Land of thousands spirits 176

Tatiana Miobi автор
Реклама:
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
iKON

Пэйринг и персонажи:
Джунэ/Чжинхван, Ку Чжунхэ, Ким Чжинхван
Рейтинг:
NC-17
Размер:
Макси, 84 страницы, 19 частей
Статус:
закончен
Метки: AU Hurt/Comfort Ангст Драма Насилие Психология Смерть основных персонажей Философия Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Описание:
Среди тысячи незримых духов найдётся тот, кто будет присматривать именно за тобой. Тебе всего лишь остаётся слушать подсказки и помнить, что Союзник в любой момент может избавиться от своего "подопечного".

Посвящение:
Дорогой Баночке, благодаря которой этот фанфик появился на свет ~ ♡

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Моё видение такого понятия, как "эгрегор", может немного отличаться от общеизвестного. В конце концов, мной движет желание создать что-то новое, а не пересказывать старое :)

***
Читать, смотреть, качать в PDF: http://miobifull.com/ff/ff-rating-nc17/ff-65.html

Часть 3

2 сентября 2015, 19:04
На протяжении всей жизни Хранитель принадлежит одному-единственному человеку или месту, благодаря которому появился на свет. Исчезнет хозяин – исчезнет и Ангел-хранитель. По крайней мере, так думал Джунэ. Он видел, как умирают люди, и наблюдал за тем, как исчезают их Ангелы. Многое, впрочем, зависит и от того, как именно происходит энергообмен между эгрегором и человеком. Зачастую он неравноценен: либо Союзник получает больше, чем отдаёт человеку, либо наоборот. Но чем сильнее становится хозяин, тем, соответственно, больше сил появляется в запасе у эгрегора, поэтому ему, с одной стороны, выгодно как можно больше и чаще делиться своей энергией с подопечным. Однако у такой самоотдачи есть и обратная сторона: существуя поблизости с кем-то сильным, Союзник не может продолжать жить в случае его потери. В общем-то, он, так или иначе, не сможет без него жить, вопрос лишь в том, сколько времени просуществует Ангел, когда лишится присутствия человека. Джунэ не спешил делиться с алкоголиком своими силами. Более того, пользуясь любой удобной возможностью, он отнимал существенную их часть, таким образом, пополняя запасы энергии, дабы воспользоваться ими в самых крайних случаях. Во время шумных застолий его хозяин вырубался раньше всех, а когда желал явиться зачинщиком кровопролитной драки, ему внезапно становилось лень вставать со стула. Хранитель вовремя отнимал у него силы и делал это, впрочем, лишь из чувства собственного эгоизма, однако вполне возможно, что таким образом он уберёг пару десятков других жизней от тяжёлых травм или даже случайной смерти. Но, как бы там ни было, он чувствовал, что долго не протянет. То ли просто надоело принадлежать такому плохому хозяину, то ли сам хозяин всё чаще и чаще требовал поддержания своей никчёмной жизни после очередной неприятной ситуации. Эгрегоры его собутыльников, похоже, специально науськивали своих подопечных, чтобы те устраивали весёлые шоу. Хранителям это нравилось, их это забавляло, потому что, когда хозяева входили в раж, Ангелы чувствовали небывалый прилив сил. И, кажется, совсем не важно, что по окончании какой-нибудь «весёлой» потасовки они сами выглядели полуживыми. Важен тот самый момент, который запросто можно сравнить с пиком эйфории у наркомана. Наркоманы, как правило, долго не живут. Хранитель одного из скончавшихся алкоголиков исчез в тот же миг, как остановилось сердце подопечного. Что же касается Джунэ, то этот Ангел умудрился не только спокойно дойти до парка, но и вернуться в больницу, и даже поделиться силами с незнакомой личностью, которой никогда не принадлежал. Странность заключалась ещё и в том, что даже после утраты огромной части энергии он не исчез, как полагалось бы в теории, а медленно, но верно восстанавливал свои запасы, сидя в коридоре возле палаты Чжинхвана. Джунэ два дня не поднимался с пола, потому что напряжённо думал. К тому же, что-то неизвестное подсказывало ему изнутри, что уходить нельзя. В таком случае, можно ли предполагать, что между мальчишкой и чужим Хранителем установилась связь, благодаря которой они оба остались живы, а Чжинхван, ко всему прочему, ещё и воочию увидел Ангела? Все эти мысли навязчиво давили друг друга, наотрез отказываясь соблюдать порядок и становиться хоть в какой-нибудь логичный ряд. - Так «хозяин» или «подопечный»? – Чжинхван не унимался, требуя от Ангела всё новых и новых подробностей. На самом деле, ему было ужасно неловко в открытую о чём-то расспрашивать, но любопытство брало верх. Джунэ шёл рядом с мальчишкой и уже готов был взвыть от несправедливости, посланной свыше каким-то умником. Хотя, по сути, этим «умником» являлся он сам, потому как даже теперь, спустя целый час после выписки из больницы, по каким-то непонятным причинам не мог оставить Чжинхвана в одиночестве и быстрыми шагами сопровождал его домой. Проводит до порога, убедится, что там всё нормально, и свалит куда-нибудь подальше и навсегда. О, да, поскорее бы. - Хозяин, потому что Союзник появляется на свет благодаря человеку и принадлежит ему всю жизнь. Подопечный, потому что Хранителю приходится долгие годы следить за этим неразумным, неуравновешенным созданием и всячески подсказывать ему правильный путь. - А я тебе кто? - А ты мне никто. Меня вообще не должно быть рядом, ясно? Довольно глупых вопросов. Вон там люди идут, подумают ещё, что ты сам с собой болтаешь, - Джунэ ответил с присущим ему раздражением в голосе, но всё же задумался. Кем приходится Хранителю этот парень, если между ними действительно установилась связь? Пусть даже не такая крепкая, как с настоящим хозяином, но всё-таки… И как долго человек сможет протянуть без своего Защитника? Впрочем, этот вопрос не требовал ответа хотя бы потому, что Джунэ на данную роль никак не подходил. Не родившись вместе с Чжинхваном, а оказавшись рядом по случайности, он лишался очень многих необходимых преимуществ. Необходимых для того, чтобы стать настоящим Союзником. Да и мальчишка этот, откровенно говоря, дико раздражал своим любопытством уставшего от жизни Ангела. Посмотрев в его сторону и не обнаружив поблизости, Джунэ обернулся назад. Парень стоял посреди улицы и незаметным для прохожих жестом показывал, что идти теперь, вообще-то, направо, а не прямо. Союзник закатил глаза и неохотно поплёлся туда, куда указывал Чжинхван. Проходя мимо будки со старым телефонным аппаратом, мальчишка снова остановился. - Я сейчас. Мне… нужно очень, подожди минутку, - он виновато посмотрел на Ангела и зашёл внутрь. Джунэ, тем временем, достал из кармана пачку сигарет и уже хотел закурить, но его отвлекли, - Прости… у тебя мелочи не найдётся?.. – Чжинхван смотрел всё тем же виноватым взглядом, приоткрыв дверь телефонной будки. - Да я тебе персональный банк, что ли? – возмущённо ответил Хранитель, не вынимая изо рта сигарету, - Живи проще, парень, - зайдя внутрь, он с силой стукнул по телефонному аппарату, в результате чего снизу с громким звоном посыпалась мелочь, - Скажи спасибо, что такое старьё ещё не убрали. - Спасибо… Но разве так можно? – Чжинхван нерешительно посмотрел на валяющиеся под ногами деньги. Его честность, с одной стороны, вызывала уважение, а с другой, откровенное раздражение, особенно, у Джунэ, манеры которого далеко не всегда умещались в рамках приличия. Не по пути им, это очевидно. - Ты думал, что, если я ношу звание Ангела, то обязательно должен быть святым? – Хранитель равнодушно чиркнул зажигалкой, - Звони, куда хотел, и пошли уже, - он с наслаждением сделал первую затяжку и добавил, - Кстати, у всех нормальных людей, вообще-то, мобильники есть. - Значит, я ненормальный, - подобрав с пола нужное количество мелочи и заплатив за возможность с кем-то поговорить, Чжинхван набрал номер и долго слушал гудки на другом конце провода, - Пожалуйста, ответь же… - умоляюще процедил он сквозь зубы, - Ответь же, ну… Мама! – от неожиданно громкого возгласа мальчишки Джунэ подавился сигаретным дымом и закашлял. Кто-то взял трубку, но тут же её положил. Неловкое молчание. Рука быстрым жестом смахнула слезу со щеки. Чжинхван, не сказав ни слова, вышел из телефонной будки и направился вдоль улицы к своему дому. Идти оставалось немного: завернув за угол, он скрылся в первом подъезде, похоже, напрочь забыв о сопровождавшем его Союзнике. Либо не хотел показывать свою грусть и говорить о её причинах, что более, чем вероятно. В любом случае, для Джунэ это был вполне обоснованный повод не ходить следом и прекрасный шанс коснуться долгожданной свободы, однако он им почему-то не воспользовался. Тихий, приятный квартал с невысокими жилыми домами и одной маленькой парикмахерской, возле которой, увлечённые обсуждением последних сплетен, стояли две худенькие мамочки с малолетними детьми на руках. Неподалёку с таким же увлечением болтали о чём-то насущном четыре Хранителя, судя по всему, принадлежавшие тем самым мамочкам и их детишкам. Площадка для игр давно не ремонтировалась. На единственных ржавых качелях с остатками зелёной краски отсутствовало сиденье, а у небольшого деревянного домика, находившегося неподалёку, и вовсе не было крыши. Впрочем, такая обстановка не мешала ребятам вовсю наслаждаться детством, играть в прятки, скрываясь за деревьями, и со слезами разбивать коленки о старый асфальт, отдающий приятной прохладой в этот солнечный летний день. В том подъезде, где скрылся Чжинхван, тоже царила прохлада. Но отнюдь не столь приятная, как на улице: в ней остро чувствовался резкий запах застарелой сырости. Домофон, судя по всему, не работал. Открытую нараспашку дверь удерживал в одном положении огрызок красного кирпича. По ступеням, ведущим из тамбура на первый этаж, была разметена пыль вперемешку с незначительным мусором, как будто кто-то наспех прошёлся вдоль лестницы и ради приличия помахал веником. Джунэ ускорил шаг, а затем и вовсе перешёл на бег, чтобы догнать удаляющиеся шаги, которые слышались где-то наверху приглушённым эхом. Он нагнал парня, когда тот уже открывал дверь своей квартиры. Или не своей. Так или иначе, не похоже, что он чувствует себя владельцем этого помещения. Такого неприятного помещения, мрачного… Коричневые обои с невнятным узором на стенах. Обивка на внутренней стороне двери повидала нелёгкую жизнь, впрочем, так же, как и снаружи. Выключатель сначала показался грязным, но, на самом деле, его зачем-то здорово подпалили зажигалкой. На кухне шумел открытый кран, и гремела посуда. Кто-то не шибко экономит воду, а счётчик, тем временем, не дремлет. Интересно, мальчишке тоже приходится материально за это отдуваться? Парень снял поношенные кроссовки, но не оставил их в коридоре, а взял с собой и прошёл в комнату. Навстречу никто не вышел, значит, Чжинхвана не ждут. И даже высокий мужчина в вытянутых на коленках спортивных штанах и старых тёмно-синих тапочках, развалившийся на диване перед телевизором, не обратил на парня ни малейшего внимания, когда тот проходил мимо. Зайдя в небольшую комнатку, Чжинхван впустил вслед за собой Союзника и закрыл дверь на расшатанный шпингалет. Джунэ внимательно рассматривал каждую деталь помещения, казавшегося намного светлее, чем вся остальная квартира. Возможно, просто потому, что на окнах напрочь отсутствовали какие-либо шторы и даже самые простые занавески. А ещё нигде не наблюдалась пыль. Джунэ сделал пару шагов вперёд и снова огляделся. Аккуратно сложенная стопка книг на подоконнике. Светло-медовый деревянный шкаф, которому, судя по «дизайну», перевалило за полвека. Ужасно неудобная по виду кровать… диван… или что это вообще? Рядом находился письменный стол с двумя вместительными ящиками и немного прогнутой столешницей, как будто на ней долгое время стояло что-то тяжёлое. Сырое пятно на белом потолке. Похоже, в этом виноваты соседи сверху. Союзник посмотрел на мальчишку, но у того уже был готов ответ на непрозвучавший вопрос. - Я снимаю эту комнату у супружеской пары. Они ругаются часто, особенно, по ночам, не обращай внимания, если что, - на последних словах он открыл шкаф и начал стягивать с себя футболку. Джунэ хотел что-то ответить, но сквозь дверь просунулись головы двух незнакомых Хранителей. Конечно, они ожидали увидеть рядом с Чжинхваном того, кого уже знали, а потому в первую секунду немного опешили. Однако вслед за удивлением не последовало ни одного вопроса, и оба Союзника скрылись, продемонстрировав тем самым полнейшее равнодушие. Вот тут уже удивился сам Джунэ и повернулся к парню, чтобы озвучить очередной вопрос, но снова промолчал, окинув взглядом с ног до головы его тело. Худое, бледное, оно должно было вызвать жалость на фоне такой обстановки, но почему-то приковывало к себе внимание с той же необъяснимой силой, как и мягкие черты лица в момент, когда Джунэ впервые увидел Чжинхвана в больничной палате. Внутри что-то ёкнуло. Союзник поймал себя на мысли, что хочет защищать это тело, прижимать к себе и прятать в объятиях от всех невзгод, которые могут произойти в жизни мальчишки. Он хочет сопровождать эту жизнь и помогать ей. Что, впрочем, невозможно по причине отсутствия достаточно прочных связей, которые присущи Хранителю и его подопечному. Джунэ вздохнул, и все нелепые мечты исчезли так же быстро, как зародились внутри. На их место пришла привычная раздражительность в совокупности с желанием поскорее коснуться долгожданной свободы. Но не прямо сейчас. Есть ещё одно дело, кричащее о том, чтобы его непременно довели до конца.
Реклама: