Встреча +145

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ориджиналы

Пэйринг или персонажи:
Руслан / Богдан
Рейтинг:
R
Жанры:
Флафф, Повседневность
Размер:
Мини, 5 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Сведший с ума домашнего мальчика уже давно, забравший его покой и прочно поселившийся во всех его мечтаниях почти как десять лет. А теперь вот встретился вновь на жизненном пути и… не узнал.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Написано на моб у Моти http://zosiapupkina.diary.ru/p205426303.htm по картинке http://static.diary.ru/userdir/2/9/3/6/2936881/83246358.jpg
16 августа 2015, 18:14
Динамики усердно исторгали грохот, который почему-то назывался музыкой. Сквозь дурацкий шум с трудом прорывалась мелодия, отчасти даже знакомая Руслану. Но ударники тщательно выстукивали ритм, а басы грозились вынести мозги слушателям, потому любая попытка чуть забыться оканчивалась провалом. Народ дёргался в такт устроенному грохоту, все смеялись, разгорячённые спиртным и шумовым эффектом. На Русю же почему-то всё это действовало иначе, удручающе как-то. И вообще, весь мир ополчился на Зырянова, вот точно! Изначально эта поездка была неудачным решением. Ну и что, что вместо нудной практики? Теперь вот мучайся.

А страдать Руслану было от чего. Потому, что его личная страсть, трагедия и мечта детства вдруг воплотилась наяву. Нарисовалась по-полной, не сотрёшь. Вон, лихо вытанцовывает вместе с Танечкой, извивается, гад. И за что Русику такое наказание по имени Богдан? Да уж, данный, явно, за все прегрешения, нынешние и будущие. Сведший с ума домашнего мальчика Руслана уже давно, забравший его покой и прочно поселившийся во всех его мечтаниях почти как десять лет. А теперь вот встретился вновь на жизненном пути Зырянова и… не узнал. Впрочем, чего уж удивительного? Даже сам Руслан понимал, что сильно изменился с того времени. Вместо нескладного прыщавого подростка теперь появился невысокий, но хорошо сложенный молодой человек. Все дефекты на лице давно канули в Лету, смешные детские русые кудряшки, любимые мамой, чуть распрямились и потемнели. Да и сам Руслан предпочитал стричься покороче, чтобы избавиться от несерьёзных завитушек, так раздражающих его. Чтобы добавить в свой образ серьёзности и мужественности Руся пытался отращивать бороду и усы. Но то недоразумение, что покрывало его по-девичьи розовые и нежные щёки, вызывало лишь усмешки у друзей. Потому с мечтами о бороде пришлось расстаться. Зато никто не мешал Руслану одеваться по-взрослому, и строгие костюмы, действительно, добавляли в его облик серьёзности. Потому в институте преподаватели называли его не иначе, как Руслан Александрович. А девочки с надеждой заглядывали Русе в глаза, стремясь заметить в них хоть каплю интереса к своим прелестям, и пристыженные отступали со вздохом «такой умный, весь в учёбе и науке». Странно, девицы не пытались мстить Руслану за его равнодушие к ним, как это случалось с другими парнями. Словно Зырянов установил некую границу дозволенного, и дамы соблюдали её неукоснительно. Наверное, срабатывало и знаменитое женское чутьё. Потому что Руся, действительно, не нуждался в их обществе. Он болел давно и безнадёжно, влюбившись в детстве в одного безбашенного парня. А теперь трогательно хранил это чувство в душе. Не сказать, что иные мужские прелести не волновали Руслана, всё же молодой организм требовал и внимания, и разрядки. Но чего-то настоящего, сильного, как тогда, в далёком детстве, с ним не случалось.

В то лето отец вдруг достал путёвку в шикарный лагерь, располагавшийся в замечательном, практически курортном месте. Для Руслана это было просто подарком судьбы, о таких замечательных каникулах он и не мечтал. Мать с трудом вытягивала их с сестрой, хотя отец регулярно выплачивал алименты. Так что для Русика все летние каникулы проходили однообразно и достаточно уныло. Даже на велосипед средств у матери не было, что уж говорить про навороченные игрушки? Не до жиру. Правда, родители договорились, и однажды порадовали сына покупкой подержанного компьютера. Да, не такого навороченного, как у его друзей, но тоже вполне рабочего. Так что Руслан часто пропадал у монитора, уходя в мир интернета и компьютерных игр.
В их маленьком городишке особо заниматься нечем. Все спортивные секции и кружки были платными. И Руслан совсем бы прирос к компьютеру, если бы не учитель биологии. Он собрал ребят в так называемый «кружок юного натуралиста». Сначала мальчишки кривились, утверждая¸ что не пацанье это занятие, бабочек изучать. Но Леонид Петрович был мастером, профи в своём деле. А потому вдруг Руслан и несколько его одноклассников обнаружили, что им интересно. Так что проблем с посещением кружка у учителя не было. Летом Леонид Петрович таскал ребят по окрестным лесам – лугам, рассказывая невероятные истории о природе.
А тут у Руслана появилась возможность увидеть чуть больше, сравнить прелести северных широт с южными красотами. Да уж, там было на что полюбоваться. Но главное, здесь парень приобрёл новые знакомства. Особый восторг у него вызывал всеобщий любимчик Богдан из старшего отряда. Заводила в любом деле, шумный, быстрый, задорный, он сводил с ума всех девчонок в лагере. И те объявили борьбу за внимание местного «бога красоты». Мальчишки же попытались устроить соревнование с ним, но неизменно проигрывали. В конце концов, уступили Богдану пальму первенства и согласились на его лидирующую роль, одарив уважительной кликухой Бонд. «Джеймс Бонд», - смеялся иногда Богдан, представляясь.
Руслан Бонда стремился избегать, сам не понимая, почему. Что-то подсказывало ему, что в этом шумном парне заключена погибель для Руси. И, в общем-то, всю смену такая политика спасала мальчишку. Но тут вмешалась сама судьба.
До поездки в лагерь Руслан никогда не ходил на рыбалку. Отец не был любителем этого занятия, мать, конечно, тоже. С друзьями Руся дальше пределов города не ходил, а в походы с учителем как-то никто не брал снасти. В лагере же несколько пацанов привезли удочки и часто после завтрака убегали на речку, чтобы порыбачить. Правда, это занятие многим быстро надоедало, а вот Руся с удовольствием просиживал у воды, пристально вглядываясь в замерший поплавок и испытывая невероятный азарт и возбуждение, когда тот неожиданно начинал играть. А уж бьющаяся на ладони серебряная рыбёшка приводила парня в настоящий восторг. Потом Руслану рассказали, что самый клёв начинается вечером, перед заходом солнца. И он старался потихоньку сбежать с местных мероприятий, чтобы наслаждаться вечерней тишиной у реки.
В тот раз поднявшийся ветерок испортил всю рыбалку. Клёва не было, и Руслан предался мечтам, забыв об удочках и окружающем мире. Но из грёз его выдернули странные звуки: шёпот, смешки, сопение. Руся озадачился, пытаясь сообразить, что происходит неподалёку от него, за стеной зелёных зарослей. Он, стараясь не шуметь, осторожно двинулся в сторону непонятного действа. Чуть раздвинул ветви и замер. Да уж, увиденное заставило впасть в ступор. Двое вожатых из пятого отряда – Настя и Андрей – были заняты друг другом. Поцелуи, жаркие объятия так захватили этих двоих, что они не среагировали на хрустнувшую ветку. А Руслан чуть не вскрикнул от испуга, когда кто-то положил ему на плечо руку. Но не смог, так как другая рука зажала ему рот. Он попытался сопротивляться, но его соперник был намного сильнее. Не давая Руслану издать ни звука, незнакомец оттащил его подальше и шикнул на ухо: «Тихо, не мешай». Руся наконец смог обернуться и увидел Бонда.
- Любопытно? И мне, - усмехнулся Богдан, - только всё испортишь. Тут надо как партизаны, тихо-тихо. Пошли?
Руслан ничего не ответил, лишь кивнул. Он послушно двинулся за Бондом, а тот проявлял чудеса сноровки, занимая удобное для наблюдения место. Русе же с его точки расположения ничего из происходящего с вожатыми не было видно, но это оказалось неважным. Потому, что всем его вниманием завладел Богдан. Руслан рассматривал его раскрасневшееся лицо, его блестящие азартом глаза, и понимал, что пропадает. Потому, что нестерпимо хотелось так же до одури целоваться, только не с девочкой, а этим парнем. Руся закусил нижнюю губу, помотал головой, но легче не стало. Наваждение не пропало. Он не знал, сколько времени наблюдал за Богданом. А тот так был увлечён происходящим в зарослях, что не замечал пристального внимания Руслана. И лишь когда всё стихло, Бонд обернулся на зардевшего парня.
- Ну, как, нравится, когда всё по-взрослому? – подмигнул он онемевшему Русе.
- Не знаю, - выдавил из себя тот.
- Эх ты, салага, - засмеялся Богдан, - но о произошедшем - молчок!
- Могила, - кивнул в ответ Руслан.
- На ужин идём? – голос Бонда уже потерял таинственность, приобретая нотки обыденности.
- Мне удочки собрать, - Руся совершенно не был готов провести ещё сколько-то времени рядом со своим наваждением.
Произошедшее нужно было осмыслить и пережить.
- Ну, тогда нагоняй, - легко согласился Богдан и направился в сторону столовой.
Руслан же ещё долго просидел на берегу, пытаясь понять, что ему делать дальше. Слишком много открытий и откровений пришлось на один вечер.
А потом всё закружилось, завертелось. Вскоре закончилась смена, и ребята разъехались по домам. На прощанье же Богдан сам подошёл к Руслану и пожал ему руку.
- Ну, бывай, - проговорил он и чуть задержал кисть Руси в своей ладони, будто не хотел разрывать контакт.
А Руслан почувствовал, как жар охватил всего его, как заалели уши и щёки, как внутри что-то ёкнуло, а горло перехватило, не давая вытолкнуть из себя ни звука. И Богдан, кажется, всё понял. Подмигнул замершему парню, освободил его руку и чуть щёлкнул Русю по кончику носа. Этот жест оказался не обидным, а дружеским, поясняющим, что всё хорошо. Зырянов криво улыбнулся в ответ, понимая, что сейчас просто устроит истерику, если расставание продолжится. А потому он просто сорвался с места и побежал к ожидающему автобусу.

И вот теперь это наваждение неожиданно материализовалось, чтобы привести Руслана в расстроенные чувства. С одной стороны, его радовало, что Богдан не узнал его. Вон, как он лихо за девочками ухаживает. Не хватало раскрыться перед этим гетеро, чтобы получить в морду. А с другой – было обидно, что голубая мечта Руси совсем не узнал былого знакомого.
Руслан недолго ещё наблюдал за дикими танцами, отмечая пластику Богдана. Он среди остальных выделялся органичностью и раскрепощённостью. Впрочем, как и всегда. В конце концов, парень понял, что ничего хорошего из его наблюдений не выйдет. Получался особый вид мазохизма, когда само присутствие на празднике жизни других причиняло страдание. Но завидовать плохо, вот и смылся Руся потихоньку, отправившись к обрывистому берегу реки.
Это было место благоговейного сборища местных мальчишек, своеобразным полигоном для испытания на смелость и взрослость. С этого склона оказалось очень удобно нырять вниз, в тёмное глубокое окно реки. Течение слабое, водоворотов нет, а дно водоёма давно изучено местными. Так что особой опасности для прыгунов не было, если только не шлёпнуться со всего маха животом о водную гладь. Новички предпочитали сигать вниз «солдатиком», а уж ребята поопытнее могли изобразить и более красивые фигуры в прыжке. В любом случае, первый шаг в «бездну» становился испытанием на смелость.
Вот сюда и рванул Руслан в отчаянье. Хотелось смыть с себя всё это раздражение, ощутив сначала свободу в полёте, выкинуть прочь мрачные мысли, забыть о странных мечтах. Теперь уж точно, несбыточных. Руся практически набегу освободился от футболки, чуть замешкался, скидывая штаны, и ласточкой полетел в воду, навстречу тёмной прохладе, которая с материнской заботой приняла парня. Сотни мелких пузырьков окружили Руслана, забурлили, устремились вверх, к поверхности. За ними потянулся и парень, стремясь глотнуть свежего воздуха, наполненного вечерними ароматами природы. Почти рядом мелькнула тень, и смуглое тело разрезало водную гладь, окатив вынырнувшего Руслана сверкающими брызгами. Тот отплыл поближе к берегу, с любопытством всматриваясь в разбегающиеся круги и ожидая, когда появится ещё один любитель вечернего купания. Тот не заставил себя долго ждать, шумно вынырнул, начал быстро оглядываться, будто что-то потерял. Или кого-то?
- Руська, где ты, чёрт? – голос был знаком до боли.
- Бонд, здесь я, - отозвался Руслан, сам удивляясь своей реакции, - ты меня потерял?
- Дурак, ты что творишь? – Богдан рванул на голос, сокращая расстояние между собой и Зыряновым.
- Купаюсь, - опешил от такого наезда Руся.
- Ты… ты… ты же плавать не умеешь, - Бонд с удивлением ощутил под ногами твердь и встал.
- Умею, давно уже, - Руслану хотелось помотать головой, чтобы встряхнуться и понять ситуацию, абсурдность которой его уже напрягала.
Что, правда, Богдан не только узнал его, но ещё и проявил беспокойство? С чего бы это? А главное, так и есть, десять лет назад Руся плавал как топор. Потом уже мать купила для него абонемент в бассейн. Оказалось, он способный, и ему предложили заниматься прыжками в воду. С тех пор Руслан не только не боялся, но и обожал водную стихию. Только Богдан этого не знал.
- Вот дурной, - пробормотал Бонд, приближаясь к замершему Русе, - напугал. Сбежал, словно черти тебя гнали, одежду раскидал…
Свою фразу Богдан не завершил, схватив вдруг Руслана за плечи, дёрнув к себе и втянув в долгий поцелуй. Он сжимал крепкие пальцы, причиняя небольшую боль, словно боялся выпустить свою добычу. Но Русю это не напугало, наоборот, он почувствовал желание быть ещё ближе. Отбросив всякий стыд и размышления, он прижался к груди Бонда, практически запрыгнул на него, обхватив ногами за бёдра. А дальше Руслан уже не мог сказать, кто проявляет большую активность. Они целовались, позволяя безумству завладеть их телами. Ничто не могло разъединить этих двоих, даже постороннее присутствие. Благо, в этот момент никому не пришла в голову фантазия пойти искупаться.
- Хочу тебя, - бесстыдно простонал Руслан, цепляясь за Бонда, как утопающий за соломинку.
- И я, - выдохнул тот в ответ, не позволяя Русе отстраниться, так и понёс парня на руках к берегу.
Руслан почувствовал себя в роли принцессы, которую сказочный принц несёт на ложе любви. Но в тот момент против такого оборота он не возражал, лишь покрепче обхватил Богдана за шею и положил голову ему на плечи. Бонд остановился у кромки воды, озираясь по сторонам и не зная, куда опустить свою драгоценную ношу. Он был похож на встрёпанного дракона с добычей, за которую готов был биться с любым претендентом. Хотя, желающих не нашлось. Руся, почувствовав замешательство друга, чуть ослабил объятия, опустил ноги и встал на песок. А потом, недолго думая, потянул на него Богдана, заставляя принять горизонтальное положение. Бонд быстро сообразил, что от него требуется, и ничего не возразил против такого песчаного ложа.
Последующее действо со стороны больше походило на борьбу между соперниками. Парни наслаждались прикосновениями, катались по песку, подминая под себя друг друга, то уступая, то перехватывая инициативу. Возбуждение накрыло обоих, лишив разума. Оставался лишь зов природы. Они напоминали двух змей, что тёрлись друг о друга, извивались в немыслимых позах. Только сопровождало это действо не шипение, а стоны, вздохи, пошлые шлепки об обнажённое тело. Руслан вдруг понял, что оказался сверху, вжался в тело, распластавшееся под ним, совершая определённые поступательные движения. Мокрая ткань плавок не стала преградой, оба чувствовали друг друга слишком хорошо. И эти движения приносили столько удовольствия, что идти дальше не было желания. Руся почувствовал, как крепкие руки Богдана проникли под резинку его плавок, сжали ягодицы, заставляя замереть, прислушиваясь к новым ощущениям. Но их стало слишком мало, Зырянов снова возобновил свои движения. Он был уже на грани, когда палец Богдана скользнул вниз, коснулся чувствительного места, чуть надавил и… Этого оказалось достаточно, чтобы Руслан сорвался в бездну оргазма, в которую, судя по стонам, увлёк за собой и Бонда.
Долго наслаждаться бессилием не удалось, достали вредные насекомые, что счастливо летали над разгорячёнными, обнажёнными парнями и лихо пользовались предоставленной безнаказанностью. Богдан сел на песок, потянул к себе Русю, заставляя и его принять вертикальное положение. Оба уставились друг на друга и одновременно прыснули: грязные, вывалявшиеся в песке, с взлохмаченными мокрыми волосами и выражением безумного счастья на довольных мордах – красавцы, одним словом.
- Моемся, и домой, - подытожил Богдан, оставив Руслану возможность лишь согласиться.
Подобрав раскиданную одежду, счастливчики помчались в сторону турбазы, где ещё не прекращалось веселье, судя по гремящей музыке. Руслан направился, было, на центральную поляну, но Богдан дёрнул его за руку и поволок куда-то в сторону. Оказалось, что практически в зарослях находилось ещё несколько дощатых домиков, в один из которых и был затащен Руся.
- Располагайся, - кивнул на кровать Богдан, закрывая за собой дверь.
- Ты здесь один? А как же сосед? – засомневался Руслан, разглядев два «койко-места».
- Уехал в город на три дня. Сегодня оставим всё как есть, а там подумаем, что дальше. Ты же не возражаешь? – мда, Богдан практически не изменился, всё был так же напорист и решителен, но именно в тот момент это не имело значения.
- Не возражаю, - успел согласиться Руслан, а его уже снова подмяли, уронив на кстати подвернувшуюся кровать.
Та жалобно скрипнула, но парням было наплевать. У них впереди - долгая ночь, а дальше и вся жизнь.