Личная жизнь Юстасса Кида +55

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
One Piece

Основные персонажи:
Киллер (Мясник), Хоукинс Бэзил (Фокусник), Юстасс Кид (Капитан, Капитан Пиратов Кида )
Пэйринг:
Кид/Базиль, Киллер, фоном пираты Кида
Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Юмор, Повседневность, AU
Предупреждения:
OOC, Насилие, Нецензурная лексика
Размер:
Мини, 13 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
─ Вам что-то нужно? ─ тихим вкрадчивым голосом спросил мужчина, и Кид, стряхнув оцепенение, нагло заявил:
─ Дай свой номер телефона.

Посвящение:
Анечке, с Днём Рождения! =)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Условно мафиозная АУ. Автор старался.
15 сентября 2015, 00:19
Возле ресторана в престижном районе Харадзюку остановился ярко-красный мотоцикл. Рёв его мотора спугнул вездесущих голубей, облюбовавших пышно цветущие клумбы перед входом в ресторан. Хозяин мотоцикла небрежным жестом откинул назад разметавшиеся от быстрой езды волосы и направился прямо к ресторану. Его встретили с вежливой улыбкой и глубоким поклоном, несмотря на откровенно непрезентабельный, даже неряшливый вид: порванные на коленях джинсы, куртку из грубой ткани, множество цветастых фенечек и браслетов на руках. Не приличный человек, а подросток, лихо ворвавшийся в период пубертата на том самом красном монстре. Его проводили к свободному столику, поднесли меню и оставили, повиновавшись царственному движению руки.

Огромная застеклённая витрина открывала замечательный вид на недавно открывшийся торговый центр. Туда спешили люди, желая урвать побольше товаров со скидкой – целых пятьдесят процентов в течение недели! Мало кто задумывался о реальной стоимости вещей, которые, по сути, никому и даром были не нужны. А место хорошее, удобное. Рядом с метро, напротив – сетка дорогих ресторанов и казино. Невидимая граница, разделявшая мир богатых и бедных, словно истончилась, став прозрачной, как паутина. Мужчина вздохнул, без энтузиазма пролистал меню и заказал первые попавшиеся суши.

Он каждые три минуты смотрел на экран мобильного телефона, но тот молчал, издеваясь. Когда суши были съедены, вино выпито, а горячие бутерброды только готовили на кухне, мерзкий аппарат наконец соизволил мигнуть, сообщая, что вам, уважаемый абонент, звонят.

─ Вы там что, заснули все разом?! ─ не успел звонивший и слово вставить, как на него тут же накинулись с возмущениями. – Сколько мне ещё ждать?

─ Не бесись, Кид, ─ устало донеслось с другого конца города. ─ Терпение никогда не было в числе твоих положительных качеств. У нас всё готово, ждём твоей команды. Или ты передумал?

Кид скептически покосился на торговый центр, где, как в огромном муравейнике, ползали люди, громко фыркнул и хищно усмехнулся алыми губами:

─ Когда это я давал задний ход, Кир? Начинайте. Пусть этот день запомнят надолго.

Из динамика послышались резкие гудки. Кид откинулся на спинку стула, сложил руки на груди и приготовился к зрелищу. Голод он утолил, теперь хотелось развлечений, а пресные, неинтересные забавы вызывали у него исключительно изжогу.
─ Ваша заку… ─ официантка, которой Кид на входе развязно улыбнулся, представляя, как раскладывает её прямо на обеденном столе (можно до или после еды), осеклась и побледнела. Взрыв произошёл слишком быстро, чтобы хоть кто-то сумел отследить его разумом, но вот инстинкты кричали об опасности куда громче визгливого писка сигнализации на ближайших машинах. ─ Господи, какой кошмар!..

Из окон торгового центра вырывались языки пламени. Они слизывали стекло, рамы, оставляли чёрные разводы на новеньком бетоне под слоем декоративных панелей, которые по большей части отвалились сами. Люди катались по земле, выли, сбивали огонь и пытались вернуться назад ─ туда, где в ловушке горели заживо их дети, любимые, родственники. Быстро, но недостаточно ─ хах, черепахи! ─ приехали пожарные, им на хвост села карета скорой помощи. Кид, как и все, прилип к витрине ресторана, чудом не разлетевшейся на осколки от взрывной волны, и в его чёрных, непроницаемых глазах отражалась стихия – дикая, непокорная, алая, как кровь, как губы Кида, как его мотоцикл и его волосы.

Кид услышал звук нового сообщения и разблокировал пальцем экран.

«Достаточно запоминается, как думаешь?»

И следом: «С тебя коньяк».

Вымогатель хренов, с нежностью и глухой завистью к другу, у которого с личной жизнью всё прекрасно, подумал Кид. У тебя парень ─ маньяк-подрывник, а у меня уже третью неделю никого не было. Только на взрывы и остаётся дрочить, как больному. Даже девку ─ официанточка уже убежала, то ли в туалет выплёвывать завтрак, то ли звонить знакомым ─ не удалось затащить в постель.

Вой полицейской сирены и надсадные крики пострадавших быстро надоели. Кид швырнул на недоеденные бутерброды деньги, засунул телефон в карман и вышел на улицу. Запах горелого человеческого мяса и пластика не вызывал тошноту давно. Возле самого мотоцикла Киду пришло новое сообщение, но он не услышал оповещения и сорвался с места ─ стремительной кровавой полосой мелькнул в глазах свидетелей и скрылся из виду, охваченный клубами чёрного дыма. Ещё не скоро в этом районе воздух станет чистым и свежим, как раньше.

Не раньше, чем Кид разберётся уже, наконец, со своей личной жизнью!

***



Киллеру позволялось многое. На правах друга он мог отчитывать Кида, давать ему советы, критиковать его действия и ─ иногда, по праздникам ─ душераздирающе ворчать, долбя мозги с упорством не в меру трудолюбивого дятла. Любого другого Кид за такое давно бы придушил голыми руками и сбросил труп в реку, но Киллер ─ это Киллер. Стиснув зубы, Кид слушал, болтал остатками коньяка в стакане и закатывал глаза на особо нудных моментах.

─ Это вредит твоей репутации! ─ вещал Киллер, сосредоточенно начищая до блеска своё любимое оружие ─ мачете. Традиционные катаны и шумные пистолеты он не признавал и величественно игнорировал.

─ Это неразумно: встречаться с человеком, которого знаешь меньше месяца, да и то не факт, что он рассказал о себе правду! ─ назидательно тыкал пальцем в потолок Киллер, а Кид с видом великомученика косился на часы.

─ В конце концов, ты его от меня прячешь, как подросток порно-журналы, ─ с грустью закончил Киллер и сел напротив Кида в кресло. ─ А я всего лишь хочу быть уверенным, что твои порывы не подставят всех нас. Ты отличный босс, но что тебе мешает снять проститутку и расслабиться? Зачем такие сложности с «личной жизнью»?

─ Он мне нравится, ─ в раз пятый, что ли, повторил Кид. ─ И я его не прячу, просто у него работа. Будто ты не знаешь этот офисный планктон! ─ Он раскинул руки, словно пытаясь обхватить дорогую мебель, оружие и ящики с патронами, которыми была уставлена комната. Новая партия товара будет отправлена в Осаку сегодня вечером. ─ Нет, Кир. Тебе не понять!

Киллер тяжело вздохнул, видя в глазах друга фанатичный огонёк. Уж чем там его привлёк «офисный планктон», но пусть так, чем взрывы и поджоги, которые приходилось устраивать не реже раза в неделю, чтобы дорогой босс не зачах от тоски и мыслей «меня, такого охрененного, никто не любит».

─ Конечно, не понять. Я готов не понимать ещё долго, только дай мне слово, что не скажешь своему «парню», кто мы такие и где наша база. Большего я не прошу.

Кид откровенно потупился и отвёл взгляд, что с ним за все двадцать восемь лет было едва ли два или три раза. Киллер почувствовал нестерпимое желание выкрутить кое-кому уши так, чтобы те слились цветом с волосами.

─ Понима-а-аешь…

Киллер уронил лицо на руки. Кид без следа вины на лице пожал плечами, мол, что поделать, я захотел и сказал.

─ Он классный, правда! Охуенный просто. Не думал, что среди адвокатов водятся такие шикарные типы.

Киллер хотел бы, чтобы друг осмотрительнее выбирал себе партнёров и партнёрш, или лучше вообще родился асексуалом, а не би. У них мафиозный клан, а не клуб одиноких сердец! Одиноким до сего момента был сам Кид, у остальных с отношениями всё было в порядке, даже слишком. Фред ещё утром убежал на свидание к милой китаяночке, что беззастенчиво управляла одним из самых крупных притонов в городе. Хрупкая девица, которой не дашь и восемнадцати, на самом деле давно разменяла третий десяток лет, что Фреда ни капли не смущало.

Хит и Вайэ сидели в соседней комнате, смотрели какой-то документальный фильм то ли про динозавров, то ли про подводный мир, пили пиво и обсуждали открытие нового ботанического сада. Вайэ сдержанно рассказывал про десятый вид бабочек, Хит внимал ему, а потом они менялись ролями. Разговорить их обоих бывало крайне сложно, но наедине они всегда находили темы для бесед или уютно молчали. С виду спокойные, вежливые и добродушные люди ─ хоть вешай на стенку почёта и вручай грамоту за перевод старушек через дорогу. Киллер специально оставил их сегодня в офисе, чтобы, если что, уберечь Кида от неожиданностей. Вайэ попадал в мишень, ориентируясь по звуку, с закрытыми глазами, а Хиту оружие в руки лучше не давать ─ на коленке за пять минут соорудит огнемёт и всё, конец. Всем. Кид сам их искал, вербовал, уговаривал. Не прогадал, чему Киллер бы только рад, учитывая характер босса и его привычку ввязываться в сомнительные отношения.

─ Он всё равно тебе не даст, ─ не удержался от подкола, уж больно счастливым и одухотворённым было лицо Кида. – Сколько раз ты к нему с этим уже подкатывал? Глупо надеяться на невозможное. Сам выбрал такую ледышку.

─ Ну а вдруг мне сегодня повезёт? ─ не сдавался Кид. ─ Он меня гадать научил, я знаю, что сегодня хороший день!

─ Ага, Козерог во втором доме, а Меркурий станцевал сальсу?

─ Не ёрничай, я серьёзно, между прочим! ─ из-за двери раздался оглушительный рёв (всё-таки про динозавров…) и печальный вздох Хита. Он любил животных, пусть и вымерших, намного больше людей. ─ Вот увидишь, у меня всё получится.

Киллер махнул рукой, признавая поражение. Переупрямить Кида невозможно, проще заставить стадо ослов выстроиться в ряд и пройти в новые белые ворота. Тут же глухо, как в танке. Сам заварил кашу с личной жизнью, сам теперь и расхлёбывать будет.

─ Ладно, когда вы встретиться договорились?

─ У него работа заканчивается в семь, то есть, через двадцать минут он будет здесь, - оттарабанил Кид с видом счастливого идиота. ─ Не волнуйся, Кир, серьёзно. Что это за синдром мамочки? ─ он хлопнул Киллера по плечу и улыбнулся своей широкой улыбкой, перед которой практически никто не мог устоять. ─ У парней есть, с кем трахаться, я хуже, что ли?

─ Чёрт с тобой. Но если он окажется аферистом, я его убью, ─ полушутя пригрозил Киллер и вышел из зала, оставив Кида в полной уверенности: убьёт, если будет нужно. Хит вежливо кивнул, увидев правую руку босса, Вайэ предложил пива ─ осталось ещё три банки. Киллер без сожаления отказался: чуть припухшие губы Хита и весёлый блеск в глазах Вайэ говорили, что они и вдвоём неплохо проводят время.

─ Скоро у Кида будет гость, ─ бросил Киллер через плечо. ─ Предупредите все посты и охрану. Если нужно, глаз с него не спускайте.

─ Это его «офигенный адвокат», верно? ─ осторожно уточнил Хит, хотя на язык просилось куда более безапелляционное «Адвокат Дьявола». Нужно быть самим Сатаной, чтобы охмурить босса мафии и остаться при этом в живых. ─ Увидеть бы это чудо природы!

Похожие желания обуревали и Киллера, но он лишь сухо кивнул и вышел на улицу, где растворился в толпе.
Гладиус не любил ждать, а обещанные двадцать минут почти подошли к концу.

***



Кид встретил свою потенциальную личную жизнь в самом банальном и скучном месте ─ вагоне метро, где кроме них толкались, шумели и дышали ещё десятки человек. Кид метро не любил, но в пику Киллеру, который буквально трясся над боссом и требовал «думать головой, а не задницей», упрямо спускался под землю. Конкуренты могли нанять киллеров и подослать их хоть в сортир или прямо домой, так что смысл тихариться и демонстрировать свой страх? Кид никого и никогда не боялся.

Он заткнул уши наушниками, включил музыку на максимальную громкость и прислонился к единственному свободному месту между рекламой зубной пасты и поручнем. Плохая память на лица позволяла рассматривать толпу, не запоминая деталей, но улавливая суть: кто зол, кто расстроен, а у кого на лице написано «я мудак». Одна дамочка стояла с таким видом, будто в любой момент ожидала вероломного покушения на свою честь: извращенцев в метро до сих пор было навалом. Кид оценил размер груди, послал дамочке похабную улыбку и отвернулся прежде, чем она нашла, в чём его упрекнуть.

Теперь взгляд зацепился за чью-то прямую, как жердь, спину. Тёмно-бежевое пальто, зонт-трость, надо же… Не хватало лишь цилиндра, чтобы дополнить образ заезжего английского джентльмена, что б ему пусто было. А ещё рост. Кид заслуженно гордился своим метром и восемьдесят девятью сантиметрами, но странный незнакомец то ли носил обувь на платформе (не, обычные сапоги, грязные, дождь же был утром…), то ли от природы уродился дылдой.

Не то чтобы Кид завидовал или оскорбился, просто ему нестерпимо захотелось хлопнуть мужика по плечу и спросить: «Что за фигня? Ты откуда такой высокий вылез?». Наверное, прожигать место между лопатками не стоило столь пристально, подумалось Киду, когда незнакомец вдруг обернулся и внимательно окинул его взглядом с ног до головы. Светлые длинные волосы, перевязанные чёрной лентой, скользнули из стороны в сторону и снова замерли, хотя целую секунду буквально гипнотизировали плавными переливами: от платинового до насыщенного золотого. Кид впечатлился и вытянул из уха наушник.

─ Вам что-то нужно? ─ тихим вкрадчивым голосом спросил мужчина, и Кид, стряхнув оцепенение, нагло заявил:

─ Дай свой номер телефона.

Его сейчас пошлют. Или обзовут придурком. Или ударят, но в последнем случае Кид не останется в долгу и разукрасит бледное красивое лицо яркими фингалами. Снова Киллеру придётся вытаскивать непутёвого босса из обезьянника, давать на лапу копам, материться на чём свет стоит, и напоминать: ты, Кид, мафиози, а не мой сын! На что Кид только руками разведёт, мол, прости, ты мой друг, а это почти одно и то же.

─ Вы пытаетесь меня подцепить?

─ Я пытаюсь узнать твой номер, чтобы вечером позвонить и вынести тебе мозг, ─ честно признался Кид и чуть было не повалился на мужчину, когда поезд слишком резко начал замедляться у следующей станции.

─ Тогда нет, ─ сказал этот засранец и ускользнул вместе с толпой студентов, что понесла его к выходу и дальше… дальше…
Кид выругался и решил, что обязательно найдёт его, кем бы он ни был ─ подосланным киллером, англичанином или обычным туристом с непомерным самомнением.

Всё оказалось намного проще.

Узнав место работы и должность, Фред, которому эту недостойную босса работу поручили, долго хихикал, пихал Вайэ по рёбрам и пытался всячески донести до парней простую и гениальную мысль: Кид втюрился в адвоката! В, блядь, Базиля Хоукинса, который приходил в офис в семь утра и в семь вечера уходил, ни минутой позже или раньше. Холост, братьев и сестёр не имеет, не привлекался, не употреблял, даже матом, прикиньте, не ругается.

─ Так это же плюс! ─ подчинённые не вразумлялись и гневных воплей босса не слушали. Одно радовало: в действительно серьёзные моменты они становились грозной силой, понимавшей Кида с полувзгляда, и ни единого возражения от них он не слышал. Жаль, что счастье длится так недолго.

─ Короче, выметайтесь все, ─ подытожил Кид, вынырнув из воспоминаний о первой встрече. Базиля он тогда выцепил, потащил в ближайшую кафешку и, кажется, охмурил в достаточной степени, чтобы тот согласился время от времени урывать из своего расписания час-другой на редкие встречи. Для начала совсем неплохо. ─ Детка хочет увидеть наше логово, а лишние уши мне тут не нужны.

Был бы здесь Фред, то непременно послал бы Киду ласковую улыбочку и невинно заметил:

─ При всём уважении, даже без лишних ушей и глаз тебе не на что рассчитывать…

Хит ничего подобного не сказал, но посмотрел столь скорбно и сочувствующе, что Кид не выдержал и вогнал пулю в спинку дивана. Вайэ невозмутимо изогнул бровь, мол, чем вы думали, босс?

─ В следующий раз я поставлю одному из вас на башку банку пива, другому завяжу глаза и заставлю стрелять «в яблочко», ─ растянув губы в усмешке, тоном доброго папочки пообещал-пригрозил Кид. ─ Вам понравится.

─ Нас уже нет, ─ верно поняли намёк, молодцы. Киллер имел влияние на всех, включая Кида, но пока его нет в зоне видимости, парням приходилось слушаться непосредственное начальство. Не то чтобы они были против ─ Кида уважали не за взрывной характер ─ но порой такие вспышки изрядно напрягали. Хотелось, чтобы босс оставил детство играть в заднице, а сам занялся серьёзными вещами ─ работой, например. Он виртуозно угрожает, командует, дерётся за десятерых и покоряет харизмой, но во многих вещах его мировоззрение всё ещё на уровне семилетнего мальчишки. Который, стоит увидеть игрушку, будет тыкать в неё пальцем и орать на весь магазин «Хочу не-ме-длен-но!». Тут либо купишь, либо утянешь верещащее создание домой, где получишь сверху много положительных эмоций. Вайэ придерживался мнения, что пока их «ребёнок» чем-то или кем-то увлечён, то пусть, перебесится рано или поздно.

Они знали: если придётся выбирать между кланом и любовью, Кид… Найдёт в своём сердце место для всех. Их босс временами ужасный придурок, но уважение заслужил делом, а не словом. Если уж повесил ярлык «моё», значит, так тому и быть. Вайэ немного завидовал упрямству и силе воли Кида. Именно что ─ немного. У каждого свои достоинства и тараканы тоже свои.
На первом этаже офиса, у лифта, Хит едва не сбил человека ─ с координацией у него всегда были небольшие трудности.

─ Прости, ─ буркнул Хит, уперев взгляд в свои ботинки. Ему ничего не ответили, но и скандала не начали. Вайэ обернулся и увидел край тёмно-бежевого пальто и «хвост» неопределённого цвета волос. ─ Это был он, да?

─ Несомненно, ─ Вайэ медленно облизал губу: кожа трескалась и зудела, а слюна ненадолго притупляла боль. ─ Не похож на обычную офисную крысу.

─ Босс никогда не западает на обычных, ─ мягко напомнил ему Хит. И был абсолютно прав. Вдруг в кармане раздался сигнал нового сообщения. ─ У нас новое задание. Возле станции Синдзюку.

Хит не расставался с плотными перчатками даже в постели: они скрывали шрамы и следы от ожогов. Когда-то он потерял всю свою семью, жену и двух дочерей, и с тех пор один вид огня вызывает нечто среднее между диким возбуждением и паникой. Хит вздохнул, поправил перчатки и первым вышел на свежий воздух, дрожащий от пока что робких солнечных лучей. Вайэ жалел, что Хит окутывает себя коконом из одежды, скрывая старые рубцы и шрамы, считая своё тело уродливым и отвратительным. Из-под укороченных джинс нет-нет да выглядывал кончик хвоста и языки пламени, казалось, текли по коже к худым лодыжкам. Среди всех Хит был единственным, кто захотел, чтобы татуировку ему нанести не на спину, а ноги.

Окна кабинета Кида закрывали плотные шторы.

Значит, Базиль Хоукинс уже внутри. Что ж, остаётся пожелать боссу удачи и терпения. Почему-то Вайэ не сомневался, что личная жизнь Кида будет складываться очень долго и сложно.


Базиль был не просто необычным ─ он отвергал все шаблоны, в которые только может загнать человека общество.

Под пальто ─ деловой костюм, сшитый явно на заказ. Волосы чистые, от них словно бы исходило едва заметное глазу сияние. Густые, но светлые брови, их почти не видно на такой же светлой коже, не ведавшей загара. Кид откровенно любовался Базилем, хотя ни тонкие губы, ни слишком крупный нос, ни хмурое выражение лица не должны были вызывать положительных эмоций. Кид прекрасно видел детали, но в своей совокупности они складывались в единый образ, таинственный и притягательный.

─ Ты хотел меня видеть? ─ скучающим тоном спросил Базиль, осматривая комнату. Если ему что-то и не нравилось, то он предпочёл промолчать об этом и сделать выводы.

─ Я хотел тебя.

Базиль повесил пальто на вешалку в углу, поправил выбившуюся из хвоста прядь и, гордо вскинув голову, разбил надежды Кида на секс:

─ Не сегодня.

─ Почему?!

Вместо ответа Хоукинс слегка растянул губы в улыбке, указал взглядом на окно ─ в воздухе плясали пылинки и падали, разбиваясь, на пятна рассеянного солнечного света. Кид задёрнул шторы и шагнул к Базилю ─ медленно, как тигр подбирается на мягких лапах к добыче. Кто из нас на самом деле хищник, гадал Кид, почувствовав стальную хватку на плечах, а спиной ощутив твёрдость стены. Хоукинс не позволил прикоснуться к себе, зато наглядно показал: не нужно играть со мной. Провёл пальцами по острой скуле, коснулся переносицы и ярких, вызывающих губ. У Кида перехватило дыхание и сдавило грудь от желания сделать вдох и от невозможности это сделать. Если я пошевелюсь, понял он, то Хоукинс уйдёт.

Что это?..

Контроль. Власть. Подчинение.

Добычей Кид быть не хотел.

Он вырвался из условного захвата, стряхнул со своих плеч руки и отвернулся. Грудь ходила ходуном, воздух со свистом наполнял лёгкие и пузырился в них гневом и разочарованием. Не так Кид представлял себе отношения. Он вообще ни с кем не встречался дольше двух недель, так, перепихнуться на раз-два и бросить. Кто же заводит себе постоянного партнёра или партнёршу, если и тебя, и его могут прикончить в любой момент?

Кид привык быть главным. Он создал всё, что имел, собственными руками. Он потерял одну руку пять лет назад и с тех пор гордится протезом, что сделал для него нейрохирург клана Донкихот. Он не ревнует Киру к Гладиусу и почти не бесится, когда слышит разговоры парней в курилке о том, какую цыпочку они подцепили вчера вечером. Ему, возможно, хочется слишком многого сразу.

А так, Кид, не бывает.

─ Я увидел всё, что хотел, ─ сказал Хоукинс негромко. ─ Но если ты рассчитывал на другое, то можешь проводить меня домой. Возможно, там мы сможем договориться о некоторых… нюансах.

«Там мы сможем решить, кто будет сверху?»

Кид недоверчиво посмотрел на Базиля. Он издевается, что ли? Показал зубы и тут же стал белым и пушистым? Впрочем, у Кида на него стояло ничуть не меньше, чем пять минут назад. И долго злиться на Базиля не получалось ─ он слишком хорош, черт возьми, чтобы отказываться от столь заманчивого предложения.

─ Ты сволочь, ─ с чувством выдохнул Кид и широко, пьяно, улыбнулся.

─ Я знаю, ─ невозмутимо ответил Хоукинс, и его светлые ресницы дрогнули, отбрасывая лёгкую тень на щёки. Можно подумать, ему говорят сомнительные комплименты по десять раз на дню. ─ Ты первый, кто не сбежал сразу.

─ Поверь, не сбегу и потом, ─ гордо заявил Кид, пинком раскрыл дверь и пропустил вперёд будущего, в перспективе, очень тесного партнёра. Во рту пересохло, но Кид нашёл в себе силы закончить мысль: ─ Я не убегаю от тех, кто мне интересен. И не отпускаю их.

Хоукинс кивнул, принимая к сведению. Его глаза влажно блеснули интересом и безумной смесью самых разных чувств. Он выглядел довольным и спокойным, и царственно позволил усадить себя в красную же машину Кида. Вызывающий цвет, так, кажется, выразился Кира, когда друг ткнул в тачку пальцем и сказал своё фирменное «хочу». Тебе идёт, добавил после покупки Киллер, но я приставлю к тебе толпу охраны, и только смей пикнуть!

Охрана была ─ ехала на почтительном расстоянии и притворялась, будто просто выбрала красную машину в качестве ориентира в суматошном Токио. Парни знали своё дело и оцепили дом, где жил Хоукинс, нехилым таким кольцом. Маскировка оставляла желать лучшего (чёрные костюмы и очки – вот ни разу не мафия), но качки вели себя вежливо и внимания, по возможности, не привлекали. Кид сделал вид, будто всё идёт, как надо.

─ Могло быть и хуже, ─ скинув ботинки и осмотрев прихожую, брякнул он. Почувствовал мрачный взгляд Хоукинса, исправился: ─ В смысле, вкус у тебя что надо, а вот квартирка так себе. Не хочешь переехать?

─ Ты всем своим увлечениям даришь квартиры? ─ с ноткой удивления спросил Хоукинс, гремя чем-то кухонно-заварочным.
─ Нет, только побрякушки дарил и загородные дома, ─ без задней мысли ответил Кид, не видя в этом ничего криминального. ─ Ты меня реально зацепил, а раньше были не отношения, а хрень одна. Что мужики, что бабы… Думали, раз спят с якудза, то теперь их жизнь будет в шоколаде и не нужно ни о чём заботиться. Наивные.

─ Полагаю, они все мертвы, ─ констатировал очевидный факт Хоукинс, а затем будничным тоном поинтересовался: ─ Тебе зелёный или чёрный чай? Белый или улун?

─ А кофе нет?

Хоукинс посмотрел на Кида с осуждением, и Кид тяжко вздохнул, привалившись плечом к дверному косяку.

─ Нет так нет. Выбирай сам тогда, мне всё равно.

Стандартная японская квартира в присутствии Базиля чудесным образом преображалась. Он убрал все футоны и заменил европейскими кроватями. Явно нанимал строителей, одному ремонт не осилить точно. Люстры ─ закачаешься! Кид несколько минут гипнотизировал взглядом стеклянные листочки и цветы, которые цвели на потолке, будто росли там ещё до закладки фундамента. Когда же Хоукинс включил свет, то изящная конструкция засияла зелёным, сиреневым и лазурным цветом, отбрасывая на пол и стены причудливые тени. Диван в гостиной был разложен, бельё ещё не потеряло запах стирального порошка. У Кида сладко потянуло в паху от возбуждения и потемнело в глазах ─ от злости.

Этот… Этот Базиль всё подстроил! Просчитал реакцию Кида, прочитал его, как открытую книгу, и затянул на свою территорию, где и заниматься сексом и убивать сподручнее. Адреналин горячил кровь, и Кид впервые задумался: а знает ли он что-нибудь о Хоукинсе? Не мелочи, а правду. Может, не зря Кира паниковал и зудел над ухом похлеще комара, уговаривая друга выкинуть блажь из головы?

Кид выкинул ─ сомнения и подозрения.

Уж слишком расслабленным и притягательным выглядел Хоукинс, а в сочетании с разложенной постелью он просто не оставлял выбора.

─ Я, между прочим, заварил чай, ─ серьёзно заметил Базиль, увидев, что Кид начал стаскивать рубашку. ─ К слову, сперва ты примешь душ. Не горю желанием спать рядом с вонючим грязным телом.

Кид расхохотался от наглости и прямолинейности, кинул рубашку на кресло и сел рядом с Базилем. От кожи исходил физически ощутимый жар, короткие волоски на задней части шеи намокли и кучерявились. Кид охотно дал собой полюбоваться, затем деланно спокойно выпил чай и ухмыльнулся, облизав губы.

─ Что дальше? Ещё минута и я выпрыгну из штанов, не добравшись до душа.

─ Доберёшься, не сомневайся, ─ в тон ему ответил Базиль и провёл пальцем от линии подбородка к плечу, где вились причудливые цветочные узоры, подогнанные друг к другу как звенья кольчуги. ─ Начнёшь прямо сейчас.

─ Может, мы вме…

Хоукинс прижал палец к губам Кида и покачал головой. Боги свидетели, Кид из последних сил сдерживал свою натуру и не накинулся на желаемое лишь из-за тихого голоса интуиции. Без неё он давно бы кормил рыб на дне реки. Кид лизнул палец кончиком языка, пружинисто встал и с первой попытки нашёл ванную. Оттуда он вышел ещё более раззадоренным, горячим, несдержанным. Покрасневшая от энергичных растираний кожа чутко отзывалась на любые прикосновения, потому обременять себя полотенцем на бёдра Кид не стал.

Хоукинс посмотрел на него…

«У тебя хватит выдержки ещё на пять минут?» ─ говорил его взгляд, а Кид уже плавился изнутри и чувствовал, как мысли окутывает дымка томления. Он прекрасно соображал и отдавал отчёт своим действиям, но тело требовало, и противиться ему с каждым мгновением становилось сложнее.

Хоукинс хлопнул в ладоши ─ свет погас, оставив лишь рассеянное мерцание стеклянной листвы над кроватью, ─ и скользнул в ванную быстро, так, чтобы Кид не успел его перехватить и прижать к себе, снося к чёртям все возражения. Он был диким, свирепым и совсем не ручным: тигр легко притворяется покорным, если кормить его с рук долгое время, но стоит дать слабину и клыки тут же вцепятся тебе в горло. Хоукинс не признавался даже самому себе, как его заводила эта звериная часть натуры Кида.

Как заводил сам Кид.

Он ждал на кровати, вытянувшись во весь рост, но всё равно пальцами не доставал до края кровати. Не под него ведь делали, а Кид, кажется, не замечал очередного напоминания о разнице в росте. Спина его, гладкая, с подсыхающими каплями воды, перекатывалась мышцами под кожей, а сама кожа пахла мятно-малиновым шампунем. Хоукинс застыл, оперевшись коленом о матрас, и наклонился, чтобы рассмотреть рисунок. В полумраке он выглядел почти чёрным, только глаза ─ властные, гордые, непокорные ─ сверкали благородным золотом. Концы волос защекотали лопатки, и Кид свёл их в месте, из-за чего царственный тигр на его спине оскалился особенно яростно.

─ Красивая ирэдзуми, ─ прошептал Хоукинс, заметив, что татуировка не ограничивается спиной и заходит на подтянутые ягодицы. ─ Воплощает твой дух.

─ Разве не душу? ─ удивился Кид, пододвинулся и пустил Хоукинса на кровать, тут же нависнув сверху.

─ А душу человеческую никому не дано понять, ─ неопределённо сказал Хоукинс и запустил пальцы в алые вихры. ─ Что ж, теперь мы на правильных местах. Будем начинать?

Кид удовлетворённо кивнул, его эго было поглажено со всей возможной тщательностью, и теперь он хотел насладиться телом Базиля полностью, завладеть им и никому, никогда не отдавать. Он жалел, что света слишком мало и не получается рассмотреть Хоукинса всего, до мельчайшей чёрточки, но для того будет утро, а пока…

─ Смазка в тумбочке, ─ показалось или Хоукинс издевается? Нет, он точно смеялся, сдержанно и тихо, но не над Кидом, а нелепостью момента ─ они только начали, вошли во вкус, а о такой важной вещи забыли напрочь! ─ Подать?

─ Тебе ж она нужна, ─ буркнул Кид, а затем, хмыкнув, укусил Хоукинса в плечо, оставляя свою метку. ─ Теперь мы квиты.
Теперь ─ да. И вместо иронии и непрошибаемого спокойствия на лице Хоукинса проступило незнакомое, мягкое выражение. Он словно раскрылся настежь, как мог и умел, впустил Кида в личное пространство и не знал, как поступить. Хоукинс впервые в жизни растерялся, а когда руки Кида уверенно легли на бёдра, когда его дыхание толкнулось в шею, подбородок, губы, всё встало, наконец, на свои места.

Тигр на коже двигался и перетекал из одной позы в другую, нежился под отчаянными прикосновениями, рычал, когда Хоукинс царапал короткими ногтями его шелковистую шкуру, и слизывал вместе с Кидом капли спермы с груди и живота. Хоукинс учился заново дышать и чувствовал, как огонь, пожиравший тело, медленно гаснет, оставляя, тем не менее, тлеющие угли, которым достаточно всего одной искры, чтобы загореться вновь.

Кид льнул к нему, как большой кот, наваливался сверху и целовал-кусал куда придётся, и совершенно не слушал справедливых замечаний. Мне, он говорил, нравишься ты весь, целиком. И если на тебе будут мои следы, то так даже лучше. Ты ─ самое серьёзное, что у меня когда-либо было.

Хоукинс знал.

Верил.

И не поворачивался к Киду спиной до тех пор, пока тот не заснул.

***



Утро наступило ужасно быстро. Смятые простыни неприятно натирали бок, Кид поморщился и сел, пытаясь сообразить, почему ему ещё никто не названивает с воплями, где ты, мать твою, шляешься, у нас важная встреча! Телефон молчал, только сообщение от Киллера мигало эдаким немым укором.

«Когда закончишь, позвони мне».

«Да, мама», ─ отослал и подумал, что Кира будет материться, но наверняка улыбнётся, как если бы правда был его матерью или человеком, ближе которого не может быть. Кира ─ это просто Кира. Ему Кид доверял себя со всеми тараканами, заморочками, эгоизмом и самомнением. Но сейчас он в постели своего уже точно любовника, и постель эта отчего-то подозрительно пуста. Кида никогда ещё не бросали, так что он с лёгкими беспокойством осмотрел свою и вторую подушку в поисках записки. Мол, нам было хорошо, но мы друг другу не подходим и прочая чушь.

Записки не было.

На тумбочке, словно специально забытые, лежали документы.

Кид раскрыл паспорт, с минуту рассматривал знакомое лицо, светлые волосы, горделивый взгляд, и прочитал строчку латиницей.

Имя ─ Ва-си-лий.

Фамилия ─ Я-стре-бов… Что за?

Кид обычно не тупил так долго, но с бумагами у него всегда были очень натянутые отношения. Базиль зашёл в комнату как раз в тот момент, когда Кид гуглил перевод значения его фамилии. Так и есть, ястреб.

─ Я не понял, ты что, русский? ─ дошло, наконец. Кид залип на засосы, что красноречиво выглядывали из-под ворота белоснежной рубашки, а затем, когда рубашка сползла с плеч, на спину Хоукинса. Охрененную и красивую спину, только вот увидеть там Таку он никак не ожидал.

─ Не отрицаю, ─ спокойно подтвердил Хоукинс, застёгивая рубашку, когда Кид вдоволь налюбовался на ястреба, что величественно взирал на мир с ветки дерева. ─ Точнее, как любят говорить иностранцы, «русская мафия».
У Кида вырвался нервный смешок. Кира был прав!

Или нет?

─ Почему не Якша? ─ какой глубокомысленный вопрос! Первое, что пришло в голову: Базилю подошёл бы дух природы, двойственный и загадочный. Почему-то Кид не сомневался, что Хоукинсу нравится убивать, а убийства ─ это, опять же, к Якше.

─ Мастер ирэдзуми решил, что ястреб лучше, ─ пожал плечами Хоукинс. ─ Или это специфическое японское чувство юмора, я не понял. Но мне нравится.

Кид умолк ─ вопросы резко закончились. Плевать, какой национальности любовник, и какая птица нарисована у него на спине, но хотелось определённости. Случайно они встретились в метро? Зачем было это всё ─ встречи, обещания, намёки, секс, в конце концов?

Хоукинс присел на кровать, откинул с груди волосы. Коснулся руки Кида тёплыми пальцами и вкрадчиво сказал:

─ Я не знал, кто ты. Для меня ты был странным и слишком ярким, пожалуй, могу признаться, сперва я решил, что тебя подослали меня убить.

Кид расхохотался и сжал пальцы Базиля сильнее.

Не стал говорить, что подумал так же.

─ А потом?

─ Потом меня подкупила твоя искренность. Всё серьёзно, ─ будто размышляя вслух, говорил Хоукинс, а Кид млел от удовольствия и гордости. ─ Да, серьёзно. Хотя это не значит, что мы не можем сотрудничать и в деловой сфере, ─ неожиданно добавил он.

─ О, это как раз плюнуть! ─ расплылся в улыбке Кид. ─ Что хочешь?

Хоукинс ответил едва заметной ироничной улыбкой, таинственной, как и любая душа, и с нажимом отчеканил:

─ Про дела я буду говорить только с твоим заместителем, Киллером, если не ошибаюсь.

─ Хочешь сказать, что я не в курсе, чем занимается мой клан?! ─ возмутился Кид и ожидаемо вспыхнул.

─ Мне хочется говорить с тобой о других вещах, ─ Хоукинс толкнул Кида на кровать и поцеловал в напряжённые губы. ─ И заниматься тоже.

─ Так бы сразу… ─ проворчал Кид, обнимая Хоукинса за шею. ─ Если что, можно заключить альянс. Правда, я гениален?
Хоукинс только закатил глаза и ничего не сказал.

Молчание, вспомнил Кид где-то слышанную русскую поговорку, знак согласия.

Личная жизнь потихоньку налаживалась.


Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.