Land of thousands spirits 176

Tatiana Miobi автор
Реклама:
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
iKON

Пэйринг и персонажи:
Джунэ/Чжинхван, Ку Чжунхэ, Ким Чжинхван
Рейтинг:
NC-17
Размер:
Макси, 84 страницы, 19 частей
Статус:
закончен
Метки: AU Hurt/Comfort Ангст Драма Насилие Психология Смерть основных персонажей Философия Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Описание:
Среди тысячи незримых духов найдётся тот, кто будет присматривать именно за тобой. Тебе всего лишь остаётся слушать подсказки и помнить, что Союзник в любой момент может избавиться от своего "подопечного".

Посвящение:
Дорогой Баночке, благодаря которой этот фанфик появился на свет ~ ♡

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Моё видение такого понятия, как "эгрегор", может немного отличаться от общеизвестного. В конце концов, мной движет желание создать что-то новое, а не пересказывать старое :)

***
Читать, смотреть, качать в PDF: http://miobifull.com/ff/ff-rating-nc17/ff-65.html

Часть 14

21 сентября 2015, 16:35
Незыблемая молодость, что отражается на поверхности зеркала… Шепчут ли о чём-то сокровенном твои мечты, всё ещё прячась за границей далёкого будущего? Что сулят тебе горизонты, манящие своей неизвестностью? Ты смотришь вдаль спокойно, живя бесконечными заботами о настоящем и по-прежнему не решаясь сделать отчаянный выбор в пользу собственной выгоды. А может быть, ты просто не имеешь права выбирать свой путь, жертвуя при этом всем тем, что продолжает удерживать тебя прикованным к судьбоносному перекрёстку. Поведай, шепни по секрету, о чём ты мечтаешь? Неважно, насколько глупыми могут показаться желания. Кто-то стоит у терновых ворот, предупреждая, втолковывая, что ты не пройдёшь до конца и вернёшься обратно с большими потерями. Лже-наставник, уверяющий в неправильности выбранного пути. Утверждая, что сквозь предстоящие трудности удастся пройти только избранному, он опирается в своих суждениях вовсе не на жизненный опыт и какие-то известные истины. Не верь тому, кто пытается скрыть собственные неудачи и комплексы, облачившись в костюм мудреца. Взгляни на своё отражение, размытое горячим паром, прилипшим к поверхности зеркала. Ты сам до конца не уверен, с какими желаниями обращаться к недалёкому будущему. Оно по-прежнему кажется таким же размытым, неясным, полным крутых поворотов, о которых пока что не нужно задумываться. Почувствуй крепкие руки, что мягко обнимают сзади твоё прекрасное, молодое и хрупкое тело. Тот пар, что насыщенно витает в воздухе, оставшись после горячего душа, постепенно рассеивается, сменяясь непривычной прохладой. Прозрачные капли воды срываются с мокрых волос, разбиваясь о плечи. Веки прикрыты, дыхание ровное, в зеркале неясно видны очертания двух полуобнажённых тел. Твоё настоящее отныне в надёжных руках. Доверься, прими, не отталкивай нечто, готовое в любое мгновение примчаться на помощь. Уже не столь важно, какие пути привели его неспешные шаги к точке пересечения ваших маленьких судеб. Не столь важно и то, зачем это сделано, и кем оно сделано. Свершилось, а значит, держитесь друг за друга, даже когда ваши силы начнут приближаться к концу. Нежные прикосновения, робкие поцелуи. Невозможная любовь двух совершенно разных сущностей, основанная на дружбе и взаимной преданности. Расслабься, почувствуй, как легко находиться с ним рядом. Нет напряжения, способного выстроить плотную стену. Он приоткроет завесу причудливых тайн, научит смотреть на привычный мир своими глазами и чувствовать то, что доселе казалось незримым, невозможным и странным. Взгляни на поверхность широкого зеркала, над которым окончательно рассеялся пар. Родной, яркий взгляд внимательно скользит по мягким чертам твоего молодого лица. Щека прижимается к мокрой щеке, а крепкие руки, обнимающие сзади, вселяют уверенность, которой ты с детства был обделён. Доверься, прими, расслабься, почувствуй… держись… дыши… не уходи, останься… пока не подойдёт к концу обещанное друг другу «навсегда»… *** Скользкий, неприятный тип, коим являлся хозяин магазина, в котором работал Чжинхван, как и предполагалось, оказался весьма жадным до денег. Казалось бы, когда, как не сейчас, получив небывалый доход, немножко подсуетиться и найти второго продавца, дабы первый не умер от перенапряжения прямо за прилавком? Однако даже теперь мужчина судорожно выбирал между перспективой поживиться свободной кучкой денег и обязанностью вручить её второму продавцу в качестве зарплаты. Джунэ заранее приготовил план по скоротечному уничтожению наладившегося бизнеса, а потому не стал давить на чужого Союзника и молча наблюдал за тем, как хозяин магазина принимает судьбоносное решение. К слову, на зарплате он всё-таки не скупился, отдав Чжинхвану всю обещанную сумму, даже несмотря на то, что мальчишка проработал на новой должности меньше месяца. Любой другой мелкопоместный предприниматель, страдающий врождённой алчностью, наверняка зажал бы половину денег. Но этот, по всей видимости, уже начинал боготворить своего сотрудника, подметив его таланты, а потому рассудил здраво, что не стоит обижать парня и впоследствии искать другого продавца. Что касается Джунэ, то Ангел твёрдо решил увести трудолюбивого работника из этого неприятного места, если хозяин магазина не постарается найти ему сменщика. То, что мужчина правильно воспользовался предоставленной ему свободой воли, оказалось неожиданностью, о чём, впрочем, совершенно не хотелось размышлять даже такому вечно недовольному и скептически настроенному Хранителю, как Джунэ. В любом другом случае он обязательно отпустил бы пару язвительных комментариев в сторону прижимистого характера этого неприятного типа. Забыв посмотреть по сторонам, счастливый Чжинхван заговорил с Союзником, когда они подходили к дому, где мальчишка снимал комнату. - Слушай, я тут подумал… Раз уж выпали целых два выходных дня, то это, наверное, хороший знак, верно? Может, к вечеру навестим мою маму? Я проверю, как она, отдам деньги, а ещё мы могли бы остаться с ночёвкой, раз уж с утра никуда не нужно спешить. Джунэ спохватился и начал быстро озираться, тем самым показывая, что убеждается в отсутствии случайных прохожих, однако на самом деле придумывал в этот момент достойное оправдание для категоричного отказа. Случилось то, чего Хранитель уже несколько дней опасался больше всего. Сегодня днём хозяин магазина познакомил Чжинхвана с очаровательной сменщицей, выдал зарплату и отпустил погулять на два дня, пока снова не придёт черёд стоять за прилавком. Конечно, по сути, на сей раз выходные составили не два дня, а полтора, однако даже этого времени могло бы прекрасно хватить на то, чтобы поехать к матери и быть убитым на её глазах каким-то неизвестным алкоголиком. - Да… я тоже об этом думал, но… - Хранитель почесал затылок, стараясь сделать это как можно более непринуждённо, но движения всё равно вышли чересчур нервными, - Давай не сегодня, ладно? – выпалил Ангел на одном дыхании, так и не сообразив ни единого достойного оправдания для своих слов, - Мы можем сделать это завтра. Или лучше в следующие выходные, тогда появится ещё одна возможность остаться с ночёвкой. Взгляни на себя, эй, - Джунэ хлопнул мальчишку по спине, - Ты еле на ногах стоишь, тебе необходимо выспаться. - Что за ерунда? Я полон сил, – парень весело усмехнулся и решил, что его Союзник слегка захворал, - Но если тебе нужно отдохнуть, то так и сказал бы. Чжинхван, сам того не зная, подсунул Хранителю отличный повод никуда не ездить. С другой стороны, эгрегор вряд ли начал бы намекать на усталость по собственной воле, потому что не привык быть слабым и, уж тем более, таковым казаться. Угрызения совести с каждой минутой мучили его всё сильнее. Что может быть проще, чем любыми способами удержать мальчишку возле себя и, тем самым, предотвратить его гибель? С другой стороны, существуют ли на свете более невыносимые ощущения, чем те, которые испытываешь, скрывая страшную правду от кого-то по-настоящему близкого? Скрывая, умалчивая, не подавая вида, что разрываешься изнутри на сотни частей. Это больно. Но Чжинхвану вскоре станет намного больнее. Подходя к дому, Джунэ увидел потрёпанную временем будку с полусломанным телефонным аппаратом. Ту самую, возле которой они остановились после выписки из больницы. И если тогда у мальчишки ничего не получилось, это вовсе не значит, что на сей раз судьба не станет чуть благосклоннее. - Чжинхван… - Союзник остановился в нерешительности, однако его просьба, по сути, являлась всецело справедливой и правильной, - Позвони матери. Да, да, прямо сейчас, - нетерпеливо добавил он, поймав на себе удивлённый взгляд. Как обычно, не споря и не задавая лишних вопросов, парень молча кивнул и зашёл в телефонную будку, оставив дверь чуть приоткрытой. Джунэ не собирался протискиваться следом, а потому закрыл дверь плотнее и отошёл на безопасное расстояние, чтобы не видеть, не слышать и в конечном итоге не выпустить на волю эмоции, разбушевавшиеся во всей его сущности, словно неудержимый шторм. Последний разговор с матерью. От этой мысли в ушах нарастал знакомый гул приближающегося поезда. А может, даже сотни поездов. Чувство вины, которое никакими силами невозможно обуздать, не позволяло Джунэ обернуться и посмотреть на силуэт мальчишки сквозь грязные стёкла уличной телефонной будки. Но парень не возвращался и продолжал находиться там, а значит, ему действительно удалось дозвониться и сказать матери самые главные слова. «Как дела?», «Что делаешь?», «Я скоро приеду»… Неважно, что именно говорил Чжинхван в телефонную трубку. Сейчас самым главным являлось бы даже молчание, порождённое взаимной неловкостью. Непутёвая мать знала, что сын не собирается её бросать, и в данный момент это тоже бесценно. Мальчишка подошёл сзади и обнял своего Хранителя, мягко прижавшись щекой к его спине. Он чувствовал себя абсолютно счастливым, и это уже не было привычной чертой характера, за которой постоянно скрывалась печаль. - Поговорил? – Джунэ обернулся и посмотрел на парня. Тот буквально сиял, отчего Хранителю становилось в два раза больнее. Чжинхван кивнул в ответ, продолжая улыбаться. В глубокой черноте его глаз мерцал уютный, тёплый огонёк. - Она сейчас не одна. Сначала трубку взял мужик, который нередко бывает у нас дома и почему-то страшно меня ненавидит. Поэтому я очень удивился, когда он, не вдаваясь в причины моего звонка, позвал маму к телефону. Мы поговорили немного… так здорово… Она обрадовалась, узнав, что я приеду на днях или даже завтра. Поблагодарила за деньги… Джунэ, может, всё не так плохо, и мама когда-нибудь сможет бросить пить? Просто… её голос… такой родной, любящий… Поехали сегодня, а? Я так скучаю по ней… - мальчишка всем телом прижался к Хранителю, чтобы не показывать слёзы, которые вот-вот невольно навернуться на глаза и хлынут из-под век. Джунэ и сам не прочь был расплакаться, но именно сейчас, в этот важный момент нужно держать себя в руках, во что бы то ни стало. - А что это был за мужчина? – спросил Союзник, вспомнив высокого, агрессивно настроенного алкоголика, - Тот, что сегодня взял трубку. Ты его знаешь? - Он работает в каком-то месте, связанном с продажей поддельных спиртных напитков, - Чжинхван потихоньку начал успокаиваться, - Поэтому его знают все, кто живёт в нашем городке, и, наверное, даже за его пределами. На вид – дорогой алкоголь, который от настоящего отличит лишь специалист в этом деле. Вообще-то, я не раз предупреждал маму, что не стоит принимать в подарок это сомнительное пойло, но… она с тем мужиком… в общем, неважно, - короткая усмешка неловко сорвалась с губ парня, повествуя о полной растерянности и невозможности что-либо изменить своими силами. Взяв себя в руки, Чжинхван продолжил рассказ, - Я уже говорил, что он по каким-то причинам меня ненавидит, да? А вот теперь представь, что однажды мама попросила называть его отчимом. - Ха… - Джунэ не сразу нашёл, что ответить, но зато окончательно убедился в отсутствии у этой женщины признаков разума, - Та ненависть к тебе… в чём она проявлялась? - Ну, например, он несколько раз будил меня посреди ночи и выгонял на улицу, даже не позволив одеться. Летом я мог посидеть где-нибудь до утра, а вот зимой приходилось туго. Ты только представь такую картину: ночь, мороз, повсюду тонкий, но колючий слой снега, а я в одних трусах и майке стою босиком посреди улицы, - Чжинхван рассмеялся, хоть это было не к месту, - Идти, в сущности, некуда, а назад возвращаться нельзя, он ведь, наверное, и убить бы мог, появись я на пороге дома до наступления утра. Один раз я так сильно замёрз, что попросился переночевать к семье, которая живёт напротив. Ты, кстати, видел их дом. Они такие хорошие… Дали мне тёплый халат, усадили пить чай, а потом проснулась их маленькая дочь и потащила меня играть в свою комнату. Здорово, что на свете есть такие люди, - мальчишка улыбнулся, посмотрев в глаза своему эгрегору. В тот момент он мысленно благодарил не только семью, когда-то давшую приют на целую ночь, но и самого Джунэ за то, что Хранитель оказался рядом в нужный момент и до сих пор не выпускает его жизнь из своих сильных, надёжных рук. Не отрывая взгляда от родных, ярких глаз, Чжинхван без слов передавал Хранителю самые главные, невероятно значимые эмоции, которые тот впервые за время знакомства смог прочитать в его мыслях. «Я люблю тебя, Ку. Я нуждаюсь в тебе». *** Вязкие, длинные ночи исчезают бесследно с неспешным приходом долгожданного рассвета. Где же ты бродишь, солнечный лучик? Почему заставляешь пребывать в ожидании, внимательно изучая темноту горизонта? Рассвет опоздал, явившись позже на целую вечность. Казалось, что самое страшное уже позади, и можно немножко расслабиться, вздохнуть чуть свободнее и уверовать в счастливое будущее. Но страх, что принесло в своих руках настоящее, надёжно сковал биение сердца. Чжинхван проснулся в холодном поту и, одевшись в первое, что попалось под руку, выбежал в подъезд босиком. Хранитель ринулся следом, не понимая, что происходит. Забежав за угол дома, он застал мальчишку в той самой телефонной будке, которая, по идее, давно должна была развалиться от старости. Аппарат жалобно звякнул, когда парень, не дождавшись ответа, с силой опустил трубку на прежнее место. Босые ноги ощутили шершавость остывшего за ночь асфальта. Чжинхван тяжело дышал и был не в силах совладать с нахлынувшими эмоциями. - Джунэ… Джунэ… - пальцы вцепились в чёрную рубашку, - С мамой что-то случилось, мы должны ехать прямо сейчас! Джунэ! – мальчишка потряс Хранителя так, будто думал, что тот его не слышит. Эгрегор внезапно осознал, что вполне мог ненароком передать парню свои мысли, пока тот спал. Либо сработала нерушимая связь между матерью и сыном, которая умудрилась не померкнуть даже после всего, что учудила с их жизнями непутёвая женщина. Одно было ясно наверняка: всё, что должно было произойти, уже случилось. Джунэ смог уберечь мальчишку от неминуемой гибели, а значит, теперь нужно срочно ехать к нему домой и каким-то образом устранять тяжёлые последствия принятого решения.
Реклама: