие. Харо хочет помочь Фелт. Он понимает, чем была вызвана резкая перемена, и осторожно переспрашивает: — Лок-кона?.. Удовольствие, стыд, мольба, продолжай. Руки Фелт, замершие, когда в её каюту вкатился Харо, снова приходят в движение. Она снова постанывает, уже отчетливей, прикрывает глаза, ресницы подрагивают, язычок пробегает по губам, кончики ушей краснеют. — Локкон?.. Всхлип удовольствия. Харо хочет помочь освободиться Фелт от странной болезни. — Локкон. Локкон. Локкон! Локкон! — Подпрыгивает Харо на полу, его механический детский голос заглушает её прерывистое дыхание. — Локкон! — А… — Локкон! Локкон! Локкон!!! — А-ах!.. – Как-то судорожно вдруг оседает Фелт на кровать. Харо слышит, как её неритмичное дыхание мало-помалу выравнивается. Руки Фелт все ещё под ней, где-то рядом с источником её странной болезни. Он помог миленькой Фелт. — Харо… — Тихо, виновато, смущенно, благодарно шепчет она. — Локкон?.. – Непонятливо приподнимает одно “ухо” Харо. — Веда, нам же было хорошо. — Веда, я скучаю. — Веда, не уходи. — Веда. — Веда. — Веда… Настойчивости Тьерии могут завидовать машины. Напор Тьерии не может выдержать даже суперкомпьютер. — Веда… — Во влажных снах. — Веда, — в квантовых волнах. — Веда, Веда, Веда, вернись ко мне… — В мокрую от слез подушку. Сталкер, выпрыгивает из базы данных странное слово. Он никогда не успокоится. — Веда-а… аа.. – Несостоявшийся мокрый сон в квантовых волнах, излитый на впитавшую слезы подушку. — Вернись. Веда вспоминает. Ван Лю Мин морщит носик и презрительно шипит: “Ненавижу типов, которым проще дать, чем объяснить, почему не хочу!”. — Веда… Осада. Он брал её на измор. — Вернись… было… аа… хорошо… — Последний слог на грани слышимости. Тьерия спускается туда, где её уже нет, закрывает люк. — Веда, вернись, — губы беззвучно шепчут мантру. Мантра — орудие осуществления психического акта, но то, что происходит с парнем под это определение подходит слабо. Тяжелое дыхание в закрытом помещении. На секунду ему кажется, что она все еще тут, и Тьерия немедленно спускает в штаны, не притронувшись к ширинке и пальцем. Это ли не сила любви? — Веда… вернись… Осада. Измор. Она сдается, и Тьерия сливается с ней, берет её совсем не так, как это делают люди, а глубже, больше, всю, без остатка. Рабство. — Я – Гандам!!! Сецуна Ф. Сейе стал Гандамом. Мы понимаем это оба, одновременно. Ужас, смятение, когда я вижу его внутри своей кабины с самым настоящим первым мощнейшим стояком. Он даже не знает, что с ним делать дальше. Достиг своей Нирваны или не хватает пары резких рывков? Я понимаю, Сецуна Ф. Сейе стал Гандамом. Тот упоротый не хуже наркомана блондин теперь хочет заполучить не меня, а кое-что более совершенное. Он хочет то ли заиметь, то ли поиметь Сецуну Ф. Сейе. Кажется, я устарел. Эолия, какое же облегчение. — Сецуна, мой Гандам… — Ухмыляется блондин с ненормальными глазами, опершись лбом в кафель стены, бодро вздрачивая в душе поутру. — Эксия, я теперь тоже — Гандам… — Сжимая подушку обеими руками, трется о матрас тугим, торчащим молодым членом ночью в своей каюте Сецуна Ф. Сейе, мой пилот. Мы с Ведой долго потрясенно молчали. — Экс… — Просто чтобы что-то сказать, пробормотала она. — Я… — Я… Веда ждала. — Я – ГАНДАМ! К черту этих куклоебов. Я просто Мобильный Доспех с GN— движком чуть выше задницы. Может быть, порой лучше не постигать друг друга. Я не буду больше подслушивать, подглядывать и пытаться их понять. Я – Гандам, а Гандамы не носят usb-тапок с подогревом и не ведут своих собственных бортовых дневников. Послесловие: если вы это нашли, просьба стереть все как из моей, так и из своей куклоебской памяти. Гандам Эксия, GN-001.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты