И все заканчивается ничем +858

Смешанная направленность — несколько равнозначных романтических линий (гет, слэш, фемслэш)
Шерлок (BBC), Kingsman (кроссовер)

Основные персонажи:
Грегори Лестрейд, Майкрофт Холмс
Пэйринг:
Майкрофт Холмс/Грегори Лестрейд (одностронний), Шерринфорд Арчибальд Холмс
Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст, Детектив, Экшн (action), AU
Предупреждения:
OOC, ОМП, Элементы слэша
Размер:
Миди, 30 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Спасибо за чудесное знакомство» от luiza-mortimer
«Сильно! Heвероятная работа!ххх» от margaret-tettcher
«Лучшая альтернатива для МХ!» от sWEE
«Великолепный фанф❤❤❤» от Kern-anna
«Спасибо за такую прелесть :3» от fIAl
Описание:
Майкрофт Холмс всегда отрицал заинтересованность в ком-то, лишь эта встреча стала исключением.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Бета: Priest_Sat
Предупреждение: открытый финал!!!, молодой Холмс.
Небольшой плейлист, под настроение http://ahe.diary.ru/p205426417.htm
Альтернативная ссылка - https://vk.com/cumber_collective?w=wall-75836812_1845

И все заканчивается ничем

16 августа 2015, 17:39
Вспотевшими руками Майкрофт Холмс достал из своей почтовой ячейки простой белый конверт с именем и адресом, набранным на компьютере. Шрифт был жирный «таймс» с высотой букв порядком двенадцать кегль и большим отступом. Бумага настолько тонкая, что следы краски остались на обратной стороне листа. Подобную дешёвую бумагу в пачках можно было купить в любом крупном супермаркете за четыре фунта. Одна из приклеенных марок с изображением короны и золотой буквы «К» служила особым сигналом, который использовали в исключительных случаях.

Во вложенной в конверт записке значилось лишь следующее:

«Анна Нортон. Госпиталь Св. Варфоломея, Бартс»

И именно эта фраза заставила хромающего после неудачного прыжка с крыши здания Майкрофта развернуться и торопливо покинуть здание.

Через двадцать минут, преодолев пробки, Майкрофт наконец-то добрался до Бартса. Отделение морга заполняли каталки, как если бы поблизости произошёл теракт или крупная дорожная авария. Ему достаточно было одного взгляда чтобы определить: большинство из безмолвных, недвижимых, накрытых простынями фигур — жертвы убийств, не считая нескольких случаев, когда патологоанатом отказался без вскрытия выписать свидетельство о смерти.

Миновав ещё один коридор, Майкрофт направился сразу в следующий блок, где суровый аскетический вид стен и выложенный чёрной плиткой пол, белый свет, льющийся из матовых светильников, внушал незыблемость принципов, а вместе с тем и флегматичность. Какой-то части его натуры совсем не претил этот мир, напротив, в нём было понятное лишь немногим очарование смерти. В одной из стен была группа дверей из нержавеющей стали — всего двадцать, — у которых трудились четыре санитара: выдвигали полки и освобождали ячейки от уже обследованных трупов, стараясь следовать графику, при этом ничего не перепутав.

Пройдя ещё дальше, в секционный зал, где у длинного стола из нержавеющей стали, снабжённого огромной раковиной и стоками, стоял Честер Кинг, глава Кингсман больше известный как «Артур». Это был весьма представительный мужчина — рослый, хорошо сложенный, с тёмно-золотистыми волосами и загорелой кожей, на лице которого легко можно было прочесть упрямство и веру в свою непогрешимость. В миролюбивом настроении он имел привычку хвалиться тем, что всегда действует хоть медленно, но верно. Первое было несомненным, Быстротой принятия решений мистер Кинг никогда не отличался, при этом являясь одним из самых упрямых и самонадеянных людей на свете, твёрдо уверенным в правильности своих поступков. Каждый, кто думал, говорил и поступал иначе, заочно ошибался, — последнее считалось фактом столь же фундаментальным, как законы мирозданья. Рядом с ним стоял Гарри Харт — «Галахад».

Вот человек, при виде кого у Майкрофта всегда захватывало дух. Черты лица Харта явно отливали в патрицианской форме. Его ресницы были настолько длинными и густыми, что казались накладными, брови изгибались идеально ровными дугами, кожа имела благородный оттенок отшлифованной слоновой кости. Волнистые тёмно-русые волосы были коротко подстрижены, стрижка сочеталась с идеально скроенным костюмом, сшитым из кашемира, викуньи и шелка. Этот человек был живым воплощением национальной гордости — настоящим джентльменом.

— Валеант, — тихо поприветствовал Гарри, — вы, как всегда, вовремя.

— Я прибыл, как только получил письмо, — сдержанно ответил Майкрофт, опираясь на зонт-трость, тем самым перераспределяя нагрузку и снижая давление на пострадавшую левую ногу.

— Настали тёмные времена, Валеант, — Честер поморщился. — В наше время уже нельзя доверять накрахмаленным рубашкам и деловым костюмам, которые прикрывают кучу грехов. Впрочем, сегодня вы сами убедились в правдивости этих слов. — Его взгляд опустился на пострадавшую конечность Холмса. — Родственники мисс Нортон скоро прибудут сюда, но прежде мы должны сами взглянуть на неё. Мы здесь, чтобы опознать нашу Гвиневру.

— Это… — Майкрофт сглотнул, стараясь оставаться таким же невозмутимым. — Связано ли это с ее заданием?

— Связь неоднозначная, — ответил Гарри, подходя ближе к столу, — впрочем, сейчас вы поймёте сами. — Он осторожно снял простынь, представив их взорам нижнюю половину женского туловища. Майкрофт сразу обратил внимание на его размеры и частичное отсутствие волос на лобке.

— Галахад, скажи, что это не ребёнок, — настойчиво попросил Честер, с потрясением рассматривая то место, где должна была быть голова, но вместо неё находилось уродливое красное месиво.

— Наш судмедэксперт установил, что тело принадлежит девушке, — сказал Гарри поправив очки. — Его обнаружили сегодня на парковке. Впрочем, она не единственная, кого нашли там. Однако некто намеренно оставил труп в салоне автомобиля Гвиневры. — он сделал паузу. — У нас девять жертв и, судя по состоянию кожи, неизвестный выщипал у всех растительность на лобке, прежде чем ввести им пенис или фаллоимитатор. Никаких следов спермы не обнаружено, хотя на половых органах жертв остались следы ушибов и припухлостей, которые нужно ещё исследовать под микроскопом, но подозреваю, что её нигде не обнаружат, ведь тот, кто сотворил такое, мог использовать презерватив, если он, конечно, кончал.

Майкрофт подошёл ближе, про себя отметив, что, несмотря на обескровленную бледность, на коже жертвы не было никаких следов насилия — ни ушибов, ни порезов или укусов. Вторым важным обстоятельством было то, что расчленение проводил настоящий профессионал: голову отделили от шеи без применения силы, края раны были ровными, как если бы использовали скальпель для вскрытий.

— Зачем оставили головы? Трофеи? — задумчиво произнёс Честер, прикрыв глаза. — Мы должны немедленно предпринять какие-то меры. Предупредить людей.

— Насильник наметил разрез между четвёртым и пятым шейными позвонками. В итоге у него осталась небольшая часть шеи и целая голова. Об этом свидетельствует этот ожог на шее, — тихо произнёс Майкрофт. — Вены и артерии запеклись. Мелкие сосуды прижгли как при ампутации. — Он наклонился ближе. — Обычно так делают для избежания кровотечений, а после пилят.

— Не понимаю, — раздражённо вставил Честер. — Чем он пользовался?

— Я видел подобное лишь однажды. — На лице Майкрофта не дёрнулся ни один мускул. — В детстве родители возили нас на ферму, не буду вдаваться в подробности, но скажу лишь одно. Однажды мне довелось увидеть, как разделывают скот, и фермеры в таких случаях используют особую нить накала. Как сейчас помню чёрную пластиковую рукоять и тонкую регулируемую по длине металлическую проволоку, у которой оба конца прикреплены к этой рукоятке, подобно петле, которую надевают на то, что хотят отделить. Включив нагрев, металлическая нить быстро накаляется добела, превращаясь в стерильный нож, который убивает всех бактерий и мгновенно запекает кровь.

— Это, пожалуй, единственное, что может подойти под описание орудия убийства, и достать его не так трудно, — кивнул Гарри. — Молодец, Валеант.

— Ты продолжишь её дело, Валеант, — сухо произнёс Честер. — Но отныне никто, особенно объект слежки, не должен знать о тебе.

— Над чем именно она работала? — Майкрофт прекратил осмотр тела. — Я должен быть в курсе дела.

— Ты, кажется, не слышал меня, мой мальчик. Теперь ты сторонний наблюдатель, не более, — категорично сказал он. — Сегодня же я отправлю твоему наставнику протокол и новую инструкцию, с этого дня ты просто смотришь и слушаешь, не предпринимая никаких действий. Единственное исключение самооборона.

— Я понял, — Майкрофт кивнул, чувствуя при этом лёгкую досаду и раздражение, что, естественно, не укрылось от наблюдательного мистера Кинга.

— Организация Кингсман не может безрассудно рисковать жизнью ещё одного молодого агента. — Честер похлопал Майкрофта по плечу. — Ты хорошо справляешься и я никогда не сомневался в твоём благоразумии, но должен предупредить, что в случае непредвиденной ситуации дело сразу же перейдёт Галахаду.

— Да. — Ещё один кивок.

— Теперь простите, мне необходимо сделать один звонок. — Честер Кинг вышел, оставив агентов одних.

— Не принимай его слова всерьёз, Майкрофт. — Гарри сделал шаг назад. — Ты очень сообразительный для своего возраста и никто не ставит это под сомнение, но Артур напуган и его желание оградить тебя совершенно естественно.

— Единственное, что волнует меня сейчас это убийство. Смерть Анны показательна и не случайна. — Майкрофт накрыл тело простыней. — Иногда, когда нужно что-то скрыть, проще подбросить трупы и сжечь их вместе с автомобилем или домом, так чтобы в результате они стали совершенно неузнаваемыми. В таком случае мотив человека был бы совершенно ясен, но здесь…

— Он не боится разоблачения, — подтвердил Гарри. — Именно это меня и встревожило.

— Делом займётся полиция? — Майкрофт пристально посмотрел на собеседника.

— Мы не можем скрывать такое количество трупов, даже если бы хотели, — устало ответил он. — Все что требуется от нас сейчас — это установить, связана ли смерть с тем делом, которое она вела, или же Анна случайно стала жертвой серийного убийцы.

— Никогда не верил в подобные совпадения.

***



Майкрофт чуть скривил губы, стараясь игнорировать большое количество людей, столпившихся на платформе Олдгейт в час пик.

Подходила к концу вторая неделя слежки, но никаких результатов она не принесла. Все, чем занимался в свободное время объект его наблюдений — это встречался с длинноногими моделями, водил их по ресторанам и таскал к себе домой. Даже в этот момент, тот обнимал очередную девицу за талию, при этом громко смеялся, привлекая к своей персоне излишнее внимание со стороны простых обывателей.

— Сделай лицо проще, Майкрофт, — раздался насмешливый голос Арчи из динамика микронаушника. — В твоём возрасте мама и папа должны были рассказать тебе об особенностях взрослой жизни.

— Очень смешно, — тихо ответил Холмс, покрутив ручку зонта-трости. — Мы сбиваемся с графика.

— Отставание всего на семь минут, — поспешил напомнить невидимый собеседник. — И ты все ещё можешь рассчитывать на утреннюю кружку кофе.

В этот момент объект, имя и род деятельности которого никоим образом не упоминались в личном деле, в сопровождении своей молодой подруги отравился в сторону выхода.

— Что он задумал? — раздражённо спросил Майкрофт, намеренно дав этой парочке небольшую фору, прежде чем самому покинуть свой пост наблюдения.

— Может, решил прикупить своей подружке небольшой подарок? Здесь рядом торговый центр, а она явно не из феминисток и не против ухаживаний.

— Если это намёк, что в свои девятнадцать лет я совсем не разбираюсь в отношениях, то ты глубоко ошибаешься.

— Шерлок бы с тобой не согласился. Прежде ты не проявлял к этому интерес.

— Подискутируем позже, — перевёл тему разговора Майкрофт. — Я должен поспешить, пока они не успели окончательно скрыться, а ты на всякий случай подключись к камерам уличного наблюдения.

— Только без самодеятельности, напоминаю, что согласно новой инструкции ты не должен давать о себе знать.

— Разве я когда-нибудь давал повод в себе сомневаться? — Майкрофт торопливо направился в сторону подъёмников, не пренебрегая при этом правилами конспирации.

Так уж получилось, что служба в Кингсман была одной из немногих вещей, в которых Майкрофт чувствовал себя на своём месте и которые по-настоящему любил. Пусть его темперамент на первый взгляд мало соответствовал образу секретных агентов, воспетому в кино, но его безупречная тактика и любовь к анализу, как нельзя лучше подходили для этой работы.

— Наш объект действительно направляется в торговый центр, — поспешил сообщить Майкрофт, как только покинул пределы метрополитена. — И я вижу старого знакомого — одного из киллеров Альконе, Андриана Кавано и сомневаюсь, что он здесь за рождественскими покупками. Слишком много совпадений.

Холмс постарался подойти максимально близко, что позволило ему разглядеть на Кавано дорогой костюм и коричневое пальто, из кармана которого торчала металлическая трубка. В том, что это был глушитель, у него нет никаких сомнений. План дальнейших действий тотчас появился в его голове и, широко улыбаясь, Майкрофт пошел навстречу Кавано, протянув ему правую руку для пожатия.

— Рад вас видеть, Хартман, хитрый ты лис! — быстро тараторил Майкрофт, решительно наступая. — Сколько же лет мы с тобой не виделись, приятель?!

На лице Кавано отразилось искреннее замешательство, он сунул руки в карманы, а Майкрофт приложил все усилия, чтобы сыграть свою роль до конца:

— Боже, я так рад, что это действительно ты. Никогда бы не подумал, что за те десять лет, которые мы не виделись, твои рыжие волосы полностью выцвели и поседели, а некогда веснушчатое лицо теперь исполосовано морщинами.

— Ты сейчас пытался сделать комплимент? — ехидно уточнил Арчи. — Если так, то твоя миссия полностью провалилась.

 — Мы незнакомы, — пробубнил Кавано, сделав шаг в сторону. Теперь дуло пистолета из кармана Кавано, направлено вверх, прямо на Холмса, а правая рука, судя по характерному приглушённому щелчку, была готова спустить курок.

— Я так не думаю, — не теряя самообладания, ответил Холмс.

— Ты глухой? — Кавано пошевелил правой рукой, привлекая внимание к пистолету. — Проваливай!

Мысленно Холмс досчитал до десяти, прежде чем славящийся своим взрывным характером Кавано нажал на спусковой крючок. Реакция с его стороны не заставила себя ждать. За считанные миллисекунды зонт раскрылся, полностью блокируя полёт пули и, перенаправляя её в сторону витрины магазина, а замешкавшийся Кавано легко потерял равновесие, как только ощутил мощный удар в челюсть, после чего упал прямо на тротуар.

Пульс и количество адреналина в крови зашкаливали. Только мгновением позже Холмс услышал взволнованный голос Арчи:

— Ещё один наёмник внутри торгового центра, прямо возле интерактивной карты, похоже, Альконе был лучше осведомлён о намерениях нашего объекта, и тебе бы следовало поспешить. Ты в шаге от полного провала.

Сложив зонт, Майкрофт перешёл на бег, хотя пробираться через толпу, спешащих за чашкой кофе бизнесменов и покупателей, было ужасно утомительно. Несколько раз он столкнулся с людьми, на ходу крича извинения и пожелания хорошего дня, ведь как бы там ни было, всегда нужно оставаться воспитанным, особенно в таких ситуациях.

Внезапно из фасада офисного здания, с которым Майкрофт только что поравнялся, полетели бетонные крошки, выбитые пулей, а затем в каких-то двух футах, одна из женщин с криком упала, забрызгивая окружающих кровью.

— Здесь полно наёмников! — крикнул в микрофон Майкрофт. — Один из них сейчас предельно точно попал в артерию на шее женщины.

— Я привлеку все силы сдерживания, ты же пока обеспечь безопасность внутри торгового центра. Галахад уже в пути.

— Хорошо. — Майкрофт ускорился, переходя на спринтерский бег с высоким подниманием колен. — Каково точное местоположение объекта? Или обеспечение безопасности предполагает, что я буду бесцельно бродить по этажам в его поисках?

— Он в подземной галерее, людей там меньше и ты вполне в состоянии справиться самостоятельно.

— Как буду на месте, сообщу.

Майкрофт буквально ворвался внутрь огромного центра, при этом тяжело дыша от нехватки кислорода. Он поспешил к эскалатору, ведущему вниз. Его учащенное дыхание и раскрасневшееся лицо привлекло внимание, многие, несмотря на характерную для лондонцев сдержанность, позволили себе задержать на нём взгляд чуть больше положенного.

— Мам, а зачем этому дяденьке зонт, сейчас же зима? — удивлённо спросила маленькая девочка, стоящая позади на том же эскалаторе. Холмс закатил глаза, старательно игнорируя посторонние звуки.

— Могу поспорить, что ты вновь начинаешь таить внутри себя обиду на все человечество, — отвлёк его от размышлений Арчи. — Не отвечай, поскольку ответ и так ясен, ведь твоё кислое лицо как раз попало в зону видимости одной из камер.

Два выстрела, которые прогремели в нижней части галереи, побудили Холмса соскочить с эскалатора и побежать в сторону источника шума и неразборчивых воплей.

За облаком пыли Холмс заметил мужчину в костюме, сжимавшего в руках пистолет. Тот направлялся в сторону ювелирного магазина. Поняв безвыходность ситуации, агент достал из внутреннего кармана пиджака модифицированный компактный глок 32*, начиненный 17 пулями 357 SIG* и, прицелившись, выпустил несколько пуль под ноги наёмника, отгоняя его от магазина.

Новая волна паники, что охватила тех немногих покупателей, заставила наёмника окончательно отступить к информационному интерактивному стенду.

— Постарайся, чтобы никто больше не пострадал.

— Отличное пожелание, — ответил Холмс, обойдя продолговатую конструкцию из стекла, которая служила импровизированной колонной, — в таком случае нужно заманить его в один из магазинов, чтобы свести риск к минимуму.

— Справа от тебя есть павильон, где продают натуральное мыло. Продавец сбежал сразу после первой серии выстрелов и сейчас он совершенно пуст.

— Это не то, на что я рассчитывал. Мне бы что-то вроде спортивного, где есть клюшки и увесистые биты, ведь мы же хотим его допросить, верно?

— В данных обстоятельствах, это не играет особой роли. Наши люди на месте и помогут избавиться от трупа в случае экстренной ситуации.

— Это немного воодушевляет, — хмыкнув Холмс, убирал пистолет обратно, — как думаешь, пора действовать?

— Если ты не хочешь давать показания в Скотланд-Ярде, то сейчас самое время.

Майкрофт сделал глубокий вдох, а затем, крепко сжав в руке зонт, побежал в сторону киллера. Он не успел приблизиться, как одну из витрин мгновенно украсил странный изящный узор в виде паутины, второй выстрел превратил её в град осколков, которые посыпались как раз под ноги Холмсу. Это заставило его чуть сбавить темп, что едва не стоило ему жизни. Следующая пуля пролетела всего лишь в нескольких дюймах левее головы Майкрофта, и он практически ощутил волну её движения в воздухе.

 — Зараза, — прошипел он, сохраняя спокойствие, — почему, когда я соглашался на это, никто не предупреждал меня о подобном? И в следующий раз целься лучше, или Альконе держит вас для количества?!

 — Твою мать, ты кто такой?! — искренне негодовал наёмник.

— Хороший вопрос, — тихо ответил Майкрофт. Он побежал прямо на наёмника, затем резко свернул, меняя свою траекторию и фактически попадая в тыл.

Теперь прямо за Майкрофтом оказался стенд, в который он упирался спиной. Зонт он сразу направил в сторону противника и посредством активации автоматического прицела прямо из наконечника, вырвалось несколько пуль, начиненных мгновенно действующим нейротоксическим ядом.

Несостоявшийся убийца упал на пол, задыхаясь, а Майкрофт ощутил, что для задания, в котором ему изначально отводилась роль стороннего наблюдателя, утро выдалось слишком насыщенным на события.

— Что-то или кто-то требует моего внимания? — сдержанно поинтересовался Майкрофт, поправив воротник пиджака, к которому была прицеплена золотая булавка — не больше дюйма, в виде перевёрнутой буквы «К», служившая микрофоном и, при должной сноровке, универсальной отмычкой.

— Дело теперь официально передано Галахаду, и больше тебе нечего там делать, — ответил Арчи.

— Естественно, — быстро согласился Майкрофт, затем закрыл зонт. — Не слишком ли тихо стало?

— Скотланд-Ярд оцепил периметр. Пять минут назад они получили мою анонимную наводку, и я бы на твоём месте уходил через подземную парковку.

— Значит, люди все ещё склонны доверять людям в форме и беспрекословно выполняют их просьбы не поддаваться панике, — немного цинично констатировал Майкрофт, ещё раз взглянув на результат своей работы, а именно на живого, до некоторого момента, наёмника. С чувством лёгкой досады оттого, что дело ему больше не принадлежит, он переступил через киллера и пошёл к выходу в центральный зал галереи, откуда можно сразу попасть на парковку.

Но обогнув угол, Майкрофт врезался в одного из полицейских. Тот был явно из новичков, судя по нерасторопности, а второй — его напарник средних лет мужчина одарил Холмса подозрительным взглядом, после чего окончательно преградил путь.

— Далеко собрались? — произнёс он с сильным романшским акцентом, после того как Майкрофт отступил.

— У меня неприятности? — Майкрофт переводит взгляд с одного на другого. — Я совершил что-то противозаконное, когда случайно столкнулся с полицейским? — спросил он, специально акцентируя внимание на этом факте.

— Нет. — Щёки молодого полицейского едва заметно порозовели, Майкрофт же нахмурился. — Мы обязаны опрашивать всех. Вы слышали звуки выстрелов?

— Не думаю. — Майкрофт улыбнулся уголками губ. — А сейчас, если позволите, я бы хотел поскорее добраться до своей машины.

— Покажите ваш паспорт. — Полицейский постарше скрестил руки на груди. — У вас ведь есть документы, потверждающие вашу личность?

— Непременно, — ответил Майкрофт, достав из кармана бумажник, — держите.

Он протянул документы полицейскому, и тот с подозрением взял их. Прошло две минуты скрупулёзного осмотра, прежде чем полицейский вернул.

— Что-то ещё? Я могу уже идти? — переминаясь с ноги на ногу, поинтересовался Майкрофт.

— Значит, вы — Майкрофт Холмс, — полицейский кивнул в сторону зала, — утверждаете, что никаких выстрелов не слышали.

— Именно так.

— Позвольте тогда поинтересоваться, куда вы направляетесь? Может, у вас найдётся пара минут, чтобы пройтись с нами?

— Если вы настаиваете.

— Грег, проследи за этим клоуном, а я же пока свяжусь с нашими, — полицейский, отошёл в сторону.

— Грег, это сокращённо от Грегори? — с непринуждённым видом спросил Майкрофт.

— Просто Грег, но для вас я инспектор Лестрейд. — Он смотрел на него, не отрываясь, так что последнему даже показалось, будто что-то между ними изменилось к лучшему. Что-то расцепилось, или отключилось, или на крайний случай поубавилось. Майкрофт немного расслабился.

— Вам не больше двадцати пяти, и вы уже на такой должности! Не представляю, чем же вы успели так отличиться на службе, может, спасли десяток младенцев или поймали парочку серийных убийц? — эта фраза вышла не без иронии, что не укрылось от Лестрейда.

— Просто помолчите, разве это так сложно? — буркнул он.

— Я тоже не из болтливых, — вновь едва заметная улыбка, —, но боюсь, что нашу увлекательную беседу придётся прервать, ведь иначе моя академическая успеваемость пострадает, а ещё двух написанных от руки рефератов я не вынесу.

— Вы все ещё учитесь?!

— Я всегда выглядел старше своего возраста. Мне девятнадцать и да, я учусь в Лондонской школе экономики и политических наук и, несмотря на большое количество студентов, моё отсутствие всегда замечают, — без колебаний, выдал Майкрофт.

— Мне это знать ни к чему, — несколько скованно ответил инспектор Лестрейд. — Но спасибо за честность.

— Ну что ж, давайте пройдёмся и осмотрим всё как следует, — вновь обратился другой полицейский, дотронувшись до плеча Майкрофта. — Вперёд.

Холмс спокойно шёл через галерею, которую в скором времени должны были заполнить люди в форме и репортёры. В любом случае, даже если специальные люди Кингсман не успели устранить так называемые последствия, уйти от своих конвоиров не составило бы для него особого труда.

Добравшись до места, где совсем недавно лежал подстреленный им же наёмник, а из витрин магазинов напротив были выбиты стекла, Майкрофт резко остановился.

— Теперь вы мне верите? Здесь нет ни луж крови, ни трупов и ни следов выстрелов. Прошу заметить: ни одно из стёкол витрин даже не пострадало.

Инспектор Лестрейд недоверчиво осмотрелся в поисках малейшего намёка на преступление, другой же полицейский разглядывал Майкрофта.

— Я сказал вам чистую правду, а теперь все же пойду. Если у вас появятся ко мне вопросы, инспектор Лестрейд знает, где меня можно отыскать. До свидания, джентльмены. — Майкрофт развернулся и пружинистой походкой пошёл обратно.

— Неплохо придумано, — поспешил напомнить о себе Арчи.

— Мне нужно иметь доступ в эту школу хотя бы на месяц, надеюсь, это можно устроить? — чуть тише произнёс Холмс.

— Думаешь, этот инспектор Лестрейд загорится желанием увидеть тебя снова? Знаешь, твои уловки, и навыки соблазнения требуют…

— Просто достань мне пропуск, — чуть резче прозвучал голос Майкрофта.

— В таком случае с тебя причитается, — засмеялся Арчи, — честно, никогда не мог подумать, что ты западёшь на мужчину. Ещё вчера единственным, что вызывало у тебя хоть какой-то интерес, были твои аквариумные рыбки.

— Иногда ты говоришь такую бессмыслицу, впрочем, это не так важно. Через двадцать минут я буду у тебя, и мне по-прежнему хочется получить свою законную чашку крепкого ароматного напитка.

***



После того дела молодой агент Кингсман получил трёхдневный отпуск, который провёл в своей квартире на Понт-стрит, иногда готовя для себя одно из немногих блюд, которые умел стряпать из кухонных запасов: яичницу-болтунью. К ней прилагался бекон и хрустящий тост из непросеянной муки с ирландским маслом и апельсиновым джемом.

— Пора тебе включить дарованное природой очарованье и немедленно приехать в ту самую школу экономики и политологии, ибо наш славный инспектор Лестрейд скоро выйдет из машины, и направится прямиком к дирекции. — На экране ноутбука появилось обеспокоенное лицо Арчи. — А этого бы нам всем не хотелось, верно?

Майкрофт обернулся, как всегда испытав странное чувство, когда всматривался в лицо своего старшего брата, который был похож на него, как однояйцевый брат-близнец: чуть ли не единственное, что он при этом замечал, были различия между ними. То, что один глаз у Арчи чуть больше, чем другой. Брови изогнуты иначе. Рот шире, чем у него, с опущенными уголками. И общее выражение лица более серьезное, более строгое, хотя характером Арчи пошел в отца, отличаясь от него и Шерлока открытостью и дружелюбием. На взгляд Майкрофта, Арчи нисколько не был похож на него. С точки зрения кого-либо другого, между ними не было практически никаких различий.

— Я думал, мы с этим уже покончили.

— Так и есть, если верить отчётам, но нельзя исключать простое человеческое любопытство. Возможно, ты и твоё красноречие запали в душу этого молодого инспектора?

— Боюсь, я не могу оценить эту шутку в полной мере, — прожевав тост, ответил Майкрофт. — И что мне теперь с ним делать? Притворяться студентом?

— Поступай по ситуации, а наши люди помогут устранить последствия.

— Вот теперь не нравится мне эта затея. Прежде я не устранял полицейских.

***



Свой серебристый Ягуар «E-type», который Майкрофт считал самым сексуальным автомобилем в истории машиностроения, приходится оставить за квартал от здания самой школы. Поправив классическую футболку поло и мысленно смирившись с нелепыми, натирающими все, что только можно джинсами, Холмс направился в сторону главного входа, мысленно проклиная свой длинный язык и современные модные тенденции.

— Мистер Холмс, — раздался голос инспектора Лестрейда. — Давно же вы не появлялись! Я пару раз проезжал здесь и ни разу не видел вас.

— Неважно себя чувствовал, вы сами понимаете, как сейчас в Лондоне легко отравиться. — Майкрофт остановился, наблюдая за тем, как инспектор перебежал дорогу, при этом заставив себя не смотреть на его длинные стройные ноги, и игнорировать то, как ткань их облегала.

— У полиции остались ко мне вопросы? — рассеянно спросил Майкрофт.

— Да, точнее, у меня, — вновь не без признаков смущения ответил Лестрейд.

— Это довольно необычно. — Пожал плечами Холмс, мысленно пожалев, что не взял с собой микронаушник и динамик. Ему бы сейчас не помешали совет или замечание Арчи.

 — Вы не против, я хотел бы поговорить с вами за чашкой кофе. Это не займёт много времени, обещаю, — спешно произнёс Лестрейд, пока Майкрофт пристально рассматривал что-то за его спиной.

— Я не против, куда пойдём? — Он осмотрелся по сторонам, пытаясь вспомнить хоть одно приличное кафе в этом районе, но ничего путного в голову не приходило.

— По пути я заметил бело-зелёную вывеску «Старбакс», думаю, подобная неофициальная обстановка была бы сейчас кстати, тем более вы замёрзли. Ваша кожа на руках покраснела и покрылась мурашками, — подметил Грег.— Вы всегда пренебрегаете куртками?

— Нет, но всегда хотел проверить, возможно ли в Лондоне замёрзнуть насмерть, — совершенно серьёзно ответил он. Кто он?

— Вы странный.

— Я думаю, это относится ко всем людям без исключения.

— Ясно, — Грег откашлялся, — мой перерыв скоро закончится, нам стоит поспешить.

***



Сидеть напротив инспектора было довольно странно, но не неприятно, как бы ни пытался убедить себя Майкрофт. Его почти не смущал тот факт, что за все то время, которое они в были кафе, Лестрейд произнёс всего одну фразу.

«Кажется, Арчи говорил что-то про красноречие и обаяние. Нужно попробовать», — напомнил сам себе Майкрофт после глотка кофе.

— Так, о чём вы хотели со мной поговорить инспектор?

— Это не моё дело, но не могли бы вы точно сказать, что вы делали в торговом центре? — Лестрейд отодвинул чашку и поставил локти на стол. — Насколько я помню, вы ушли без покупок.

— Боюсь, что это действительно не ваше дело, инспектор Лестрейд, — мягкий, чуть низкий тембр голоса дался Майкрофту на удивление легко, да и эффект получился соответствующий. Инспектор опустил взгляд на его губы и сглотнул.

— Мы изъяли все записи с камер видеонаблюдения. Система торгового центра устроена так, что каждые восемнадцать часов камеры автоматически удаляет всю накопленную за это время информацию с носителей, но наши специалисты успели поколдовать над этим и, — Лестрейд вздохнул: — ни на одной из них я вас не заметил, будто вы человек-невидимка…

— Или Бэтмен, или Иисус, — невозмутимо закончил Майкрофт. — Инспектор Лестрейд, я понял вас, но не понимаю, какие еще могут быть вопросы? Ведь вы сами там меня видели.

— Полиция не исключает того, что запись могли подменить, ведь любой, кто имеет выход в сеть, мог взломать сервер.

— Тогда ищите хакера. Устроив мне допрос, вы попусту потеряете время.

— Нашего столкновения в коридоре камеры тоже не зафиксировали, — сухо произнёс Лестрейд.

— Вы не слышите меня, — достаточно резко произнёс Майкрофт, — Я не тот, кто вам нужен.

— Но вы могли что-то видеть, — упрямо настаивал Лестрейд. — Может даже слышать не выстрелы, а чей-то разговор, например.

— С детства не люблю пустых теорий, не подкреплённых фактами, если на этом всё…

— Опрос девятнадцати свидетелей является для вас фактом, мистер Холмс? — перебил Лестрейд. — Всё, чего хочет полиция — это восстановить ход событий того дня и узнать, наконец, правду.

— В таком случае вам, должно быть, известно, что правда не является универсальным понятием и напрямую зависит от точки зрения человека и количество людей не имеет значения.

— Это похоже на слова настоящего политика, но я спрашивал вас не об этом.

— Но вы забываете о том, что я не обязан вам отвечать. — Майкрофт отодвинул стул. — Не люблю оперировать юридическими терминами, однако не имея никаких доказательств и обвинений, этот разговор не может продолжаться.

— В таком случае это наша не последняя встреча. — Лестрейд резко встал из-за стола. — И простите за беспокойство.

— До свидания, — сказал вслед уходящему Лестрейду Майкрофт, а после достал мобильный, в телефонной книге которого был сохранен один-единственный номер.

— Ты так скоро избавился от его компании? Кажется, он рассчитывал на более радушный приём, — не без удивления прозвучал голос Арчибальда.

— У меня нет никакого желания помогать полиции, особенно ему.

— Этот инспектор может устроить за тобой слежку, — предупредил Арчи, — я бы на твоём месте попробовал вызвать хоть каплю доверия.

— Никогда не был сторонником подобной тактики. — Майкрофт нахмурился. — И потом, не в моих правилах быть милым с незнакомцами.

— Да, ведь только со мной ты можешь быть душкой, — иронично сказал Арчи. — Могу поспорить на сотню, что этот инспектор…

— Я асексуал, — резко произнес Холмс, — и его хмурый вид не вызывал у меня никаких ответных чувств. Поэтому я не вижу смысла делать какие-то исключения.

— Даже не знаю, Майкрофт, может это стоит сделать, потому что перед тобой сидел симпатичный парень, который наверняка не сводил с тебя глаз?

***



Вечером из динамика личного, не подключённого к сети Кингсман, ноутбука вырывались достаточно характерные стоны и крики, а сам владелец ноутбука старательно игнорировал реакцию своего организма на картинку:

— Быстрее, — прошептал накаченный полицейский в рот любовника, переместив руки на задницу парня. Когда ему надоело ждать, он рывком стянул брюки с преступника и развернул его к себе спиной. Теперь полицейский упирался грудью в письменный стол, пока его вход смазывал и вылизывал растатуированный преступник.

— Трахни меня, — простонал полицейский, выпячивая задницу. — Засади мне по самые яйца, я хочу почувствовать твой большой член внутри… — приказал он, как только дотронулся до головки члена любовника, затем началось то, что заставило Майкрофта отвернуться, почувствовав стыд и неловкость. Смотреть как кто-то втрахивал человека в деревянный стол, ловя при этом каждый стон и вздох, не позволяло воспитание.

— Что со мной происходит?! И кто придумал гей-порно? — Майкрофт закрыл ноутбук, стараясь успокоиться, а заодно и оправдать подобное любопытство. — Нужно найти новое дело, а то иначе я совсем деградирую…

***



— Кажется, кто-то провёл бурную ночь, — Арчи протянул Майкрофту жёлтую папку с грифом «Совершенно секретно».

— Давай опустим бессмысленные разговоры и перейдём сразу к делу, — отмахнулся от него Майкрофт.

— Этот настырный инспектор Лестрейд сделал несколько запросов на твоё имя, похоже, ему не терпится ознакомиться с твоим личным делом.

— Надеюсь, ты их все отклонил? И, к слову, он не мой. — Майкрофт прошёлся взглядом по тексту. — Что это?

— Твоё новое задание, а что касается первого вопроса, я скинул ему твой адрес, надеюсь, у тебя в квартире не припрятано ничего противозаконного, ведь он раздобыл ордер на обыск.

— Мне нужно найти автора? — поинтересовался Майкрофт, озадаченно смотря на вложенную в папку статью. — И разве моё настоящее место проживания не считается конфиденциальной информацией?

— Мой ответ на оба вопроса: «Нет», — Арчи ухмыльнулся. — Все, что от тебя требуется, это воспользоваться описанными в ней советами и добиться взаимности от парня своей мечты. Все достаточно просто.

— Вот сейчас я действительно сомневаюсь в твоей вменяемости, Арчи.

— Нет, мой дорогой друг, пора тебе распрощаться со своей застенчивостью и познать всю прелесть секса.

— Понятно. — Майкрофт кинул папку со статьёй на стол. — Свяжешься, когда у тебя будет настоящее дело.

— Подумай, от чего ты отказываешь. Только не говори, что боишься посягательств на своё девственное тельце. Твои коллеги и так за глаза называют тебя «Снеговиком» и «Ледяной девой», поскольку ты никогда ни с кем не встречался, а это оскорбляет их представление о естественном порядке вещей. Тебе всего девятнадцать и у тебя должны бушевать гормоны!

— Моя личная жизнь тебя не касается, Арчибальд.

— Боже, мои слова действительно задели тебя, раз ты перешёл на официальный тон, только не забывай делать особое ударение на согласных, как это свойственно аристократам.

— Я пойду. — Холмс развернулся, спеша покинуть штаб-квартиру Кингсман, по пути раздумывая, почему его координатор и по совместительству старший брат, так загорелся идеей свести его с Лестрейдом.

Выйдя из лифта, Майкрофт встретился со своей соседкой по лестничной клетке, — миссис Монтейро, которая всегда отличалась излишней приветливостью и болтливостью.

— Доброе утро! — как всегда бодро, поприветствовала она. — Вы не поверите, мистер Холмс! Вас дома ждёт настоящий сюрприз, — она заговорщицки подмигнула. — Сегодня я, наконец, познакомилась с вашим братом! Очень смышлёный парень и прекрасный рассказчик, знаете, я никогда так не смеялась! А вы, оказывается, в детстве были ещё тот проказник, но потом с вами что-то случилось, и сейчас выглядите так, будто проглотили на завтрак ежа! — сказала женщина, войдя в кабину лифта.

— Я подрос и научился понимать скрытый подтекст.

— Бывает. Вот только странно, что у вас с братом нет ни малейшего сходства! — Стальные двери лифта закрылись.

«Брат? Шерлоку одиннадцать, и вряд ли с его характером и жаждой приключений мать отпустила бы его одного в Лондон, что же до Арчи, то ему достаточно звонка, а не личной встречи», — он несколько секунд постоял возле двери своей квартиры, пытаясь придумать хоть одно разумное объяснение. Найдя «золотую середину», Майкрофт держал наготове зонт, второй рукой вставляя в замок ключ. Использовав тактику «уклонения и осмотра», Майкрофт прислонился к стене, держа зонт-трость перед собой. Сделав несколько шагов, он остановился и перебежал к противоположной стене.

— Вы когда-нибудь расстаётесь с этим аксессуаром? Только не говорите, что собирались обороняться зонтиком? — инспектор Лестрейд появился в дверном проёме.

— Я питаю к ним особую слабость, — настороженно ответил Майкрофт. — Решили тайком обыскать мою квартиру? Надеюсь, у вас есть на это ордер, если нет, то…

— Вы правы. — Грег поправил воротник фланелевой рубашки в серую и голубую мелкую клетку, которая делала его старше своего возраста. — Я действительно подумал, что так будет лучше, но сейчас мне кажется удачнее наладить с вами контакт. Как насчёт того, чтобы сходить со мной на ужин?

— Слишком много инициативы, — холодно ответил Майкрофт, поняв, что сейчас они играют свои роли, где каждому известно о лжи. — Так значит ужин?

— Кенсингтон, испанский квартал. Мой друг посоветовал там один ресторан с хорошей атмосферой и великолепной кухней.

— Это вы так приглашаете на допрос, замаскированный под свидание?

— Что-то вроде того, — уклончиво ответил Лестрейд.

— Я могу отказаться?

— Мы живём в свободной стране и никто, даже я как представитель правопорядка не имею права давить на вас, но мне хотелось, чтобы вы согласились.

— Почему?

— Я все ещё хочу услышать в подробностях вашу версию случившегося в торговом центре, ведь некоторые из очевидцев клянутся, что видели, как разлетелось стекло в витрине ювелирного, и вы единственный, кто отрицал это.

— Вы повторяетесь, тем более я отчетливо помню, что на тот момент все без исключения стёкла были невредимы.

— И это странно, — Грег ухмыльнулся, — стекло в витрину просто вставили, при этом никак не закрепив и не заделав швов.

— В нашей стране полно бездельников, — пожал плечами Майкрофт.

— Какое у вас сложилось мнение обо мне? — Грег осмотрелся по сторонам. — Ответьте честно, я ведь знаю, что вы недоговариваете, может, если мы узнаем, друг друга лучше, вы решитесь рассказать мне правду. Я могу помочь вам.

— Постараюсь ответить достаточно доходчиво, инспектор Лестрейд. — Майкрофт сел на диван и положил ногу на ногу. — Моя первая реакция на вас была совершенно мужской и отчасти физиологической. Подобная появляется у каждого мужчины, который видит перед собой привлекательного человека. По-моему, все достаточно просто.

— Вы же это не всерьёз?! — Лестрейд поджал губы, а после продолжил: — Я знаю, в то утро вы могли увидеть нечто противозаконное и я вполне допускаю мысль, что вас могли запугать и угрожали…

— Постойте, — остановил Майкрофт, — я уже говорил, что тогда ничего необычного не заметил.

— Ложь, — непреклонно произнёс Грег. — Не понимаю, зачем вы врёте?

— Может потому, что я прирождённый лгун или секретный агент под прикрытием. Оба варианта вполне могут оказаться правдой, — как всегда с отстранённым видом сказал Майкрофт, чувствуя растущее внутри раздражение. — И не стоит смотреть на меня так, будто я у вас на глазах искалечил кошку. Мне действительно нечего добавить.

Внезапно тишину заполнил звук вибрации и тихая мелодия, раздающаяся где-то под пиджаком Грега.

— Мне нужно ответить.

— Я разве против?

Грег достал из внутреннего кармана мобильный, нажал на зеленый значок, затем некоторое время молча слушал, возведя взгляд к потолку.

— Когда он сможет приехать? — тихо произносит Лестрейд. — Это слишком поздно, к тому моменту дело могут передать другому следователю. Знаю, поэтому сам съезжу туда, не думаю, что у них достаточно смелости для того, чтобы напасть на полицейского. — Он закончил разговор. — Моё предложение поужинать все ещё в силе.

— Думаете, смена обстановки и вкусная еда разговорят меня?

— Заметьте, не я это сказал, и вы покраснели.

— На улице прохладно, — сдержано ответил Майкрофт, понимая, что в действительности холод не имеет к этому никакого отношения.

— Тогда как вы собирались пережить эту зиму, не имея в гардеробе пуховика или зимнего пальто? Лондон в это время года очень коварен. — Взгляд Грега прошёлся по сшитому на заказ в Кингсман твидовому костюму.

— Обыкновенно, молясь, чтобы нашёлся человек, готовый позаботиться обо мне. — Майкрофт расстегнул верхнюю пуговицу пиджака.

— Для обычного девятнадцатилетнего парня вы слишком самоуверенны, мистер Холмс, я мог бы отвести вас в участок и обвинить в противодействии следствию.

— В таком случае мне следует вспомнить об этом, когда я увижу вас на переходе, и у меня будет зудеть нога от желания надавить на газ вместо тормоза.

— Теперь я ещё больше задаюсь вопросом, что с вами не так, мистер Холмс. — Грег сел в кресло напротив. — Вы меня совершенно не боитесь.

— А вы не внушаете страх. — Майкрофт сцепил пальцы в замок. Грег поднял одну бровь.

— Вот как. — Он сощурился, затем подался вперёд, дотрагиваясь до коленки Холмса. — И сейчас?

— И сейчас, — повторил Майкрофт, стараясь не думать о том, к чему может привести подобное противостояние.

Рука инспектора поднялась на пару дюймов выше и остановилась.

— Мы можем долго проверять порог моего терпения. — Майкрофт положил свою руку поверх руки Грега. — Я знаю, что вы ничего не сделаете. Это противоречит вашей натуре. Вы сильно ошиблись, решив, что домогательства напугают меня, а моё тело одеревенеет, и я стану вспоминать о плохих полицейских, которые пользуются своим служебным положением.

 — Не верю. Вы слишком стараетесь сохранить хладнокровие, при этом пытаясь держать все под контролем.

— Мне девятнадцать и я сам могу играть в подобные игры. — Рука Майкрофта сжала руку Грега, сильнее, чем было необходимо. — Вы в любой момент из «охотника» можете превратиться в жертву.

— Мы даже ещё не начали играть, — шёпотом ответил Грег, — и вы опять лжёте, мистер Холмс. На вашем месте я бы сменил тактику. — Он ловко перехватил запястье Майкрофта, заломив его.

— Не знал, что вы получаете удовольствие, причиняя боль другим.

— Как и вы. — Лестрейд надавил сильнее. — Теперь я не сомневаюсь в том, что вас заводит сложившаяся ситуация.

— Уверены?

— Абсолютно. — Грег чуть ослабил хватку. — И я согласен с вашим братом. Вы слишком сдержанны.

— Каким братом?

— Шерринфорд Холмс. Я звонил ему вчера и он, между прочим, более сговорчив, чем вы.

— Конечно, как я мог забыть про Шерринфорда Арчибальда Холмса. Будь я на вашем месте, то не стал верить ему на слово. Я постоянно занимаюсь сексом, — соврал Холмс.

— Вообще-то, я имел в виду другое, но я искренне рад за вашу интимную жизнь, — поддел его Лестрейд. — Наверное, вам очень трудно с таким характером найти постоянную подружку или…

Однако Майкрофт не дал ему закончить фразу. Он потянулся вперёд, оставив совершенно невинный поцелуй на губах инспектора.

— Зачем вы сделали это? — Грег больно схватил Майкрофта за плечи, отстраняя.

— Хотел кое-что проверить. — Он оскалился, презирая самого себя и это сиюминутное помутнение рассудка. — Теперь я более чем уверен, что вы должны немедленно уйти, инспектор Лестрейд. Надеюсь, вы помните, где выход.

***



Майкрофт обнимал Грега за талию и притягивал ближе к себе, обводя языком контур его рта и углубляя поцелуй. Он раздвигал языком губы и подхватывал его на руки, в то время как Грег обвивал ноги вокруг талии Майкрофта, не переставая целовать. Через пару секунд они уже вжимались в холодную каменную стену, яростно сплетаясь в грязном поцелуе. Несмотря на бесконечную борьбу за право вести, пальцы Лестрейда прошлись по волосам, другой рукой поглаживая заднюю часть шеи. Майкрофт всем телом прижимал любовника к стене, борясь с желанием раздеть прямо на улице.

— Проснись, — резкий толчок в плечо, — парень, ты стонешь во сне!

Майкрофту Холмсу, блуждавшему в лабиринте полусна-полуяви, когда сознание полно странных, причудливых образов, показалось, что лицо незнакомца выплыло из тумана — одно, без тела, светящееся в желтом сиянии фонаря.

— Что происходит? … — Он открыл глаза, чувствуя, как железная спинка скамьи врезалась в шею пониже затылка, и ощущал на лице капельки мелкого дождя. Он закрыл глаза и вздохнул глубже. — Я уснул, — констатировал он скорее для себя, чем для склонившегося над ним охранника.

— Тебе пора, приятель, согласно закону посетители парка не могут оставаться здесь на ночь.

— Да… точно. Парк.

Майкрофт встал со скамьи, пытаясь навести порядок в мыслях. Он находился здесь на задании под очередным прикрытием и впервые заснул во время слежки.

— Почему ты позволил этому случиться, Арчи? — Холмс поправил микрофон, прикрепленный к воротнику пиджака, как только отошел на приличное расстояние от охранника.

— Ты выглядишь таким потерянным в последнее время, что я решил, что тебе не помешает пару часов сна.

— Просто скажи, что тебе нравится наблюдать за моими неудачами.

— Я лишь не хотел быть третьим лишним в твоих эротических снах.

— У тебя есть что-нибудь по делу? — раздраженно спросил Холмс.

— Есть подозрительная активность в районе Паддингтон, спутник уловил сигнал помощи.

— Уже выезжаю.

— Если верить изображениям, на территории стройки припаркована полицейская машина, но нет никаких движений.

— Тогда буду вдвойне осторожен.

Сделав большую дугу, Майкрофт съехал с шоссе, направляясь к Паддингтону, расположенному в самом центре округа. Пока Арчи координировал маршрут на навигаторе, Майкрофт предпочитал игнорировать все мысли, связанные с инспектором Лестрейдом, особенно те, что касались желания познакомиться с ним ближе.

— Не забудь взять с собой оружие, — предостерег Арчи. — Есть пострадавшие.

— Какие-нибудь ещё предупреждения? — Холмс пристегнул два запасных магазина к брезентовому десантному ремню.

— Среди полицейских есть уже знакомый тебе инспектор Лестрейд. Они вероятнее всего угодили в ловушку.

— Прекрасно. — Холмс выбрался из машины и подошел к багажнику, откуда достал фонарик, несколько складных ножей и набор отмычек. После чего дал себе минуту покоя, собираясь с мыслями, как перед любой операцией. Затем он оценил территорию стройки, отмечая всё, что может выдать его пребывание здесь.

— Ведешь себя как по инструкции. «Выбор действия диктуется намерениями противника». Облегчу задачу, тебе потребуется предельная осторожность, действуй бесшумно и быстро. Приблизься к кирпичному зданию. Согласно официальным документам, сегодня оно должно было подвергнуться сносу и, должно быть, оно напичкано динамитом, и именно там преступники могли оставить заложников. Не самое подходящее место для могилы, ты не находишь?

— Немного мрачновато, но я видел места и похуже.

— В плане здания обозначено две двери, поэтому тебе самому придется решать, какой из них воспользоваться.

— Отличный совет. — Майкрофт приставил к глазу трубку монокуляра, замаскированную под курительную трубку, обратив внимание на мельчайшие детали. Однако никаких признаков нахождения людей или чего-то подозрительного, выбивающегося из общей картины нет. — Совершенно чистый периметр.

— Планировка комнат стандартная для гостиницы начала двадцатых годов.

— Хоть одна хорошая новость. — Он прислушался, стараясь различить звук шагов или голоса. — Я подберусь ближе к дому.

— Будь осторожен, — сдержанно произнес Арчи.

— Как всегда. — Майкрофт спустился с небольшого склона, осветив фонариком путь, а второй рукой сжав глок, предварительно сняв его с предохранителя.

Центральная входная дверь оказалась незапертой и на удивление бесшумной, будто кто-то заранее смазал дверные петли.

Толкнув её, Майкрофт осторожно заглянул внутрь. Чистый пол, оклеенные специальной пленкой обои и накрытая балдахинами мебель.

— Не похоже, что здесь намечался взрыв, — тихо проинформировал Майкрофт. — И не вижу ни одной причины для того, чтобы строители пустили новый электрический кабель. Современные технологии позволяют взорвать динамит дистанционно. — Холмс вошёл внутрь, оставляя входную дверь распахнутой на случай отступления.

— Строительная фирма зарегистрирована месяц назад.

— Значит, подставная компания берется за осуществление сноса, как все предсказуемо. Преступный элемент с каждым годом мельчает.

— Как твой старший брат не могу не согласиться.

— Ты всегда говоришь так, когда Шерлок рядом. Пожалуйста, скажи, что он не покончил с пазлами и химическими экспериментами, включившись в работу на Кингсман.

— Наш младший брат пока не готов к ответственной работе, пусть лучше он развлекается со своими склянками и доводит мамочку до исступленного восторга, чем доставляет нам неприятности.

— Надеюсь, к достижению совершеннолетия Шерлока, у меня уже будет свой ученик и мне не придется…

— Возиться с ним, как мне с тобой, — закончил за него Арчи, — и мы немного отвлеклись.

— На первом этаже никого нет. Дверь, ведущая в столовую, заколочена досками уже как минимум лет семь, судя по степени проникновения грибка в древесину. Стоит проверить кухню и гостиную.

Майкрофт медленно пересек холл, свет фонарика пришлось приглушить.

— Что происходит?

— Я слышу шорохи, — сдержанно ответил Майкрофт, заметив, как неровно полоска света освещала противоположную стену гостиной. — Заложник здесь и, вероятнее всего, он без сознания.

— Стой на месте, — холодно приказал голос незнакомца, — или хочешь получить пулю в лоб?

— Это будет нелегко. — Майкрофт выключил фонарик и кинул его в сторону. — Практически невозможно.

Этот достаточно легкий отвлекающий маневр позволил ему нанести сокрушительный удар и, несмотря на кромешную тьму, его феноменальная память позволила произвести один выстрел, который попал точно в цель.

— Слишком просто. — Майкрофт поднял с пола фонарик, снова включив его.

— Что происходит? — раздался знакомый голос. — Кто здесь?

— Будь милым, Майкрофт, — нравоучительно произнес Арчи.

— Очень смешно, — прошипел Майкрофт, пряча пистолет под рубаху за пояс брюк.

— Майкрофт? — Удивленный взгляд Лестрейда. — Что ты здесь делаешь?

— Ищу вас, инспектор Лестрейд. — Майкрофт подошел ближе, чувствуя непонятное облегчение от того, что тот не ранен. — Вам помочь встать?

— Просто сними с меня наручники. Ключи в правом кармане брюк.

Майкрофт молча достал ключи от наручников и без лишних комментариев освободил Лейстреда от пут, чего нельзя было сказать об Арчибальде, который в тот момент напевал песню Люкке Ли*:

Got you around my finger like a lonely lover's charm, / Теперь ты у меня на коротком поводке, ведь ты одинок и любвеобилен,
Like a lonely lovers charm. / Ты одинок и любвеобилен.
And 'cause I can I'm gon' go west / Я отправляюсь покорять запад, потому что чувствую в себе силы,
Just like a man I'm the fortress. / Как человек, я достаточно крепка.
Like the shotgun I can't be outdone, / Как ружьё, я не даю осечек,
I'm your prostitute, you gon' get some. / Я твоя проститутка, так что тебе кое-чего перепадёт.



— Спасибо, — растирая запястья, произнес Грег, —, а теперь я повторю свой вопрос снова. Что ты здесь делал, Майкрофт? Это ведь ты выстрелил из пистолета!

— Могу поспорить, ты видел множество фильмов и знаешь, что иногда такое случается, и время от времени хорошие парни вынуждены идти на крайние меры.

— Я просто обязан арестовать тебя, теперь никаких глупых оправданий.

— Но для начала нам стоит выбраться, — подметил Майкрофт. — И где твой напарник? Ему, наверное, не помешает моя помощь.

— Не думаю, он работает на Альконе, и именно он бросил меня здесь.

— Нужно как-нибудь поговорить с Альконе. — Майкрофт пошел в сторону выхода. — На время прикрыть ему наркотрафик, например.

— Предупреждаю, никакой спешки, Майкрофт.

— С тобой я точно никуда не поеду, но исключение могу сделать только для совместной поездки до полицейского участка.

— Думаю, это будет излишним, мистер Лестрейд, вы ведь не станете упекать за решетку одного из лучших секретных агентов Кингсман. — Свет в комнате резко включился, а на пороге стоял мужчина, в черном классическом костюме, стилизованных очках вайфаерах и тростью в правой руке. — Надеюсь, мне не придется представляться, мистер Холмс.

— Не ожидал увидеть вас здесь, мистер Лэнг, — почтительно произнес тот.

— Что там делает Маркус Лэнг?

— На вашем месте я бы заверил брата, что все в порядке и выключил микрофон. Я пришел помочь вам. — Мистер Лэнг посмотрел на труп. — Строго между нами, вы очень меткий стрелок, мистер Холмс, однако жаль, что вы не смогли договориться.

— Я свяжусь с тобой позже. — Майкрофт нажал на скрытый рычаг булавки, приколотой к пиджаку. — Мы можем говорить откровенно.

— Вы правы, и будь здесь хоть какая-нибудь мебель, я бы предложил вам присесть, — улыбнулся Лэнг, опираясь на трость.

— Мне не совсем ясно, что здесь делает глава британской разведки.

— Британской разведки? — обескураженно переспросил инспектор Лестрейд.

— Dramatis personae*. Маркус Лэнг: неофициальный глава британской разведки, владелец изящного георгианского особняка на Лайалл-стрит, Белгравия, любитель интриг и эпатажа, наниматель слепых и совершенно бестолковых агентов. Мариано Альконе: поставщик наркотиков, известен своей вспыльчивостью, которой обязан свой испанской матери, а любовью к заговорам и двойным стандартам — отцу-итальянцу; держит несколько подпольных борделей в самых разных частях Лондона, — ободряюще закончил Майкрофт. — Так чем же агент Кингсман может помочь вам?

— Должно быть из-за частой работы с бумагами и лишенный в последние годы практики, мой план вышел безликим и немного непродуманным. Я не пришел ссориться, напротив, у меня для вас есть одно предложение.

— Внезапная активность Альконе как-то связана с ним, верно? — Грег вновь встрял в диалог.

— Вы не промах, мистер Холмс, и в жизни точно такой же, как вас описывают. Мне это нравится, и вы лучший из агентов, с которыми мне довелось побеседовать.

— Хотите привлечь меня в свой отдел? — бесстрастно произнес Холмс.

— Теперь я точно не сомневаюсь, вы тот, кто нам нужен. — Лэнг расцвел в очередной радостной улыбке. Лестрейд насторожился.

— Я верен организации.

— Методы расследования везде одинаковы, мистер Холмс, разница лишь в сфере компетентности и потом, согласно тестам, вам бы подошла более спокойная, я бы даже сказал, сидячая работа.

— Извините, что прерываю, но вы придумали все это только, чтобы привлечь этого мальчишку? — Грег устало потер виски.

— Этим и отличаются секретные службы, чьи мотивы непонятны рядовым обывателям, — жестко сказал Майкрофт. — Однако меня совсем не интересует политика.

— Наш штатный психолог с удовольствием бы оспорил это, — вежливо ответил Лэнг. — Вы провели поистине впечатляющую работу и продемонстрировали наивысший уровень компетентности. Моя оценка остается прежней, и я готов дать вам время, как следует обдумать мое предложение.

— Я польщен, что привлек ваше внимание к себе, — холодно отозвался Холмс, —, но не думаю, что меня это заинтересует. Это было простым везением.

— Вы ведь понимаете, что люди сами творят удачу, мистер Холмс. У моего отдела есть собственные пути сбора информации, и я знаю о вас чуточку больше, чем ваш наставник и сам глава Кингсман вместе взятые.

— Насколько я помню, в моей биографии нет ничего такого, за что мне бы следовало волноваться.

— Согласно протоколу, я должен давать вам только поверхностные ответы, ведь мы не беседуем один на один, и вы не присоединились к нам. — Лэнг развел руками, заметив признаки раздражения на лице Холмса.

— Сомневаюсь, что инспектор Скотланд-Ярда мог бы принести вам неприятности. — Снисходительный взгляд Майкрофта.

— То, что я стою перед ним, подтверждает это. — Лэнг покрутил в руках трость. — И мне ничего не будет стоить уволить его с работы или сфабриковать против него дело.

— Обещаю, что не буду болтать лишнего, — поспешно произнес Лестрейд.

— Вот и славно, очень славно. — Взгляд Лэнга остановился на Холмсе. — Могу добавить, что мы можем помочь найти того маньяка, который убил Гвиневру.

— Я все же считаю, что чем больше ты знаешь, тем сильнее тебя должно волновать то, что пока неизвестно. А информации у меня слишком мало о вас и вашей организации, — осторожно ответил Холмс.

— Артур уже одобрил вашу отставку на тот случай, если вы действительно готовы покинуть Кингсман, — признался Лэнг. — И он искренне полагает, что вы добьетесь многого во внешней политике.

— Его одобрение все меняет, — иронично ответил Майкрофт.

— Надеюсь, вы примете правильное решение. И не забывайте о том, что вашему старшему брату не помешает помощь в международной миссии, а с нами у вас будут все ресурсы и рычаги давления, особенно на ближнем востоке. — Лэнг встретился взглядом Майкрофтом. — Прошу простить меня, должно быть вам не сообщили о подробностях операции «Черный дрозд», в которой Шерринфорд Холмс намерен принять участие.

— В таком случае, мне действительно следует подумать. — Майкрофт нахмурился.

— Уважаю людей, ценящих семейные узы. Мои люди развезут вас по домам, а вам, мистер Лестрейд, советую лучше выбирать себе напарников, кто-то должен прикрывать вашу спину.

— Непременно. — Лестрейд хмыкнул и полез в карман пиджака. Выудив из его недр помятую пачку «Мальборо», отработанным движением выбил сигарету и щелкнул зажигалкой.

— Я бы предпочел вернуться в Сити на своем транспорте. — Майкрофт достал ключи от машины. — Думаю, инспектору Лестрейду также не повредит бодрящая поездка в спортивном авто.

— Не смею вас больше задерживать, мистер Холмс.

***



Они уже миновали Паддингтон и приближались к шоссе, когда внимание Майкрофта привлек помятый и ржавый красный «Субару», отъездивший, пожалуй, не менее двадцати лет и упорно державшийся позади. В нём не было никого, кроме водителя, тучного мужчины лет пятидесяти с короткими седыми волосами, зачесанными назад. Что-то с этим автомобилем было не так, особенно в том, как он согласовывал свою скорость с движением машины Майкрофта.

— Так и будешь молчать? Двадцать минут назад ты застрелил человека. — Инспектор Лестрейд покрутил в руках зажигалку.

— У тебя у самого есть огнестрельное оружие и это не просто стильный аксессуар в чехле, что ты обязан носить каждый день. Когда-нибудь и он выстрелит. — Майкрофт надавил на акселератор, ощутив плавный нарастающий гул двигателя. Машина, набирая скорость, устремилась вперед, максимально работая на верхних оборотах. Он глянул в зеркальце заднего вида и увидел, что красный «Субару» прибавил скорость.

— Я полицейский и моя работа… — Лестрейд резко замолчал, чувствуя, насколько стремительно увеличилась скорость. — Ты решил нас угробить? — Он схватился за сидение. — Какого чёрта ты так разогнался?

Холмс почувствовал болезненную тяжесть в желудке. Обычно на высокой скорости водители всегда увеличивали дистанцию между собой и впереди идущей машиной, но этот автомобиль держался точно на таком же расстоянии от него, что и прежде. Если бы «Субару» нужно было его обогнать, он мог бы свернуть на резервную полосу, но, видимо, у водителя было на уме что-то другое. На огромной скорости они промчались мимо жилых кварталов, Майкрофта подташнивало от резких смен подъемов и спусков. Не сбавляя скорости, он резко свернул на изрядно разбитую объездную дорогу, не приспособленную для такой езды; «Ягуар» сотрясался и гремел из-за неровностей покрытия. Внезапно отчетливо раздался громкий скрежет металла о выступ тротуара, и Холмс не сразу заметил сноп искр в зеркале заднего вида.

— Ты сумасшедший! — Грег схватился за специальную ручку для пассажиров. — Пожалуйста, притормози!

Но Холмс проигнорировал его просьбу. Единственное, о чем он думал в тот момент, удалось ли ему уйти от преследователя? «Субару» несколько раз на какое-то время скрывался из виду, но каждый раз это продолжалось не слишком долго. Раз за разом он появлялся, будто привязанный к «Ягуару» крепким невидимым тросом. Майкрофт гнал отчаянно, желание скрыться вытеснило всякую осторожность, он рассчитывал лишь на здравый смысл и инстинкт самосохранения преследователя.

В тот самый момент, когда они подъезжали к узкой части дороги, «Субару» вдруг обогнал его и проскользнул перед ними. Это озадачило Майкрофта, но почти сразу стало понятно, зачем нужен этот маневр. «Субару» развернулся боком, блокируя проезд в этой части дороги.

— Только не говори, что собрался протаранить его? — Грег посмотрел в боковое зеркало. — Черный «Форд», что позади, кажется, сигналит нам, может, стоит дождаться…

Майкрофт медленно перевел взгляд с приборной панели на зеркало. Кто-то очень хотел закрыть им путь. Разум велел ему ударить по тормозам перед барьером и вступить в схватку, но руководствуясь каким-то порывом, он рванул машину вперёд, вдавив педаль акселератора до самого пола.

«Ягуар» ударил неподвижно стоящий «Субару» в левый бок, так что машину отшвырнуло в сторону. Не ожидавший подобного, водитель выпрыгнул из автомобиля, а из-за внезапной потери скорости Майкрофта и Грега бросило вперед. Туго натянувшиеся ремни безопасности, словно стальные полосы, врезались в тела, но все же «Субару» отлетел ровно настолько, чтобы их машина смогла проскочить мимо под отвратительный скрежет металла о металл. От страшного удара бампер и «юбка» его автомобиля изрядно помялись, и машина больше не походила на ту сверкающую игрушку, которую Майкрофт недавно приобрел, но колеса продолжали крутиться. Под оглушительный рев мотора они ехали дальше, не осмеливаясь оглянуться. Пока позади не раздался звук выстрела.

Майкрофт испытывал возбуждение от хлынувшего в кровь адреналина, все его чувства вдруг обрели четкость и точность. Чёрный «Форд» каким-то образом сумел пробраться через обломки. В зеркале заднего вида они увидели, как из окна пассажирской дверцы высунулся ствол оружия, нацеленный на них. Это был автомат Colt М4, и мгновением позже он начал стрелять непрерывной очередью.

Не сбавляя скорости, они проехали мимо городского парка.

Внезапно прозвучал гулкий хлопок и звон стекла в пяти футах от Майкрофта. Зеркало заднего вида разлетелось, по заднему стеклу паутиной разбежались трещины.

— С возвращением домой придется повременить. — Майкрофт опустил стекло со стороны водителя и сделал глубокий вдох. — Похоже, Лэнг в последний момент решил изменить условия, или за нами увязался кто-то «третий».

Ещё один приглушенный взрыв, похожий на вялый хлопок — и машина вдруг дернулась влево: одна из шин была пробита.

Теперь преследователи целились в колеса их автомобиля, пытаясь окончательно вывести машину из строя.

Пронзительный вой полицейской сирены дал им надежду. Майкрофт сквозь дыру с неровными краями с вступившейся волоконной сеткой на заднем стекле, увидел третьего участника действий. Теперь это был серый седан «Тойота», на крыше которого что-то делала синяя мигалка.

Выстрелы неожиданно прекратились, чёрный «Форд», развернувшись на 180 градусов, съехал с дороги в подземную паковку.

Все еще пребывая в замешательстве, Майкрофт доехал до конца квартала и остановил машину. Через две минуты гнетущего молчания, которое нарушало едва заметное урчание мотора, он высунул голову в окно, пытаясь рассмотреть отрезок дороги позади. Улица была совершенно пустой, даже полицейская машина, если она была таковой, внезапно исчезла с горизонта.

— Чего они хотели от нас? — Грег искоса посмотрел на собеседника, все ещё не отпустив специальную ручку для пассажиров.

— Я не знаю и не горю желанием узнавать. — Майкрофт откашлялся, прежде чем включить микрофон. — Я на связи, Арчи.

— Ты вспомнил обо мне! — мрачно произнес Арчибальд. — И даже не думай, что тебе удастся избежать разговора…

— У тебя ещё будет возможность поругать меня, — перебил Майкрофт, ощущая, как по мере того, как адреналин в крови убывал, возникало устойчивое чувство усталости. Ему было совершенно необходимо отдохнуть, поесть и хорошенько всё обдумать. — Ты должен предоставить на время инспектору Лестрейду убежище в Лондоне и понаблюдать за ним некоторое время.

— Значит, Маркус появился там не случайно? Он угрожал вам? — голос Арчи заметно напрягся.

— Напротив, он предложил мне работу, а после попытался убить. — Майкрофт вывел на приборную панель количество топлива в бензобаке. — Ничего особенного.

— В нас стреляли, — пораженно произнес Лестрейд, — и ты называешь это «ничего особенного»?!

— Сомневаюсь, что подобное не повторится. К нам приближается коричневый «Сааб», и я бы на вашем месте достал оружие, Грег, впрочем, я, кажется, знаю кто это.

Из «Сааба» вышла молодая миловидная шатенка, при виде которой монументальное лицо Холмса смягчила улыбка.

— Анна. — Он отстегнул ремень безопасности и поспешил выйти из машины. — Гвиневра жива, Арчи.

— Должно быть ты шутишь?! Я постараюсь… — В динамике раздались помехи и сигнал, свидетельствующий о разрыве связи.

— Прости, но я пока не готова к воскрешению. — Анна включила дистанционную заглушку на максимум, увеличивая радиус действия на милю. — Мне нужно поговорить с тобой, Майкрофт.

— Я все еще не могу поверить, что ты жива… — прошептал он.

— Ты должен отсюда исчезнуть. Убирайся из страны как можно быстрее. Немедленно. — Выражение лица Анны было как никогда серьезным. — Эти люди не оставят тебя. Они пытались разделаться со мной. А теперь они взялись и за тебя.

— Лэнг и его команда? — Майкрофт обернулся, поняв, что Грег стоял рядом. — Ты можешь говорить при нём, Анна, он полицейский и знает о том, кто я на самом деле.

— Я не имею право лишать его будущего, — сдержанно произнесла она, чувствуя на себе тяжелый взгляд Лестрейда. — Галахад поможет тебе укрыться, Майкрофт и, надеюсь, ты понимаешь, что тебе ни в коем случае нельзя будет использовать своё настоящее имя.

— Как давно вы следовали за нами? — Лестрейд скрестил руки на груди. — Почему вы ничего не сделали, когда красный «Субару» преследовал нас?

— Это один из тех людей, кто обеспечивает мою безопасность, его рекомендовал Галахад, теперь он личный телохранитель. — Анна мягко улыбнулась. — Энтони последние двадцать лет проработал в полиции Манчестера, до этого в армейской контрразведке. Как только я узнала, что Маркус Лэнг отправился на встречу с тобой, Майкрофт, целью Энтони стало выяснить, следит ли за тобой кто-нибудь и, если следит, то кто. Заодно убедиться в том, что тебя не убили и не похитили. И, между прочим, это он был водителем «Тойоты», который спас вас десять минут назад.

— Значит, мы имеем дело с высококвалифицированными профессионалами, — Майкрофт вздохнул.

— Лэнг лишь марионетка, а тот, кому он верен по-настоящему, придерживается несколько иных, более радикальных взглядов. — Анна поправила челку. — Скажем так, их не устраивает имеющийся миропорядок.

— Признаю, когда-то меня самого привлекали мысли о мировом господстве, но кто из нас в глубине души не лелеял мечты стереть человечество с лица земли и заселить планету равными себе? Это совершенно бессмысленно.

— Они хотят развалить всю внешнюю разведку и уничтожить независимые организации, в частности Кингсман. — Анна резко замолчала. Когда снова заговорила, то Майкрофту показалось, что она думала о чем-то другом; её речь звучала бессвязно. — Мы не можем быть самими собой. Теперь я работаю учителем в младшей школе, меня зовут Антея Вилич, и я совершенно ничего не смыслю в воспитании детей.

— Та инсценировка и твои родители… — чуть тише произнес Майкрофт.

— Я знаю об их реакции, — её голос сделался стальным. — Иногда мы вынуждены идти на подобное ради спасения жизни тех, кого любим. Никому не понять насколько мне было больно, ведь только я знала, чего это будет им стоить. Сказать по правде, я до сих пор борюсь с желанием войти с ними в контакт и рассказать правду.

— Но ты решилась рассказать мне об этом, верно?

— Я пытаюсь защитить тебя, Майкрофт. Ни при каких других обстоятельствах я не стала бы этого делать. Если бы я могла надеяться, что они убьют только меня и этим ограничатся, я с легкостью позволила бы им это сделать. Но я знаю, что они возьмутся за всю мою семью. А Кингсман и все её члены, так же являются частью этой семьи.

— Все-таки о чём вы говорите, мисс? — вклинился в их разговор Лестрейд. — Не пора ли толком рассказать, что на самом деле стряслось?

— Это случилось незадолго до того, как мне поручили следить за деятельностью Альконе и, выполняя такие задания, я всегда старалась максимально углубиться в дело. — Анна как-то странно горько улыбнулась. — В этом деле слишком много участников, махинаций и переменных. Скажем так, есть некий иностранец, который проявляет явный интерес ко всему, что может принести доход, но первоначальной его целью является власть, именно поэтому он стремится охватить как можно больше сфер влияния. У него есть подражатели и приемники, среди которых точно оговорено к кому перейдет та или иная нефтяная и химическая монополия, как они поделятся патентами, и все прочее. Им всем выгодно возникновение конфликтов. Для них война что-то вроде теннисного матча, где от количества пропущенных мячей зависит будущее страны.

— Их ведь можно остановить? — Лестрейд насупился. — Это просто кучка людей, чьи амбиции достигли апогея. Достаточно дать огласку и общество никогда не забудет об этом.

— Для СМИ ещё не пришло время, — Анна обернулась, та самая «Тойота» с мигалкой приближалась к ним. — А сейчас, прежде чем позволить вам, инспектор, покинуть нас, вы должны дать слово, что забудете всё, свидетелем чего стали. Вы никогда не должны искать Майкрофта и уж точно не заговорите об этом.

— Не слишком ли многого вы хотите? — Лестрейд перевел взгляд с Анны на Майкрофта. — Я полицейский.

— Вам не стоит препятствовать этому, — отстранено ответил Майкрофт. — Сядьте в машину и постарайтесь вести себя как можно тише первое время, мой брат присмотрит за вами.

— А что будет с тобой? — не отступал он. — Пустишься в бега?

— Напротив. Я постараюсь выйти на Лэнга и поговорить с ним на своих условиях. — Майкрофт скованно улыбнулся, заметив «Тойоту», остановившуюся рядом. — Вам действительно стоит уйти. Не забывайте, что вы лишний игрок в этой партии.

— Это не похоже на традиционные шахматы. — Лестрейд продолжал стоять на месте.

— Я могу оставить вас, — внезапно предложила Анна.

— Это лишнее, — снисходительно ответил Майкрофт. — Мы закончили.

— Стало быть, это наша последняя встреча, — Грег пожал плечами.— Наверное, мне не стоит упоминать об осторожности?

— Вы и не обязаны говорить это, — согласился Майкрофт, открыв пассажирскую дверь «Тойоты». — Не беспокойтесь обо мне и, как сказала Анна, не ищите. Когда-нибудь я дам о себе знать.

— В вашем голосе нет уверенности. — Грег сел в машину.

— Предпочитаю ничего не загадывать. Считайте это одним из проявлений здравого смысла. — Ещё один сдержанный взгляд.

— Мы могли бы подружиться, — осторожно озвучил Лестрейд, чувствуя неловкость.

— Не думаю, — дежурная улыбка, — прощайте, инспектор Лестрейд.

— Вам пора отправляться, Энтони, — влезла в разговор Анна, — они в любой момент могут появиться здесь.

— И, тем не менее, я буду надеяться на нашу встречу. — Лестрейд закрыл дверцу. «Тойота» плавно стартовала с места, позволяя водителю и пассажиру полностью погрузиться в свои мысли.
Примечания:
357 SIG* — пистолетный патрон, созданный в 1994 году швейцарской компаниeй SIG Sauer совместно с американской компанией FederalCartridge на основе гильзы патрона 40 S&W. Целью разработки являлось обеспечение останавливающего и пробивного действия на уровне револьверного боеприпаса большой мощности 357 Magnum при использовании в автоматических пистолетах. Ввиду высокой точности и хорошего останавливающего действия используется рядом полицейских департаментов. Известен также под названием 9×22 мм.


Люкке Ли* - ссылка на прослушивание http://ahe.diary.ru/p205426417.htm

Dramatis personae*(лат.) – Участники представления.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.