Сны Довакина +53

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
The Elder Scrolls V: Skyrim

Пэйринг или персонажи:
Довакин и плоды его ночного воображения
Рейтинг:
G
Жанры:
Юмор, Фэнтези, Экшн (action), Пародия, Стёб
Размер:
планируется Миди, написано 25 страниц, 9 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Что может сниться Довакину, прославленному истребителю драконов? Он и сам не знает, но, зачастую, эти сны контролировать очень сложно.
Маленькие зарисовки.

Писалось ради "гы-гы", но со временем перестало быть таким наркоманским и приняло более адекватный оборот. Если можно так выразиться...

Посвящение:
Посвящение? Конечно же Оленю)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Приветствую критику, не кусаюсь. Главы пополнять планирую, в данный момент накапливаю запас идей.

Сон восьмой. Изобразительный

11 февраля 2013, 22:10

- Лидия, ты знаешь, какой сегодня день? - Довакин все утро скакал по дому, высоко задирая тощие коленки и то и дело задевая рогами на шлеме чадящий светильник, который хускарл уже устала возвращать на место.

- Нет, мой тан.

- Сегодня мне привезут подставку под рогатые шлемы! Сделанную по моему заказу! Из драконьих костей! - Драконорожденный в который раз прокричал это в потолок и вновь принялся скакать по комнате как умалишенный. - Лидия, принеси еды, мы закатим сегодня пир!

Не дожидаясь ответа, мужчина поднялся наверх, напевая какую-то дурацкую песенку, дабы облачиться в свой самый лучший наряд — костюм похотливой аргонианской девы! О, Довакин прямо причмокивал губами, представляя, как восхитительно он будет смотреться сегодня вечером, и как все взгляды — да, даже Ульфрика Буревестника и ярла Балгруфа — будут прикованы лишь к нему одному, на зависть всем придворным дамам.

Наконец, когда все бретельки были завязаны, все слои ткани тщательно уложены, а времени оставалось с одавингов хвост, Довакин решительно не знал, чем себя занять дальше. Кричать в помещении, как оказалось, было опасно (Стремительный Рывок впечатал его в стену, сплющив нос, который теперь не желал выправляться обратно), ковыряться в сломанном носу больно, а пинать невидимых драконов скучно, и мужчина уже почти раскис, когда вспомнил о своем маленьком секрете, надежно скрытом от посторонних глаз. На всякий случай оглядевшись по сторонам, Драконорожденный украдкой направился к своей постели. Оглядевшись еще раз, он запустил руку под набитый соломой матрас и осторожно вытащил на свет груду истрепанных бумаг.

- Вот вы где, мои дорогие! - прижав к груди свое сокровище, мужчина ласково гладил их. - Вы по мне соскучились?

Продолжая ворковать, Довакин уселся на кровать, укладывая бумаги на коленки и разравнивая их. Сглотнув слюну, мужчина почти сразу отложил пару верхних листов — в них не было никакой ценности, сплошная маскировка — и принялся рассматривать представшие его взору искусные картинки. Чего там только не было: и прекрасные эльфийки, детально прорисованные неизвестным автором, и пышногрудые имперки, и даже парочка дракониц, стыдливо прикрывающихся своими хвостами.

- Да, мои девочки, вы все такие красивые! - Довакин раскраснелся. Его масляные глаза скользили по мягким очертаниям девиц, а кончики пальцев нервно поглаживали каждую округлость. - Не зря я так долго практиковался в живописи!

В дверь постучали. Драконорожденный подпрыгнул от изумления и поспешно поднял руки на видное место, чтобы, не дай Талос, не подумали ничего дурного. Стук повторился, на этот раз громко и отчетливо, и мужчина понял — прибыл его заказ.

Радостно подпрыгивая, Довакин поскакал вниз, совершенно забыв про свое сокровище, беспечно оставив его лежать на кровати.

Спустя пятнадцать минут оплаты заказа
- Да, о да! - тесаком, который Лидия использовала для разделки мяса, мужчина пытался разрубить деревянный ящик, скрывавший от него новый предмет интерьера. Старательно занося оружие над головой, Довакин представлял, как он сейчас выглядит. Наверное, очень красиво, но, тем не менее, грозно. Как древние воительницы. Да.

Наконец, спустя всего каких-то полчаса, мужчина все же смог пробить дыру нужного размера, чтобы рассмотреть готовую подставку, о которой он мечтал вот уже третий месяц. К огромному удивлению, внутри Довакин не увидел ничего, кроме темноты, из которой тут же выпрыгнуло что-то ярко-розовое.

- Что за... - ошарашенно произнес мужчина, глядя на этот комок шерсти. Осторожно протянув руку, Драконорожденный коснулся этого пушистого шарика, который оказался на удивление мягким и приятным на ощупь. - Может, это подарок к заказу?

Не прошло и секунды, как из пролома в ящике выпало еще штук семь разноцветных комочков. А потом еще два. Довакин во все глаза глядел на это меховое безобразие, не понимая его предназначения. От яркости цветов — желтого, оранжевого, розового и даже темно-синего — рябило в глазах, мужчине постоянно казалось, что эти комочки двигались.

- Давайте скорее! - откуда-то из-под ног раздался писк, и из пролома ящика кучей посыпались эти же разноцветные комочки, и теперь Довакин понял, что это вовсе и не комочки, а маленькие саблезубы.

Драконорожденный сдвинулся с места лишь тогда, когда волна зверюшек чуть не смела его. Отбиваясь от них, мужчина пытался уцепиться руками за лестницу и отчаянно визжал, самозабвенно прикрыв глаза. Уровень саблезубов превысил норму — они подобно реке хлынули на пол второго этажа, неумолимо приближаясь к кровати и оставленным на ней бумагам.

- Ах вы, черти зубастые! - осознав весь ужас происходящего, Довакин вооружился кривенькой метлой, разбрасывая весело визжащих животных в разные стороны и пытаясь добраться раньше пушистых диверсантов до собственного геройского ложа.

- Я нашел! - вдруг запищал оранжевый саблезуб, перекрывая писк своих собратьев. - Я нашел! - подхватив бумаги зубами — Довакин поразился его силе — он молниеносно скрылся среди разноцветного шевелящегося ковра.

- А ну постой, тварь! - Драконорожденный кинулся наперерез воришке, продолжая размахивать метлой, но, добравшись до места, никого не обнаружил. Вдруг все саблезубы разом пропали, оставив ошеломленного спасителя мира с занесенной над головой метлой.

Как следует проморгавшись пару десятков раз, мужчина решил отправиться на разведку. Спустившись на первый этаж, Довакин с опасением глядел на огромный ящик, ему постоянно казалось, что из пролома вновь посыплются разноцветные саблезубы. Вдруг одна из стенок с оглушающим грохотом упала на пол, и взору Драконорожденного предстал олень, внимательно разглядывающий рисунки.

- А ты неплохо рисуешь, Довакин, - на секунду оторвав взгляд от бумаг, проговорил олень. - Спасибо, Фыр, ты очень помог мне, - оранжевый саблезуб, которого мужчина заметил только сейчас, поклонился и с легким хлопком исчез. - А ты рисуешь на заказ, Довакин?

***


Драконороженный проснулся в холодном поту. Его красотки пропали! Мужчина кубарем скатился с кровати, со всей поспешностью запуская руку под матрас. По лбу его катились капли холодного пота, а нижняя губа дрожала — казалось, что истребитель драконов готов был разреветься. Но спустя секунду лицо Довакина просветлело, стоило лишь коснуться потрепанных листов.

Желая удостовериться в том, что это на самом деле его красотки, Драконорожденный вытащил свои шедевры на свет. В следующий миг он замер от увиденного — на одном из листов, задорно приподняв хвостик, изображалась смущенная олениха.