Land of thousands spirits 176

Tatiana Miobi автор
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
iKON

Пэйринг и персонажи:
Джунэ/Чжинхван, Ку Чжунхэ, Ким Чжинхван
Рейтинг:
NC-17
Размер:
Макси, 84 страницы, 19 частей
Статус:
закончен
Метки: AU Hurt/Comfort Ангст Драма Насилие Психология Смерть основных персонажей Философия Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Описание:
Среди тысячи незримых духов найдётся тот, кто будет присматривать именно за тобой. Тебе всего лишь остаётся слушать подсказки и помнить, что Союзник в любой момент может избавиться от своего "подопечного".

Посвящение:
Дорогой Баночке, благодаря которой этот фанфик появился на свет ~ ♡

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Моё видение такого понятия, как "эгрегор", может немного отличаться от общеизвестного. В конце концов, мной движет желание создать что-то новое, а не пересказывать старое :)

***
Читать, смотреть, качать в PDF: http://miobifull.com/ff/ff-rating-nc17/ff-65.html

Часть 12

18 сентября 2015, 11:27
Размытые очертания светлого пятнышка просачиваются через узкую щель меж горизонтом и звёздным небом. Они расширяются, становясь всё ярче и отчётливее, глотая тьму и недостижимые колючие огоньки далёких звёзд. Минуту назад ты смотрел в черноту глубины ночного неба, мечтая ухватить за хвост маленькую сгорающую точку, провалившуюся через гортань спящего облака. Желая тепла и света, мысленно обращался к мириадам крошечных равнодушных светил и настойчиво убеждал себя в том, что они всё слышат и задорно подмигивают свысока, обещая однажды упасть на ладони. Но солнце взошло, поглотив ожидания. Не спрятаться, не скрыться в тени от тепла, так позволь же себе поверить в искренность его заботливого света, что ласкает кожу мягкостью прикосновений и побуждает жить заново, в полную силу. Кто-то пишет судьбы равнодушно и холодно, будто события этих повестей не выйдут за пределы сотен тысяч строк и не воплотятся в реалии существующих жизней. Писатель жесток, он увлечён самой идеей непоправимости тех или иных событий и жаждет горькой расплаты за любую оплошность, безжалостно опуская лезвие меча на шеи всех, кто попадётся под руку. Чей-то персонаж однажды совершит ошибку, о которой будет жалеть даже по прошествии многих лет, так почему бы не дать ему ещё один шанс для исправления, пусть даже ценой той самой желанной звёздочки, что в итоге упадёт мимо ладоней? Не быть столь жестоким, не нанизывать строки судьбы на окровавленные нити, а сжалиться, подарив новый день и свет на горизонте. Он поглотит ожидания, как и бездонное звёздное небо, но вскоре воздастся герою теплом, оторвавшись от горизонта и проникнув в каждый уголок, где царствовал холод. Кто-то неизвестный пишет судьбы не только людей, но даже их Хранителей. Решает молниеносно или задолго до перекрёстка, в какую сторону свернёт персонаж, какое действие послужит отправной точкой для всех последующих событий. Пройдя вместе с ним долгий путь, измеряемый бесчисленным количеством лет, он вернёт своего героя на тот же перекрёсток, чтобы дать шанс взглянуть на другую дорогу и убедиться в непредсказуемости последствий, которые она с собой принесёт. Мальчишка, которого Джунэ защитил четырнадцать лет назад, наплевав на все свои изначальные принципы, спал на его плече, живой и почти здоровый. Чжинхван впервые в жизни чувствовал себя по-настоящему защищённым и старался привыкнуть к новым ощущениям. Рука Союзника бережно обнимала худую талию. Джунэ не хотел, чтобы парню снились события, связанные с прошедшей ночью, поэтому, закрыв глаза и расслабившись, он невесомо касался его энергетического поля в районе левого виска, проникая всё глубже в мысли и навевая только добрые, приятные сны, дабы одарить спокойствием волнующееся сердце. Маленький, хрупкий ребёнок. Каким ты был годами ранее, таким до сих пор и остался. В душе твоей по-прежнему живы все детские мечты, и к небу ты обращаешься лишь с самыми простыми и наивными просьбами. Звёзды услышат, а ветер непременно укажет единственно правильный путь. Не теряй своей искренности и веры в прекрасное чудо. Тот день, когда всё случилось, Джунэ припомнил в мельчайших деталях, сумев отчасти проникнуть в воспоминания Чжинхвана. Мальчишка знал подростков, приближавшихся к нему, поэтому нисколько не заподозрил опасность. Единственным незнакомым человеком являлся тот самый будущий алкоголик, которому будет суждено погибнуть от инфаркта в возрасте тридцати двух лет. В то время он рос беспризорным ублюдком и часто сбегал из дома, пытаясь скрыться в чужих домах от крайнего неблагополучия, царившего в семье. Одним из тех, у кого он нашёл временное убежище, был школьный знакомый, учившийся на три класса ниже. Изначально, в общем-то, неплохой парень, да и учёбу никогда не бросал, в отличие от хозяина Джунэ, однако впоследствии скатился в ту же яму под влиянием дурной компании и манящего вкуса дешёвой выпивки. Другой подросток жил неподалёку от Чжинхвана и, несмотря на то, что был в два раза старше ребёнка, частенько уделял ему внимание, предлагая погонять мяч или просто по-доброму взъерошивая волосы мальчишки, когда проходил мимо и куда-то спешил. Однажды он уехал почти на год и вернулся совершенно другим человеком: озлобившимся, грубым и ненавидящим весь мир. Чжинхван радостно побежал навстречу, чтобы показать другу новую машинку, но подросток равнодушно прошёл мимо, даже не взглянув в его сторону. Поэтому теперь, когда четверо парней подходили всё ближе, мальчишка смотрел на одного из них в ожидании, что тот, как раньше, кинет ему мячик или, подмигнув, взъерошит тёмные волосы. Однако вовсе не он обратил внимание на одинокого ребёнка. Джунэ неохотно плёлся сзади, изредка поглядывая на спины потенциальных уголовников, и не успел расслышать, что именно его подопечный сказал мальчишке. Одно лишь было ясно однозначно: ответ ребёнка ему не понравился. На ком ещё можно всецело и безнаказанно оторваться за все неудачи, как не на младшем, пока вокруг нет ни души, имеющей возможность встать на его защиту? Мальчишка упал, выронив из рук свою игрушку. Он сам являлся случайной игрушкой для тех, кто стоял перед ним. Глаза бывшего друга были наполнены равнодушной пустотой. Подросток стоял, не вынимая рук из карманов, и ровным счётом ничего не почувствовал, когда старший товарищ ударил ребёнка ногой по животу. Тот зажмурился от боли, не понимая, за что его бьют. После повторного удара из глаз хлынули слёзы. Чуть поодаль находился его Хранитель, который подоспел слишком поздно и теперь отчаянно отбивался от злобных Союзников беспризорной своры. Джунэ, тем временем, докуривал сигарету и нервно поглядывал в сторону дерущихся эгрегоров. Спасение чужих жизней никогда не входило в его планы и, уж тем более, обязанности, данные кем-то свыше. Однако и свободой воли он для чего-то был награждён с рождения, по-видимому, не просто так. Следующий удар вполне мог бы стать последним для незнакомого мальчика, поэтому Джунэ, более не раздумывая, мигом ринулся на защиту ребёнка. Раскидав подростков в стороны, он схватил за плечи своего подопечного и буквально высосал из него внушительную часть сил, после чего смачно врезал по челюсти, тем самым заставив потерять равновесие и рухнуть на пыльную землю. Тот сильно разодрал колено и локоть о мелкий гравий. Поднявшись с земли, парни испуганно озирались по сторонам, и лишь в глазах некогда доброго и приветливого подростка по-прежнему читалась пустота. Что произошло в его жизни за время непродолжительного отсутствия?.. Ребёнок плакал, закрывая лицо испачканными в пыли ручонками. Жестом приказав его обессиленному Хранителю не подходить, Джунэ опустился рядом и нежно прижал к себе избитое тело. Мальчишка заметил безжалостно растоптанную машинку и ревел навзрыд, в то время как Союзник нападавшего ублюдка отдавал ему существенную частичку себя и тем самым возвращал утраченные силы. Спустя минут пятнадцать, более-менее успокоившись, парнишка поднялся с земли и, чуть прихрамывая, направился к дому, но, не дойдя до поворота, обернулся, посмотрев в ту сторону, где находился Джунэ. Хранитель вздрогнул от неожиданности, подумав, что ребёнок его видит. Возможно, это действительно было так… Спустя четырнадцать лет, увидев четверых прожигателей жизни, внезапно вышедших из-за угла, Чжинхван, вероятно, вспомнил тот день, а потому и не сдвинулся с места, несмотря на приближающуюся опасность. Джунэ прекрасно понимал, но, в то же время, не понимал вовсе отсутствие в этот момент необходимых действий, связанных со здоровым инстинктом самосохранения. Бежать, бежать, не оглядываясь, или хотя бы защищаться, будучи прижатым к стене, но всеми силами отбиваясь от ударов. Это… может быть, какое-то оцепенение, настигнувшее мальчишку против воли?.. Он знал, что отбиваться бесполезно, и если хорошо себя вести, то хулиганы отстанут и пойдут своей дорогой?.. Какие глупости… Чжинхван имел все шансы не выжить после этой драки или выйти из неё с непоправимыми травмами, если бы Джунэ снова не оказался поблизости. А сколько ещё таких моментов случалось в жизни мальчишки?.. После потери своего Ангела он должен сильно измениться, стать сильнее, уметь противостоять любым трудностям и никогда не сдаваться, не отчаиваться, не позволять кому-то чужому себя обидеть. Джунэ по-прежнему не знал, надолго ли задержится рядом с парнем. Окружающий мир настойчиво манил перспективой слиться с бесконечным потоком энергии, живущей повсюду и проникающей во все его уголки. Уставший от жизни Хранитель примкнул бы к солнечным лучам, любя своим теплом распускающиеся цветы и высыхающий после дождя асфальт. Но, если здраво рассудить, потерпит ли такая красота никчёмного эгрегора, привыкшего чиркать зажигалкой и раздражаться по пустякам, или отправит его поближе к хмурым тучам и гниющему болоту? Джунэ по-прежнему не знал, что будет дальше. В ближайшем будущем он ставил своей целью научить Чжинхвана жить самостоятельно на случай своего исчезновения. *** На протяжении всего рабочего дня мальчишка боролся с желанием уснуть прямо за кассой. Несмотря на то, что ему удалось немножко поспать в электричке и принять холодный душ, успев ненадолго заскочить в квартиру, где снимал комнату, Чжинхван никак не мог сосредоточиться и боялся ошибиться со сдачей. Видя его состояние, Джунэ устраивал перерывы между небывалыми наплывами посетителей, чтобы парень мог немного расслабиться и просто посидеть на стуле, закрыв глаза. Во время одного из таких перерывов Хранитель вошёл в магазин с улицы и увидел, что мальчишка ненароком уснул прямо за прилавком, опустив голову на руки. - Чжинхван… не спи, - Союзник подошёл к нему и, наклонившись, обнял сзади, передавая частичку своей энергии и пробуждая ото сна. Парень открыл глаза и, чуть выпрямившись, машинально переместил свои ладони на заботливые руки эгрегора. Он чувствовал, что силы восстанавливаются, а значит, можно продолжать работать и несказанно радовать хозяина магазина приличной выручкой. Вплотную прижавшись спиной к груди друга, Чжинхван поднял голову и встретился с ним взглядом. Лёгкая улыбка тронула губы мальчишки. Невероятно мягкие, приятные на ощупь губы. Знакомый огонёк мерцал в бездонных чёрных глазах, обрамлённых густыми ресницами. Сам того не ожидая, Джунэ сделал резкий вдох, еле ощутимо вздрогнув всем телом. Чжинхван ещё раз улыбнулся, вероятно, не подозревая об истинных причинах внезапной дрожи. Взгляд Хранителя был всецело прикован к губам, которые за короткое время успели стать родными и горячо любимыми. Джунэ поймал себя на ненавистной мысли о том, что хочет стать защитником этой прекрасной, солнечной улыбки. И пусть такая мысль противоречит всем его желаниям и целям, в данный момент для Союзника нет ничего важнее душевного спокойствия Чжинхвана. Растерявшись, Джунэ перевёл взгляд на прилавок и кассу, стараясь зацепить своё внимание за что-то ещё, но, не найдя подходящих предметов, убрал руки с талии парня и быстро вышел на улицу, пройдя сквозь магазинную дверь. Невидимая глазу энергия непрерывно циркулирует всюду, куда бы ты ни направился. Она пронизывает практически любые преграды, концентрируясь вокруг определённых мест, живых существ и неодушевлённых предметов. Случайно пробить брешь в своём бесценном защитном поле означает неминуемо получить недуг в том месте, где максимально истончилась аура. Любые вещи, принадлежащие человеку, пропитываются его энергией, настроением и будто обретают характер. Случайно попадая в недобрые руки, они и сами становятся злыми, впоследствии возвращаясь к изначальному владельцу с совершенно иным настроением. Окружающий мир с удовольствием поделится своими силами, если ты относишься к нему благосклонно и не намерен его обижать. Вспомни, как новое утро радостно дарило прилив энергии, когда ты сразу после пробуждения давал себе установку на хорошее расположение духа. Вспомни места, в которых ощущал внезапное пополнение сил, несмотря на то, что, вроде бы, и причин особых для этого не было. Хранитель разбудил Чжинхвана ранним утром и настоял на том, чтобы сегодня они вышли на улицу задолго до начала рабочего дня. Приведя мальчишку в знакомый сквер, Джунэ отвёл его в сторону от асфальтированной тропинки и остановился возле могучего, необъятного дерева. Не поясняя своих действий, Союзник взял парня за руки и прислонил его ладони к грубой на ощупь коре. - Закрой глаза, Чжинхван, - сказал эгрегор, чуть улыбнувшись и замерев в ожидании, - Ты что-нибудь чувствуешь? Мальчишка послушно выполнил просьбу, стараясь понять, что именно имеет ввиду Хранитель. Он чувствовал шершавость древесной коры… и то, как быстро она нагревается, впитывая тепло прислонившихся к ней пальцев… ощущал, что и сами пальцы нагреваются ещё сильнее, потому как древесина возвращает полученное… Но вдруг… Чжинхван вздрогнул, резко убрав руки. Он посмотрел на Союзника, полагая, что ему всего лишь почудилось. - Джунэ… оно разговаривает со мной, - тихо произнёс парень, - То есть… я, конечно же, не слышу никаких слов, - он снова прислонил ладони к грубой древесине, - Но я чувствую его возраст, мудрость… И что-то странное кольнуло пальцы. Это и есть та самая энергия, о которой ты говорил? – восторженный взгляд, в котором всё ещё сохранялась доля неверия в происходящее. Слишком необычно для, казалось бы, такого обычного дерева, - Оно живое Джунэ! Теперь я понимаю это, как никогда раньше! Вау… - Чжинхван выдохнул и с уважением посмотрел на толстые ветви, украшенные густой зелёной листвой. Союзник тихо рассмеялся. - Считай это добрым знаком, - ответил он, абсолютно довольный полученным результатом. Мальчишка умел чувствовать окружающий мир, а значит, очень скоро сможет научиться при необходимости получать от него силы, - Природа хорошо запоминает тех, кто приходит к ней с благими намерениями, и впоследствии встречает человека, как доброго друга. Не только деревья, цветы и всё, что тебя окружает, но и Хранители того или иного места. А вот, кстати, и она, - Джунэ заметил рыжеволосую девушку, тихонько ступающую босыми ногами по прохладной росистой траве. Лукаво посмотрев на Союзника, она приветливо улыбнулась и, получив в ответ одобрительный кивок, в нетерпении закусила губу и встала позади Чжинхвана. Изящные пальчики плавно опустились на плечи мальчишки. - Что ты теперь чувствуешь? – поинтересовался Джунэ, наблюдая за его реакцией. Парень закрыл глаза и обернулся, оказавшись лицом к лицу с эгрегором сквера. Возможно, он никогда не научится видеть других Хранителей, но даже умение в полной мере чувствовать их влияние само по себе является неоценимой способностью, позволяющей жить в согласии с окружающим миром и получать от него защиту. - Как будто… ветер коснулся моих плеч… Но ветра ведь нет, Джунэ… Откуда?.. Эгрегор тихо засмеялась и мягко подула на тёмные волосы Чжинхвана. Рыжеволосой девушке безумно нравился этот мальчишка, который ежедневно появлялся в её владениях. Хотелось по-доброму с ним поиграть, пользуясь своей незримостью. - Чистая, непорочная душа, - сказала она, внимательно рассматривая приятные черты лица, любуясь ими и медленно приближаясь, словно стремясь втихаря коснуться мягких губ. Но это намерение вовремя заметил Джунэ и бесцеремонно шлёпнул девушку по оголённому плечу. Она резко отскочила от мальчишки, поправляя упавшую тонкую лямку светло-зелёного летнего платья. - Наигралась, и хватит. Спасибо, свободна, - огрызнулся Хранитель, и рыжая плутовка одарила его презрительным взглядом, после чего громко хмыкнула и скрылась за деревьями. Чжинхван открыл глаза и посмотрел на Союзника. - Ты прогнал её? – удивлённо спросил парень, - Но почему? - Она хотела тебя поцеловать! – возмущённо воскликнул Джунэ, будучи не в силах совладать с впечатлением от неслыханной наглости этой девицы. Не хватало ещё, чтобы она призвала непогоду, с ног до головы окатив грубого Союзника холодной дождевой водой. Ведь судя по её недавним проделкам, эгрегор действительно была на такое способна. Чжинхван рассмеялся, закрыв руками лицо. Такого поворота Хранитель совсем не ожидал. Недовольно сверля мальчишку пронзительным взглядом, он терпеливо ждал пояснений насчёт внезапного веселья. - Прости, прости, - всё ещё продолжая смеяться, парень посмотрел на Союзника, - Я, кажется, понял… Ты ревнуешь, да? - Чего-о-о? – Джунэ произнёс это так, словно мальчишка его оскорбил. Невольно напоминая своим поведением ту рыжеволосую девицу, он быстро отошёл к асфальтированной тропинке и рухнул на лавочку, скрестив руки на груди и закинув ногу на ногу. А в глубине его сущности, тем временем, действительно зарождалась жгучая ревность, хоть и признаваться в этом самому себе было по-прежнему стыдно. Но, как ни крути, Чжинхван попал в точку. Хранитель подсознательно воспринимал мальчишку как собственность, а значит, все части тела парня, включая губы, принадлежали только ему, и другие эгрегоры не имеют никакого права прикасаться к Чжинхвану без данного на то разрешения. Еле сдерживая смех, мальчишка подошёл сзади и обнял Союзника. Те слова вырвались сами собой и являлись простой шуткой или всего лишь глупым, ошибочным предположением, парень вовсе не хотел обижать единственного друга. В тот момент он прекрасно видел причины эмоционального всплеска, но не позволял себе давить на Хранителя и добиваться правды. Джунэ бесконечно будет всё отрицать, ведь даже сейчас, отворачиваясь и пряча улыбку, он спешно придумывает, как вырваться из тёплых объятий и продолжать быть хладнокровной, неприступной сволочью. - Пойдём отсюда, иначе опоздаешь на работу и отхватишь нехилый штраф, - Союзник убрал руки Чжинхвана со своей шеи и, поднявшись с лавочки, сделал шаг в сторону, но мальчишка, не медля, схватил его за рукав и снова притянул к себе. Недоверчивый, настороженный взгляд со стороны Хранителя. Чуть загрубевшие ладони, всё ещё помнящие тепло древесины, легли на его щёки. В следующее мгновение Джунэ ощутил мягкость тёплых губ и невольно закрыл глаза, всеми силами стараясь навсегда запомнить ощущение этого поцелуя. Рыжеволосая плутовка выглянула из-за дерева и, тихо рассмеявшись, изящно взмахнула рукой, подняв лёгкий ветер, который тут же зашуршал в густых кронах. Она позаимствовала у природы самые сочные зелёные листья и приказала им закружиться в танце, соединяя две совершенно разные, но искренне влюблённые друг в друга сущности.