Через Тьму 27

Реклама:
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Камша Вера «Отблески Этерны», Финрод-Зонг, Последнее Испытание, Чигиринская Ольга «По ту сторону рассвета» (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Ричард Окделл, Рокэ Алва
Рейтинг:
G
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: AU Hurt/Comfort Songfic Ангст Драма ООС Повседневность Психология Флафф Фэнтези Экшн

Награды от читателей:
 
Описание:
Ричард теряет зрение на одной из тренировок с Алвой. Рокэ его выхаживает.

Посвящение:
Тэдиэн, Сулимэ и учителям.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Написано на потерянную заявку с Дайри.
15 сентября 2015, 22:13

Раня прозрачные пальцы об острые сколы Ощупью прошлое ищет душа слепая... ("Айре и Саруман", "Гондолин")

*** Над особняком герцога Алвы вставало солнце. Оно робко выглянуло из-за горизонта, застенчиво освещая Олларию первыми розовыми лучами. Рассвет был прекрасен. Ричард Окделл, оруженосец Первого Маршала, специально встал пораньше, чтобы хоть раз встретить восход. Скоро встанет и сам эр Рокэ, а это значит, что Дика будут безжалостно гонять по площадке для фехтовальных тренировок. Порой Ричарду казалось, что утренние тренировки выдумано лично Леворуким, чтобы превратить жизнь Повелителя Скал в Закат. Но на смену злости приходила благодарность монсеньору за то, что тот возится с непутевым оруженосцем. Дик не мог не признать, что стал гораздо лучше владеть шпагой. Недаром у него был такой выдающийся учитель. *** Снизу послышался какой-то шум. Дикон понял, что его зовут. Он быстро спустился с чердака, заскочил в свою комнату, взял шпагу и подошел к зеркалу. Пригладив взъерошенные волосы, юноша легко сбежал по лестнице и вышел во внутренний дворик, где его уже ждал Алва. Серия выпадов и уколов обрушилась на Дика, как лавина, но мальчишка не сдавался и ему даже почти удалось «ранить» своего учителя… Почти. Под ноги «кинулся» какой-то камень и Ричард, нелепо взмахнув руками упал на землю. Последнее, что увидел юноша, был синий взгляд монсеньора. Сознание милосердно покинуло раскалывавшуюся от боли голову Дика. *** Очнулся Повелитель Скал в полной темноте, от того, что что-то мокрое обтирало ему лицо. Ричард поднял руку, пытаясь нашарить опору, чтобы подняться. Ладонь наткнулась на ткань рубашки. Затем, будто издалека послышался голос Алвы: «Юноша, зачем Вы ощупываете мою одежду?» -Где Вы, монсеньор!?- в испуге спросил Дикон. -Та-а-ак,- протянул Рокэ.- Сколько пальцев видите? -Здесь абсолютно темно, эр Рокэ!- Юноша не понимал, зачем его эр издевается. -Хуан!- крикнул Алва. Когда появился слуга, он бросил ему, чтобы тот послал за лекарем. Сам Повелитель Ветров обернулся к своему оруженосцу. Только вот Дикон не мог его видеть. Видимо, ударившись, герцог Окделл потерял зрение. *** Рокэ Алва лично отвел Дика в его комнату, дождался лекаря и вышел, как показалось Ричарду, весело усмехаясь. На самом деле, Росио хмурился, а услышав слова лекаря: «К Вашему оруженосцу может и не вернуться зрение. Это зависит от того, справится ли молодой организм и от количества стрессов.», Алва стал мрачнее тучи и после ухода лекаря заперся в кабинете. Ему было искренне больно за юношу, который, можно сказать, из-за него потерял зрение. Алва осознанно гнал Дикона на тот камень, зная, что оруженосец вряд ли заметит препятствие. Рокэ не жалел. Он никогда ни о чем не жалел. Но теперь ответственность за Ричарда лежала на нем. Он просто не мог бросить человека, по его вине ставшего калекой. *** Дикону снился зал. Большой, светлый, он не шел ни в какое сравнение с королевской бальной залой. Он был чем-то похож на особняк Алвы. Здесь тоже были такие же высокие потолки, под которыми, задевая солнечные лучи, гулял ветер. Посреди залы стоял золотоволосый, невыразимо прекрасный человек. Дикон понял, что человеком это существо быть не может. «Эльфы!»- пришло знание откуда-то из глубин сознания. Эльф, судя по венцу, Король что-то уверенно доказывал другим. Дикон услышал слова, произнесенные спокойным голосом, но казалось, что в них звучит сила. «На слове вассала перед лордом и слове лорда перед вассалом держится закон! Это основа основ, на том стоит порядок! Горе тому народу, где лорды или вассалы готовы забыть о своих обязательствах! Раздор и безвластие — вот, что ждет тех, кто разучился ценить свое слово. И это будет не лучше, чем завоевание Врагом, я говорю вам.» Дикон последний раз взглянул на эльфов и провалился во мглу. Перед тем как снова провалиться в небытие Ричард понял, что не сможет предать эра, ибо нельзя швыряться словами, а тем более клятвами. Снов он больше не видел. *** Алва пил, запершись в своем кабинете. Он понял, что не может отпустить Дика во тьму. Оруженосец был лучом света, связывающим Первого Маршала с жизнью. В мозгу билась мысль: «Не дать уйти! Сколько их уже погибло из-за тебя? Оруженосец не должен быть в числе их!» Вокруг было темно. Вернее не так. Дика окружала Тьма. В детстве, Ричард не боялся темных помещений, но сейчас его охватил почти животный страх. Осознание того, что он один в полной Тьме приходило медленно. Казалось, что вокруг прячась за завесой мрака находятся тысячи существ, желающих его крови. Тихо. Тишина давит на уши, врываясь в сознание и поглощая его. «Никто не придет и не спасет тебя, маленький глупый Повелитель Скал! Не зови на помощь, твой монсеньор не будет спасать тебя. Что ему до тебя, маленький мальчик? Ты- игрушка! Для всех. Штанцлеру ты нужен для того, чтобы заграбастать побольше власти и денег. Королеве, чтобы позлить Алву и Дорака. Алве ты не нужен. Иди ко мне, маленький мальчик, будь рядом со мной!» *** Дикон попытался закричать, но крик застрял в глотке, прилип к языку, изо рта вырвалось лишь сдавленное сипение. Ричард проснулся, обливаясь потом сел на кровати. Откуда-то слева послышался голос Алвы: «Юноша, что Вам такое снилось? Вы звали меня, так что я услышал с другого конца особняка. » Ну, конечно! Эр Рокэ всегда насмехается! Что ему до Тьмы, которая окутывает его оруженосца? Голос был прав, здесь он никому не нужен. Дик поморщился, он не знал, что выглядит до боли жалко. Рокэ даже захотелось потрепать его по волосам, чтобы хоть как-то утешить. Но Повелитель Ветра сдержался. Что он получит в ответ на свою поддержку? Конечно, очередное: «Как вы смеете, эр Рокэ!» Алва порывисто встал, и зло усмехнувшись и тряхнув волосами, вышел из комнаты Ричарда. А Повелитель Скал заплакал. Горечь слепоты, немощность, презрение Алвы- все навалилось одновременно. Худые плечи сотрясались, у Дика мог начаться приступ надорской болезни и юноша медленно успокоился. Тихо всхлипывая, он уснул. *** Снова вокруг была Тьма, снова тот же Голос звал к себе. И Ричард решился. Ну кому он и ,вправду, такой нужен? Алве? Не смешите! Ему вообще ни до кого дела нет. И что с того, что монсеньор спасал его столько раз. Сам ведь говорил, что делает это только потому что Ричард Окделл- оруженосец Первого Маршала Талига. Что ж! Вперед. Повелители Скал не отступают. *** Тьма мягко укутывает колени, легко ложится на плечи, тихо вползает в уши тишиной и отчаянием растворяется в глазах. Когда становится понятно, что из ее оков не вырваться, Дикон уже не может сопротивляться. Не о такой смерти мечтал Повелитель Скал. То что он умрет, Дик осознавал отчетливо. Раньше ему казалось, что над его гробом будут произносится хвалебные речи, а когда-нибудь бродячий менестрель сочинит о нем балладу. Сейчас же его ждет смерть в темноте и забвении. *** Рокэ едва успел. Когда он влетел в комнату оруженосца, прямо как был, в запыленной одежде и сапогах заляпанных грязью, Ричард уже почти не дышал. Алва быстро опустился на стул рядом с кроватью и резко надавил на грудь Повелителя Скал. Шансов было мало. Что ж, Рокэ решил рискнуть. Алва вытащил из кармана платок, положил его на приоткрытые губы Ричарда и резко выдохнул прямо в рот юноши. Два раза нажал на грудную клетку и снова выдохнул воздух Дику в губы. Сколько раз Повелитель Ветра повторял эту процедуру он не смог бы сказать. Казалось, это длится бесконечно, но вдруг Ричард открыл слепые глаза. Росио обессиленно откинулся на спинку стула. -М-монсеньор?- голос мальчишки дрожал.- Зачем? -Затем, что Вам, юноша, еще жить и жить, и было бы неосмотрительно давать Вам умереть. Особенно если вспомнить, сколько раз мне пришлось Вас спасать.- Жестко. Даже жестоко, но так будет лучше всего. -Да зачем мне эта жизнь!?- Вопль оборвался.- Я слепой калека! Кому я такой нужен!? Слепой Повелитель Скал- это позор для рода Окделлов. Матушка прикажет меня убить или запереть в замке и никуда не выпускать! Я даже не знаю, что хуже…- узкие плечи печально поникли. -Герцог Окделл, не отчаивайтесь раньше времени! Я говорил с доктором, он сказал, что зрение еще может вернуться к Вам,- Росио потянулся и потрепал юношу по волосам. Но Дик прянул от него, как от огня, зажимая вскрик. -Вы все врете! Только сейчас выдумали, чтобы я не закатывал истерики. Правда, эр Рокэ?- голос Ричарда сел и в нем теплилась надежда на то, что Алва скажет, что все это на самом деле. Рокэ подтвердил его ожидания. -Не имею обыкновения лгать кому бы то ни было.- Первый Маршал с удивлением смотрел, как лицо оруженосца заливает румянец, а на губах появляется радостная и благодарная улыбка. -Спасибо, эр Рокэ!- шепчет Дик, ощупью находит руку Алвы и кладет ее под щеку, засыпая. Через несколько минут тишину спальни нарушало легкое дыхание оруженосца. Алва ушел, тихо прикрыв дверь. Ричарду снились синие, как глаза монсеньора, незабудки… *** Дикон снова шел во двор. Только теперь он ничего не видел. Повелитель Скал чувствовал на лице теплые лучи солнца, запах каких-то цветов, но не видел их. Осторожно, ощупью находя дорогу Дик вышел во внутренний дворик. Вокруг было спокойно, но вдруг пелену безоблачности прорвал звонкий вой кошки, которая бросилась Ричарду под ноги. Инстинктивно отступив, герцог Окделл наткнулся на тот самый камень и снова упал. В этот раз темнота и вправду была доброй. *** Когда Ричард открыл глаза, в лицо ударил яркий свет, хотя в комнате было почти темно. То что к нему вернулось зрение Дик понял лишь тогда, когда увидел Алву, который словно ворон над гнездом с птенцами, спал в кресле рядом с кроватью Дикона. -Эр Рокэ! Я Вас вижу!- крик оруженосца набатом врезался в сознание Росио. Алва встрепенулся, еще больше напоминая птицу. -Что, юноша?- хриплым ото сна голосом переспросил монсеньор. -Я Вас вижу…- прошептал Дик. Алва тихо подошел к оруженосцу, сел рядом и сказал, приобнимая мальчишку за плечи : «Еще одно испытание пройдено, Дик…» А потом вдруг ни с того, ни с сего запел: «Пусть плачет о смерти тот, кто не смог одолеть немоту. Пусть тот закроет глаза, кто привык к полутьме, кто не может стоять в свету. Я знаю, что свет слепит, Я знаю, что боль поет, Я знаю - душа звенит, Когда оборван полет.» *** Песня еще долго звенела в тишине, закрепляя хрупкое взаимопонимание между оруженосцем и его эром.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Реклама:
Реклама: