Мы выживем +10

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Ориджиналы

Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст, Психология, Повседневность, Hurt/comfort, Дружба
Предупреждения:
Нецензурная лексика, Смерть второстепенного персонажа
Размер:
Драббл, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Она иногда думает, что это было безрассудством - сбежать на фронт следом за братом. Причина и вовсе нелепа - ей всего-то изменил парень, а кроме брата ей было не к кому идти. Но Артур уехал с остальными в Ирак - вот и она подалась в солдаты. Глупо? Наверно, никто не спорит.

Посвящение:
Тем, кто мне дорог.
Тем, кто не забывает.
Тем, кто прочтёт.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Примечания автора:
Отдельное спасибо inatami за правки!
11 октября 2013, 21:32
— Эй, Андерсон! Андерсон, глухая тетеря, мать твою! Передай ручку!

— Встань и возьми, мне что, кидать?

— Да, кидать! Бабы, блять...

— Да пошёл ты!

Если очень захотеть — то можно закрыть глаза и представить, что ты дома, на парах в университете со скучающим взором слушаешь лекцию профессора по политологии и вместо того, чтобы записывать тезисы, пялишься на обшарпанные стены и пытаешься представить из трещин какой-нибудь рисунок.

К сожалению, всё это — глупости. Пронизанная всеми ветрами казарма, пропахшая потом и кровью, совсем не похожа на светлые классы, а грязные солдаты — на очкариков-студентов. Помещение старое, как эта планета, и крыша может в любой момент рухнуть, но в полевых условиях, отрезанный от основной дивизии, маленький отряд под руководством капитана Риксона на другое надеяться даже не собирается.

Алиса медленно проводит взглядом по кривым краям дыры в стене, которая раньше была довольно милым окном. Наверняка здесь раньше стояли какие-нибудь незамысловатые цветы, или что там обычно женщины ставят на подоконник. Может, здесь раньше жила большая арабская семья, а, может, и какой-нибудь одиночка, кто знает.

Взгляд девушки — хотя сначала сложно отличить её от парня из-за универсальной военной формы и наскоро обрезанных тёмных волос — плавно перемещается на макушки расположившихся в помещении солдат. Почти все — молодые парни, хотя есть и с полдюжины женщин. К сожалению, только две медсестры и военный врач, и они не успевают осмотреть всех раненых, коих здесь немало.

Последнее наступление обернулось плачевно. Они пытались захватить какой-то маленький городок — Алиса так и не запомнила его названия — но их отряд под номером четыре оказался отрезан террористами, так что пришлось отсиживаться в отчасти освобождённом городе.

Несмотря ни на что, Алиса думает, что ей крупно повезло — она в отряде вместе с братом, и пока им удаётся держаться вместе. Артур за неё беспокоится, очень сильно беспокоится, ведь его мелкая сестрица совсем о себе не заботится. Вон какой здоровенный порез на щеке — кажется, она встретилась носом с кирпичной кладкой — а она даже не думает его промыть и заклеить.

Алисе ни чуточки не больно — нервы давным-давно сдали и перестали мучить её бесполезными сигналами. Все ощущения, включая пять чувств, притупились, оставляя сознанию крохотную возможность находиться здесь.

Она иногда думает, что это было безрассудством — сбежать на фронт следом за братом. Причина и вовсе нелепа — ей всего-то изменил парень, а, кроме брата, ей было не к кому идти. Но Артур уехал с остальными в Ирак — вот и она подалась в солдаты. Глупо? Наверно, никто не спорит.

— Андерсон! У тебя бумажка какая-нибудь есть? — рядовой со странным именем Дьорик сидит на другом конце комнаты, а всё равно пытается докричаться до девушки.

— Давай ты у кого-нибудь другого спросишь, а? — рычит Алиса и отворачивается в сторону. Как он её достал! Напыщенный мальчишка! И ведь даже не смотрит, что она старше его по званию!

Как Алиса стала лейтенантом — она и сама с трудом понимает. Кажется, что-то там за проявленное мужество... Женщине за мужество, глупость какая. Алиса всё ещё считает, что лейтенантом должны были сделать её брата.

Артур ведь до сих пор для неё тот самый идеал, к которому нужно стремиться — как-то следом за ним она даже сделала себе татуировку дракона на левом плече, совершенно не заботясь о том, что это значит. Даже несмотря на то, что после этого штурма он куда-то исчез. Капитан решил, что его подстрелили, либо он предпочёл дезертирство — и отдал приказ не искать пропавшего без вести Артура Андерсона. Без него Алиса чувствовала себя неполной.

Кажется, на улице тихо и можно немного подремать. Если что — её обязательно разбудят. Тычком под рёбра... или тычком дулом автомата в лоб.

***

— Коулз, у меня патроны кончились, — Алиса сдавленно шипит, упорно игнорируя боль в плече. Её подстрелили на второй минуте, когда они попытались прибегнуть к единственно возможному пути — стратегическому отступлению. Никто даже не понял, как их нашли террористы.

— У меня скоро тоже кончатся, — в тон девушке отвечает парень, не отрываясь от прицела. — Едрёны пассатижи, как же всё хреново-то... Слушай, это, Андерсон... Если я не выберусь...

— Мы выживем, — резко обрывает его Алиса и поворачивается к нему лицом. Взгляд у неё ясный и как будто колючий, но Дьорик на него не реагирует.

***

— Насчёт "три" мы бежим, — Алиса перезаряжает пистолет, который каким-то чудом оказался у слишком сильно приблизившегося к их укрытию боевика.

— Издеваешься? Да из нас решето сделают! — Дьорик почти кричит, и возможность их обнаружения ему совсем не мешает.

— Тихо ты, — Алиса морщится. — Я знаю, что говорю. Кто тут лейтенант, я или ты?

— Слушаюсь, — почти выдавливает из себя Дьорик. Видит Бог — он этого не хочет.

— ...Три!

Они срывают с места — вернее, Алиса срывается, утягивая за собой Дьорика, отчего тот почти теряет равновесие — и бегут, преследуемые звуками выстрелов. Куда бегут — одной только этой девчонке известно. А ей всего-то двадцать четыре, что она может смыслить в стратегии?..

Тем не менее, до более безопасного укрытия они добираются благополучно. Ну, почти благополучно. Небольшая хибара, к которой со стороны противника подойти будет сложновато. Коулз первым запрыгивает на высокое крыльцо и тащит за собой Алису — у неё ведь плечо прострелено, и подтянуться на высоту полутора метров немного проблематично. Они замечают, что не одни, только когда заходят в помещение и падают на пол без сил.

***

Алиса до сих пор не может прийти в себя. Артур жив, да ещё и сражается! Значит, не погиб! Не сдался! Радость от почти невозможной встречи перекрывает только неожиданно усилившаяся боль в плече. Дурацкая рана... Артур мечется вокруг сестры, сопровождаемый хмурым взглядом Дьорика.

— Ничего, парни, — Алиса медленно выдыхает. — Выживем.

В путь они выдвигаются уже втроём — движутся короткими перебежками, лишь бы не попасться. Дьорик с молчаливого согласия старших по званию хватает брошенный кем-то мотоцикл и уезжает за помощью, а брат и сестра остаются на поле боя.

— Почему тебя с нами не было? — наконец спрашивает девушка.

— Отбился от стада, — Артур невесело усмехается.

— Бедная овечка, — сестра хихикает. — Как вернёмся — пожуёшь травки, а то тут её что-то маловато.

Потом их прерывает резкий голос на неизвестном языке и холодный металл у виска. Явно решительно настроенный боевик требует, чтобы они поднялись и, кажется, приготовились к смерти. Никто из Андерсонов не знает языка, но всё понятно и без слов. Автомат упирается Алисе в грудь, и она сдавленно морщится — рана от удара снова кровоточит.

А потом — всё слишком быстро.

Слишком быстро сказанное одними губами "Беги".

Слишком быстро Алиса срывается с места.

Слишком быстро звучит выстрел.

Девушка лишь на секунду оборачивается, чтобы увидеть, как брат теряет равновесие и падает на землю, а под ним медленно расплывается тёмно-красное пятно.

***

— Вот так, — медсестра добродушно улыбается и затягивает бинт покрепче. — Тебе повезло, душенька, пуля прошла насквозь и заражение ещё не началось. Скоро рана затянется, снова будешь в строю.

Алиса запоздало кивает, не заметив, что женщина уже ушла к другому раненому.

Дивизия снова в сборе — их отряд всё-таки нашли и отбили у врага. Десять погибших. Всего лишь десять из трёх сотен. Всего лишь.

Дьорик не сразу находит глазами командира, но компенсирует это бегом, сопровождающимся возмущёнными взглядами медсестёр. Садится рядом с Алисой на кушетку и опускает взгляд на собственные руки.

— Ну, да, ты права оказалась, — он улыбается. Кажется, искренне. — Мы выживем. Определённо.

— Да, выживем, — медленно произносит девушка, не замечая того, что голос охрип. — Мы-то выживем.

И правду говорят: смерть одного — трагедия, смерть многих — статистика.

Придётся ей встречать эту осень за двоих.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.