Спираль +74

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Петросян Мариам «Дом, в котором…»

Основные персонажи:
Валет (Фокусник), Волк, Лорд, Слепой, Стервятник (Сиамец Рекс), Сфинкс (Кузнечик), Тень (Сиамец Макс), Шакал Табаки (Вонючка)
Пэйринг:
Табаки и остальные (пейринги прозрачные)
Рейтинг:
G
Предупреждения:
Смерть основного персонажа
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Атмосфернл» от Индивидуум
«За обилие альтернатив)» от Hedgeh0g
Описание:
Воспоминания - тяжкий груз. Особенно, когда знаешь, что каждый раз все может быть по-другому. Может быть лучше.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Ха-ха, я королева недослэша))

Спираль

22 августа 2015, 18:39
Очень многие не любят Слепого. Сравнивают его с рептилией.
Не меньше народу терпеть не может Сфинкса.
Нельзя судить тех, кто относится с опаской к Лорду.
А еще лучше можно понять остальных, полагающих, что Рыжий – всего лишь клоун и сутенер. И пьяница.
Стервятник вообще считается монстром и не внушает теплых чувств никому кроме собственных птичек. Хотя, его самого отношение окружающих мало щекочет.
Табаки любит каждого из них. Любит почти всех, не только этих. По-своему, но любит. Он готов простить им все, потому что многое помнит. Помнит даже то, что уже давно должно было стереться из памяти.

Бывают круги, на которых Лэри не расстается с Конем. В таких случаях они вместе уходят в птичник. В таком случае почти ничего не меняется за исключением того, что в Четвертой становится гораздо тише, но в Доме в целом наоборот прибавляется шума. В тандеме с Конем Лэри взрослеет еще медленнее. Спица держится от него подальше, и никаких бракосочетальных линий на тех кругах не возникает. Невелика потеря, но жить так немного скучно.

Без Толстого Дом уже нельзя назвать Домом, хотя Четвертая так и остается Четвертой. Но Толстого Табаки любит очень нежно. Хотя не упускает случая щипнуть или подразнить его, даже если успевает очень по нему соскучиться. Толстый появляется постоянно, только в разное время. Иногда приходит еще совсем маленьким и успевает выработать некоторые вредные привычки. Начинает плеваться или кусаться. Или ползает по коридорам и охотится за кем попало. Или просто лежит целыми днями вонючий и грязный – просто на всех остальных кругах не бывает Македонского. Конечно, другие следят за ним по мере возможности, но активное выстраивание личной жизни мешает им обстирывать и купать ребенка так часто, как это нужно.

Очень редко, но встречаются круги, на которых Курильщик уживается с Фазанами. Нет, он по-прежнему ищет неприятности на свои ягодицы, но при этом умудряется оставаться в первой спальне. В очень редких случаях ему удается совратить кого-то из братьев поросят, и они начинают курить всем скопом. Такое случается один раз на пятнадцать кругов, но зато ожидание того стоит – эти годы отмечаются небывалой активностью Логов и резко возрастающим числом потасовок между колясочниками. Чаще всего этот любитель красной обуви все-таки попадает в Четвертую. Иногда он становится своим. Иногда нет. В любом случае этот упыренок доживает до победного конца и здорово треплет нервы окружающим. Табаки обычно выжимает из таких вот времен все, что можно, ведь Курильщик способен стать причиной множества событий, которые воспринимаются как увеселительный аттракцион. Разумеется, все это возможно, только если Курильщик попадает в дом. Просто бывают круги, на которых ему везет. Или не везет.

Это смешно, но на половине кругов Черный получает кличку Светлый. Наверное, виной всему пристрастие к книгам. Хотя, литературу он любит тоже не каждый раз – иногда (при печальных обстоятельствах) ему удается стать вожаком всего Дома, и тогда ему уже не до чтения. Такое случалось, что греха таить. Однако с появлением Помпея обычно начинаются революционные движения, и в пятидесяти процентах случаев Черный-Светлый теряет свой авторитет. Это, конечно, уже не так смешно. Скорее, печально. И все же, что характерно, он всегда пробивает дорогу к Курильщику. Это темные материи, что тут… Табаки тайно складывает об этом песни и поет их только в очень узком кругу.

Горбач всегда на месте – его подкидывают к дверям Дома почти новорожденным. Он удивительно стабилен, правда не всегда столь гуманен и миролюбив. Вы слышали о том, что горбатые люди бывают очень сильными? Так вот, на некоторых кругах слышать или читать об этом не обязательно – Горбач демонстрирует это наглядно. И никакие Помпеи и Черные не могут оспорить факт такой физической силы. Однако ни на одном из кругов он не претендует на место вожака даже самой захудалой спальни – его скромность является константой. Просто в некоторых из своих многочисленных жизней он не занимается вязанием, стихосложением и музицированием. И животных тоже любит не всегда. Стоит ли говорить, что при таком раскладе друзей у него не очень много? На таких кругах в Четвертой становится немного пусто, будто исчезает краеугольный камень из фундамента. На таких кругах Табаки поет не так часто, как мог бы и редко играет на гармошке.

Один из Сиамцев обязательно уходит. И это нечестно. Каждый раз Табаки испытывает непреодолимое жгучее желание как-то их предупредить, но смерть приходит каждый раз с новой стороны. Рекс выживает чаще. Макс реже. Они тоже появляются в Доме задолго до самого Табаки и каждый раз встречают его новыми пакостями. Наивные детки – уж с ним-то даже двум термоядерным близнецам никак не тягаться. В зависимости от событий Третья не становится или становится Гнездовищем. Бывали случаи, когда Табаки начинал всей душой ненавидеть этих поганцев, поскольку им удавалось дожить до семнадцати, не разлучаясь и не теряя друг друга из виду и, ощущая свою силу, они вырастали просто невыносимыми. Однако перед самым выпуском (за полгода, а то и за три месяца) кто-то из них умирал. И то, что оставалось от выжившего выглядело так… слов не подобрать. Все обиды забывались сразу же. В такие моменты Дом становился на сто пятьдесят Ватт темнее.

Валет тут является редким гостем. Иногда приходит налегке – без умения фокусничать и играть на музыкальных инструментах. Тогда он все равно учится играть, только уже у всех на виду и лишь на одной гитаре – талант не спрячешь. Иногда приходит с полным комплектом талантов, но еще более замкнутым, чем обычно. Хотя, от встречи до встречи проходит так много кругов, что Табаки даже успевает позабыть, каково это – жить в одной комнате с Валетом или Фокусником.

Нередко Смерть оправдывает свою кличку и умирает еще маленьким мальчиком. Рыжая остается на таких кругах Сатаной, потому что на плечи ей не давит груз ответственности за младшего брата, которого у нее не просто нет. Табаки считает, что в такие круги Дом теряет очень многое. Правда, на кругах, где Рыжий успевает выжить и еще натворить слишком много всего, уже не так мило. Один раз этот прохиндей даже умудрился стать вожаком всего Дома. Это было… оригинально. Выпуск был веселым и беззаботным, зато потом у Табаки так трещала голова, что он едва успел прошмыгнуть в щель между кругами. Похмельный синдром заслуживает уважения и трепетного отношения.

Волк умирает далеко не каждый раз. Однажды к его смерти приложил руку Македонский, но это было только один-единственный круг. В остальное время его кровь льется на чужие руки, но факт остается достаточно упрямым и очевидным – Волк нарывается почти в каждой из своих жизней. Хотя, если он выживает, то должность Хозяина достается ему. Иногда, когда дождется очереди. С конкурентами он расправляется по-своему, но обычно Табаки борется с искушением уйти на другой круг, не дожидаясь выпускной ночи. Круги с Волчьим вожачеством бывают сумбурными и какими-то захламленными. Что интересно, если ему выпадает возможность познакомиться с Кузнечиком, то он так или иначе находит способ подружиться с ним. И на каждом из кругов он продолжает ненавидеть Слепого. Даже если тот совсем милый и безобидный. Нет, вообще-то, таких кругов не бывает.

Македонский стал открытием, и Табаки ждал его на каждом следующем круге. Он так хотел вновь увидеть этого мальчика с грустными глазами и в заношенной одежде. Он хотел встретиться и вновь познакомиться с Красным драконом. Вся беда была в том, что тот круг, на котором ему удалось увидеть и даже пожить в одной комнате с Македонским, был единственным. На других Ангел и Дебил не доживает до Дома. Никогда он больше не появляется в этих стенах. Сколько бы Табаки ни глядел на дверь и не катался в назначенный день по коридору, семья с конопатым мальчиком не появляется. Тот, кого в одной из прошлых жизней прозвали Македонским, умирает от голода или от рук фанатиков или просто сгнивает от тоски и нелюбви окружающих. На тех кругах ему не хватает ума произнести заветную молитву, а если и хватает, то в небесной канцелярии его просьбу отодвигают на задний план. Кое-кто бывает очень занят для того чтобы выполнять просьбы какого-то экстрасенса-целителя. Подумаешь, сколько еще таких по всему миру. Одним больше, одним меньше.

Лорд появляется практически через раз. Табаки предполагает, что на некоторых кругах этот красавец просто удачно переходит дорогу и остается ходячим. Впрочем, в отношении Лорда жизнь не блещет большим разнообразием – эльфийский принц появляется среди серых стен достаточно часто. Начало с ним всегда одно и то же. Однако чем дальше, тем больше различий. Иногда ему хватает смелости справиться со всеми невзгодами, и он ограничивается лишь двумя сигнальными полосками – совсем другой Сфинкс не горит желанием топтать ему ноги, и Лорд даже не помышляет о суициде. Тогда он не уходит в психушку, и остается тем же нервным поганцем. Тогда Рыжая проходит мимо, а сам Лорд лишь под самый конец признается самому себе в своих откровенных желаниях. Как всегда слишком поздно, потому что после выпуска Табаки уходит на другой круг, и никакого продолжения не следует. Еще бывают круги, когда Лорд просто не возвращается из психушки. Такие круги Табаки предпочитает не вспоминать. И еще он старается не думать о причинах, по которым самый красивый парень Дома остается за пределами жизни. Но вне зависимости от обстоятельств одно остается неизменным – если Лорд таки добирается до родной спальни, то вся Четвертая начинает гордиться его красотой так сильно, как если бы с его приходом каждый из них стал таким же красавцем. Что тут скажешь? Любят они его.

Есть круги, на которых Сфинкс тоже успешно живет с родными руками и без Дома. Табаки боится таких кругов. А когда безрукий мальчик все-таки приходит в Дом, он начинает бояться еще больше. Потому что этот новый малыш далеко не всегда может стать этим самым мудрым и рассудительным Сфинксом. Он вообще может остаться Кузнечиком, не подружиться со Слепым, не получить от жизни столько пинков и подзатыльников, не полюбить Русалку (на тех кругах, по чести признать, не бывает Русалки, да и вообще, она редкий гость на любом круге). А если он не дружит со Слепым, то половина его воспитания смывается в унитаз, и ничего путного из него не выходит. Табаки не знает, что большую часть работы выполнил в свое время Седой. Хотя, если вдуматься, то без Слепого уже некому познакомить Кузнечика и Седого. Иногда он становится всеобщим любимцем и теряет львиную долю того, за что его ценит Табаки. В такие времена Шакал терпит до выпуска и старается держаться поближе к Лорду. В такие времена он не вдается в политику. Остается одна радость – наблюдать за тем, как растет волосатый Кузнечик. Справедливости ради стоит отметить, что так он выглядит даже симпатичнее. Хотя, не в красоте счастье. Спросите Лорда (на любом из кругов).

Во многом молчаливое взаимопонимание между Слепым и Македонским оправдывалось их схожестью. Слепой тоже частенько не успевает дожить до Дома. Где-то его воспитательницы не доходят мозгами до звонка Лосю. Где-то Лось не успевает перехватить его. А где-то он умирает еще младенцем. Табаки помнит каждый такой круг и с некоторых пор начинает подозревать, что в один из таких вот витков Слепой не умер и не потерялся – он просто исчез. Нужно чем-то жертвовать, что поделать. Слепой – легендарное существо, выдающаяся личность и всякое такое, но в детстве он всегда одинаковый. Правда, был круг, когда он пришел, не зная ни одного слова. Нет, он понимал слова, но не говорил. Вонючка взял на себя смелость обучить его разговорной речи. Друзьями они так и не стали, но многие полезные штучки Слепой на том круге освоил даже раньше, чем на других. Попав в Дом, Слепой уже не рискует умереть, но иногда его безразличие простирается так далеко, что он не становился вожаком Дома. Он тихонько жмется к стенкам и прыгает туда-сюда между Изнанкой и Лесом, а порой сваливает целиком еще до выпуска. Каждый круг, когда он оставляет пост Хозяина на растерзание Черному, Помпею или Волку, воспринимается уже не так безопасно и комфортно. По правде говоря, это вообще кошмар. Все разбредаются кто куда, а смертей почему-то случается слишком много. А еще, там, где он проживает свою жизнь без друга по имени Кузнечик или Сфинкс, Слепой теряет человеческий облик уже к тринадцати годам. И самым печальным является то, что другие относятся к этому легко и просто.

Все просто. Нет Сфинкса без Слепого. Нет Слепого без Сфинкса. По крайней мере, по отдельности они уже не так интересны, как казалось прежде. Они оба одинаково нужны Дому, а Дом нужен им. И каждый раз, наблюдая за тем, как они выбирают разные дороги, Табаки надеется, что в следующий раз все будет иначе.